Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » ­Архив эпизодов » You Kill Me Every Time


You Kill Me Every Time

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

https://sun9-61.userapi.com/c857328/v857328870/1987eb/D7nmOLDcWoA.jpg

Действующие лица:
Сол, Сейлор Венера
Время, место, погода, обстановка:
15 июля 1997 года. Большой заброшенный особняк, гнилой местами. Ночь.
Бой, сюжетная нагрузка и необходимость мастера:
Небольшая боевка, мастер не нужен.
Пролог:
Тщетно молиться, поздно пытаться спастись. Ночную тишину вспарывает гость, что будто сам соткан из сумрака. Пришедший за хозяином дома, обнаружит ли убийца свою жертву или средь пыльных книг притаился кто-то ещё?

 

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-19 17:17:05)

+3

2

Длинный плащ скрывал часть неприглядного пола и фигуру  сидящего слегка на боку  человека, как мать-ночь укрывает секреты и погрешности города, так и темная плотная материя прятала своего обладателя.
 
Край надвинутого на лицо капюшона иногда освещало подергивающееся пламя свечей. Могло создаться впечатление, что очередной чернокнижник лишается рассудка, неподвижно сидя  с повисшими вдоль тела руками, среди книг, разбитых колб,  латунного котла, белесых черепков животных и сухих соцветий, используя обрушившуюся люстру как единственный источник света.

Перестуки прогнивших досок единственный хорошо различимый звук на втором этаже. Ещё бы. Минако устала мычать около двух с половиной часов назад, хотя откуда ей было знать, всё, что она сможет с точностью определить  это рассвет, раскрашивающий небо.  Если она доживет, а не поползет до окна, прерывая это унизительное, тлетворное существование в  тяжелом ожидании что её съедят, заколют или будут пытать в кипящем масле? От неудобной позы сводило скованные под мантией ноги и руки, а во рту пересохло. Пыльную тряпку ей повязали, проигнорировав последнее желание на глоток воды.

Горячее лассо паники поймало сердце и не отпускало, девичью фигуру трясло по её меркам нескончаемо долго. Гримаса гнева и боли разгладилась, только когда Мина перестала прислушиваться к каждому листику тронутому ветром, к скрипучему полу и крысам, видеть в тенях беззвучно приближающуюся смерть.

“Может никто не придет или обман мальчишки не удался, столь ожидаемый гость разглядел подделку?” -  пленница глухо чихнула на раскрытую книгу перед собой и закладка с пером на конце улетела. Венера шмыгнула носом и осмелела, крепко ухватившись за  мысль с возможно миновавшей угрозой. Биение сердца стало ровнее, спокойнее. Перестав приумножать свою тревогу, ведь демоны могли чуять вязкий страх, танцовщица заставила себя прекратить рисовать в голове увиденных в доме Ами чудовищ, лезущих прямиком из адских расщелин.

Взгляд зацепился за остриё, наполовину прикрытое рваной занавеской. Жаль, что в её случае были использованы облезлые цепи, а не ветхие веревки под стать  этому дому.
Мина задумалась, напряженно следя как медленно стекает воск и его капли попадают на лежащую возле картину, прямиком на нарисованное брусничное ожерелье незнакомой женщины.

А что будет, когда погаснут свечи? Хватит ли их до утра или  её зазовут в  хладный сумрак раньше? Девушка поежилась и дернулась, задев ногой банку расплескавшую по полу своё содержимое.  В нос ударило едким, горьким запахом, наверное так пахло бы бессилие, одари это чувство кто-нибудь ароматом. Он был будто завершающим штрихом в окружающей обстановке.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-20 23:20:17)

+3

3

Самоуверенный магик, не сумевший расплатиться с уважаемыми людьми – обычная история. Сколько их молодых и дерзких, решивших, что им море по колено? Почти всем подрезали крылья еще на взлёте. Кто оказался связан кабальными контрактами, кто сгинул в безвестности. Единицам удалось подняться и возвыситься. Но то уникальные случаи.

И нынешний клиент Сола не из этих уникумов.

«Но выбрать столь претенциозное место… У этих колдунов совершенно нет вкуса». 

Особняк, в котором, предположительно укрылся магик, представлял из себя гниющий труп былого величия. Все еще крепкий, но уже смердящий. И ни один здравомыслящий человек не станет здесь прятаться. Хотя бы потому, что подобные «места» привлекают слишком много внимания. Тех же детей, к примеру. Любопытные личинки человеческой расы обожают заброшенные дома. Их туда тянет, как запах сладостей к кондитерской.

Тем удивительнее, что информация о местоположении цели поступила не от босяцкой общины, с которой у Сола были налажены контакты, а непосредственно от заказчика. Уже одно это вызывало неприятный зуд профессиональной чуйки.

«Если вы знаете, где цель, так почему сами не пошли и не разобрались?»

Обычно львиная доля работы Сола состояла именно в выслеживании прячущейся по темным углам добычи. Лишь Оз прямо указывал на цель, называя место и время. Но ему можно. Старому колдуну невместно юлить, устраивая испытания на профпригодность. Одного раза, когда они только познакомились, хватило.

«Никогда больше не буду брать халтурку».

Золото не слишком интересовало дроу, но вот скука – бич любого активного существа. Слишком давно не поступало стоящих заказов от основного работодателя, а тут подвернулась работка на стороне. Вроде и не пыльная, но, между тем, интересная. Маги – прекрасная добыча. Зубастая. Скучно с ними не бывает.

Но сейчас Сол сомневался, что стоило браться за дело, откровенно смердевшее подставой. Тем не менее, задаток уже получен и отступать поздно. Требовалось хотя бы проверить, действительно ли неразумный колдун засел в старом особняке.

Крадясь в тенях, дроу настороженно вслушивался в тишину. Сгнившие полы под его ногами издавали неразличимый для человеческого уха скрип при каждом шаге. Стрела застыла на тетиве, готовая сорваться в любое мгновение. Благо, широкие коридоры поместья позволяли пользоваться длинным луком без каких-либо неудобств.

Первый этаж, ожидаемо, никаких сюрпризов не предоставил. Как и признаков того, что здесь кто-то жил. Слои пыли на всех горизонтальных поверхностях оставались не тронуты. Никаких следов. И это странно, так как едва заметный свет в окнах одной из комнат второго этажа дроу приметил, еще когда обходил особняк по периметру. Возможно, маг пользовался каким-то другим входом, тайным, например, что могло бы объяснить отсутствие каких-либо признаков активности в доме. Однако скрыть их и на втором этаже?

«Телепортация?»

А вот это уже не очень хорошо. Маги делятся на две категории – недоучки, могущие доставить неприятности из-за собственного невежества, и сильные, умный и опытные, которые эти неприятности создадут специально. А телепортация явно не относится к умениям диких самородков. Да, иногда бывает, но о таких умельцах быстро становится известно в определенных кругах. Ну не могут личности подобного калибра сидеть тихо.

За всеми этими размышлениями, дроу и сам не заметил, как добрался до комнаты, в которой он видел свет с улицы. 

Тетива напряглась, впитывая в себя усилие, приложенное убийцей, в полумраке коридора вспыхнул зачарованный наконечник, отгоняя тьму тусклым льдистым сиянием. Сквозь щель чуть приоткрытой двери дроу четко видел коленопреклоненную фигуру в балахоне, словно копающуюся в мусоре, забросанном по полу. Или над каким-то чернокнижным рисунком?

«Демонов магик призывает, что ли?»

Но что-то было не так. Сол не был магом в полном смысле этого слова, но, как и любой познавший азы колдовства, он чувствовал волшбу. Даже слегка различал ее на «вкус». Магия в комнате была, но какая-то пыльная, ветхая, от которой хочется чихнуть. И это совсем не соответствовало образу колдуна, что нарисовал заказчик.

Фигура дернулась, что-то упало, а Сол инстинктивно спустил стрелу с тетивы, лишь в последний миг успев направить летящую смерть чуть в сторону от головы, укутанного в балахон человека. Как раз, чтобы сбить капюшон, а не проделать дырку в черепе.

Руки же заученным движением выхватили вторую стрелу, вновь взяв лук наизготовку. Тело сделало шаг вперед, ногой распахивая дверь настежь, готовясь сделать второй выстрел при любом подозрительном движении. Так он и замер, поняв, что под балахоном скрывался совсем не тот человек, которого Сол ожидал увидеть.

+2

4

Уши вмиг заложило, звенели нервы. Глубокая полоска морщины врезалась меж бровей. Минако неотрывно смотрела на стрелу, а сердце отбивало ритм.

Тук. Мысленные метания и тщетные дерганья конечностями, бесполезные, с чуть слышным скрипом металлических цепей.

Тук. Обреченность загнанной в угол хромой косули, лишившейся свободы.

Тук. Осознание реальности происходящего и своего положения, выбило ощущение опоры и дало легкое головокружение.

Тук. Проваливаться в озеро отчаяния, тревоги и ужаса. 

Боль вместе с опасностью обычно  являются рычагом к действию: отпрыгнуть, развернуться, подскочить вверх, но девушка была отдана только одному –  беззащитному чувству, что сзади кто-то есть, а ожидание терзало, как если бы в рану насыпали соли, а набрать ладони воды и промыть неоткуда. Мина попыталась обернуться. “Ну же, хотя бы краешком глаза!” -  Но какой в том был смысл? Там куда не падал свет, царил и властвовал непроглядный для обычного человеческого взора мрак, да и всё было в нем. Безвозвратно гасла очередная свеча - как в мазуте утопали новые части комнаты.

Дрожь. 

Реакцию тела сенши и её память, дремавшую на дне сознания всколыхнуло  переживание, но кроме коснувшейся души печали, ничего дальше не двинулось. Мысленно Минако потянулась к образам, неуловимым силуэтам. Напрасно. Наложенное на сейлор воительницу колдовство мерзлой почвой лежало на ростках утерянных воспоминаний и Ви попыталась найти успокоение в чем-то другом, хотя её продолжало трясти и колотить.

“Значит не монстр? Раз ещё не кинулся и не порвал на лоскуты мою спину” – златовласая не могла понять, что вдруг изменилось.  Когда  нос ей защекотала вылезшая прядь волос, более не сминаемая несоразмерно большим и тяжелым капюшоном,  а царапину на щеке слабо защипало, пленница поняла, то была не предупреждающая стрела, кто-то немного промахнулся. Сердце вновь сорвалось в галоп.

Сражающаяся за добро и любовь, в своем безмолвном мучении не разобрала, не обратила внимания как магия, подобно липкой жиже заволокла ставни вместо окон и обняла собой весь дом.

Эльф отвлекся и ловушка захлопнулась.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-21 23:23:59)

+4

5

Капюшон пал. Золотые волосы той, кто скрывался под ним, рассыпались по плечам. И в то же время в нос ударил мерзкий гнилостный запах волшбы, окутывающей здание, отрезая все пути к отступлению. Хищник сунул голову в капкан и попался, как новорожденный котенок.
Дроу опустил лук, закидывая стрелу в колчан, а само орудие со щелчком креплений встало за спиной, как влитое.

«Все-таки ловушка».

И нечего корить себя за глупость. Он ведь понимал, что этим все закончится. Не зря чуйка сигнализировала о приближающихся неприятностях. Следовало больше доверять своей паранойе. Теперь же нечего плакать по пролитому молоку.

Все чувства присыпало инеем, словно кровь и нервы замерзли под действием хлада. Мягким шагом дроу направился к той, что стала приманкой.
Девушка. Совсем молоденькая, даже по человеческим меркам. Хрестоматийная блондинка с голубыми глазами. О таких с придыханием говорят в затхлых кабаках, они сверкают на балах. Тем более странно встретить подобную девушку среди гнили, грязи, в качестве приманки для убийцы.

«Сорока увидела блестяшку и попалась», - криво улыбнулся Сол.

Однако собственный разум выдал совершенно иную ассоциативную цепочку, никак не связанную с золотом или любым другим драгоценным металлом. Солнечного цвета волосы и красивая алая лента. Такое он уже видел. На прилавках города за стеклами витрин в праздники. Желтый и выкрашенной в красное бумаге.

«Сырок».

Жаль, что ей суждено умереть и очень скоро. Очень жаль. Все же, дроу, несмотря на то, что женская красота у него ассоциировалась больше с оружием и хищными чертами девушек его расы, но даже ему эта девочка показалась привлекательной.

Однако, едва заметная алая полоса, оставленная наконечником стрелы, не оставляла «приманке» и шанса. Магия хлада уже начала свое разрушительное действие. Да, лишь малая частица злой волшбы дроу попала в кровь, так что около получаса у девушки есть, вместе обычных десятка минут. Очень скоро она почувствует слабость, потом холод, а когда магический яд закончит свое разрушительное действие закончит пить жизненные силы, кровь блондинки можно будет растереть в ледяную крошку.

Но, между тем, от этого Сырок не стала менее опасной. Опытный убийца знает, что даже самый прекрасный цветок может иметь смертельные шипы.

Опустившись на одно колено, Сол присел рядом с девушкой.

Беглый осмотр. Кляп. Если Сырок и пыталась что-то сказать, то дроу слышал лишь неразборчивые звуки. Бесцеремонно, мужчина распахивает балахон. Времени у них немного. Не до «церемоний». И кто знает, что может скрываться под черной тканью. Оказалось, на блондинке было надето бежевое (?) платье, украшенное кружевами и прочими девчачьими блестяшками, названий которых Сол не знал. Короткая юбка места воображению не оставляла, однако, на всякий случай убийца провел ладонью в перчатке по внутренней стороне бедра ног Сырка. Женщины любят прятать всякие острые штуки, под своими одеждами.   

Точно также дроу просеял меж пальцев золотистые волосы. Иглы и прочие сюрпризы в прическе никто не отменял. Его сестра очень любила такие штуки.

«До того, как тварь сдохла», - приятные воспоминания ему пришлось отгонять усилием воли.

Весь осмотр занял немного времени, в течении которого убийца ловил крайне недобрые взгляды Сырка. Увы, ему не до сантиментов и соблюдений приличий. К тому же, будете ли вы церемониться с трупом? Пусть и будущим?

Лишь только закончив проверку, Сол позволил себе распутать цепи, связывающие блондинку. Крепились они очень хитро, на паре карабинов, но так умело спрятанных, что, даже знай девчонка об их наличии, никогда не смогла дотянуться сама.

«Время», - одернул себя дроу. Оно заканчивается. У нее – быстрее. У него – медленнее. Но вряд ли ловушка состояла лишь в том, чтобы поймать убийцу в ловушку. Запах волшбы тянется вниз, в подвал. Теперь это очевидно. Но стоит уточнить один момент.

Грубо схватив Сырка за подбородок, Сол приподнял ее голову, дабы та не отворачивалась и смотрела прямо в глаза. И только после этого снял кляп.

- Где маг? – был единственный вопрос, который задал убийца.

+3

6

Самые долгие, самые удушливые минуты длиной в бесконечность, где чувство опасности от грядущего стало воронкой, засасывающей внутрь, парализуя, диким делая пытливый, пристально изучавший взгляд.  Кто перед ней?

Скудное освещение  вкупе с продуманным облачением убийцы, превращало незнакомца в жителя  изнанки мира, не  признающего света, совершенно случайно решившего покинуть незримый дом.
Венера смотрела на подобие металлических наручей, первыми попавшими в её поле зрения, они, как и остальная  броня явно обеспечивали свободу маневрирования, бесшумное передвижение –  на местном рынке о таких даже не грезили, ни в какое сравнение с облачением стражников в городе.

Разлитые  чернила всё ближе. Он приседает совсем рядом, беззвучно. Ви удивляется маске скрывающей часть лица, наводящей на отвратительнейшие из возможных образы: о пираньей пасти под ней, ничего не оставляющей от шеи своих жертв; о челюсти мертвеца, раскрывающейся только чтоб полакомиться.

Он как изживший себя свет, сливается  с царствующей в особняке тьмой. Её часть - ни одной яркой детали, кроме…

Чародейским фиолетовым светились глаза, таким, если бы кто-то расплавил аметистовые осколки и залил им глазницы, наделив неестественной насыщенностью и магическим свечением.
Всё остальное было сокрыто от чужого любопытства, рисуя вокруг убийцы орел таинственности, поселяя в душе смятение и догадки, не сулящие ничего хорошего.

И потому девушка не стала бы утверждать, что некто перед ней – живой, кроме диковинных чудовищ и полулюдей, алхимиками и магами творились  существа с подчиненной волей,  до которых не донести своих просьб. Минако последние месяцы не везло, предположения её оказались в заточении у самых  хмурых мыслей.
Волнение сбежало каплей пота между лопаток под одеждой, желудок был в тисках страха, усилившегося с протянутой к ней рукой.

Скомканное дыхание  и биение сердца, сильное, учащенное,  вот-вот сломает клетку ребер в ответ на касания незащищенной нежной кожи ног, на бесстыдное, свободное обращение с ней, как с неодушевленной вещью.

Что, ты черт возьми, делаешь ?!” – это было отвратительно, неожиданно и непонятно. Венера ерзала, испуганный всхлип превратился в мычание, ужас иглами побежал по коже, незнакомец не спешил освобождать её, а когда изломленную позу наконец можно было сменить, зло посмотрев на цепи лежащие возле, Мина переводит взгляд на него и оскорбленная, дает обиде одержать вверх.

“Опрометчиво”  - Она вовремя опомнилась,  длинно выдыхая через нос, поджимая губы и раскрытая, взлетевшая ладонь для пощечины медленно опустилась.

- Где-то – мягко  отвечает Минако, давясь клокочущим, опасливо и с неприязнью отводя подбородок в сторону, не желая чувствовать тот холод, что дарит коже прикосновение пальцев в перчатке. Опираясь на руку, девушка встает и разминает ноги, трет запястья, заправляет волосы за ухо, делает шаг назад, пряча во всех своих неспешных движениях склизкий страх.  Старается оказаться подальше от Сола. В попытках сохранить  самообладание,  не смотрит на мужчину открыто. Лишь  украдкой, будто он слепит девичий взор.

- Видимо, он спрятался где-то поблизости, ожидая Вас –  держится вынужденно учтиво,  хотя мысль что её мгновение назад, не смущаясь, трогали, где приличия не позволяют, заставляет зябко передернуть плечами.
Истинно желанным было скорейшее попадание домой, достаточно разогрев конечности, дав  призванному золоту плескаться в зрачках, она пытается согреться, тело ломит, будто магический ледяной пульсар запустили ей прямо по венам.

- Спасибо за  освобождение  – бросает Ви и попятившись,  дав себе место для небольшого разгона, собирается спуститься вниз по крышам пристроек  расположившихся под окнами. Не важно, если они рухнут под ней, два прыжка и свобода. Вряд ли для наемного убийцы станет внезапным, что её способности превышают обычные человеческие, по меркам местных это жалкие крупицы.

Лучистая надежда, рывок к окну и…
- А…?
С ошалелым видом блондинка очнется лежащей на полу, отходя от столкновения с невидимой преградой, грубо отвергнувшей попытку пройти сквозь неё.  Девушка трясет головой, приподнимается на локтях и оборачивается, наконец, прислушиваясь, о чем шепчет магия возле окон. Всю её мгновенно окатывает огромной волной лихо ревущего в висках разрушительного осознания, свивающего на сердце изумление и тот час нестерпимую панику.

- Мгм.. – отряхивает ноющие колени, дрожащие, отказывающиеся слушаться, подгибающиеся ивовыми ветвями словно и не питало их её волшебство, растаявшее как не бывало. Почему?...

Минако пытается устоять на месте, но покачиваясь,  теряет опору, приземляется на бархатную портьеру. В воздух серой взвесью поднимается облако пыли.

- Если вы выведете меня отсюда – опускает веки, набирается решительности для  последующих слов, жгущих раскаленными маленькими угольками каждое, настолько противен этот исход, прокручивает на языке единственное  – я хорошо заплачу! -   голубые, с отражением пламени свечи, глаза в упор смотрят на Сола.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-24 19:30:28)

+3

7

Настороженность и неприятие. О, сколько знакомых эмоций в этих голубых глазах. Если бы Сол не был настолько сосредоточен на поиске выхода из ловушки, он бы почувствовал удовлетворение. Человечески очень ярко показывают свои чувства. Куда ярче, чем представители его расы. А еще – чище. Без фальши. Даже пытаясь врать, скрывать и лицемерить, они все равно оставались словно открытая книга.
В сравнении с теми же Матронами. Или хотя бы старейшинами.

И эта открытая непосредственность всегда забавляла дроу. Будь то выражение неприязни или искреннее счастье. Все это так просто менялось клинком в брюхе. Или угрозами. Ветер эмоций непостоянен и переменчив. Надо лишь найти на что надавить.

«Она ничего не знает».

Яркая. Красивая. Бесполезная.

Поднявшись на ноги, дроу окинул взглядом помещение. Мусор на полу. Полу расплавившиеся свечи. Гнилая магия окутывала все поместье снаружи, но внутри убийца был свободен в своем передвижении. Он неплохо знаком с устройством магической защиты. Род занятий обязывал. Активация последовала за триггером, но якоря, даже если сами снаружи, питаются от источника внутри. Никто и никогда не стал тратить драгоценные ресурсы только ради того, чтобы запитать каждый элемент конструкции по отдельности.     
Если это не какая-нибудь клетка для особо опасного магического существа.

У молодого да раннего магика, каким бы талантливым и знающим тот не был, никогда бы не нашлось столько материала и денег. Иначе он не стал бы занимать у криминальных боссов.

От размышлений дроу отвлек шум.

Птица, влетающая на скорости в стекло, рискует сломать себе шею. Блондинка, кажется, решила, что ее позвоночник покрепче, чем у пернатых, однако магическая структура барьера решала иначе. Тем не менее, глупый Сырок вышла из противостояния целой. Если не считать пострадавшей гордости.

- Заплатишь? – шипящие нотки акцента дроу стали заметнее, от едва сдерживаемого смеха. – Не заплатишь. Мертвые не платят по счетам, а ты уже мертвец, Сырок.

Сол уже успел выбросить блондинку из головы. Той, кто умрёт через двадцать-тридцать минут, нечего ему предложить. Деньги? Здесь их у нее нет. Вывести девушку до того, как яд сделает свое дело, дроу не успеет. С услугами та же ситуация. Тело? В некрофилии не замечен.

- Может ты еще не поняла, но стрела, что оставила на твоей щеке царапину, была зачарована. Зачарована магическим ядом. И противоядия нет. Я не целитель, мне он вреда бы и не причинил, а лечить других как-то не приходилось. Наслаждайся последними минутами, Сырок.

И, выбросив девчонку из головы, мужчина принялся за осуществление собственных планов. Для начала он подошел к сброшенному балахону и вынул стрелу из капюшона. Придирчиво оглядев наконечник и древко, не обнаружив никаких дефектов, Сол убрал ее в колчан и повернулся к выходу из комнаты.

Нити гнилой силы магика вели вниз. Первый этаж Сол успел бегло осмотреть и там не было никаких признаков цели. Значит у него один путь – в подвал.

+2

8

В словах караванщика, обращающегося к вьючному скоту и то больше участия, чем было у Сола к Ви. Именно из-за его равнодушного, бесцветного пояснения, до девушки  не сразу дошел смысл, её взор полный немого укора, сперва был окрашен неприязнью из-за резанувшего слух прозвища, но высказать что-то на этот счет и воспротивиться было сущей глупостью. Она все ещё довольно усталая бывшая пленница, а он всё ещё – клок тьмы пришедший убивать.

Подобно разоруженному бойцу на поле битвы, не собирающемуся сдаваться, Венера кладет ладонь на согнутую в колене ногу и помогает себе встать, не без усилий - выпрямиться, списывая недомогание на проведенные часы в неудобном положении. Отрицает услышанное.
Волнение за магический барьер перекрывает  другое, огромное, страшное,  реальность сказанного хочется развеять, сморгнув как ночной кошмар зря взволновавший сердце, ведь такого не бывает, не укладывается в душе светлой воительницы за любовь.

Подушечками пальцев нащупывает тот самый порез на щеке и  чувства её замирают, мысли разлетаются, смотрит на Сола, онемев.

- Как.. – беззвучно, одними губами, на выдохе. Глядит перед собой с ничего не выражающим лицом, подрагивающими уголками губ.
Как, как можно после непристойных касаний, небрежно наградить незнакомку кличкой и совершенно сухо подписать смертельный приговор?

Его это…забавляет?! Настолько плевать?” – в подтверждении мыслей, мужчина молча, с ужасающим спокойствием  поворачивается спиной.  Минако не может поверить, что он вот так собирается уйти. Не пытаясь помочь, ни ободрить, не выказав сопереживания.  Жгло и ранило, чуждое отзывчивой  девушке отношение.

Оставляет одну. Умирать. Её парализует это, нависает грозовой тучей, тугой комок встает в горло. 

- Нет,  нет...нет же, постой…те…! –   опаску дикого зверя жившую в ней по отношению к  пришедшему за магом лучнику - Венера преодолевает этот страх рывком вперед. Оглушительно кашляет,  стремительно обращаясь к тому, что пока не погасло внутри. Знакомыми искрами магия опаляет пальцы, растекаясь по коже до самых ног теплом, усмиряя, но не уничтожая ледяное дыхание, зарождающееся где-то в легких. Временное спасение.

Огибая мужскую фигуру, Минако преграждает собой путь, упираясь руками в боковые стенки дверного проема.

Вы не можете так просто уйти! – с надрывом восклицает Ви, заталкивая подальше, намереваясь позабыть, что она до чертиков  боится – Вам жалко противоядия?  Я заплачу сколько угодно! Да даже кружево на этом платье можно продать за дорого!  – ей неведомо есть ли у него хоть что-то, там под темным металлом брони, в остывшем пепле души убийцы, умеющее  отзываться на  отчаяние, но Венера старается, впивается взглядом в мрачную полоску над маской, где тьмой уже скрыло фиолетовые глаза.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-26 22:38:46)

+3

9

«Какой.. упрямый Сырок».

- Чем ты слушала? – подходя вплотную, говорит дроу. Сейчас, стоя так близко, он краем созанния отмечает, что где-то на полголовы выше блондинки. – У меня противоядия попросту нет.

Зачем? Себя Хладом не ранишь. Собственная магия не причинит ему вреда. А другие… что другие? Пусть умирают. Целительными заклинаниями Сол все-равно не обладал. А если бы и обладал, не стал тратить энергию. Ему еще из ловушки выбираться. Любая кроха силы в том потребна.
«Но можно и слегка задержаться».

Все равно он пока не знает точно, как выбраться. Спешить в этом деле явно не стоит. Рассчитывать, что клетка станет единственным препятствием – крайне недальновидно. Так почему бы не потратить немного времени на развлечение? Заодно поумерить раздражение от того, как глупо попался в элементарную ловушку.

- Побрякушки… - усмехается дроу. – Маленький, глупый Сырок. Считаешь, что я буду возиться, продавать кусочки от твоего огрызка? – он почти с нежностью провел кончиками пальцев по щеке блондинки. Хлад в ее теле. Мужчина его чувствовал. Как тот набирает силу. Как высасывает жизнь. – Или что мне вообще нужно твое золото?

Он наемник. Естественно, что ему платят. Но вот как раз золота у Сола предостаточно. Ему просто некуда его тратить. Пожалуй, реши он отойти от дел, средств хватит вести привычную ему жизнь еще лет пятьдесят. Тогда зачем дроу продолжает убивать за деньги?

У каждого есть маленькое хобби, не так ли? А если за него еще и платят…!   

- Знаешь, я могу подождать, - магик никуда не денется из-под барьера, если он здесь, а если нет, то сильно пожалеет, что доставил ему неудобство. – Подождать, пока моя магия вытянет из тебя жизнь. Посидеть рядом. Подержать за ручку, - улыбка под маской становится все шире. – Выслушать последнее желание?

Из-под личины раздался шипящий смех. Но не добрый. Злой. Полный раздражения.

- Девочка, ты действительно думаешь, что если обладаешь симпатичным личиком и имеешь каплю дерзости, то можешь от меня что-то требовать?
– маска легко позволила себя снять, открывая блондинке лицо дроу. Темно-серая кожа, острые черты, ярко-фиолетовые глаза и заметно выступающие клыки, оскаленные в хищной улыбке.

- Кто ты? – нависая над блондинкой, спрашивает Сол. – Мой друг? Возлюбленная? Слуга, знающая меня с пеленок? Или хотя бы рабыня, купленная мной? Так кто? Почему мне должно быть не плевать? Уповаешь на человеколюбие убийцы? Мило, но не продуктивно. Не предложив ничего достойного, требовать от меня каких-то действий. Какая удивительная наглость!

Сол склонился. Фиолетовые глаза оказались совсем близко к голубым.

- Ты умрешь. Но, умереть можно по-разному, - ладонь в перчатке коснулась ткани платья на животе блондинки. – Поверь, я могу сделать твои последние минуты незабываемыми. Хлад притупляет боль, и когда я начну вынимать из твоего вспоротого брюха внутренние органы, один за другим, ты еще будешь жива.

Безумный оскал стал еще шире, хотя казалось, что уже некуда.

- Так хочешь ли ты и дальше стоять на моем пути?   

+3

10

Венера считала, что всполохи недоброй магии и чудовища встретятся дальше, но от чего её спаситель оказался одним из них?
Сперва, девушка действительно надеялась, что  за злыми словами последует необходимое ей в эти минуты понимание, но чем больше говорил Сол, тем сильнее ощущала она себя мирской пылью под подошвами убийцы.
Очевидно,  подойдя, он упивался своим превосходством, пока застывшая Мина была бледна как бутон гардении, продолжая неподвижно стоять в проходе.  Не из-за отваги присущей Сейлор Венере, а наоборот, потому что была слишком напугана.
Подступивший, вернувшийся ужас взвился и рос внутри.  Ви не может определить, от чего её трясет и бьет озноб, чего она боится сильнее в этом старом особняке.

Мужчина, вероятно, получал удовольствие, унижая, любуясь как жертва его магии трепыхается пойманной птицей, иначе этот жест - скользнувшие по её щеке пальцы, она не разобрала,  реагируя молчанием, потеряв в темноте способность дышать.

Обратить только словами её душу в звездное крошево, беспощадно выдернуть и так перебитые им крылья.

Складывалось впечатление о  намеренной попытке довести до критической точки своей жестокостью и насмешками, насладиться тем как из голубого взора исчезает теплый свет и сильнее прорастает нестерпимая боль,  заверить, что ему ничего не стоит вырвать её сердце в любое мгновение.  Ради забавы, просто потому что она – ничто.
Ему словно хотелось испачкать в грязи всё, что успел заметить, до чего удавалось дотянуться: внешность, самоуважение, хрупкая надежда на спасение, вера в доброту другого. У Минако не хватало духа что-то произнести в ответ, когда он вот так довлел над ней.

Когда Венере показалось, что убийца наконец насытился обреченным состоянием девушки и достаточно терзал её, до ушей донесся смех.
Ей не послышалась? Её желание найти спасение вызвало именно это?

Боль от  слов,  ядом выедала всё живое и чувственное, от вгрызающихся частиц острого льда внутри пришло чувство стылой обреченности.

Его ладонь, легшая на живот, сопровождалась чудовищными, омерзительные угрозами и эта близость была, видимо, чтоб девушка ни в коем случае не посмела сомневаться, как всё это веселит мужчину, только что утверждавшего, что они никто друг другу, но несмотря на это, он осмеливался притрагиваться. А если вдруг блондинка не разглядела его улыбки более не скрытой маской, то непременно почувствует из-за интонации.

Тело танцовщицы била мелкая дрожь, становящаяся крупнее, приходящая в обычном мире с лихорадкой.

Последнее, что она сделала, до того как её начало клонить в сон и бледное марево смазывало полузабытьем плохо различимую реальность –  последовала за прогорклым чувством, поддалась эмоциям.

Звонкая, искренняя, пока ладонь ещё горяча, хлесткая пощечина.
- Прекрати – она отпрянула, отвернувшись, потирая кисть и дрожащие пальцы. - прекрати быть таким отвратительным.

-..Прости. – отведенный в сторону взгляд после небольшой паузы. В другом состоянии, распаленная сказанными гадостями, Венера парировала бы хоть одно из несправедливых высказываний, но сейчас время работало против неё. Колдовская вьюга в груди подобно её собственному волшебству расползалась дальше, но в отличие от родной силы, это было безумно, неимоверно больно. Магия Сола, чувствовалась застывшими ледышками, постепенно распарывающими вены, прорастая в них.

- Меня зовут Минако. Не Сырок... – медленная, спокойная речь, с каждым словом она будто выдыхает морозный воздух – мои любимые цвета желтый и красный,  из цветов предпочитаю большие подсолнухи, из еды что-нибудь с приправой из корня куркумы, а с недавних пор беру уроки музыки, хотя на жизнь зарабатываю танцами. Кто-то говорит, что я бываю чрезмерно радостна, но я считаю, что если и стоит тратить время на что-то, так почему бы это  не быть мечтам и их исполнению? -  маленький шажок назад, чтоб протянуть руку стоящему перед ней мужчине. – Не самая легкая встреча, но будем знакомы! Какую информацию ещё ты предпочитаешь знать о своих друзьях? – слабая попытка улыбнуться.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-05-30 15:29:15)

+4

11

Пощечина? Это ничего. Сол даже не стал ничего делать. Пусть потешится в последний раз. Тем более… Ну, правда, этот шлепок ладошкой от умирающей девочки, разве способен причинить хоть какой-то вред, а психологический фактор убийцу как-то не волновал. Зато он отчетливо ощутил морозное прикосновение Хлада. Значит уже скоро все станет совсем плохо.

И это хорошо. Его садистская натура была особенно беспощадна к женщинам. Может на этой планете и принято считать слабый пол нуждающимся в защите, но в родном мире дроу уже многие века все обстояло несколько иначе. Сильно иначе. Настолько, что въевшиеся в кожу установки на подчинение вызывали вспышки бешенства. Не зря же он с мстительным удовольствием куда охотнее брался за контракты на женские головы? Это куда интереснее, чем резать пузатиков-толстосумов.

Но сейчас Сол пребывал в недоумении.

«Она серьезно?»

О, серьезней некуда! Кажется, что шуточки про блондинок имеют под собой реальную основу. Вместо того, чтобы молить о милости, пытаясь выкупить свою жизнь, предлагать варианты оплаты, способные заинтересовать дроу, она… пытается подружиться?

На короткое мгновение Сол забыл, что он, вообще-то, находится в ловушке мага, за чьей головой пришел. Голову прострелила боль, отчего мужчина непроизвольно поморщился и принялся тереть переносицу, в попытке избавиться от внезапной мигрени.

А потом на него накатило веселье. Шелестящий хохот сорвался с губ дроу. Обхватив бока руками, он содрогался в приступах неконтролируемого смеха.

- Ты… - сквозь хохот, попытался что-то сказать Сол. – В первый… раз! Встречаю! Настолько! Отбитую! Женщину! – каждое слово давалось с трудом.

Он поднял руку, но совсем не для того, чтобы пожать протянутую ладошку. Нет. Убийца просто похлопал по светлой макушке неразумной блондинке, чье имя забыл сразу, как оно было произнесено.

- Даже не знаю, чего в тебе больше – дерзости или глупости! - продолжил он, чуть успокоившись. Фиолетовые глаза пылали злым весельем. – Пытать подружиться с убийцей, за считанные минуты до смерти, чтобы тот тебя спас! Знаешь, будь мы сейчас в ином положении, у тебя бы даже могло получиться! Правда, потом ты обнаружила бы себя на цепи, в подвале моего дома, куда я бы приходил, чтобы услышать очередную безумную речь, призывающую отпустить тебя на волю!

И он нисколько не погрешил против истины. Красивых женщин много. Немало и тех, кто согласиться согреть привлекательному дроу постель за плату или из любви к искусству. Но мало тех, кто способен заставить его смеяться. На секунду в нем действительно проснулось желание завести питомца – потешить свой разум чужим безумием. Сол даже представил, как эта девчонка будет замечательно смотреться в клетке и ошейнике, пытающаяся подобрать аргументы, дабы он отдал ей ключ от оков.

«Забавно, но и только».

Увы, фантазии фантазиями, но реальный мир не столь… фантастичен.

- Просто интересно – на что ты рассчитывала? – с любопытством спросил дроу. – На мое милосердие? Мило, конечно. Но ты же не всерьез, Сырок? Ты умираешь, однако это меня не сильно волнует. Знаешь сколько красивых девочек умерло на моих глазах? А скольких убил лично я? – вспомнив о маске, что до сих пор держал в руке, Сол повесил ее на специальное крепление пояса.

- Ты забавнее большинства из них, но это не делает твою жизнь ценнее. Так уж и быть, не стану омрачать последние минуты наглядной демонстрацией того, что находится внутри человеческого тела. Считай это благодарностью, за мое веселье.

Чисто умозрительно, все же есть способ, как можно избавить блондинку от Хлада. Но воплощать его в жизнь он не станет. Сол – убийца, а не благотворительная организация.

- Покойся с миром, Сырок, - торжественно объявил мужчина, решительно двигаясь вперед с намереньем обогнуть девушку.

Отредактировано Сол (2020-06-01 12:39:44)

+4

12

Где же найти металлическое полотно – укрыть душу, пока мелодию смерти отбивает замедляющийся стук сердца.
Хотя оно может и к лучшему?  Мужчина был прав – холодные объятья магии притупляют боль. Очень вовремя. 
Слова  стрелами с ядовитым наконечником вдребезги разбивают  мысли девушки о спасении, одна за другой. Злыми пчелами жалит смех, застревающий меж позвонков.  Убийце всё ещё весело, а Мина дрожит, с обидой и досадой прикусив губу – слезы лишь  вскормят сильнее чужой мрак души.

Трещины знай себе – бегут, по той крохотной надежде, что маленьким огонечком плясала на дне зрачка и вспыхнула, когда Ви взглянула на двинувшуюся в её сторону руку. Неужели?...

Нет.
Отчаяние с новой силой разъедает её.
Всё бесполезно…

Он высмеял всё то хорошее, что она собрала в себе,  стараясь искать ему оправдания. Продолжая упоминать внешность Минако, будто не видя в ней просто человека попавшего в беду, со своими увлечениями и мечтами, будто она  могла быть только или привлекательным или не очень товаром. Венеру накрыла волна злости, такая далекая, непривычная, дернешь плечом - не смахнешь как наваждение. Ну и пусть.

- Чудовище.. –  обращение к нему опадает куда-то вниз последним лепестком с погибшего цветка, а ей бы отправиться во след,  рухнуть на пол, спрятать лицо в ладони и плача, рассыпаться блеклым фарфором.

- А последнее.. желание.. –  ловит его за край рукава и в полуобороте, обреченно медленно поднимает голову и смотрит прямо, не представляя, откуда берет жалобную, надломленную  улыбку, что селится в уголок рта.

Убийца не заслуживает даже этого.

Невесомым, неуловимым  движением, легко, как танцор на полотнах, Венера делает один только шаг к нему, прильнув всем телом к грубым ремешкам, металлическим застежкам на мужской груди, обнаженными ногами к грубой ткани брюк.  Рука нежно ложится на плечо, пальцы  касаются затылка, девушка   приподнимается на носочках,   тянется вперед как трепетно влюбленный,  прижимается сильнее, чуть наклонив голову в бок, чтоб, казалось бы вот-вот поймать чужие губы своими.

- Venus Crystal Power Make Up! – свободная рука крепко сжимает хеншин и волосы золотым руном взмывают вверх. Взрывается солнце, лучи, искрясь, оплетают двоих в бешеном потоке света.

Призываемый источник  будет щедр недолго, возможность зачерпнуть из себя, поймать пронзающие лучи следует успеть на грани того как по стенам вновь поползут тени.

- Venus Love and Beauty Shock –  помогая направлять зарождающейся свет, подушечки пальцев нащупают кожу под темными волосами эльфа, пропуская через них скопленное волшебство пока ослепляющая сила вокруг угасает. Насыщенный аметист глаз перед воительницей на время облаченной в фуку, стирается, сменяется застывшей зарницей.

Секунда и девичья фигура медленно падает на пол поломанной марионеткой. Её тело отторгает и хлад и тепло. Минако держится за голову, что готова треснуть, пока форма воина Венеры крошится золотой пыльцой и исчезает.

- Я поселила в твоих глазах свет  и он останется там. Даже если умру.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-06-07 00:26:37)

+4

13

А Сырок то оказался с плесенью. Или сюрпризом. Когда она вся такая потянулась-прильнула, Сол ожидал попытку дотянуться до одного из его клинков, чтобы забрать убийцу с собой на тот счет. Он ни на секунду не поверил, что такая наглая девчонка вдруг воспылала какими-то плотскими желаниями или решила сыграть на своей природной красоте, взывая к мужским инстинктам. Дроу даже решил позволить ей попытаться. Тем сильнее было бы отчаяние все никак не желающей сдаваться пред ликом смерти блондинки.

Он не учел одного – волшебства. Того самого волшебства, которое поддерживало жизнь в теле Сырка столь долго, хотя Хлад давным-давно должен выпить все тепло.

С другой стороны, Сола извиняет то, что убийца никогда не сталкивался с подобным проявлением магии. Что это еще за светопреставление? А нелепая смена гардероба? Зато, когда свет окутал их фигуры, в нос, наконец, уловил запах корицы. Именно так пахла магия девушки, до этого момента скрытая то ли чарами, то ли попросту запечатанная.

Дроу даже растерялся, отчего и пропустил удар, который девчонка все же нанесла.

И это было… странно.

Свет иглами вошел в его глаза, но боль так и не пришла. Зато что-то поменялось в самом темном эльфе. Совсем незначительное. Абсолютно незаметное для постороннего и едва уловимое для него самого.

Инстинктивная реакция тела была подавлена. А ведь Сол почти нанес на рефлексах ответный удар, оказавшийся так близко волшебнице. Кинжал, наполовину вынутый из ножен, вернулся на свое место.

- Интересно. Свет, значит? – оседающей блондинке не дала упасть рука, смявшая ткань платья на груди и грубо прижавшее тело девушки к стене. – А ты полна сюрпризов, Сырок.

Он не совсем понимал, чего она пыталась добиться. Вызванный странной колдуньей свет не слепил, не причинял никакого физического вреда, что было бы логично. Впрочем, для дроу, весь свой эволюционный путь прошедших под землей, в темных пещерах, зрение – лишь вспомогательный инструмент. Они куда больше полагались на слух и магическое чутье. Да, было бы неприятно. Да, создало бы много трудностей. Но без зрения Сол смог бы жить и даже продолжить профессиональную деятельность.

Но Свет Сырка действовал иначе.

Сол и сам сначала не понял, что изменилось. Но потом до него дошло! Теперь он попросту не мог смотреть на девчонку, как на приговоренный к смерти кусок мяса. Уже нет. Не было никакой внезапной вспышки или так трепетно описываемой в женских романах любви с первого взгляда. Ничего такого.

Однако теперь дроу смотрел на умирающую девушку и не мог отвести взгляда. Странное состояние. Будто увидев проходящую мимо по улице женщину, инстинкты начинают орать – «Вот ОНА! Это мой тип!». Свет не влиял на ясность разума, не туманил, не дурманил, не призывал ринуться вперед, защищать прекрасное создание.

Нет, он просто менял точку зрения. Если раньше Сола привлекали исключительно представительницы его расы – хищные, злые, исполненные животной грации и хоть немного походящие на них человеческие самки, то теперь ему, похоже, придется подыскивать себе в борделях воздушно-нежных блондиночек.

Это совершенно не меняло его отношения к Сырку, но теперь он попросту не мог позволить ей умереть.

Сол ненавидел, когда ему что-то навязывают. Особенно таким образом. Принуждения к своей персоне дроу терпеть не мог. Даже в мелочах.

- Решила поиграться с магией напоследок? – прижав своим телом девчонку к стене, одну руку зафиксировав, а другую ладонь положив на золотистый затылок, прошипел эльф со злой улыбкой. – Поздравляю, теперь у меня появился стимул оставить тебя в живых. Но поверь, ТАКАЯ жизнь тебе не понравится.

И впился в губы Сырка властным поцелуем.

Первое, чему учат начинающего мага – контролировать свой Дар. Не умея правильно направлять энергию из источника, ты никогда не сотворишь никаких чар. Разве что – устроишь большой «бум», пораскинув частями тела по помещению. Вот и Сола учили. Немного, но учили. Дроу-мужчины вообще редко шли по стезе волшебства. Им просто не давали того образования, что получали женщины. Поэтому владея двумя-тремя приемами, они были обычными ремесленниками, тогда как истинные маги – творцы.

Тем не менее - базис, основы, убийца усвоил прекрасно.   

Он не мог вывести Хлад из тела девчонки, но мог попытаться его контролировать. И для этого нужен был тесный контакт. Очень тесный. И поцелуй тут – меньшее из зол.

И это немного отвлекало – пытаться удерживать Сырка, мешая разорвать поцелуй, контролируя ее движения, и при этом работать с Хладом в теле девицы. Ведь теперь приходилось себя одергивать, не давая скатываться в удовольствие, целуясь с привлекательной женщиной. Еще пять минут назад такой проблемы бы не возникло.

«Ничего. Я учусь на своих ошибках», - а девчонка еще пожалеет, что решила напоследок отомстить. Есть вещи куда хуже смерти.

Хлад поддавался неохотно. Стихия сама по себе крайне непластична, а Сол еще и не был полноценным магом, зная всего пару приемов. И хорошо еще, что в его скудном арсенале затесалось Усиление, которое имело повышенные требования к контролю и отличного знания анатомии.

- Как самочувствие, Сырок? – наконец, завершив работу и оторвавшись от губ девушки, спросил дроу. – Чувствуешь себя лучше? – он с нежностью провел по щеке блондинки, вот только в фиолетовых глазах то и дело вспыхивали злые искры. – Прости, но, кажется, теперь твое сердечко принадлежит мне.

И это не шутка или метафора. Сол не мог вывести Хлад из ее тела, да и не хотел. Вместо этого он собрал его в одном месте. В сердце. Свернул в более-менее стабильную форму, и оставил так. Теперь блондинка не должна испытывать никаких неудобств. Чары перестанут убивать ее.

На день. Или два? Сол не был магом. Он не мог сказать точно, когда Хлад потеряет стабильность, вновь принявшись пить жизнь девушки. И на этот раз стихия начнет с сердца. Быстро. Стремительно. Превращая кровь в ледяную крошку. Если не повторить процедуру, конечно. А для этого дроу должен был быть рядом.

Магический поводок или ошейник.

«А позже, я бы не отказался увидеть на ее шейке реальный ошейник».

- Ты довольна, Сырок? – дроу делает шаг назад, отпуская девчонку, позволяя ей стоять самой. – Довольна, что не умерла? Но понравится ли тебе цена? 

+4

14

Холод поёт свою колыбельную, всё сильнее уволакивая в  дрему, но ведь это совсем не страшно – она справилась, осталось потерпеть самую малость. Убийца, оставшийся без зрения, вынужден обратиться к ней. Пойти на сделку. 

Вместо ног, от чего-то твердую поверхность под собой чувствуют лопатки. Ей становится тяжелее соображать и больше всего удивляет и пугает не очередное грубое обращение  – тонкая ткань на груди трещит под пальцами,  а мужчина перед ней.  Комком в горле застывает  понимание, что он ни капельки не ослеплен.

Минако мгновенно перестает разбирать,  о чем Сол говорит. В голове пульсирует только одна паническая мысль.

“Этого не может быть! Магия послушалась меня!” - чугунным колоколом бьет по вискам.

И вот он нарушает все мыслимые и немыслимые приличия, заставляя ощущать себя каждой клеточкой тела как никто ранее,  девушка застывает камнем. Мелкие металлические детали одежды неприятно давят на кожу.

Без подробных объяснений о какой именно последующий жизни ведется речь, Минако  захлебывается от ужаса, посчитав, что он хочет изуродовать её лицо или как-то особо изощренно покалечить. Не зря же её внешность не дает ему покоя.

Оторопев, стоящая на страже любви всю прошлую и часть настоящей жизни воительница не сразу верит в реальность и странность происходящего. Собственные губы пульсируют потому что чужие кажутся впивающимися шипами терновника. Из них только что сочился яд, а теперь…
Эта неожиданная близость пронзила сердце точнее любого оружия, причиняя ей ни с чем несравнимую боль.
Волшебство между двумя, с обоюдной мягкостью и заботой, драгоценные девичьи мечты – и это сумел извратить и испортить.

Немыслимо и дико, потому она со всей силы кусается, стараясь высвободиться, но перестает, ощутив как ослабевает магия льда.
Так вот из-за чего! Неужели нельзя было предупредить!

Убийца почему-то вскоре отстраняется, не забрав хлад до конца.  Что бы сказать очередную гадость? К чему обманчивая нежность прикосновений к щеке, когда творишь такое?

- Ты мне омерзителен – смотрит пристально, глаза в глаза, умом Венера понимает, что он действительно  спас её, а прижатая мужским телом к стене вполне осознает, как легко от его удара могут хрустнуть ребра, но отвращение и злость раздирают слишком сильно.

Эльф отходит и тогда объятая смущением, девушка прижимает тыльную сторону ладони ко рту, смотря на Сола так, будто видит его впервые.

Принять бесчувственный, пустой поцелуй от того, кого начал презирать... Такое хочется стереть из памяти. Даже если  львиная доля  воспоминаний действительно отнята,  особое отношение к светлому чувству любви, способам её выражения оставалось частью Ви.
Нервной дрожью в ней бьется сильное желание  поскорее отмыться. Погрузиться в душистую воду и тереть себя до ссадин, смывая  эти небрежные прикосновения, ощущаемые каждый раз издевкой, грязной игрой. Позабыть темную графитовую кожу, ненавистные фиолетовые глаза и злое красивое лицо.

- Я…не знаю что именно ты сделал – кончиками пальцев она касается своей груди – тут тебе ничего не принадлежит. – будто в городе мало лекарей и магов, те точно разберутся с остатками холода – Мы выберемся и не посмею тебя более беспокоить, вымаливать спасение  предпочту у кого-нибудь другого  - голос звенит от раздражения.

- Цена? Говорила, что расплачусь. Только выведи меня отсюда. И.. мне и правда, легче -   небольшая пауза, выудить из себя благодарность к нему какая-то непосильная задача – Спасибо. Довольна.
- А ещё, повторюсь. Меня зовут Ми-на-ко. – своё имя произносит нарочито медленно и четко. - Или у тебя проблемы с памятью? – в ней никогда ещё не роилось столько мрачных чувств к одному человеку.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-06-13 21:00:14)

+3

15

Он слизывает кровь с прокушенной губы и ухмыляется.

- Да и ты не красавица, - насмешливо отвечает Сол.

То, что теперь он считает такой типаж девушек привлекательным, не должно обязательно распространяться и на эту. И уж точно он не собирается рассказывать – как в действительности повлияла на него ее магия. Омерзителен? Неприятен? О, всегда пожалуйста. Убийца привык купаться в негативных эмоциях. Эти чувства для него привычны. Куда страшнее, воспылай эта странная девица к нему любовью. С этим он бы точно не нашел – что делать.

- Я не запоминаю имен глупцов и мертвецов, - пожал плечами эльф. – И первые обычно очень быстро становятся вторыми.

А еще ему бы очень любопытно взглянуть на лица тех лекарей, к которым решит обратится блондинка. Наверняка какие-то такие мысли бродят в ее светленькой головке. Но вот в чем беда – Хлад штука «заразная». А его там, в ее сердце, много. И концентрированного. Будет ли кто иметь с ней дело после того, как парочка целителей погибнет в процессе?

«Вряд ли у танцовщицы есть деньги на высококлассных специалистов, а простые лекари тут не помогут»

Правда, если у этой симпатичной мордашки есть пара «спонсоров», которым она оказывает «особые» услуги и показывает приватные танцы, то глядишь – и решится ее проблема. Однако такие дерзкие девочки обычно очень высоко себя ценят и не ложатся под кого попало. Вернее, так сами считают. Лягут. Рано или поздно. Либо сдохнут. Ну, или ей ОЧЕНЬ повезет. Такое тоже бывает.

«Вот только не верю я в ее удачу. Пусть девочка и необычная, но умудрилась в один и тот же день оказаться в руках отмороженного мага, а потом схлопотать себе Хлад в кровь. О какой тут удаче может идти речь?»

- Так что, Сырок, большего ты не... - закончит фразу ему не дали.

Ладно. Они действительно уже довольно долго занимаются совсем не тем, чем следует. Не удивительно, что маг, или его зверушки, устали ждать, когда двое закончат.

Вновь пришлось дергать ткань и так не слишком прочного платьишка блондинки. Как бы не порвалось. Хотя, конечно, на женскую грудь эльф поглазеть не откажется. Потянув девицу на себя так, что она вновь оказалась в его «объятиях», дроу с интересом рассматривал глубокую царапину на стене, оставленную здоровым шипом, вылетевшим из темноты коридора. 

Впрочем, пока одна рука оказалась занята блондинкой, вторая отправила незваному гостю подарочек в виде кинжала. Визг и грохот удаляющейся туши, оставили эльфа удовлетворенным своей работой. Правда, судя по звукам, зверушка вполне себе убралась своих ходом. Видимо ничего жизненно-важного Сол не задел.

«И как это подкралось? Шума тушка создала немало, размеры, видать, немаленького».

Интересно, кем по профилю был маг? В заказе говорилось о некромантии, кажется, но тут у нас неплохой барьер, а теперь какая-то химера. То, что сие могло быть создано природой – Сол не верил. Разве что маг наведался на его родную планету (вот уж где рассадник всяческих тварей), но там его самого сожрали раньше, чем он обзавелся «питомцем». 

- Кажется, нам пытаются напомнить о своем существовании, - отталкивая от себя девчонку, пробормотал Сол, снимая лук со спины. Один кинжал унесла тварь, осталось четыре. Если бы он выпал – эльф бы услышал. Двадцать три стрелы. Где-то три четверти резерва. Пара клинков.

«И блондинка. Отличный арсенал, ничего не скажешь. Самое оно, чтобы на темных магов охотится», - недовольно подумал убийца.

- Еще раз устроить светопреставление сможешь? Или «посияла» и будет? – ехидно поинтересовался дроу. Вряд ли Сырок окажется сильно полезна в бою. Разве что поменяет пристрастия в «пище» химер, и они дружно изнасилуют девчонку, а пока твари заняты, Сол спокойно доберется до их хозяина.

«Это считать за пользу?» - всерьез задумался убийца.

+3

16

Поведение и отношение к ней глубоко возмущают и ранят, заставляя искать в себе хоть сколько-то дерзости, что требуется в таких случаях, но вскоре бесполезность этого занятия становится очевидна. Венера попусту соткана из совершенно других истин и ей, собравшей и бросившей в эльфа, всё, что, по её мнению, могло осадить, приходиться упираться в глухую стену, оставаться так или иначе проигравшей в этих словесных дуэлях. Хуже того, она расплачивается за сказанное и в последствии жалеет о произнесенном, будто обладатель аметистовых глаз заранее знает какие именно слова принесут больше всего боли.

Минако с трудом справляется со своей эмоциональностью и сердито молчит, тихо злится на полное игнорирование её замечания, вздрагивая от каждого резкого движения мужчины, находясь в постоянном недоверчивом напряжении.

Сминаемое под пальцами Сола кружево издает уже знакомый треск расходящихся ниток. Очередное замешательство, упавшее вниз сердце и вот девушка рядом и упирается пальцами в грудь убийцы, ожидая от него чего-то пугающего и жестокого, поднимает вопросительный и тревожный взгляд вверх, наблюдая как эльф сосредоточен вовсе не на ней. Посмотрев в ту же сторону, Мина видит мерзкое копошение во тьме и слышит как рядом осыпается стена. 

Во всем этом безумии между ними двумя, Ви позабыла о тех, кто непременно придет их навестить.

Мальчишка выпустил своих питомцев полакомиться.

“Значит спас от удара, но не ты ли только что оставлял умирать?” – закравшаяся мысль о помощи Сола не успевает продолжиться как эльф отталкивает её, отправляя кинжал в незваного гостя, награждая нелестным предложением, что саднит самооценку Венеры.

“Светопреставление…?! Да ты….!” - Мина вопреки всему своему гневу на их неожиданный поцелуй, кроме своего избавления от хлада находит в нем ещё один плюс – мужчина в тот момент молчал.

Венера сдерживается, не давая горячей, зудящей волне раздражения стать чем-то большим чем брошенный на убийцу хмурый взгляд. “Я не бесполезная” – говорит она взмахом хеншина перед собой. Вместо споров, блондинка зовет свою силу и жезл моментально окутывает её переливом рыжих огней, заливающих комнату.
Воительница  расправляет юбку и легонько дергает плечом, помогая уголку матроски ровно лечь и не топорщиться вверх. Она предвидит колючие замечания и потому спешит вскинуть руку с раскрытой ладонью как щит, в препятствующем словам жесте.

- Только без комментариев – обращается Ви к мужчине, смелее чем могла позволить себе это ранее. Непокорный холод остался инеем кружить в груди, но девушку больше не колотит страх перед убийцей и его смертельной магией. Теперь она сможет за себя постоять или попытается это сделать, более не завися от жестокого эльфа, походившего на сколы ледяных плит. Как не прикасайся – останется порез. 

Сенши выпрямляет спину, одной рукой упирается в бок, а другой откидывает нити золотых волос назад, стараясь храбриться и скрыть ту перепуганную до слез пленницу, ещё час назад скованную цепями.

Просто уйти отсюда поскорее…

Ви разбита усталостью, не рассеялась и неуверенность, пронизывающая пальцы, облаченные в белую ткань - ей бы не выдать себя, свою некую осторожность к собственным загадочным силам.

Оно

Недовольное чавканье. То были разные куски плоти, волшебством соединенные и превращенные в жуткое создание, бьющееся в агонии каждую минуту своего существования. В него влили жизнь, позволяя быть вечно голодным изуродованным творением, исполняющим приказы и обрушивающим неконтролируемую ярость на указанных жертв.

Чем больнее, тем он злее, а кинжал эльфа, торчащий из туши, приносил к тому же и неудобство при перемещении.

Выждав, гость возвращается.

Вытянув одну руку перед собой, а другую согнув в локте, воительница за любовь быстро зовет на помощь светлый луч, что проносится мерцающей стрелой и лишает монстра нескольких щупалец, делая его куда более разъяренным.
Выброшенная вперед склизкая часть, сначала ударяет девушку в живот заставляя её согнуться пополам, а потом лианой оплетает ногу эльфа, начиная медленно утягивать к себе.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-07-14 01:44:01)

+4

17

- И не собирался, был отвлечен разглядыванием твоих ножек, - ухмыльнулся эльф.

Что было правдой лишь наполовину. А на вторую там чесала затылок практичность, которая не понимающая, к чему все эти «преображения», если «боевая форма» для, собственно, боя не предназначена? Нет, спорить с тем, что симпатичная девчонка в короткой юбке – то еще психологическое оружие, но что делать с теми, кто не слишком заинтересован в конкретном теле? Вилять задницей и светить труселями перед различными тварями бесполезно. Если на самом маге такое могло сработать, то на его зверушках? Вряд ли.

«А еще все эти картинные позы…» - поморщился Сол. «Непрактично. Не эффективно. Лишь эффектно».

Ладно, стоит признать, что все это вызывало в нем головную боль. Особенно Сырок. Вернее, конкретно она. Монсты, демоны, твари и прочие, в купе с бандитами, магами, колдунами и прочими уродами – привычная картина, набившая за годы оскомину. Пусть по меркам дроу Сол еще младенец, но его учили с пеленок, так что свой путь бойца и убийцы он начал крайне рано. Не все ветераны человеческого царства могли похвастаться его опытом.   

И в его представлении Сырок была слишком… слишком. Просто - слишком. Она не укладывалась в рамки и параметры. И абсолютно выбивалась из привычного колорита. Неуместно яркая. Как сама, так и ее магия.

Сол едва не проморгал возвращения монстра, увлёкшись своими думами.

А потом эта дура ткнула пальчиком в жутковатую химеру и полыхнула лучом света.

Да, монстру это не понравилось. Да, она нанесла ему повреждения. Но при всем при этом в темном коридоре столь яркая магия буквально резанула по глазам, отчего дроу не смог среагировать на ответный удар проклятой химеры. Впрочем, и сама девчонка, судя по звукам, хорошенько получила от монстра.

И о своем первом обидчике химера не забыла, тут же решивши поиграть в осьминога, хватая все, что плохо лежит. Или стоит, в данном случае.

Тем не менее, опыт не пропьешь. Даже ослепленный, Сол оставался боеспособен. Все же для дроу зрение – не самый важный инструмент. Он, конечно, замешкался, от неожиданности, но почувствовав прикосновение щупалец к своей ноге – тут же начал действовать.

Его, конечно, дернули и, потеряв равновесие, убийца упал. Благо – на бок. Упади он на спину – мог бы удариться затылком, а это могло на пару мгновений вывести его из игры.

Лук-то у Сола – металлический. Не только потому, что так усилие куда больше, чем на даже самом лучшем дереве, а и потому, что им можно орудовать в ближнем бою, коли враг успел подобраться. Вот и сейчас черный металл вспыхнул мертвенно-голубым светом, впитывая Хлад, а потом острое плечо лука вонзилось в щупальце, оплетающее ногу эльфа. Судя по визгу, взаимодействие с магией и сталью дроу химере по вкусу не пришлось.

- Не смей меня лапать своими щупальцами, тварь!

Перекатившись через голову, дроу выхватил из колчана две стрелы и с минимальным интервалом отправил их в химеру, не забыв добавить Хлада каждой. То, что магический яд сумеет добраться до основного тела жутика – Сол не верил. Скорее всего эта штука успеет избавиться от ставшей опасной конечности раньше, чем Хлад подействует. Но вот два дополнительных подарочка – уже серьезней.

- Сырок, еще раз полыхнешь без предупреждения, и я тебя подарю этим щупальцам в качестве игрушки, - на всякий случай предупредил Сол свою «напарницу». – Думаю, они тебе во все щели донесут истину, что вспышка света во тьме – плохая идея!     

+2

18

…”Отличная идея! Хорошо, что не использовала цепь, монстр мог выскользнуть” - она разве что не подпрыгнула на месте от ликования. Луч лопнул крохотными солнцами, заодно осветив по пути коридор и часть комнаты до этого полностью сокрытые тьмой. Особняк был на удивление крепок или напитан колдовством, реагируя только пыльной удушающей завесой на вполне осязаемые атаки и перемещения своих обитателей.

Венера звонко чихнула два раза подряд и потирая нос, успела разглядеть гладкие поручни лестницы ведущей вниз, прежде чем живот расчертила вспышка боли. Девушка ахнула и зажмурилась, согнувшись и рухнув на колени. Держась за бока, когда перед взором перестали рассыпаться горстки звезд, через щелочки глаз, выдыхая и прогоняя жестокий спазм, смогла подглядеть, что часть неудовольствия от полученных травм монстр выразил эльфу. Правда, от чего-то Сол был менее проворным, чем она себе представляла.

Стрелы и магия дроу мучают и заставляют пришедшую тварь извиваться, не зная, что скинуть хлад и все сопутствующие отвратительные свойства не получится, как бы не хотелось.

Этим выигранным временем необходимо было воспользоваться, вдруг создание умеет регенерировать конечности!
Новый виток адреналина гнал девушку к повторной атаке, смазав восприятие красноречивых предостережений убийцы. Воительнице было не до этого.

Слова заклинания звучат вновь.

- А? –  увлеченная концентрацией сил, воодушевленная скорой победой, она не сразу поняла, что эльф обращается к ней, а не продолжает осыпать нападавшего руганью. Сенши с направленной в тушу рукой, крутанула головой и посмотрела на мужчину, медленно изменяясь в лице. Серьезность, украшавшая секунду назад была стерта испугом. О, нет! Он снова разозлится!

Пока Сол говорил, искристая магия уже успела скопиться на пальцах. Мысли Венеры занимала скорейшая расправа над питомцем мага, предупредить как её просили она, разумеется, не успела и стиснув зубы выдала кривую извиняющуюся улыбку.

“Луч Полумесяца” тем временем поспешил к своей цели.

Удовлетворившись скинутым с лестницы монстром, погребенным под досками, Ви, втянув плечи, некоторое время опасливо  наблюдала за непредсказуемой реакцией эльфа, превозмогая страх, болезненно защекотавший внутри.

“Спокойно!” - вряд ли ему в голову придет сейчас поиздеваться над ней какими-то своими бездушными уловками.

В обычной ситуации танцовщица ринулась бы на помощь, с волнением оглаживая чужую ушибленную спину, но предыдущие уроки усвоены слишком хорошо и близко подходить девушка не спешила, мужчина для неё накрепко сплелся с чувством недоверия.

- Глупо было ждать и дать ему ещё раз ударить! –  считает это весомым аргументом – откуда мне знать, что ты слепнешь, когда не надо! –  вот из-за чего его реакция была несколько запоздалой, а вместо похвалы и благодарности её запугивают. Осторожно ступая вперед - без освещения все ещё грозило обо что-нибудь споткнуться, Венера оборачивается через плечо, с упершейся рукой в бок, коротко бросая:

- Я - Минако. –  недовольство умещает в одно слово, напоминание, нежелание откликаться на клички.
"Да кто ты такой, чтоб распоряжаться мной!" - невыносимо раздражает. Она не будущий труп, как бы он ей это не предрекал. Не рабыня и не друг, пусть ставит клеймо на ком-нибудь другом.  Ви не лень поправлять снова и снова, награждая серьезным взглядом голубых глаз – лучше подари себе томик хороших манер!

Отредактировано Сейлор Венера (2020-06-21 12:09:13)

+2

19

Ожидая второй вспышки, в этот раз, Сол успел закрыть глаза. Но даже сквозь сомкнутые веки слепящий свет сумел найти дорожку, вызывая раздражение и теперь перед взором дроу летали «мушки».

«А ведь этому уродцу хватило бы моих стрел», - с тоской подумал убийца, поднимаясь на ноги.

- Ты – дура! Безмозглая блондинка! – огрызнулся он. – Опасная для окружающих! Никогда не приходило в голову, что внезапно вспыхнувший свет в темном помещении, неплохо так бьет по зрению ЛЮБОГО, кто находится в нем? – мигрень усилилась.

То, что собственная магия ее саму не слепит – очевидный факт. Но другие – не столь удачливы. И будь на месте эльфа человек менее привычный действовать без участия зрения, тот мог бы и не спастись из жадных щупалец химеры.

- Гнилой Сырок, - бурчал дроу под нос, проходя мимо блондинки, даже не взглянув на ту. – Неумелый, опасный, безмозглый. Ладно! Наверное, я слишком требователен к простой уличной «танцульке». Да. Именно так, - убеждал он сам себя. Хотя получалось не очень. – Просто Сырок с нелепыми силами.

Возмущение девушки Сол благополучно проигнорировал. Как и то, что рассуждал вслух, не заботясь о том, что его, в общем-то, прекрасно слышат. Однако сделал зарубку в памяти, чтобы в следующий раз даже на секунду не задумываться о том, что блондинка может быть полезна. Его ошибка. Увидев странную силу, решил, будто та умеет ей пользоваться. А ведь, казалось бы, умный и опытный, мог бы понять, что сила еще не равна умению. Да и откуда танцовщице иметь навыки воина? Или уметь сражаться в различных условиях? Для нее естественно – жахнуть сильно и прямолинейно. Как и большинству магов-недоучек.

«Таких-то на боевые операции не берут, не то, что доверяют прикрывать спину. И это, не говоря о взаимной неприязни».

- Себе подари томик здравого смысла, - поставил точку в разговоре дроу.

Спрыгнув с лестницы, убийца закинул лук за спину и вынул парные короткие клинки. Носком ботинка он слегка разгреб кучу досок, что погребли под собой химеру. Как и ожидалось, та практически перестала подавать признаки жизни. Лишь слегка подергивалась с характерным хрустом замерзшей крови, ну или что у там вместо нее? Тем не менее, было видно – организм все еще сопротивляется Хладу.

И так продолжалось бы еще долго, не положи мучениям химеры конец короткий всполох отточенной стали.

- Вот, демоны, - устало пробормотал Сол, глядя на обломанные древки в теле жутика. Минус две стрелы.

«Еще одна причина прибить Сырка».

Ведь боеприпасы в данных условиях – на вес золота. Двух стрел хватило Хладу прикончил химеру. В тех условиях, она уже не была опасной. Удар, что нанесла блондинка – явно был лишним. Почувствовала ведь на себе действия магии дроу, но нет, не хватило разумения понять, что если от маленькой царапинки ее так скрутило, то два прямых попадания – с гарантией прикончат любого врага!

«Двадцать одна стрела. Три кинжала. ТОТ клинок. И Сырок. Непредсказуемый, отчего опасный не только для врага, но и для меня».

Откровенно скверный набор. Мелькнула мысль – испытать ТОТ кинжал, но она сразу пропала. Лучше просто прикончить эту вредительницу, чтобы не мучилась. И она. И он.

Со вздохом, Сол огляделся. Судя по всему, путь его лежал вниз. В подвал. И почему темные маги так любят прятаться под землю? Роют себе норы. Хотят быть поближе к своему контингенту? Очень не хотелось лезть туда с Сырком за спиной. Страшно.

- Слушай, давай ты посидишь где-нибудь здесь, пока я разбираюсь с магом? Очень не хочется получить очередной «сюрприз» в спину, - сказал Сол. Бросив короткий взгляд на блондинку.

Отредактировано Сол (2020-06-21 12:15:06)

+3

20

Оскорбления обручем сжимают грудь, Венера закусывает нижнюю губу и отводит взгляд в сторону, от давящей обиды некуда спрятаться, только задыхаться. Прервать эльфа мешает словно прилипший к небу язык и беспомощность от правды, что справедливым укором мелькнула в его неосторожных словах. Да, она действительно не думала, что ему будет нанесен вред, её целенаправленная попытка ослепить оказалась безуспешной, а тут они даже рядом друг с другом не стояли!

На словах о “танцульке” девичьи ладони в белых перчатках сжимаются в кулаки и Ви стискивает зубы, Боги знают какими силами сдерживается и не одаривает эльфа ещё одной пощечиной, уже более осознанной и куда-более ощутимее предыдущей! Сколькими ещё отвратительными званиями заклеймят сегодня?!
Да и вообще! В отличии от этого грубияна, Мина приходила на помощь и не бросала никого.

Считает, она бы смогла спокойно наблюдать как напарника утаскивает монстр, не успей он защитить себя сам? 

Венера медленно спускается по лестнице, поджимая губы, нервно приглаживая растрёпанные волосы у уха, украдкой вытирая глаза, не давая надменности убийцы окончательно убедить себя, что Минако и правда не более чем пустоголовая блондинка виноватая во всем.

Сол не задумывался даже краешком сознания о её чувствах, то было предельно ясно. Каждое слово или действие приносило девушке безмерную боль.

Взор воительницы стекленеет, а после Венера вздрагивает, словно это не монстр получил удар и замер теперь уже навсегда, а она. Непрерывно смотрит на несчастное творение мага: посиневшие вены проступили через кожу, тело застыло и не двигалось. Большой и страшный, но совершенно беззащитный перед магией эльфа. Тоже самое случилось бы и с ней...

Впечатление столь ярко и велико, что воительница стоит как прикованная к полу, нервно перебирая пальцы, позабыв о пылающем раздражении до того момента, как убийца заговаривает с ней, после чего оно вспыхивает с новой силой.

- Напыщенный индюк! В отличии от тебя - сенши смотрит твердо, непреклонно уверенная в том о чем говорит, подрагивает плечами от сдерживаемых эмоций, но все же теряет контроль  с непростительной для себя легкостью, упрямо ища в лице мужчины хоть какую-то тень раскаяния или проблески понимания – я стараюсь помогать! Хотя, тебе и слово то такое не знакомо, правда? Как благородство и доброта! Бить в спину скорее твоё хобби! Ты же как дикий сорняк, паразитируешь на всем вокруг. Не суди меня по себе – на грани крика от накопленного гнева, Ви скрещивает руки на груди в попытке обуздать его.

Могу просто держаться чуть поодаль. - карминовая завеса злости перед глазами опадает, стоит ей представить как эльф уходит. Мина звучит тише, присмирев и чуть замявшись, умолчав, что оставаться в темном тесном помещении одной в морально расшатанном состоянии жутко страшно.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-06-27 04:46:21)

+3

21

[nick]Мансур[/nick][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/40/t618827.jpg[/icon]
[status]в бессмертной гнили пороков[/status]

В подвале по сравнению с остальным домом было светло, к нему в былое время даже стоило применить такое понятие как "уютно". Сейчас всюду разбросанный и поломанный хлам, отодвинутые от стен шкафы с книгами, мутные зеркала и личные вещи бывших хозяев только намекали на это. Впечатление ко всему прочему портил каменный алтарь в одном из углов: кровавые ошметки, части тел с неровными краями, багряным окропленные поблизости стены.

Чистотой в том углу сияли только металлические инструменты на железной подстилке.
Посреди комнаты стоял стол, а на нем, подогнув ногу и подбрасывая вверх красное спелое яблоко, сидел мальчишка в аккуратном костюме, что подходил больше избалованному аристократу, а не тому, кто решил заглянуть в колыбель мрака.

Какая-нибудь продавщица с рынка, чей долг определять платежеспособность клиентов, дала бы ему от силы пятнадцать лет. Глаза и волосы юного мага как зола – серы. Лицо спокойно, опустошено от эмоций.

- И как же ты убьешь меня? От стрел я уклонюсь, тут надо что-то другое... – тени пляшут по бледной будто высеченной из мрамора коже, он смотрит бесстрастно, равнодушно, куда-то сквозь Сола. –  что-нибудь посерьезней. Меч?
Или мы можем сгореть все вместе. Как тебе? - Мансур со скучающим видом болтает свесившейся ногой, а указательным пальцем ведет по ножке канделябра, дуя на пламя свечи в нем, неестественно улыбаясь.

Мансур

Отредактировано Сейлор Венера (2020-06-26 20:10:39)

+2

22

О, Темные Боги! Ему попалась «танцулька» с синдромом героя! Сол закатил глаза, убирая клинок в ножны.

- Слушай, в чем твоя проблема? – поинтересовался убийца с раздражением глядя на девчонку. – Помощь? Благородство? Доброта? Ты как будто живешь в совсем другом мире. Не на улице, а во дворце, спрятавшись от реального мира в сопливых романах о героях и чудовищах, где нелепое добро всегда побеждает. Очнись! Едва избежала смерти, но вновь лезешь со своими глупыми принципами. Может я прав и в блондинистой голове действительно пусто?

Он этого не понимал. С монстрами и некромантом убийца справится и сам. Помощь от этой неумехи лишь усложнит его работу. Да, Сол поддался порыву и решил помучить раздражающую его девчонку вместо того, чтобы позволить ей умереть. О чем, к слову, уже начал сожалеть. Она достаточно попила крови, да еще и в голову влезла. Впрочем, как раз это совершенно убийцу не волновало. На его жизнь смена предпочитаемого типажа не повлияет. Так что это-то он как раз простить мог.

Но вот все эти нелепые попытки «наставить его на путь истинный» - откровенно бесили!

- Мне интересно, что ты будешь делать, когда однажды кому-то богатому и не обремененному твоими смешными принципами, придешься по вкусу? Считаешь, будто стража тебя защитит от аристократа? Или на его благородство рассчитываешь? Знаешь сколько таких вот «танцулек» пропадает на улицах столицы ежедневно, а потом их находят в канавах мертвыми? И поверь, их смерть – никогда не бывает легкой. А ведь так поступают даже с аристократками, представительницами видных фамилий. Уж поверь. Я не раз принимал заказы от безутешных родственников. Считаешь себя менее уязвимой?   

И никакая магия ее не спасет. От грамотных ловцов за живым товаром не уходят даже сильные колдуны. Тем более ошейники – легко блокируют волшбу. А Сырок-то, похоже, вообще превращается с помощью какого-то артефакта, если Сол все правильно понял. Отбери ее и она превратится в обычную девчонку. Тем более – ей надо спать. Надо есть. Яды, как убийца уже успел убедиться, на нее действуют.   

- Единицам удается выбраться из дерьма. И даже они успевают хлебнуть по полной. Считаешь, себя уникальной? Или попросту бессмертной? Держать-то язык за зубами улицы тебя не научили, - вздохнул эльф. – Вот будет забавно, когда моя магия в итоге убьет тебя. Ведь я ее не убрал. Лишь ограничил. На время.

С этими словами Сол отвернулся и пошел дальше, более не обращая внимания на блондинку и все то, что она могла ему сказать.

Спуск не принес ничего нового. Ни монстров. Ни химер. Ни одного самого завалявшегося скелета. Абсолютная пустота. Это немного напрягало. Сол не верил в то, что некромант так просто позволит к себе подобраться. Ловушкой смердело за мили, но, к сожалению, иного пути вниз убийца не видел. Оставалось лишь удвоить бдительность и идти вперед.

Открывшийся вид не впечатлял. И паренек на столе. И уж точно его слова не задели ни одной струны в душе эльфа. Он уже слишком устал. Устал от речей. От глупых слов. Общение с Сырком окончательно его вымотало. Поэтому, дроу не стал болтать, а сразу начал действовать.

Может маг и увернется от стрел. Может даже клинками не удастся его убить. Или даже Хлад не подействует. Такое тоже возможно, если некромант подготовился, увидев, с чем ему придется иметь дело через свою химеру.
По телу эльфа прокатилась волна магии, выводя его физические характеристики далеко за пределы, отпущенные его расе. От его рывка треснул пол, вздымая в воздух пыль и каменную крошку. Сверкнул одинокий кинжал. Его целью не были жизненно важные органы, нет. Его целью была кровь. Хоть маленькая ранка.

И приказ – «Умри. Разорви руками собственное горло и умри, болтливый ублюдок!».

Отредактировано Сол (2020-06-25 13:35:10)

+2

23

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/40/t636726.jpg[/icon]
Следующие по пятам, выискивающие мальчишку наемники значительно лишили его силы. От кого-то он сумел откупиться, кому-то наврать о своей непричастности, пользуясь юными годами. С каждым разом охотники за головой оказывались смекалистей и умнее предыдущих, а нервы мага истончались. Репутация была уничтожена, имущество отдано в уплату долгов. Друзей со своим непростым характером, заносчивостью и откровенным пренебрежением ко многим, он завести не сумел и потому даже просить помощи и укрытия было не у кого.
Оз не пытался больше чему-то научить, отчитать или навестить.

Приходилось идти на ухищрения, задействовать дешевые фокусы.

Конечно же, то была иллюзия, транслируемая парой магических камней, расставленных по кругу. Затея состояла в окончательной поимке Сола, по плану перепуганного и сбегающего от твари. 
Недальновидного пленника, растерявшего внимательность и бдительность, останется скормить прожорливой туше.

Действия дроу заставили иллюзию рябить и покачнуться как водную гладь куда упало нечто тяжелое. Драгоценные камни загудели в ту минуту как тело мужчины поравнялось с поддельным некромантом. Несколько сверкнувших белых молний соединились над макушкой Сола и расползлись в паучью сеть. 
Единственным верным своим другом Мансур считал своего защитника – монстра собственноручно собранного и оживленного.
- Сожри, сожри его! – далекий от наколдованного образа холеного юноши, некромант вышел из-за книжного шкафа, зовя единственного кто остался ему верен. Капризная запрещенная магия будто пустила корни на одной из частей его лица, обезобразив кожу.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-07-04 17:52:40)

+2

24

Посмурнев, Венера не успеет сказать, что эльф совершенно не прав и если бы он и каждый из живущих боролся, а не сдавался, захлопывая себя для добрых дел, то и мир ответил бы тем же, а не тонул в пороках гниющего общества, угрозах для таких не уникальных танцовщиц как она.

Минако остановили последние слова дроу, эльф безжалостно и неожиданно вогнал ей ножом их в грудь, чья рукоять тут же рассыпалась.

Не зря девушка сравнивала себя с монстром, лежащим неподалеку. Ничем от несчастного создания она не отличалась. Единственное, быть может, Солу хотелось её медленной смерти, быстрая – скучно и уготована неразумным созданиям? Ведь мужчина сам утверждал, что золото ему не нужно, а признание про убитых девушек? Уточнения как именно они были погублены тогда не последовало.

- И сколько же вре... - уходит не став выслушивать, наплевав, что вновь отнял опору под ногами сейлор воина. Какой-то особо излюбленный мерзкий метод оставлять последнее слово за собой, пока Ви реагирует напряженным лицом и плотно сомкнутыми в нить губами, стоя в забытье от полученных оскорблений.

Проживи Венера действительно все свои жизни на Кинмоку, что разительно отличалась от Земли и Серебряного Тысячелетия, то этой тягучей и ноющей боли в душе не нашлось бы места, чужой мир не выворачивал бы наизнанку, заставляя ощущать себя недостаточно стойкой и смелой перед выстроенным бастионом препятствий.
Щемило пустотой, тошнило, девичьи плечи мелко задрожали. Нервным и растерянным движением девушка, потерявшись на какое-то время, поправляет челку, порываясь смахнуть образ жестокосердного убийцы и его слова как злой морок не имеющие силы.  Не справляется и не может защититься от сказанного. Блондинка обреченно и сдавленно выдыхает сквозь зубы. Тяжело. Всё нестерпимо горькое превращается в хлынувший неконтролируемый поток слез.

Пустым взглядом уставившись в чернильную тьму, она проводит пальцами по коже лица, от подступающей тихой истерики и отчаяния реальность кажется ночным не заканчивающимся кошмаром. Своей ладонью она зажимает рот, давясь всхлипыванием, пока соленые дорожки слез обжигают кожу. Становится легче, хоть и самую малость.

Он может говорить, что хочет сколько угодно!  Такому пропитанному собственным ядом типу любые принципы, связанные с бескорыстной помощью не в угоду эго, будут противны. Изъеденный собственной ненавистью ко всему, пытается оставить темные пятна на других, выбирая самый легкий путь. Пускай! Как только барьер испариться, Мина сразу обратиться к магам и лучшим лекарям! Целый конкурс устроит в местной таверне!

Голоса из подвала вернули Венере чувство сопричастности происходящему, потерев запястьями глаза, она прислушивается, но звуки резко обрываются. Наступает тишина и девушка спешит зайти в кромешную тьму.
Преодолев лестницу, первым что сенши видит в светлом помещении – сходящего с ума мальчишку. Исхудавший ещё сильнее с их последней встречи, отдавший себя темному ремеслу.  Некогда симпатичное лицо превращалось в одно из чудовищных творений: цвет глаз и волос испила волшба.

Озлобленный на всех ребенок, вовремя не получивший дружеской поддержки и любви, диким волчонком глядевший на мир. Все так же прижимающий к себе пухлую книжку. В глазах Венеры он был не более чем хрупким и глупым дитем, перешедшим грань дозволенного.

Отредактировано Сейлор Венера (2020-07-12 13:32:00)

+2

25

Иллюзия. Что ж. Забавно. Глядя из-за слабенькой ловушки на беснующегося мальчишку, Сол криво усмехнулся под маской.

Маги самоуверены. Получив силу – думают, что теперь весь мир у их ног. Не зря же многие из молодых колдунов погибают в детстве или подростковом возрасте? Не потому, что увлекаются темными искусствами, переходят грань, потихоньку превращаясь в чудовищ, как этот мальчишка. Нет. Просто Сила нуждается в контроле. Контроля, которого у подростка, из чьих ушей льются гормоны, попросту неоткуда взять.

Именно поэтому магов не так уж и много, хотя многие обладают хотя бы зачатком дара. Уж слишком велика смертность.

А еще потому, что нельзя настолько доверять своим чарам.

- Оно не придет. Впрочем, тебе уже должно быть все равно.

Короткий клинок ярко вспыхнул голубым пламенем. Металл мгновенно покрылся инеем, а небольшая гарда треснула от холода. После убийце придется покупать новый меч. Увы, добротные клинки не были предназначены для того, чтобы пропускать через себя столько силы, а хорошие рунные стоили неприличных денег. Куда проще покупать расходники, чем месяцами ждать, пока тебе зачаруют один. При этом чары – не панацея и гарантий никто бы Солу не дал.

Поэтому, выхватывая один из мечей свободной рукой и нанося удар по белесой границе ловушки, дроу уже был готов к последствиям.

С жалобным треском лезвие разлетелось на осколки, но и фиксирующие барьер камни треснули, освобождая эльфа из плена.

Магик же в этот момент лишь начал разворачиваться в его сторону, отвлекшись на появившуюся в подвале блондинку. Энергия Усиления все еще циркулировала по венам дроу, заставляя до хруста напрягаться мышцы. Второй рывок болью отозвался во всем теле. На месте, где только что был убийца осталась лишь рукоять сломанного клинка, медленно вращаясь в воздухе, падающая на пол.

Время замерло.

И на этот раз все еще зажатый в руке эльфа артефактный кинжал все-таки испил чужой крови.

Забавно, но мальчишка почти успел среагировать, отшатываясь в сторону. Несколько капель зависли в воздухе, когда он шлепнулся на пол, инстинктивно хватаясь за небольшую царапину на щеке. Точно такую же, какую не так давно оставила стрела дроу на лице другого человека.

С лязгом упала рукоять. Время возобновило свой ход.

- А теперь… убей уже себя, мусор, - приказал Сол.

Глядя на катающегося по полу человека, раздирающего ногтями свобственное горло, рыдающего и визжащего, убийца испытал удовлетворение. Слитным движением убрав кинжал в специальные ножны на поясе, эльф встряхнул руками. Небольшое онемение – нормальное явление, после использования Усиления. Дважды. На полную мощь. Чуть позже ему будет плохо. Очень плохо. Придется накачаться зельями и залечь на пару дней.

- Слишком много проблем из-за какого-то второсортного колдунишки, - брезгливо бросил Сол, пнув труп уже мертвого мага. Булькающие звуки в разодранном горле еще затихали, но стекленеющие глаза ясно говорили, что сегодняшний заказ выполнен.

Окинув помещение взглядом, он остановился на застывшей у выхода девчонке.

- И чего пришла? Маг мертв. Осталось найти камень, что поддерживал барьер, и с ним будет покончено. Твоя «помощь» не понадобилась, - хмыкнул Сол.

Скользнув равнодушным взглядом по груде мяса, некогда бывшей несчастными, которым не повезло превратиться в химеру, убийца прикинул, что отсюда можно вынести, чтобы компенсировать издержки. Вряд ли тут найдется нечто ценное. Книга, которую маг прижимал к себе, будто любимую женщину, разве что. Хотя… Должна быть тут пара вещей, которые всегда в ходу.

+2

26

Чужая смерть навалилась свинцовой тяжестью, а картина происходящего калечащим лезвием застревает в памяти и не укладывается в голове. Шаги вперед как в опиумном сне, медленные и неуверенные, то, что она видит своими расширенными глазами лишает её способности моргать, дышать, думать. Девушка вздрагивает и дергается, когда неподвижный маг шевелиться от нанесенного ему ногой удара.

Безмолвно, с огромным ужасом и шоком Венера какое-то время застревает в чувстве отвращения, но через несколько минут заставляет себя скосить и уронить взгляд в сторону, вниз, туда, где капли крови скопились и превратились в лужу на гладкой поверхности каменных плит.

- Ты даже… не попытался... поговорить с ним... – еле разжимая губы, приглушенно, с трудом произносит каждое слово. Сознание заходится в беспомощном крике и всё, что до этого ей внушалось приобретает ещё более гадкий оттенок. Дроу не преувеличивал, угрожая, рассказывая о том, как убивает других, скорее преуменьшал, а Ви до последнего не верила, не хотела верить, что может существовать кто-то настолько отвратительный ей. Демонстрирующий, что не обладает ни каплей сочувствия и сострадания.
  Всё дело было в наслаждении от мук других? Их увечий? В этом была суть? Не в природной циничности и хладнокровии, а в погоне за удовольствием с оплатой? Эльф мог убить одним ударом, но предпочел упиваться подаренной юноше страшной агонией, которой тот не мог сопротивляться.

Прядь волос хлестнула по щеке, девушка резко подняла голову, уперевшись взглядом в лицо мужчины.

- Хотя бы один вопрос…! Всегда слепо выполняешь свой заказ? Не пытаясь разобраться?! Даже он, разве заслуживает  такого? И после этого смеешь говорить, что со мной что-то не так?! -  бессильная ярость, нарастала зудом под пальцами и поравнявшись с Солом, девушка двумя ладонями пихнула его в грудь. – Ты! –  и ещё один толчок, вкладывая все свои силы.

- Ты…! – необратимость действий Сола паническим ощущением удушья сковывает горло, грудная клетка содрогается от каждого вдоха и выдоха - Ты… - твердила она, от невозможности подобрать характеризующее слово для убийцы. – Зачем тебе всё это - быстрый взмах ладонью и пальцы задевают кованую броню - металлические пластины служащие для защиты – там ведь пусто, верно? Под ней ничего нет. Потому ты чужими страданиями заполняешь эту пустоту? Чтоб было хоть что-то кроме собственного яда. – гнев зазолотившимися искрами осел в зрачках, она спешит отойти, страх направил ноги Венеры к столу.
Вот же… Проклятье! Как она могла вновь необдуманно поддаться чувствам рядом с тем, кому все равно кого убивать. Зачем открывала рот, её речам не суждено добраться до заледеневшего, прогнившего сердца эльфа, вот бы он, как и в прошлые разы просто не обратил внимания. Паника начала остервенело кусать изнутри. Повернувшись спиной к Солу, дрожащими руками Ви перебирает колбы, пучки цветов с черными венчиками, её лихорадочное биение сердца замедляется, а мысль сбивается, почувствовав колдовской гул от камня, легкое свечение которого проступает через ворох бумаг сверху.

“Это он?” – голос волшебства перекликался с тем, что ощущался у окон на втором этаже. В смятении, не уточнив, Венера берет и швыряет его в стену, на каменный пол тут же летит дождь из переливающейся крошки и окружавший дом барьер исчезает. Никто больше не ощутит жужжащей вибрации от магической ловушки.

Развернувшись, взор голубых глаз быстро проскользил по убийце, на секунду защитница любви и справедливости сомкнула веки и под ними пронеслись все его злорадные выражения лица:

“Ты умираешь, однако это меня не сильно волнует.”
“…наглядной демонстрацией того, что находится внутри человеческого тела. Считай это благодарностью, за мое веселье.”
“Вот будет забавно, когда моя магия в итоге убьет тебя. Ведь я ее не убрал.”

Скопившаяся причиненная им боль слилась в план и действие, кроме заплутавшего в своей короткой жизни мага и его создания, тут было ещё одно чудовище бездумно убивающего, если ему заплатят.

Распахнув глаза, она уже не сомневалась, ладонь в белой перчатке хватает со стола блеснувшие синем кристаллы – сгустки чар для создания магических заслонов, щитов и барьеров. Единственное знакомое, чем изредка за баснословные деньги торговали на рынке.
Царапнувшие пол каблуки, рывок в сторону выхода разметал волосы по спине и всколыхнул рыжую плиссированную юбку.

“Если не сработает, доскам хватит одной атаки чтоб обрушиться и завалить проход.”

+3

27

Вот и она. Разъяренная фурия. Все такая же глупая и несдержанная. Несмотря на то, что он в любой момент может прервать нить ее жизни. Совершенно ничего не понимающая в жизни. Как будто существует только черное и белое. Никаких полутонов. Никаких иных красок. Либо ты – злодей, либо – хороший человек. Себя, по очевидным причинам, эта девушка относила к последним.

Не то чтобы Сол возражал против клейма злодея. По правде говоря, он им наслаждался. Смерть. Боль. Чужие страдания. Разве есть в мире музыка приятнее, чем крики жертвы, затухающие на ее губах? Или стекленеющие глаза, в коих отражается отчаяние?

И то, что подобная участь может ждать и его, дроу не сильно волновало. Всегда найдется кто-то сильнее, умнее, умелее. Удачливее, в конце концов! Никто не совершенен. Смерть придет за всеми, так к чему ограничения, стены, оковы? Мораль, устои, милосердие, человеколюбие – все это придумано сильными, чтобы оградить себя от толпы слабаков, ничтожной, но способной завалить мясом даже их.

Эльф непроизвольно фыркнул, слушая речь девчонки.

- Разобраться? Поговорить? – задрав голову, дроу искренне рассмеялся. – Скажи мне, дурочка, ты обратила внимание на кучу мяса вооон в том углу? – ткнул пальце в сторону Сол. – Ты правда думаешь, что это тела зверей? О, смею тебя огорчить. Кажется, я даже вижу в том месиве – фрагменты детских костей. Они – заслуживали такого? Ммм? Заслуживали, чтобы их превратили в ту симпатичную штуку, которую я убил?

Ему было смешно. Она ищет оправдания маньяк, некроманту и садисту? Сол еще не слыхал о милосердных темных магов. Надо будет рассказать знакомому малефику. Вместе бы посмеялись.

- Ты не думай, я действительно наслаждаюсь своей работой. Мне нравится убивать, мучить и заставлять страдать, - пожал плечами дроу. – Но ты не путай круглое с мягким. Мне никогда не дают заданий убивать милых и невинных детишек. Потому, что браться за такое банально не интересно. Я люблю, когда жертва способна дать сдачи.

Насколько же это глупо – объяснять слепцу, как выглядит цвет?

- Но тебе ведь все равно? Главное, чтобы твоя совесть была спокойна? А ты весьма лицемерна, Сырок. Я, хотя бы, не отрицаю своих недостатков, но видишь ли свои ты?

Но девчонка его уже не слушала. Она очень шустро сумела отыскать камень, удерживающий барьер, и без каких-либо колебаний его уничтожила. А потом рванула прочь. И, что забавно, не забыв прихватить кристаллы, пахнувшие магией. Наверное, дорогие.

- Люблю таких милых маленьких лицемерок. Но не в живом виде, - хищно улыбнулся Сол, под аккомпанемент треска, что шел сверху. Судя по облаку пыли, что залетело в помещение, домик все-таки не выдержал издевательств и сложился. Само это произошло или убегающая девчонка постаралась – другой вопрос, который меньше всего волновал убийцу. Девчонку он догонит. Аромат собственной магии не даст ему сбиться со следа.

Так что Сол вполне может потратить пару минут на поиск нужных вещей.

- А вот и ты, - после недолгих поисков, убийца покрутил в руках металлический посеребренный ободок и спрятал его за пазуху. Вещица оказалась чуть серьезней, чем он ожидал, но так даже лучше. – Теперь мне надо найти одну непослушную девочку…

Выбраться из заваленного подвала оказалось легко. Как дроу и предполагал, тут был тайный ход, через который мальчишка маг и проникал сюда, оставаясь при этом незамеченным. Не зря же никаких следовал на первом и втором этаже убийца так и не смог обнаружить? А что еще приятнее, так это то, что ход вел далеко за пределы поместья, как раз в ту сторону, в которую убежала блондинка.

Стелясь во тьме ночного леса, он шел на слабый запах магии света и Хлада. Четкий, устойчивый, он позволял легко определить куда бежит незадачливая жертва, а частичное Усиление, давало преимущество в скорости.

- Куда бежишь? – настигнув девчонку прошипел Сол. Он все еще не показывался, скрываясь в тени. – Маленькая лицемерная дрянь?

В голосе убийцы отчетливо слышалось раздражение, медленно переходящая в ярость. Мало того, что ему пришлось многое выслушать на свой счет, так еще и ограбили, завалив при этом (хотя специально или нет - убийца уверен не был). И ведь зачем-то он позволил ей жить! Стоило убить сразу. Сол давно об этом думал. Но Свет, по всей видимости, слишком хорошо проехался по мозгам.

Тем хуже для девушки.

- Что-то говорила мне, а сама оказалась простой воровкой? Как мило, - он кружил вокруг нее, не показываясь и его голос, казалось, шел отовсюду.

- И знаешь, что я люблю еще меньше, чем тех, кто строит из себя святош? – Сол выбирал момент для удара. Идеальный момент. И он его нашел. – Лицемерных святош.

Стремительный бросок вперед. Он так и не снял Маскировку. Размытая тень вынырнула из-под полога леса, устремившись к девушке. Сзади. Чуть сбоку. Подло, как и полагается убийце. Всем весом врезаясь в хрупкую фигуру, снося ее с места, валя на траву, в грязь лицом. Колено Сола уперлась между лопаток блондинки, не позволяя встать. Вместе с доспехами и оружием эльф весил немало. Поймав кисть в белой перчатке, он вывернул ее назад, намеренно причиняя боль, а вторую руку зафиксировал ногой.

Теперь у него оставалась свободной одна рука. Но и ее было достаточно. А любые попытки дернуться подавлялись усилением залома руки или нажатием закованного в металл колена.

- Что ж. Ты добилась своего. Вывела меня из себя. Поздравляю. Но будешь ли ты рада, когда я с тобой закончу? Вряд ли, - с этими словами он извлек на свет божий тот самый металлический обод, что взял из подвала и приложил к шее девчонки. Тут же на нем высветился алый узор, и посеребренная сталь растеклась, охватывая девичью кожу, ошейником. Алый узор мгновенно потух, стоило Солу прикоснуться к его сути своей магией. Металл тут же принял форму и цвет чокера, который и без того красовался на шее блондинки.

- Привязка завершена, - слитным движением эльф поднялся на ноги, отходя на пару метров и любуясь делом своих рук. – А теперь скажи, ты ведь специально меня бесила, чтобы оказаться в рабском ошейнике? 

Отредактировано Сол (2020-07-15 09:53:35)

+3

28

Влажный, пряный запах ночного леса заполняет легкие, сенши поднимает голову и смотрит на небо - покрывало ночи не скупилось и рассыпало много звезд. Тяжесть свежего воздух ободряла, а полученная свобода была сродни волшебству. Ви бежит к редким огням ещё спящего города, а ветер заплетал волосы в незамысловатые косы.

Этот голос. Ужас пробирает до самых костей дрожью, сердце, кажется останавливается, а после бьется с удвоенной силой, что почудилось стук его пробудит весь лес.
Венера золотой косулей отпрыгивает в сторону, в другую, петляя среди деревьев, но никак не определяя, где именно находится преследующий её мужчина.
- Я не крала! – блондинка нырнула под царапающие ветки и побежала в совершенно другом направлении, страшась изменившейся интонации голоса.

КАК?!” – она разбила все кристаллы из подвала, и они раскрылись барьерами перед выходом, после чего солнечный луч помог случиться обвалу. Убийца должен был сидеть там один, приписывая лицемерие кому-нибудь новому, наслаждаясь обществом безмолвных стен, пока Венера не сдаст его местонахождение страже или кому-нибудь заинтересованному в правосудии.
- Ничего из себя не строила! Оставь меня в покое! –  голос эльфа резко замолкает и её дыхание ускоряется, измученная страхом, девушка вертит головой, на миг позволив себе предположить, что дроу хотел её только запугать.

Собственный внезапный вскрик рассеивает эти мысли. Жаркая боль растекается по спине пока сенши кашляет от попытки вдохнуть, упав в странное месиво вместо земли. Вынужденно ощущая каждым из прижатых позвонков, как это - быть настолько униженной.

Совершенно беспомощная, она лежит и ноющее чувство в желудке скользит вверх горячей патокой и все это уже куда больше, чем неприязнь, больше тягучего былого отвращения. Ноют виски.

Ненависть.

Дроу сломал в ней что-то важное и в местах переломов ненависть распускалась черными мальвами.
Стоит зажмуриться и появиться бороздке слез от больно вывернутой руки, как ненависть впивается шипами, расползается лозами винограда, когда Сол решает вдавить девичье тело в грязь ещё сильнее, а она всего-то дернулась от сведенных неудобной позой мышц.

Чистая, яркая, ненависть.

“Мерзавец!” – прикосновение металла к горлу и обреченный взгляд в никуда. Девушка не поднимается сразу, стоит ему отойти. Сперва садится на колени, давя ком рыданий вставший поперек горла и с отстраненной медлительностью ощупывает шею. Убирает слипшиеся пряди с лица, смахивая комки грязи с щек и лба. Венера не смотрит на своего мучителя, обхватывает себя за предплечья, не понимает как её душой овладело столь страшное переживание, от которого она всегда стремилась оберегать других. Торопиться отругать себя, но воронка поистине неприятных чувств беспощадно утягивает, теперь острый прилив отвращения чувствуется и по отношению к самой себе.

“Что ты сделал со мной”

- Всё. Прекрати!  Достаточно! – кончится ли это когда-нибудь. Издевается открыто, насмешливым и едким вопросом,  сжигающим внутренности и самообладание, подтверждая что убийце мало. Мало её такой беззащитной, грязной, получившей ещё одни оковы. Осознав это, руки дрожат, приходится сжать пальцы в посеревших перчатках и подняться.

В молчании Венера всего тремя мягкими шагами стирает расстояние и напряженно встает перед эльфом. Подчеркнуто медленно кладет руку на один из маленьких кинжалов Сола в ножнах, достает и повернув его острием на себя, вкладывает в мужскую руку, помогает зажать его пальцами. Ви буквально трясет от каждой детали ненавистного эльфийского облика, а эта белоснежная прядь волос как контраст того что она вся…

- Тебе выгодно видеть мир и живущих в нем уродливыми, или делать таковыми, потому что так легче? Главное найти изъяны в других и сразу радостнее жить? Ответь, кто-нибудь любил тебя искренне, кто-нибудь дружил с тобой искренне? Не из-за выгоды сотрудничества, удобства, обстоятельств, а потому что хотел сам? И отвечал ли ты тем беднягам взаимностью, а не насмешкой? – Венера даже пыталась гордо, с вызовом смотреть, приподняв подбородок, но стушевалась и уперлась глазами в складку ткани на плече - Может ли всё это быть отражением твоей собственной боли, потому что ты сам ничем и никем не дорожишь, удиви меня и скажи, что это не так. Скажи, что боишься расстроить дорого тебе человека своим исчезновением однажды. Твоя работа каждый раз - риск не вернуться, но существует ли твой дом, есть ли кто-то кто знает тебя настоящего, что станет тосковать и плакать если однажды не увидит тебя? – пауза.
- Может быть н-и-к-т-о ? – беззвучное, одними только губами отчетливо передавая каждую букву, всё же глядя из-под ресниц и тут же с презрением щуря глаза.

- Пусть я пустоголовая. Дурочка, дрянь, безмозглая блондинка, даже о, воровка! Как тебе угодно.  Ищешь, желаешь чужих эмоций, зависимый, не можешь без них, как живой мертвец ничего не имеющий за душой, да и её как таковой. – она скривила рот.

- Вот только я тебе не игрушка и не рабыня. Поэтому заканчивай как обещал. Рано или поздно ты все равно это сделаешь, единственное, что умеешь, помимо вечных оскорблений. Так чего ждать? Я не буду убегать, не буду сопротивляться. Хватит. - томящая боль маятником бьет по ребрам, по лицу ползет тень отчаяния. Её ладони поднимают чужую руку с оружием повыше, Венера придвигается ближе, наконечник кинжала впивается в оголенную кожу перед воротом оранжевой матроски.

...I hate everything about you...

+5

29

Он с интересом наблюдал. Раздражение быстро уступило место любопытству. Фиолетовые глаза внимательно следили за каждым шагом девчонки. И ему нравился этот взгляд, когда синева темнеет от ненависти. Сейчас дроу впервые видит по-настоящему живую эмоцию в этих глазах. Не наносное презрение. Не отвращение, навязанное общественными нормами и представлениями морали. Все это – наносное. Не ее - общества. Так оно защищается от нежелательных элементов. Сохраняет баланс и стабильность.

Хотя, казалось бы, где уличная танцовщица нахваталась такого, что больше подошло бы монашке?

Но вот ненависть… ненависть была ее личная.

- Чудно, - улыбается под маской эльф. – Наконец, я вижу то, что хотел. И мне нравится этот взгляд.

Он полностью игнорирует приставленный к горлу блондинки кинжал, лишь номинально удерживаемый его собственной рукой.

– Ты права. Меня дома никто не ждет. У меня нет друзей. И уж точно, не вернись однажды, никто не станет плакать о чудовище, которым я был, - по птичьи склоняет голову к плечу дроу. – И? Что дальше? Ну, давай, не стесняйся, - подбодрил он девушку.

Так мило – все эти обличительные речи. Но она бы могла бы рассказать ему о чем-то, чего он не знает. А так ее слова пропитаны дешевыми призывами о какой-то эфемерной любви, мире, справедливости и ценности дружбы, сошедшими со страниц глупых романов для безмозглых аристократок. И цена им – медная монета за лист бумаги. Не то чтобы дроу отрицал существование всего этого сахарного бреда в реальной жизни, но, видят Темные Боги – они существуют в параллельном с ним мире и вряд ли когда-либо пересекутся.

Сол разжимает пальцы и кинжал падает на землю, входя в мягкую почву по рукоять.

- Знаешь, ты мне даже нравишься, - признался эльф, проводя пальцами по щеке девчонки. Грязные разводы на ее коже смотрелись весьма… притягательно. – Не ожидал встретить очаровательное создание, настолько оторванное от реальной жизни. Думаешь, у каждого злодея, как в книжке, трудное детство и, стоит только проявить чуточку сострадания, добавить щепотку душеспасительных бесед, вывести на эмоции, как он уже плачет на твоем плече, каясь во всех грехах?

Ладонь спустилась ниже. Пальцы обхватили хрупкую шею чуть ниже ошейника.

- Но чего ты желала добиться всеми этими речами? Разозлить, чтобы я подарил тебе легкую смерть? – скучным голосом продолжил эльф, медленно сжимая пальцы на горле девчонки. – Или найти во мне крупицу «Света»? – издал смешок дроу, вглядываясь в лицо начинающей задыхаться златовласой дурочки. – Так открою тебе тайну – все люди разные. Они не обязаны соответствовать твоим представлениям о «Добре» и «Зле», - крепкую руку тренированного воина, способного натянуть металлическую тетиву не разжать – пытайся не пытайся.

– Правильно? Не правильно? Каждый решает для себя – наслаждаться ли чужой болью или кормить нищих на последние свои деньги.

Он даже на секунду забылся, увлекшись своими разглагольствованиями.

- Что-что ты там хрипишь? – мотнув головой, стряхивая капюшон, Сол участливо поднес острое ухо к губам девушки. – Не хватает воздуха? Ну, что я могу сказать? Жизнь не справедлива. Мне тоже много чего не хватает. Например – сострадания. Нет его у меня. Уж извини.

Но, посмотрев на закатившиеся глаза человечки, ему оставалось только вздохнуть и разжать пальцы. Тело девчонки кулем рухнуло на землю, как марионетка с обрезанными ниточками.

- Эх! Ты ведь меня даже не слушаешь! - картинно всплеснул руками дроу.

Похрустев шеей, Сол огляделся по сторонам, словно кто-то мог застигнуть его над «телом».

И тут до него дошло.

- Проклятье! - приложил он ладонь к маске и покачал головой. – Мне ведь теперь тебя тащить! 

+3


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » ­Архив эпизодов » You Kill Me Every Time