Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Там, где тебя ждут


флешбэк Там, где тебя ждут

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.pinimg.com/564x/08/86/c8/0886c8e0f2372ea88b88c226a2c6ed1b.jpg
Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно. Ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил.

Действующие лица: Натаниэль, Ивейн
Время, место, погода, обстановка: 25 января 1997 года после 18+  [FB] I will turn my back on you
Пролог: Его позвали, и в темноте вспыхнули два залитых красным глаза, не выражая никаких эмоций, только нетерпение перед прекрасной трапезой, что ожидала впереди.

+5

2

В замке было множество прекрасных полностью изолированных помещений, вверху и внизу, в подземельях и под самыми облаками. Это были кладовки, спальни, технические помещения, склады, комнаты и просто пустые прямоугольники без окон с одной дверью. Натаниэль выбрал одну, самую, на его взгляд, привлекательную комнату. Она ничем не отличалась от десятка таки же, кроме одной замечательной детали: это было хранилище продуктов в прошлом и располагалась она в полуподвале. Когда-то туда проникла сырость из-за проблем с подземными источниками, и ее забросили, но оставили в потолке внушительные крюки для хранения туш. Тут было неприятно и некомфортно. Затхлый воздух давил, как и само помещение, слишком огромное и пустое. Демон взял на себя смелость добавить немного декора сюда, поставив у стены деревянный простой стул. На этом украшения и заканчивались.
Если не считать самой лучшей на свете, звезды, примадонны этой сцены, что сейчас походила скорее на кучку несуразной плоти, сваленной по центру.
Ивейн, освобожденная от лишней сейчас одежды, скованная по рукам и ногам, оставалась пока безучастной.
Демон сидел на стуле, сосредоточенно жевал и ждал. Ему было неудобно от того, что тарелку негде поставить. Постоянно приходилось что-то поставить на пол, чтобы поднять стакан с вином, наполнить его из кувшина, снова вернуться к холодной телятине с сыром. Он совершал очень много движений, много шума в этой неопрятной тишине. Каждый звук отскакивал от обмазанных глиной стен, множился и ширился. Крысы притихли в углах, взирая на происходящее бусинками глаз. Он слышал иногда их писк, но свет фонаря, что стоял у ног демона, пока что отпугивал их.
А еще он прислушался к ее сердцебиению, что было слышно ему даже поверх любого шума.
Тук-тук-кап-кап…
Сырость, будь она неладна.
Демон замер, прекратив жевать.
- Ты просыпаешься? Скажи же, что приходишь в себя? – Позвал он и голос, стократ отразившись от стен, затерялся, растаял в комнате. – Знаешь, кто я? Знаешь, кто ты и почему тут?
Тут он играл, конечно же. Ему было все равно, почему она здесь. Важно только то, что здесь он. И он будет развлекаться.
Кап...
    кап...
         кап...
Не кровь, нет. Всего лишь вода. Пока что.

+6

3

Каким должно быть пробуждение? Неспешным и легким, чтобы можно было привести мысли в порядок и готовиться к новому дню. Но сейчас это совершенно не относилось к Ивейн. Она не помнила, что произошло после того как решила объясниться наследному принцу в лаборатории. Помнит только как взглянула на Доминго и ее накрыла темнота.

Она чувствовала, что лежала на холодном и сыром полу и тело резко пронзил холод, к которому она была не готова. Еще тело не чувствовало одежды, что сразу напрягло. Открыв глаза и попытавшись сесть, ей помешали связанные руки и ноги. Совсем растерявшись она захотела кого-то позвать, но ее опередили и обратились прямо к ней. Ее спрашивали, но голос как будто был безучастен, интереса в ответе, ведьма совершенно не чувствовала. Подняв взгляд на говорившего, она не смогла сдержать волнение на лице и во взгляде. Это был Натаниэль, личный раб принца. Ей сразу стало не по себе. Если принц сам позвал его, значит на то были веские причины. Ивейн не знала Натаниэла лично, знала только то, что он был из расы демонов, а о них ходили не самые приятные рассказы в столице. И если они были правдивые, то можно было начинать нервничать.

- Я знаю, кто ты и почему я здесь. Только вот по-моему тебе это не интересно. Можно узнать, почему именно ты здесь? - ей совершенно не хотелось быть любезной. В этом фарсе не было нужды, поэтому ведьма решила сразу показать характер. Если бы это был принц, то и разговор был бы другим.

Сидеть без одежды было совершенно неудобно, тем более перед кем-то, но ее это волновало меньше всего, хуже было, что руки и ноги были несвободны и удобнее сесть не получалось. Сидеть на холодном и мокром полу голой было слишком неприятно. Она не могла не заметить это и высказалась Натаниэлю. - Вот интересно, во дворце всех провинившихся раздевают и бросают в такие места? Я думала, что тюрьма больше для этого подходит. - и правда, место, в котором они находились точно не было тюрьмой, а на потолке свисали большие крюки от которых бросало в дрожь.

Ивейн не знала, что с ней будет и зачем здесь демон, но подозревала, что точно не для того чтобы заниматься нравоучением и объяснять как плохо нарушать дворцовые законы. Мысленно она сразу готовилась к самому худшему исходу, чтобы в дальнейшем она смогла это выдержать и в конечном итоге банально не умереть. Что-то пока расставаться со своей жизнью она не хотела.

+5

4

Демон посмотрел на пустую стену перед собой и подумал, что ему действительно здесь скучно. И это будет скучно. И долго.
- Я расскажу тебе сказку, ладно? – Он сделал глубокий вдох, готовясь начать, но замер. Тишину разрезала возня крыс в углу. – Однажды, - громко начал Натаниэль и от его голоса, глубокого и сильного, вновь наступило безмолвие, которым он управлял, позволяя ему быть мимолетным. – Однажды жила девочка со своим отцом. Они долгое время были только вдвоем, и она сама с малых лет следила за домом. Потом отец женился, взяв в дом женщину с двумя дочерями. Что-то должно было измениться, девочке должно было стать легче, но теперь ей приходилось ухаживать и за мачехой, и за сводными сестрами, которые били её и всячески издевались. Жизнь не сахар. Но ей повезло, она вышла замуж за какого-то там графа или принца. И на ее свадьбе мачеха и сестры танцевали в новых сапогах. – Он замолчал на секунду, давая время проникнуться своей историей. – Ты знаешь, что такое «сапоги»? Это железные тонкие полоски, соединенные между собой по форме сапога. Их отправляют в жаровню, затем обувают на ноги, и нужно танцевать, пока музыка играет. Упадешь – начнешь сначала. Так что это прекрасная история с чудесным концом. Как думаешь, о чем она? Сказка, прекрасная ложь. Она говорит о том, что если ты несправедлив и зол, то однажды будешь танцевать в новых сапогах, развлекая гостей. Причина и следствие. Но это же сказка. В реальности, нашей, обычной жизни, не нужно никаких причин для жестокости. По правде, граф просто заскучал на своей свадьбе и захотел развлечься. Знаешь, как забавно смотреть за тем, как скачет кто-то в таких сапогах? Да они готовы на все, лишь бы им дали снять их. Я не знаю, как тебе будет легче. Потому готов дать тебе выбор, прежде чем мы начнем. Если ты хочешь быть виновата, если тебе будет легче быть наказанной, то ты должна рассказать, что ты натворила. Почему ты здесь, если ты и сама говоришь, что знаешь. Если тебе все равно, то и мне все равно. Я сделаю с тобой всё это только потому, что мне скучно. Тогда просто расскажи о себе. Скажи, как тебя зовут, откуда ты, как попала в гарем.
  Демон наклонился вперед, склонил голову набок. Ему все еще было достаточно скучно. Начало всегда такое тяжелое, тягучее, медленное. Нельзя ли начать с самого интересного?
- Я придумал, - в голосе его впервые промелькнула тень эмоции, воодушевления. – Тебе не позволено перебивать меня и задавать мне вопросы, но ты можешь. Конечно, можешь. Я клянусь, что отвечу на каждый твой вопрос по возможности полно, искренне и правдиво. Но за это тебе придется платить. Завтра я принесу сюда большой горшок, опущу туда таблички со знаками и каждый твой вопрос будет стоить таблички. Знаки будут отображать что-то. Ухо. Глаз. Ребро. Пальцы. Что еще тебе не жалко? Ноздри! Рассказать о процессе обезноздривания? Полагаю, что не сейчас. Сделай свой выбор, пока еще способна мыслить. Потом будет тяжеловато.
Натаниэль качнулся на стуле, откинувшись назад.

+6

5

Сказка? Он издевается. Точно издевается. Но Ивейн с достоинством дослушала ее до конца. Сказки ведь пишут для детей и использовать ее в таком случае и интерпретировать под данную ситуацию было верхом пафоса. С каким бы смыслом она не была. Намного проще было бы уже применить пытки или негативное воздействие на мозг. Больше бы эффекта было. - Рассказывать сказки в такой ситуации. Можно я скажу, что не слушала ее вообще. А вот “сапоги”, которые ты упомянул можешь натянуть на меня, только придется делать это как Золушке. В какой же книге я прочитала про этого персонажа? Уже не вспомню. - Ивейн покачала головой, показывая, что совершенно не впечатлилась рассказанной сказкой.

- Я виновата только в том, что была неосмотрительна.  А за свои ошибки надо платить. И никогда не знаешь, плохо это или нет. Выбор? А он у меня есть? Мне кажется, что бы я не сказала, но это совершенно не будет влиять на дальнейшие события. - посмотрев со всей злостью на связанные ноги и руки, она еще больше убедилась в этом. Смысл что-то говорить, когда ты уже здесь и ничего не исправит это. Тебя в ту же секунду не отпустят, забыв про все, что было.

- Меня зовут Ивейн. Я потомственная ведьма. С острова Розэ. Знаешь такой? Я не помню как попала в столицу. Я не давала согласия, когда меня продавали во дворец одному из советников. У меня не было выбора. Я была связана, прямо как сейчас. И тот советник преподнес меня как подарок наследному принцу. А дальше, встреча с принцем. Я делюсь своими знаниями про зелья с принцем и периодически скрещиваю с ним клинок меча, взамен жизни здесь. И за это я благодарна ему. Он принял меня такую как есть. И давно признала его наследным принцем этой планеты. - слов было много, но они были произнесены на одном дыхании. - Такого ответа будет достаточно или нет? Может что-то еще хочешь услышать? - раздражение, вечный друг Ивейн, когда ей было дискомфортно находится с такой личностью как Натаниэль. Так же, как, когда встречала того советника, что купил ее. Ей всегда хотелось пройтись клинком своего меча по старому и уязвимому горлу этого подхалима. Особенно, когда из его уст вылетали грязные фразы, типа “Как поживает мой подарок?”.

Наконец-то во взгляде демона была хоть тень эмоций, когда он выложил свою идею, что была довольно жуткой. - Ты думаешь, что после этого я буду спрашивать? Зная, что может быть в итоге. Не легче ли принести эти таблички без горшка и приказать переворачивать их мне текстом вверх, тем самым испытывая мою удачу. Глупая затея, я даже не пискну. А сколько можно придумать наказаний, если я осмелюсь не подчиниться, так вообще список увеличится в несколько раз. - подавать свои идеи было не самым лучшим решением, но такое отношение к жертве бесило не хуже, чем испорченное зелье, которое отнимало достаточно много времени на приготовление.

+4

6

Это странно, когда кто-то, у кого есть уши, не умеет слушать. В каком месте коверкается информация и превращается в компот? Или все дело в том, что сокрыто в недрах черепной коробки? Натаниэль качнулся вперед и откинулся на спинку стула. Простая тупая работа утомляла его, творца, способного добраться до самых затаенных секретов и переписать личность. К сожалению, он уже знал, что глупое создание будет сопротивляться. Они все сопротивляются.
Демон поднялся, и неуловимым для глаз движением сорвал со спинки стула плеть, что представляла собой три длинные тонкие кожаные полоски с острыми крючками на концах и удобную комфортную рукоять, приятно лежащую в ладони. Воздух запел, сонная пыльная каша старого склада пришла в движение,  ремни любовно прильнули к округлым бедрам гаремной девы, оставляя кровавые борозды, тянущиеся по полу. Его рука несколько раз поднялась и опустилась, крючки сорвали свою кровавую жатву, вырвав кожу вместе с поверхностным слоем плоти. Натаниэль замер на своем месте. Ремни спокойно дремали, нежно обхватив изящные плечи, чуть задевая грудь.
- Тц, - сделав скорбное лицо, цокнул языком демон, несколько раз дернув на себя кнут. Крючки еще глубже закопались в раздражающе пахнущую жизнью плоть. – Я буду заканчивать, как только ты начнешь кричать «Великий Кристиан мой хозяин». – Демон стоял в отдалении, презрительно корча губы. – Это ознакомительная часть, ты должна запомнить правила. Я говорил их тебе, но ты не поняла. Итак: правило первое. Если хочешь, чтобы я закончил, кричи «Великий Кристиан мой хозяин». Правило второе: если ты потеряла сознание или не кричишь по своим причинам, и у меня устают руки, я начинаю искать другие варианты для развлечения. Думаешь, не будешь в них участвовать, и я все равно сделаю, как захочу? Нет. Третье правило: я сделаю оба варианта, из которых ты не стала выбирать. Игнорируй меня больше, и посмотрим, насколько прекрасной ты можешь стать.
Он склонил голову набок и бросил ручку плети на пол, медленно приближаясь, шаг за шагом. На его правой ладони расцвел огненный амариллис, роняя на пол тухнущие лепестки.
- Давай поиграем. Веселые игры это хорошо, - усмехнулся демон, приближаясь. – Ты не пожелала выбирать, так что придется выбрать мне. Сколько вопросов ты задала? А сколько ответов получила? Пробный вариант будет одиночным, ладно?
Натаниэль присел рядом с Ивейн. От его руки исходил сильный жар, цветок ежился и дрожал, чувствуя рядом кого-то еще. Он не стал долго тянуть и прижал свою ладонь к правой груди. Амариллис распался, упал на пол гаснущими искрами, в воздухе потянуло паленым мясом.

+6

7

Зачем говорить. Слова были ничтожны перед палачом, который предстал перед тобой, который мог сделать все что угодно. Сопротивление было встречено так, как и понимала ведьма, пытки, это все что стучало в ее голове и яркие мысли, которые мелькали в ее голове наконец-то ожили наяву, как сказка, рассказанная демоном имела смысл в ее воплощении. Лучше так, чем долгая прелюдия, что тревожит мозг и делает тебя более уязвимым, не готовым к действиям.

Быстрый взгляд за демоном и уже в его руках плеть, где на конце были металлические крючки. Не успев испугаться, как эти крючки вонзились в бедра, затаив дыхание и перестав дергаться, они вырвали плоть. Боли не было, но запах крови и красная борозда на полу были намного хуже. Не имея возможности прикрыть открытые раны, Ивейн затаив дыхание, подняла глаза на Натаниэля, почувствовала страх, который прятался с самого пробуждения в этой комнате. Это было все наяву, не во сне. Рана ссаднила и начала болеть. - Моя кожа не спасет меня, страх мешает ей, а истощение только на руку ему. Выдержи это, принимай  и не бойся, не смей сдаваться. - мысли были настолько наивны и ничтожны, что Ивейн чуть не рассмеялась самой себе. Как можно было так думать, когда тебя пытают.

Плеть остановилась на плечах и неестественно задевала грудь, было страшно даже пошевелиться, но Ивейн внимательно слушала демона и понимала, что она никогда его не поймет, а ее ответы будут только давать ему повод, чтобы дальше действовать.

Демон отпустил рукоятку плети и зажег огонь в своих ладонях, и форма так напоминала цветок амариллиса, который искрил и завораживал своим огнем. - Магия. Дыши. Закрой глаза. Не смотри. - повинуясь мысленному приказу, Ивейн затаила дыхание и закрыла глаза, когда демон подошел к ней вплотную и прижал огненный цветок к ее груди. Вначале щекотило, но потом она почувствовала запах жженой плоти и резкая боль пронзила грудь настолько сильно, что она не смогла сдержать крика, который пронзил тишину помещения. - Ааааааа!! - открыв глаза неестественно широко, она злобно посмотрела на Натаниэля и прошипела. - Великий Кристиан мой хозяин!!! - боль была настолько сильной, что никакая гордость не могла позволить дальше терпеть это. - Тебе нравится это? Да? Когда плавится чья-то плоть или кровь, которая медленно выходит и раскрашивает такое никчемное помещение, как это. Тебе перестало быть скучно? - слова со смесью яда и страха вырвались из уст ведьмы, обращенное к демону.

+5

8

Для первого раза она была более чем молодец. Удивительно, что у нее вообще хватило дыхания хоть на что-то, и еще более удивительно, что у нее остались хоть какие-то чувства. Демон сидел перед нею на корточках, брезгливо снимая с ладони прилипшие кусочки обгоревшей кожи.
- М-м-м, нет. С чего ты взяла, что мне это нравится? Ты что, желаешь доставить мне удовольствие своим маленьким телом, увидеть, как изменится мое настроение? Не думаю. Хотя, было бы интересно, если бы ты попыталась начать соблазнять меня. Тут, в этом помещении, без еды, воды, возможности двигаться, утопая раз за разом в собственной грязи, что и является твоей сущностью. Ничего, если я дождусь этого? Когда ты уже настолько потеряешь рассудок, что решишься попробовать. В тот день, обещаю, я обязательно помогу тебе привести себя в порядок. Хоть раз. Но и это не будет удовольствием для меня. Мне нет дела до тебя, твоих страданий, твоего счастья. Думаешь, ты особенная и можешь изменить это? Давай, добейся моего внимания, будь особенной, удивляй. – Он оторвал взгляд от ладони и принялся откровенно рассматривать девушку. Бледную кожу перебивали кровавые разводы, протянувшиеся от прекрасных, как мазки кисти, полосок поцелуев плети. Демон чуть улыбнулся, потому что ему действительно понравилось то, что вышло в  итоге. Это было красиво. – Но я засиделся с тобой. Мне уже хочется спать. Тебе, наверное, тоже. День был длинным.
Заботливым мягким жестом Натаниэль поправил волосы девушки, убрав их с лица. Он схватил её запястья, рывком поднялся и поставил её на ноги, закинув край цепи на крюк, свисающий с потолка. Демон подтянул звенья так, чтобы руки были над головой.
- Можешь отдыхать. На полу будет неудобно. Крысы еще попортят что, - Натаниэль похлопал ее по щечке. – Кстати, цепь снять не трудно, если вдруг захочешь. Интересно узнать, какая расплата тебя ждет за это? Наверняка, интересно. Так вот. Когда я приду утром, то займусь твоими руками, и только от меня зависит, останутся ли они после этого рабочими. Я все еще помню тонкую анатомию и каждое сухожилие, которое помогает твоим пальчикам сгибаться. Небольшой разрез, и не будет больше такой возможности. Какого пальца лишить тебя первым? Если скинешь цепь – указательный палец потеряет свою гибкость. На правой руке. А левую руку сделаю нечувствительной, вечно дрожащей, не способной подбирать предметы. Ты знаешь и сама, это не лечится и не пройдет даже за всю жизнь. Так что отдыхай. Продолжим после. Не забывай волшебные слова.
Демон обошел её со всех сторон, проверяя надежность цепей и, кивнув сам себе, пошел к выходу.
- Кстати, - замер вдруг он, - дверь тут не бывает заперта. Ты можешь кричать, это твое право. Можешь уйти. Прошу, уйди. Это будет для меня очень трогательным подарком.
Натаниэль вышел, просто затворив за собой дверь.

+7

9

Сердце бешено колотилось и не хотело успокаиваться. Кто говорил, что будет легко, кто заверял, что будет не больно. Да никто и никогда. Чертова магия всегда была слабым местом Ивейн. Проблема не в том, что она хотела пить, есть или физическая пытка, а магия, которая делала ее жертвой охотника. Она всегда чувствовала превосходство из-за своей кожи. Никто не мог сделать ей больно, а здесь было все. Ее бросили вниз, не без ее же помощи. - Как не сломаться? Как сохранить рассудок? Как выжить? Или смерть все таки выход? Суицид? Скучно и позорно. Это больше себя принизить. - целый рой вопросов крутился в голове и не давал ясно мыслить и тем более слушать Натаниэля. Она сходила с ума? Возможно да, но скорее всего ей было противно слушать своего палача. Она только заметила недвусмысленный взгляд демона и услышала отрывочно, что он говорил.

- Как будто это тебя заинтересует? Ха, очень смешно. - ведьма даже попыталась засмеяться, но у нее не получилось и она закашлялась. От этого все тело заныло и заболело, особенно место ожога.

Не дав ей откашляться, он прикоснулся к волосам и начал их убирать, но Ивейн отвернула лицо и не хотела смотреть ему в глаза. После последовал рывок вверх за запястья и приковывание рук в цепи, так, чтобы свисать над полом на одних руках. Она понимала, что через несколько часов это обернется огромными проблемами с суставами рук и можно им навредить, но демон высказал более страшный вариант. Он оставлял цепи не крепко застегнутыми, значит руки можно было освободить и перемещаться, а уходя не закрыл дверь на замок, что позволяло ведьме выйти, но только так она бы сделала ему подарок, что ей жутко не хотелось.

Сразу в помещении нависла тишина и только писк крыс ее разбавлял. Ивейн пыталась отстраниться от звуков и уснуть в темноте, но это не получалось. Боль в груди стала сильнее и цепь сильно давила на запястья. Ей стало плевать на предупреждение демона. Желудок ныл без еды, в горле пересохло и было больно вдыхать ртом. Освободившись от цепей, ведьма  упала на пол, пытаясь перевести дыхание, так как падение спровоцировало еще большую боль.

Отдышавшись и поднявшись она еле-еле дошла до стены и уселась, опираясь на нее. Крысы все так же пищали и приблизились к ней. Посмотрев диким взглядом на животное, ей пришла неожиданная идея. Ведь крыса была таким же живым существом, что и она. - Ты правда это задумала? Так низко падешь? Тебя это не смущает? - не слушая свой внутренний голос, Ивейн схватила крысу за ее маленькое тельце и надавила рукой на голову, не чувствуя даже, что та своими зубками впилась в ее руку и начала биться в конвульсиях. С тихим треском ведьма смогла сломать маленькую черепушку крысы и та перестала двигаться.

Лишив себя способности здраво мыслить и вытянув на поверхность только инстинкты выживания, ведьма разорвала тонкую кожицу животного и обагрила свое лицо ее кровью. Надкусив свой палец и давая нескольким каплям своей крови попасть в кровь мертвой крысы. Так она могла предотвратить любую инфекцию этих животных. Все руки были в крови и ведьма не удержалась и попробовала ее. В крови была хоть какая-то влага  и она могла на время утолить жажду. На вкус это было противно, но так нужно, что ее затопило чувство отвращения к себе. Вернув способность ясно мыслить она еще долго смотрела на мертвое тело животного.

Подавив гадкое чувство ей пришла в голову другая идея. Обагрив свои руки в крови она начала писать на стене. - Говоришь, не забыть волшебные слова. Тогда я приготовлю себе шпаргалку. - через некоторое время, на всех стенах большими буквами было написано “Великий Кристиан мой хозяин!”. Откинув от себя мертвое тело, Ивейн присела возле стены и облокотила на нее свою спину. Руки, которые были все в крови, она свесила на пол и ноги прижала в коленях к лицу. Так она отключилась с кривой улыбкой на губах.

+4

10

Первым, что можно было ощутить утром, или тем, что его заменяло, это его смех. Натаниэль смеялся, и звук был приятен, не резок. Кругом все еще была темнота, и единственное, что давало свет – лампа принесенная им. Он смеялся, уперев руки в бока, стоя перед свернувшейся в клубок девушкой.
- Ты нарисовала мне картинку! Как мило, право. Что-то хотела мне сказать? Умница, девочка, - с этими словами он положил свою руку на её голову, пробуждая отнюдь не нежно, дернул на себя, потащил по грязному полу. – Твои картинки, девочка, мне нравятся. Я их сохраню. Это похоже на буквы. Только рабы, вроде меня, не читают. Они выполняют свои функции. Ты тоже научишься.
Демон оставил ее, бросив посреди комнаты, как и раньше. Его веселость, не наигранная, легкая и текучая, заполняла все вокруг, как свет той лампы, что он оставил у входа, как сероватый прямоугольник распахнутой двери.
- Маленькая, ты слушала внимательно, но все равно сделала мне такой подарок. – Натаниэль схватил ей руки, придирчиво разглядывая черные следы на них.
Натаниэль провел языком по пальцам ведьмы, запустил их в рот, слизывая остатки крови, оставшиеся на них. Он прислонился своим ртом к ладоням, припал к запястьям, чуть прикусывая кожу, собрав все остатки неиспользованной влаги, превратившейся в сухие потрескавшиеся дорожки.
- Ну, скажи, ты попрощалась со своими руками за эту ночь? Ведь да, а? – Снова несдержанный смех.
Демон поднялся, обошел девушку вокруг.
- Знаешь, раз ты так легко и уверенно рассталась со своими руками, то мы должны провести репетицию! – Он вернулся к двери, резко пнул какой-то предмет, что принес с собой и звук расплескавшееся воды дал подсказку. – Тут немного. Но тебе уже и не надо, правда? Только ведро старое и худое. Жидкость уходит с каждой минутой. Не тяни. Но пить ты можешь без помощи рук. Хочешь, используй мои.
Натаниэль присел, зачерпнул пригоршню воды, выплеснул ее на пол. В ведре оставалось и без того на донышке.

+5

11

Из беспокойного сна Ивейн вырвал смех Натаниэля. Она открыла глаза и зажмурилась от света лампы, который он принес. Не успев нормально проснуться, ее схватили за волосы и протащили на середину помещения, оставив там как старый грязный мешок с хламом. Хотя она сейчас как раз была на него похожа. Вся в крови, ожог так же выглядел ужасно и можно подумать, что его сделали только что.
- Картинки? Вот как значит ты их видишь. Бедная крыса помогла мне в этом. – говорить было сложно, во рту пересохло, а уголки губ потрескались до крови. Но ведьма не обращала на это внимание. За недолгое пребывание здесь она привыкла к этому чувству, даже к тому, что желудок уже прилип к позвонку, но чувства голода не было, была только пустота в животе и слабость.
- Подарок как подарок. Но открытая дверь меня не соблазнила. А то слишком дорогой подарок получится, а мы не так знакомы, чтобы дарить такое. – хотелось опять впасть в сон, чтобы не делать лишних движений, но ей не дали этого сделать, схватив за руки. Демон слизал остатки запекшейся крови с рук, пальцев и запястий. Ивейн наблюдала за этим без каких-либо проявлений чувств, слишком слаба была.
- Я была занята другим, не было времени попрощаться. – ведьма посмотрела на свои руки и  ей стало страшно. Лишиться подвижности, значит перестать заниматься зельями. Ей не хотелось, чтобы демон это делал. Но сопротивляться было бесполезно. Ее мозг пытался придумать что-то другое, но мысли не шли в ослабший разум.
Демон смеялся, и от его смеха становилось еще страшнее. Он подошел к двери и судя по звукам пнул какой-то предмет. Им оказалось старое ведро, в котором было очень мало воды. Горло ведьмы непроизвольно сглотнуло слюни, которые оставались во рту. Ему хотелось репетиции, но Ивейн не хотела, боялась. Борьба между разумом и инстинктами была слишком трудной. Ведьму даже затрясло от этого. Но, собрав волю в кулак, все-таки решила поступить по-другому. Она не знала результат, да и наплевать на него было.
- Ты веришь, что мне страшно? Хотя зачем я спрашиваю. – кусая засохшие губы, Ивейн трясущимися руками схватила сначала на одной руке два пальца и, приложив силу, потянула с силой их вниз. Раздался хруст и пальцы так, и остались в положении вниз, не имея возможности разогнуться обратно. То же самое, проделав на другой руке, хотя это и было сложнее, но все же получилось, протянула руки Натаниэлу. - Может, не нужна уже репетиция. Но пить я все равно хочу. Могу ли я использовать твои руки? – сломанные пальцы начали ныть, и боль нарастала все больше и больше.

+4

12

Демон посмотрел на девушку, ставшую нелепой тенью прежней себя. Пожалуй, ей еще далеко до того, чтобы окончательно признать свою судьбу. Он покачал головой, брезгливо отряхивая руки.
- А я знаю твой страшный секрет. Причину, по которой ты оказалась здесь. Ты ужасная зануда. Мало того, что с тобой скучно, так ты еще и все веселье другим портишь. Представить не могу, как принц выдерживал тебя настолько долго, ведь он терпеть не может, когда ему портят веселье.
Натаниэль пододвинул ведро пинком вперед, качнул головой.
- Если ты действительно думаешь, что я собирался ломать твои нежные пальчики, или выдирать ногти, то ты еще недостаточно хорошо меня знаешь. Мы ведь собираемся быть большими друзьями, верно? Потому будем беседовать и знакомиться. Так вот. Если бы я хотел заставить тебя бояться моих угроз, то предложил бы тебе считать время до каждого моего нового появления. И, приходя, я бы забирал кусочек тебя с собой. Буквально. Ногти на руках и ногах. По одному за раз. Кусочки кожи. Это очень удобно, правда? Ведь в промежутках ты могла бы отдыхать, спать, заниматься своими делами. Писать эти свои письма. Каждый час забирать что-то небольшое это справедливо и разумно. Ты бы полюбила тот самый момент, когда я уже закончил с очередной порцией, и научилась ощущать время. Может, сделаем так. Если будет настроение. – Он прошелся назад, к двери, где оставил свой мешок. – Я тебе расскажу, что тебя ждет. А ты пока что можешь пить. Я тебе и поесть принес. И даже… - раскрыв мешок, он бросил вперед какие-то тряпки. – Погреешься. – Натаниэль подтащил мешок, опустевший, но все еще жутковато дребезжащий поближе, уселся перед ним, доставая из него свой инструмент. Тонкие длинные иглы, ножи с разными лезвиями. – Рассказ, как я и обещал. Так вот, послушай. Кинмоку вовсе не необитаема полностью. Там, в пустыне, полно разных народов, что приспособились и как-то живут. К примеру, у берега моря есть небольшой город кочевников, Керма. Оттуда они нападают на наши оазисы, поселения старателей, других кочевников. Они захватывают для себя рабов, уводят в плен. Через год-другой их отбивают обратно. Так и живут, передвигаясь по пустыне. У них всегда достаточно времени на то, чтобы добыть информацию. Они не торопятся и им все рассказывают. И есть один метод, который делится на две категории: добрый вариант, и действенный вариант. Они берут молчуна, разрезают ему кожу на стопах и засыпают туда соль. Боль настолько сильна, что терпеть невозможно. Только одно может прекратить муки – смерть. Тогда начинают говорить. Что угодно. Важное и не очень. Лишь бы конец. Это добрый вариант, как ты поняла. Потому что второй тебе не очень понравится. В разрезанную кожу насыпают мелко нарезанный конский волос. Да, это больно. Но с этим можно жить. Представляешь, как? Кожа зарастет, но никто и никогда не избавит тебя от этих мелких волосков, которые будут пронзать твои ноги при каждом движении. Потом, конечно, они гниют, но и это можно пережить. Скажи, ты поняла, к чему это я? Конечно же к тому, что ты выйдешь отсюда. Рано или поздно. Выйдешь и будешь жить. Запомнив все. Сохранив это. И сейчас, когда ты потеряешь свои руки, ты уже должна понимать, каким способом я это проделаю.
Демон усмехнулся, взял в руки короткий нож для свежевания и взмахнул им.

+3

13

Ивейн уже не понимала, что происходит вокруг. Как можно подумать, что человек, находясь взаперти довольно долгое время, мог мыслить нормально и все воспринимать так как ему говорят. Ведь пленник находился долгое время без воды, без еды и тело продрогло без одежды, а помещение было сырое и холодное. Ноги уже онемели от холода настолько, что вряд ли она сможет встать на них, не простонав от боли.

Ведьма была закалена, но все, что она видела это было мимолетным видением, когда пленники сходили с ума от ее руки или от руки ее товарищей. Но тогда все было по-другому, долгие пытки или быстрая смерть от смертоносного яда, приготовленного ее руками. Руками. Она посмотрела на них, изломанные действиями ее собственных мыслей, а демон - мучитель говорит, что она зануда и что из-за этого она попала сюда. А принц таких не любит. Он издевается? При чем тут занудство. Причина и следствие совершенно не катит под эту отговорку. Злость, вот что начинало появляться в воспаленном мозге ведьмы. Она совершенно по-другому думала, когда очнулась здесь, в темном и сыром помещении.

Демон заговорил по-другому. Вчера он обещал, что оставит ее без возможности двигать руками, это стало страшно, да, она сама это сделала, сама сделала себе больно. - Но ему просто завидно, ведь не он это сделал. Возможно ли такое? Да, нет, ему было все равно. А сегодня уже говорит, что будет знакомиться со мной. Бред! Не иначе. Забирать у меня по кусочку? Так почему он этого не сделал? И только сейчас об этом говорит! Или в этом и была вся суть пытки? - Ведьма не понимала демона от слова совсем. Ей казалось, что это совсем не пытки. Он мог пытать ее по-другому, но не сделал этого. Принес ей воды, еды и даже одежды, которая теперь лежала кучей перед ее ногами. Но ни его из этого она не взяла, так и оставшись в одном положении, разглядывая с любопытством Натаниэля.

- Что ему надо? Не моя жизнь точно. Не позволят ее забрать. И постоянно рассказывает истории. Как будто мне это интересно. Век бы их еще слушать. - ведьма, не шевелясь слушала демона. Все истории гласили о боли, так почему она не чувствовала ее совсем. Только отголосок. Не привыкла она ее ощущать. А тут еще инструменты, которые демон притащил. И демонстративно ей показал.

Короткий нож, взмахнул в воздухе и должен был лишить ее рук. Но Ивейн не стала молча смотреть на это и принять свою участь. Руки еще двигались и силы в теле остались. Когда нож почти достиг своей цели, ведьма схватилась за лезвие, остановив его. - Зануда говоришь!! Тогда я еще раз ей побуду. Для тебя, опять. Что на это скажешь? - Ивейн сильно дернула из последних сил, чтобы выдернуть нож из руки демона. Она не на многое надеялась, но должна была хотя бы на время утихомирить демона, который просто насмехался над ней.

+3

14

Демон не стал бороться, вместо этого быстро выпустив лезвие. Эта пленница не могла бы сделать ему ничего такого, что заставило бы его остановиться. Но, да, у нее все еще был шанс полностью убить весь интерес на корню. Натаниэль легко поднялся и оттолкнул девушку от себя, пнув ее чуть пониже груди.
- Безнадёжно, - выдохнул он сквозь зубы.
Он задумчиво смотрел на свою подопечную, будто бы и не зная, что же ему делать дальше.
- Что ты собиралась делать? Зачем? Мало того, что зануда, так еще и настолько тупая. Я не бил тебя по голове, не увеличивал интервалы одиночества. Прошло совсем ничего времени. Ты еще способна думать, сохранять ясность ума. По сути, это же единственное, что ты можешь в этих условиях. Я очень мягок, но это просто безнадежно. Ты пустышка. С тобой совсем не интересно. Почему так? Я все думаю, почему гарем принца настолько жалок? Видывал я уличные театры, в которых было больше интриг, чем у вас там. А в этих театрах, между прочим, был всего один человек и куча деревянных кукол. Как же это так? При том, что принц сам способен сиять так ярко, но собирает вокруг себя таких пустых и глупых людей. Вы тянетесь к нему в надежде на то, что он вас наполнит? – Демон не пытался обращаться к ней, больше нет. Теперь он говорил куда-то выше, а голос его вибрировал, отскакивая от стен, так что можно было просто наслаждаться его звучанием. Ситуация ему явно не нравилась, но не настолько, чтобы раздумывать над ней чуть дольше, чем несколько мгновений. – Ты не понимаешь ничего. Потому сделаю тебе одолжение. Еще одно. – Натаниэль подошел к ведьме и еще раз пнул, но не так сильно. Так скидывают с дороги ни в чем неповинную собаку. Без злости, погодя, не глядя. – Я спросил тебя, знаешь ли ты кто я такой. Так вот. Я – раб. Ты нет. Ты в гареме. Была. И еще будешь. Это значит, что когда ты вернешься туда, будешь недосягаема для меня совершенно. Будешь в безопасности. Сможешь даже отомстить. Наверное. Тебе только и нужно, что немного потерпеть, быстренько вернуться и завоевание внимание принца. Неважно что ты пустышка, ты же можешь сделать вид, что в тебе что-то есть, чем можно заинтересовать хоть на минутку? Вот и все, что требуется от тебя. Но ты почему-то занимаешься каким-то глупостями. Перечишь мне. Мешаешь мне. Не даешься мне. Не похоже что ты в восторге от происходящего. Следовательно, ты просто слишком тупа, чтобы хоть что-то понять. Я же сказал – дверь всегда открыта. Возвращайся назад. Пройдя через меня.
Натаниэль вздохнул, достал из своего мешка зелье, по случаю добытое из лаборатории принца, влил его в рот пленницы.
- Я сегодня опоздал не потому, что готовился. Я забыл, что ты существуешь. Забыл, потому что ты пустышка. И все, кого ты можешь привлечь в таком состоянии, пройдут мимо тебя и забудут так же. А теперь…
Демон вывернул нож из скрюченных в спазме пальцев, раскрыл перед собой левую ладонь ведьмы и плавным круговым движением провел по коже, едва погружая в нее лезвие. Он просунул острие дальше, обнажая мышцы на холмах. Поперечные разрезы под каждым пальцем. Быстрые, уверенные, совершенно точные и пласт кожи с кусочками срезанного мяса возвращается на место.
- Не мешайся мне…
Зелье дурманило голову, делало слабым, ничуть не уменьшая боль. Натаниэль обмотал чистой тканью пострадавшую ладонь пленницы, обтер водой, обработав и другие раны, одел в чистые одежды, оставил еду, воду.

+4

15

Демон не стал сопротивляться Ивейн, а всего лишь выпустил лезвие, от чего ведьма осела на пол, смотря как расплывается кровавое пятно на ладонях рук. Но ту же получила пинок ниже груди. Слабо. Слабый пинок. Хотя Ивейн и этого было достаточно. Грудь и так ныла от ожога, а теперь заныла еще больше.

Демон стал говорить. Много говорить. Его слова отскакивали от стен и Ивейн четко слышала его. Слышала его грубые слова в ее сторону и в сторону гарема. Что он хотел от всех обитателей гарема. Чтобы они все были уникумами во всех отношениях. Но у каждого все равно были свои слабости. - Смешно слушать такие низкие оскорбления. Если ты так считаешь, то вышвырни всех из гарема, убив каждого из нас. Возможно это будет лучшим решением. Но только для тебя. - ведьма ухмыльнулась. Демон не понимал ведьму, а ведьма не понимала демона. Это было скорее нормой, чем чем-то неправильным. Она не стала ничего говорить про принца. Ивейн прекрасно понимала, что подорвала доверие принца и исправить это будет сложно. Но демон ни разу не имел права оспаривать выбор принца. Получив еще один пинок в грудь, ведьма закашлялась.

- Ну и что, что ты раб. Какая разница. Факт, что именно ты здесь. А не кто-то другой. Тем более, если бы я захотела уйти, то ушла бы. Мстить? Тебе? Зачем? Мне все равно на тебя. Так же как и тебе на меня. Я останусь при своем мнении. И еще. Если бы я не была бы ослаблена, то вряд ли у тебя получилось бы навредить мне. Просто так совпало. Ты странно объясняешь. Я не понимаю этого. - Ивейн не знала, что еще могла ответить ему. Проще быть немой и правда взять и уйти. А еще она мешает ему. Что она перечит, не дается ему. Как это понимать? Хотя, раз осталась, то наверно должна. Но ведьма так не могла. Сопротивление естественная реакция. - Может быть у меня свои причины оставаться здесь. Тем более разве уйдя отсюда, я не помешаю опять тебе? - ведьма не знала как отреагирует демон на ее слова, но они были правдой.

Зелье, неожиданно влитое в рот было горьким и противным на вкус. Только попав на язык, ведьма поняла, что это за снадобье. Оказалось слишком легко решить проблему с ее сопротивлением. Вырвав лезвие из ее рук, демон наставил его на левую ладонь и поочередно вонзал лезвие, отчего кожа пластами отходила от раны и возвращалась на место. Боль резко пронзила руку и ведьма только и могла, что тихо охать. Издавать крики не позволяла ее гордость. Боль. Ее можно было потерпеть.

На удивление ведьмы, демон когда закончил свои манипуляции, даже обработал покалеченную руку. Ивейн не могла сопротивляться демону из-за зелья. Слабость во всем теле была слишком сильной и Натаниэль смог обработать другие раны, обтереть тело водой, одеть и оставить воды с едой. Ведьма не понимала такую перемену. - Возможно ли, что ему стало жалко такую как я? Ну и пусть. Столица совершенно сумасшедшее место. И жить здесь надо аккуратно, чтобы не попасть в беду. Особенно во дворце. - Ивейн протерла рукой лицо и обнаружила слезы. Она даже не заметила, что они потекли, предавая все ее годы самоконтроля.

Отредактировано Ивейн (2020-03-08 21:55:56)

+2

16

Солнце хорошо припекало сверху, ленивый день превращался в ленивый вечер. Демон перевернулся на бок, и чуть было не скатился с крыши, вовремя зацепившись за карниз и остановив движение. Проснулся он от криков. Натаниэль всегда придирчиво выбирал места для отдыха, и в этот раз облюбовал крышу на прачечным двором. Каждый день рабы под присмотром слуг собирали белье, отмачивали его, мяли и топтали в огромный чанах, полоскали в реке и развешивали на веревки. Они уже почти закончили, надзирателей рядом не было, и они начали дурачиться, заворачивая друг друга в мокрые простыни. Конечно же, визжали и орали при этом ничуть не заботясь о том, что кто-то мог рядом спать. Натаниэль перевернулся на живот на самом краю крыши и наблюдал за ними, пробуждаясь окончательно. Он свесил с края одну руку и свободно болтал ей в воздухе, когда его дернули снизу. Не удержавшись, демон свалился, крайне неудачно приземляясь на траву. Он вывихнул ногу и неприятно поморщился от этого. Над ним мощной тенью возвышалась старшая над прачками. Натаниэль глянул на нее снизу вверх и виновато улыбнулся.
- Кажется, я прямо сейчас вспомнил об одной важной обязанности, к которой нужно вернуться.
К слову, он действительно вспомнил о том, что должен был сделать и неприятный холодок пробежал по спине. Как вообще можно было забыть, что тебя ожидают в пытошной?!
Натаниэль, припадая на ногу, постарался насколько возможно быстро убраться прочь. Он даже не знал, сколько прошло времени и как долго он оставлял свою милую подопечную без внимания. Стоило просто надеяться на то, что она пока еще жива в этом чудовищно мерзком помещении без отхожего места, где он ее оставил. Дверь легко отворилась и он по обыкновению своему замер на пороге, привыкая к темноте.
- Знаешь, я ведь действительно чуть было не убил тебя, полностью забыв обо всем, - растерянно и немного виновато произнес он в пустоту перед собой. – Надеюсь, что не убил. Потому что я не знаю, чем мне придется за это заплатить.
Он медленно вошел, втягивая носом воздух, пытаясь учуять в тяжелом смрадном воздухе нотки гниения и разложения. Вроде, нет. Демон нашел позабытую ведьму примерно там, где он ее и оставил. Присел рядом на корточки. Вблизи действительно можно было различить не только запах немытого тела, но и сладковатый аромат смерти.
- Ты умрешь здесь. Очень медленно умрешь. – Заявил он, касаясь пальцами пола, словно проверяя его реальность. – А я просто забыл о тебе. Мне было так скучно с тобой, что я забыл про тебя. Просто интересно, ты поняла, что тебя бросили? Поняла? – Демон вздохнул, памятуя о том, что ни один разговор еще не дал результата. – Все равно. Я решил, что не буду тратить время на тебя. Я нашел тех, кто тебя примет и будет помнить. Они будут отдавать тебе все свое внимание. Я говорю о солдатах. У них не принято приводить женщин, но мне удалось уладить этот вопрос. Какое-то время назад я думал над твоим поведением. Думал, что заставляет тебя держаться. Это любовь? Может, ты беременна? Но это уже неважно. И то и другое угаснут, когда тебя будут насиловать день за днем. Не переживай, они будут делать это. Если хоть один из них не сделает этого с тобой к концу недели, то займет твое место здесь. Приятные новости, верно? А теперь ты можешь быть свободна. От меня.
Демон поднялся и вышел из комнаты, не заперев за собой дверь.

+4

17

Принц услышал крайне забавные разговоры однажды вечером.
Привыкший всегда быть в курсе того, что происходит в его дворце, Кристиан склонился над лестницей, что вела в мрачные, жуткие подземелья, и с любопытством подслушивал, о чем говорит стража. Впрочем, в основном их разговоре толка было мало, а вот то, о чем упомянули они вскользь, с едва заметными нотками зависти, неимоверно принца заинтересовало.
Ведь слухи по замку распространялись неимоверно быстро.
"О, некоторые из них будут сильно заняты в эту ночь.
А я разрешал разве кому-нибудь портить так сильно мои игрушки? Нечестная игра, Натаниэль. Ты немного свернул с предначертанного пути и самолично изменил правила. Каков наглец.
В целом - да, она уже не чиста. Но отмыть можно. Пока. А потом?
Нет-нет-нет..."

Любую волчицу можно усмирить долгим сидением на цепи да специальной диетой. Кристиан не особенно интересовался тем, что творил все это время демон, да и...навещал ли он ее в целом? Зная нрав своего верного раба, принц мог бы предположить, что это занятие ему могло наскучить, и он попросту переключил свое внимание на что-нибудь другое. Например, на праздное шатание где-то подле дворца или по ароматным улочкам.
От демона можно было ожидать все, что угодно, но он поднялся выше того, что дозволялось.
Нарушил правила. До тотального краха оставались жалкие шаги.
Скрываясь во тьме коридора, принц с упоением слышал чужие шаги - тяжелые, ровные - их учили чеканить шаг. Дальше он ожидал услышать крики, которые пронзили бы всю длину подземелий, оставили бы жирное напоминание во всеобщей скорбной памяти.
Но криков не было.
Нет, Кристиан не пытался сделать из себя героя дня и не хотел выглядеть в глазах подчиненных нарушителем блаженного развлечения. Честно говоря, все это было ему искренне любопытно - как будет теперь выглядеть Ивейн после всего, что перенесла и какими глазами будет смотреть на господина? Станет ли ненавидеть? Бояться? Затаит ли в душе смертельную обиду и подкрадется ли с кинжалом темной беззвездной ночью? Он этого не знал, и спрашивать напрямую никогда бы не стал. Ведь строить догадки и подпитывать паранойю - всегда забавнее.
Особенная форма садомазохизма.
Кристиан слышал голоса, бурно что-то обсуждающие, а после звуки ударов да раздосадованный свист. Любопытство уже успело выесть ему половину здравого смысла, прежде, чем дверь в темницу резко распахнулась. Полдюжины разновозрастных и разнохарактерных мужчин стояли полукругом подле сжавшейся в углу бледной тени колдуньи, и осуждающе поглядывали на нее. Один из них уже все еще сжимал ее бедро, сидя на коленях, и дивился тому, что его пальцы не оставляют никаких следов.
В дальнем углу принц заметил несколько хаотично разбросанных кривых палочек - каждая короче предыдущей.
Тянули жребий, кто первый. Мило.
- Вон.
Короткой команды оказалось достаточно, чтобы, рассыпаясь в поклонах, вся бравая команда оказалась за пределами камеры.
"Здесь пахнет кровью и страхом. И солью.
Сломал?.."

- О, да ты... - Кристиан склонился над девушкой, рассматривая ее и проверяя на предмет ранений. Чисто. Скучно чисто. Он даже о ней позаботился, погляди-ка. Умница, Натаниэль. - Жива еще. Впрочем, это славно. Если бы ты умерла, мне было бы печально. Тебя достаточно развлек мой демон? Думаю, что сполна.
Не дожидаясь ответов и - храни ее боги от такой ошибки! - возражений, Кристиан поднял легкую девушку на руки и направился прочь. Тяжелы были его шаги, а улыбка - совсем не та расслабленная снисходительность, что была знакома гаремным  обитателям.
Кристиан наклонился  к ее уху резко, неожиданно.
- Я надеюсь, ты все поняла и запомнила, что нужно теперь сказать? - его последняя фраза так и повисла в некоторой недосказанности. Осталась в помещении и в голове колдуньи на долгие годы.

+5


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Там, где тебя ждут