Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



флешбэк Genius

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://steamuserimages-a.akamaihd.net/ugc/91595856844047549/5CDCCDEAA6D078AE451D9528071E55E9290CDCB6/
Действующие лица: Ивейн, Доминго.
Время, место, погода, обстановка: 27 декабря 1996. Пасмурно, за пределами столицы бушует песчаная буря, песок нещадно скрипит на зубах у горожан. Прохладно.
Пролог: В гареме принца есть не только “декоративные птички” , чьей единственной задачей является услаждать взор смотрящего, одновременно привнося множество неожиданных проблем на своих перышках.
Есть и те, кто наоборот действительно ценен, приумножает силу принца.
Талантливую в зельях Ивейн никто не посмеет назвать безделушкой для глаз, да и крыльев у нее нет, зато есть книга и волшебные зелья.
Сравнивать девушку с обременительным сувениром не только глупо но и опасно для здоровья.
Слава о ее зельях постепенно расходиться по всему дворцу.
Слуги пересказывают друг дружке слухи о таинственной ведьме, каждый раз добавляя что-то от себя, совсем чу-чуть...
...Вот только в итоге послушав свежие сплетни, уже кажеться, что Ивейн богиня которая мизинцем правой руки способна сокрушить Галаксию.

Отредактировано Доминго (2019-09-05 12:47:10)

+4

2

Ивейн очень долго ждала этого дня. По ее подсчетам сегодня должны были распуститься такие цветы как лилейники. Ее счастью не было предела. Она неслась со всех ног в сад, чтобы не пропустить это. Все слуги, попадавшиеся на ее пути только ошарашенно смотрели на ее силуэт, который быстро проносился и исчезал. С того момента, как она оказалась во Дворце, искренняя улыбка не так часто посещала ее лица. Ведь всегда надо было держаться довольно строго, но и не забывать про дежурную улыбку для остальных. Очень редко она могла себе это позволить. Этот день очень подходил для этого и настроение с утра было соответствующее. Она конечно ни на что не жаловалась. Принц относился к ней довольно хорошо, поэтому страдать у нее даже не было в мыслях. Да и остальные были довольно милы с ней. Она заработала себе репутацию спокойной и уравновешенной наложницы, которая никогда не позволит себе устраивать истерики или капризничать. Она всегда была такой, поэтому ей даже не приходилось одевать эту маску и строит из себя великую актрису. За это она была благодарна своему строгому воспитанию и военной подготовки.
Хотя, слуги во Дворце были немного другого мнения. Они боялись ее и не так много слуг было при ней, чтобы помогать, поэтому большинство вещей она делала сама. И кстати была очень довольна этим. С детства ее приучили все делать самой и не полагаться на помощь, ведь этот навык мог помочь в будущем, чтобы ни случилось. Вот и к выращиванию ингредиентов она вообще никого не подпускала, так как для своих зелий она использовала правильно посаженные, выращенные, подкормленные и срезанные растения. Только такие, без применения магии, могли использоваться в рецептах, чтобы давали нужный эффект.
Добежав до сада, она облегченно вздохнула. Еще ни одного бутона не распустилось. Судя по закрывшемся лепесткам, оставался примерно час до того момента, как они распустятся. Зато потом будут благоухать, но недолго. Лилейники цвели всего лишь день и к вечеру они уже увянут, поэтому ей надо было собрать их корни, пока они не отцвели. Эти цветы были не только красивыми, вкусно пахли, но и обладали целым рядом лечебных свойств, что как раз и были нужны Ивейн. Они добавлялись в зелье, который останавливал кровотечение, как внешнее, так и внутреннее.
Оглядев сад, она гордилась собой. Этот небольшой садик был усеян цветами и растениями, которые она сама вырастила. Все они должны были использоваться для ее ремесла, но времяпровождение в саду доставляла ей огромную радость. Было чем занять время и руки. Она никому не разрешала трогать цветы руками, только смотреть, поэтому мало кто сюда приходил и она могла заниматься не только садоводством, но и некоторыми своими делами.
Одним из них была отработка приемов самообороны. Она привыкла уже приходить сюда утром, чтобы позаниматься. Оставить это дело она никак не могла, так как они были для нее как способ выплеснуть все эмоции, которые тоже у нее были, поэтому она и была всегда спокойна и серьезна. Тренировка помогала собрать мысли в одно русло и расставит все по полкам в голове, да и тело всегда было в форме.
Повторяя как молитву все выверенные до автоматизма движения, она кружила по саду как будто в танце, который мог продолжаться довольно долго, пока девушка не начала бы валиться с ног от усталости. Только так она понимала, что жива и может дышать свежим воздухом. Вот и сейчас она увлеклась настолько, что ничего вокруг не замечала. Она привыкла, что всегда здесь одна и никто в основном ее не ищет, хотя и прожила во Дворце уже довольно долго. Обычно ее всегда вызывали, если она была кому-то нужна, или же приходили в ее покои.

+4

3

http://sg.uploads.ru/Rnx8g.gif

« Она пришла »
Невольно приковывающий взор своей контрастностью образ.

Доминго бесшумно перевернулся с бока на живот, подперев подбородок рукой, лежа на вершине уже пару дней как нежно облюбованного им дерева, со сдержанным интересом наблюдая за девушкой внизу.
Не уступающие орлам по зоркости золотые глаза, умели переключаться из режима для близких дистанций, на “бинокль”, позволяя мужчине, как и хищным птицам во время полета, замечать все мелкие детали далеко внизу, под собой.
Находясь на вершине почти семетрового, старше его самого, мощного дерева, между тем Крылан видел девушку не хуже, чем если бы она стояла прямо перед ним.

Эти несколько последних дней, ведьма всегда приходила одна, не нарушая молчания она прилежно тренировалась и тщательно ухаживала за своими растениями.
Бесконечный круг замкнутых,повторяющихся изо дня в день движений.

Он наблюдал за ней только третий раз, но мог точно сказать, все движения во время тренировки сегодня,  были полностью идентичны тому, что она делала вчера или позавчера.
Шаг в шаг.
Во время тренировки девушка была похожа на холодную и безразличную ко всему машину.
Нет чувств или мыслей, попыток привнести новое.
Есть однажды заданная программа, она ей и следует.

Доминго видел достаточно чудес на этой планете, чтобы на самом деле поведение девушки удивляло его не так сильно. Но во всем этом было несколько “но”.

Контрасты.
В тренировке она доводила себя до автоматизма так удивительно похожего на работу “инстинктов” у мелких животных и насекомых, когда живое существо делает то, что должно, не тратя и доли драгоценной секунды на размышления, беспрекословно подчиняясь деспотичной поведенческой программе заложенной эволюцией.
Зачем думать об эффективности таких программ?
Все обладатели менее эффективных поведенчиских программ вымерли.
Если ты жив - значит твоя прошивка из инстинктов уже прошла кровавую проверку у предков.

Но при этом девушка умела нежно улыбаться растениям, искренне нелогично злилась за сломанные листочки на случайного дикого зверя... или как сейчас, в самом начале, прибежала почти в едином порыве, излучая трепетное чувство острого предвкушения.
Доминго в недоумении нахмурившись, перевел взгляд на лилейник, судя по туго набухшим бутонам, готовым вот вот взорваться, цветки должны распуститься вот-вот.

Танцор знал кто она и ее имя.
Одна из гарема как и он сам теперь.
Ведьма.
Ивейн
Оживший Ужас для всех впечатлительных слуг.
Обличенный в плоть Страх для всех излишне доверчивых рабов.

Гений магических зелий которой до заикания бояться слуги и до предобморочного состояния рабы.

Ее кожа едва заметно блестела как драгоценный камень, если луч света попадал на нее и это была еще одна любопытная странность девушки.

Зелье, которое принц дал Доминго, наказав пить по несколько капель в сутки, действовало прекрасно, отступило всегда плескавшееся у самого края опасное раздражение, готовое в любой момент опрокинуться боевым трансом - переходом в режим берсерка.
Доминго немного расслабился, одновременно с этим испытав любопытство - как несколько капель странной жидкости оказались способны решить проблему, которая обрекает на добровольно-принудительную раннюю смерть всех его собратьев Альф?!
Естественно, что в итоге  бурно обсуждаемая слугами  по всем закоулкам дворца,  “страшный гений зелий из гарема” живо заинтересовала танцора.

Он нашел ее садик, а также  идеальное место в кроне мощного дерева растущего недалеко от ухоженных грядок, откуда мог наблюдать, оставаться незамеченным.
Вот только...на третий день, Доминго почувствовал привычный прилив раздражения.
« зачем она это делает?»
Он не понимал какой может быть толк от  доведенной до слепого автоматизма тренировки, в конце концов противники бывают разные и под каждую ситуацию будет свой наиболее эффективный ответ.

Нужно отметить, что Доминго тут был глубоко не прав.

Это Крыланы со своей удивительной способностью к самоисцелению и нежеланию придавать хоть какую то ценность жизни Альф, считали лучшей тренировкой - настоящий бой, не на жизнь а на смерть.
А вот всем другим, кто не имел возможности отрастить отрубленную конечность, без серьезных последствий соединить вместе кожу на распоротом от горла до паха животе, таким людям тренировки Ивейн - очень грамотный подход к постепенному увеличению своей силы.
Но Доминго еще предстояло узнать эту новую для себя точку зрения о эффективных тренировках.

Танцор бесшумно сорвал с ветки бодро зеленый, неспелый плод, размером с теннисный мячик и метко бросил его вниз, целя девушке под ноги, чтобы хоть как то разбить устоявшийся порядок движений.
— Цветы скоро уже распустятся.
Доминго расправив крылья, взлетел с пышной кроны дерева, но пока не спешил приближаясь к земле, опасаясь  сломать ветром поднимаемым крыльями, нежные стебли цветов.
— Ивейн вы позволите, составить вам компанию? Я буду осторожен с ветром.
Голос Крылана, странно искаженный экзотичным  акцентом, на расстоянии приобретал свои неоспоримые преимущества, каждое слово крылатого мужчины было четко слышно, не один звук не оказался потерян в шуме хлопающих по воздуху четырехметровых крыльев.

+4

4

- Выпад правой ногой, левой рукой, поворот на 180 градусов, выпад левой ногой. - Ивейн уже сбилась со счету по какому кругу она делает все движения, но была уверена, что это правильно. Так ее учили. Она никогда не оспаривала метод обучения своих учителей. И именно такие тренировки давали свои преимущества. Ей было важно держать эмоции в узде и никому не показывать их. Она считала, что они могут навредить ее жизни в гареме.
Начиная повторять еще один круг движений, ей показалось, что что-то к ней приближается. Сгруппировавшись, она отпрыгнула. И сделала это вовремя. К ногам прилетел неспелый плод, рядом стоящего дерева. Подняв его, сверху, она услышала неизвестный ей голос. Незнакомец, говорил, что цветы скоро распустятся. Она совершенно о них забыла, пока тренировалась. Увидев, что бутоны и правда уже набухли, значит оставались считанные минуты до момента цветения. Но ей было интересней узнать, кто же все таки потревожил ее. Сюда к ней никогда никто не приходил.
Посмотрев наверх, ей сразу захотелось ущипнуть себя. Ей казалось, что она спит. - Такого быть не может. Кто он? Я еще не видела крылатых людей. - на нее смотрел молодой человек с невероятными крыльями за спиной. Он показался ей ангелом, но она быстро отсекла эту мысль. Вряд ли во Дворце могли появится мифические существа, вроде небожителей.
— Ивейн вы позволите, составить вам компанию? Я буду осторожен с ветром. - Ивейн слишком долго не могла ничего ответить незнакомцу, она все бесстыдно рассматривала его крылья. Но его обращение вывело ее из оцепенения. Она его четко слышала, хотя и крылья были расправлены и имея большие размеры он делал довольно громкие взмахи. Акцент у крылатого был очень странный. Ивейн не знала никого с такой речью из тех рас, про которые знала. - Кто вы? Я вас никогда не видела во Дворце. И откуда вы знаете меня? - она не знала, что ей делать. Мог ли этот человек ей навредить. Хотя она немного слукавила. Она знала не всех во Дворце. Она старалась лишний раз не появляться в местах, где многолюдно, поэтому со многими была не знакома. Возможно он и правда жил во Дворце и знал ее. Ей это надо было выяснить. Она всегда старалась быть осторожной при знакомстве с людьми из Дворца.
Вспомнив о цветах, она резко повернулась к ним. Бутоны начали раскрываться практически одновременно, показывая миру свой нежный розовый оттенок. Ивейн всегда восхищалась этим моментом. В этот момент они показывали всю свою красоту, которая продлится совсем немного. - Посмотри, какая красота. Никогда не переставала удивляться этим цветам. Они отдают нам все, но на короткий период времени. Завтра к утру они уже завянут. - не обращая внимание на незнакомца, Ивейн счастливо улыбнулась. Быстро сообразив, девушка подошла к цветам и села на корточки. Времени нельзя было терять.
Именно в цветении ей нужно было собрать нужное количество корней этого цветка. Достав свой кинжал, который она всегда использовала для этого, начала руками раскапывать землю и доставать корни, а цветы и стебель срезала у его основания. В этот момент было важно не трогать сами цветы, иначе они сразу увянут и корень будет уже не пригоден к использованию в зелья. А после того как стебель будет срезан их можно будет до вечера поставит в вазу, чтобы они украшали комнату. Запах так же от них исходил сладкий, но не навязчивый.
Собрав немного цветов, она снова обратилась к незнакомцу. - Можете взять немного цветов себе. Мне столько не нужно, будет жалко если они пропадут без дела. - колдунья протянула букет крылатому, чтобы передать. - Можете спуститься. Я надеюсь вы пришли, чтобы не навредить мне? - она внимательно посмотрела на незнакомца и ждала, когда он спуститься и представится. Прогонять его не было смысла. Навредить ей просто так никто не мог. Это было довольно сложно.

+3

5

Реакция девушки была настороженной, но в ней не было слова “нет”.
Кувыркнувшись  в воздухе, Доминго быстро спустился к земле, в пируэте сумев погасить ту волну воздуха, которую иначе неминуемо подняли бы вокруг себя крылья. 
То, что он выбрал место, в отдалении от нежных цветов, можно было назвать  излишней предосторожностью. 
Но он просто не мог иначе, даже за те три жалких дня, что Доминго имел возможность наблюдать за ведьмой, показали сколько труда вкладывалось в заботу о цветах,  будет почти жестоко если его небрежность  без смысла и цели, просто так уничтожит часть чужой тяжелой работы.
Ступая босыми ногами по колючей желтой траве, он уже был готов ответить на ее вопрос, заверить, что не собирается нападать, но ведьма, та самая, что прежде напоминала холодную машину во время отточенной до совершенства несвойственного живым, сейчас эта же самая женщина с детской радостью дарила теплые улыбки - цветам.
Светлые брови крылана взлетели вверх в почти беспомощном удивлении, он просто не знал, что и думать.
Опять контраст.
« Эта женщина...Ее эмоции совсем как и ее мраморно белое лицо в  раме из черных волос. Контраст черного и белого, без постепенных градаций из серого.  »
Собранность и полный контроль подавляющий все чувства и вдруг, тепло без какого либо отгадывания выгоды, просто открытая улыбка восторга и свеже сорванные цветы в протянутых к нему, руках.
Доминго и был бы рад такому дружелюбию, но некоторое количество неприятного опыта и поверхностное знакомство с местным народным фольклором открывшему глаза Крылана на вопрос - кто такие “ангелы”, все это заставило мужчину  быть осторожным.
Двинувшись девушке на встречу, принимая сладко пахнущие цветы, случайно касаясь необычно твердых  пальцев девушки, своими по птичьи горячими, Доминго невольно нахмурился.
— Я не собирался вредить вам, просто наблюдал. Но я не ангел и будет бессмысленно выдергивать перо на удачу, для оберега или качестве талисмана, в них совсем нет магии, это просто ...перья. 
Он пристально вглядывался в ее лицо, но не находил там тени разочарования или хищной заинтересованности в ощипывании крыльев, что позволило успокоиться.
Секунда и бесследно исчезли хмурые морщины на высоком лбу.
— Это очень красивые цветы, они пахнут медом. Я люблю мед. Приятно познакомиться Ивейн, меня зовут Доминго, живу во дворце всего несколько месяцев, но уже много слышал о вас от слуг. Слуги и рабы очень бояться вас и когда думают, что их никто не слышит, то те слухи которыми они делятся друг с другом поистине удивительны. 
Сложенные за спиной крылья, возвышались над головой танцора, одновременно почти касаясь маховыми перьями земли под его ногами, ухоженный белый цвет оперения отливал перламутром, а от удовольствия перышки заметно распушились, красноречиво демонстрируя настроение  мужчины.
Доминго поднес  цветы ближе к своему лицу, втягивая сладкий аромат полной грудью, по рукам танцора катились зеленые капли растительного сока, которым плакали свежесрезанные стебли.
Когда танцор опустил букет с наслаждением выдыхая, стало видно, что он был небрежен и теперь на скулах  и губах осела пыльца от соцветий, забавно раскрашивая смуглую бронзу  желтыми как пух цыплят,  пятнами.
— Жалко, что они быстро завянут, я хотел бы всегда иметь их рядом с местом для сна. Запах действительно похож на мед.
Подняв взгляд над головой Ивейн,  Крылан с легким сомнением отметил, что количество цветов и правда велико.
Воздух все сильнее пропитывался сладким цветочным араматом, больше не нужно было держать свежесрезанный букет у своего лица, чтобы уловить воспоминания о вкусе меда на самом кончике языка.
— На самом деле я искал вас ведьма Ивейн, из за рассказов о ваших зелий, но это может подождать. Вам нужна помощь с цветами? 
Доминго отложил цветы на траву и по его осторожным движениями было легко прочесть ту симпатию, которую вызвал к себе сладко пахнущий букет.
— Говорите Ивейн, что я могу сделать, чтобы помочь вам с растениями? Считайте это ответной услугой за ваш подарок.

+4

6

Крылатый незнакомец спустился к Ивейн и девушка заметила, что он погасил волну воздуха, которую мог ли бы поднять взмахи крыльев.
Скорее всего Ивейн была груба с незнакомцем, так как приблизившись к ней он нахмурился, но цветы принял и успокоил девушку. По словам юноши вредить он ей не собирался. Ивейн и сама это поняла, когда он подошел ближе. По его движениям было видно, что он не собирался нападать.
Ивейн не смогла сдержать улыбки от его слов, о том, что его перья никуда непригодны и выдергивать их не надо. По всей видимости он заметил как Ивейн пристально смотрела на них. Но она всего лишь восхищалась их красотой. Когда то, что никогда не видишь, а крылатых людей она видит  первый раз, то всегда смотришь на это дольше обычного. - Прошу прощения. Возможно вы меня неправильно поняли. Такой уж у меня характер. Мне не нравится находится долго в компании чужих людей, поэтому возможно бываю груба. И, нет, ваши перья мне не нужны. Просто у вас красивые крылья. Сложно смотреть на них без восхищения. - слова Ивейн были правдой. Одиночество она больше предпочитала, чем нахождение в компании. Ее всегда раздражал посторонний шум, а во дворце было довольно шумно, когда собирались в компании. Поэтому колдунья всегда находила уединенные места, чтобы побыть одной.
Момент и лицо мужчины разгладилось и он смог представиться. И конечно не забыл напомнить о том, что по дворцу ходят слухи о ней, которые распространяют нерадивые слуги. Ивейн вздохнула и с необъяснимым выражением лица захотела успокоить Доминго о них. - Мне тоже приятно с вами познакомится. А в роли кого вы находитесь во дворце? - колдунья решила уточнить кем он был, чтобы потом про нее не говорили, что она плохо воспитана. Вдруг он был в немаловажном чине при дворе. - Можете не верить этим слухам. Слугам чаще всего нечего делать в свободное время, вот они и придумывают всякие нелепицы. Могу вас уверить, что я не представляю угрозы. Если конечно на то не будет причины. - сколько раз колдунья сама слышала от слуг ерунду, которая с каждым разом была все более неправдоподобной, но девушке не удавалось никогда дослушать до конца. Кто-то да замечал ее присутствие и все быстро убегали. Ивейн не была огорчена такой ситуацией, ведь так за ней наблюдало меньше глаз и можно было спокойнее дышать.
Ивейн чуть не засмеялась в слух, когда Доминго поднес букет к носу и испачкал лицо в пыльце и теперь на его скулах и губах красовались желтые пятна. Он ей напомнил двоюродных сестер, которые когда были маленькими так же в ее саду срывали цветы пока никто не видел и красовались потом испачканными мордочками. Злиться колдунья на них не могла, они выглядели настолько милыми, что злость сама собой улетучивалась. Но ситуацию в случае нового знакомого надо было исправлять. - Простите, что-то у меня сегодня настроение хорошее, поэтому выгляжу наверно странно. Есть другие цветы с похожим запахом. Они сами мне нравятся, поэтому пришлось поэкспериментировать и на итоге получилось вырастить цветы с таким же запахом, но внешне они выглядят по-другому и цветут намного дольше. Примерно через два месяца они должны распуститься. Можете придти, посмотреть на них. Знаете...- она не договорила и достала из внутреннего кармана платок, который протянула Доминго - вам надо вытереть лицо и руки. А то вы немного испачкались. - Ивейн смутилась, когда протягивала платок. Она всегда общалась с молодыми людьми наравне и никогда не смущалась в их присутствии. Сейчас ей казалось, что новый знакомый совершенно другой. Она не могла общаться с ним в обычной манере, а пыталась выглядеть лучше, находясь рядом с ним. Ей это казалось странным.
Она даже обрадовалась, когда Доминго сказал, что искал ее из-за зелий, но не понимала зачем ему понадобились колдовские зелья. Он не выглядел болезненным или истощенным. Он выглядел свежо и был полон сил. Но причину он не стал раскрывать, а предложил свою помощь с цветами в обмен на букет, который она ему подарила. - Прости. Мне не нужна помощь. Часть цветов я оставлю нетронутыми, чтобы на следующий год они так же могли зацвести. И собирать их можно только моим кинжалом, иначе я не смогу их использовать в лечебных зельях. Поэтому давайте я пока буду копаться с цветами, а вы можете рассказать, что вы хотите узнать о моих зельях. Постараюсь помочь в силу своих скромных способностей. - Никто лично ни разу не приходил к ней, чтобы попросить какой-то помощи или узнать о зельях. Она сама пихала всем свои зелья, когда видела, что те ходили больными или плохо выглядели. И очень редко ей говорили спасибо за это. Единственного, чего она могла добиться, так это помощи дворцовым лекарям. Они были более добрыми к ней, чем все остальные. Нередко она передавала им травы, которых у них не было или ходила в город за их покупкой.

Отредактировано Ивейн (2019-09-03 21:06:33)

+3

7

Прищурившись как от яркого света, с легкой улыбкой наблюдал за ведьмой, слухи врали бесконечно сильно, не падай рабы в обморок в ее присутствии, то возможно могли бы тоже рассмотреть эту ее очаровательную, женственную сторону.
Девушка сочетала в себе гордость, осанку исполненную собственного достоинства и внимательность к собеседнику, ненавязчивую манеру прощупать дистанцию на которой им обоим будет комфортно общаться.
Осторожная, но не трусливая.
Сосредоточенная на мелких деталях, но не забывающая о главном.
В ней не было той доминирующей агрессии, толкающей людей из знати сразу показать кто тут главный, злого соперничества.
Доминго сравнил бы ее с Бетой.
Как и Беты, она просто защищала свое личное пространство, но с готовностью жестко отстаивать каждый сантиметр и возможно именно это и стало началом для тех нелепых слухов, что теперь бродят по дворцу.
Не выдержав, танцор рассмеялся, но так как это делают Крыланы, больше соколиный клекот, чем хриплый человеческий смех.
Вытирая лицо от пыльцы, платком который подарила щедрая ведьма, он все еще посмеивался, когда заговорил в ответ.
— Я вас понял госпожа Ивейн. Нет, вы не выглядите странной, отнюдь. Вы очаровательны и дружелюбны, как и ваши цветы, что пахнут медом. Мне жаль, что принял вас за одного из тех очарованных сказками об ангелах, людей. Вы не сделали ничего, что бы я имел право стать заранее осторожным. Как и слухи о вас, теперь вижу, что они имеют мало под собой оснований, большей частью результат скуки слуг и рабов, их потребности в острых приправах, пусть и выдуманных.
Усевшись на траву, удобно сплетая ноги в позе лотоса, мужчина подобрал свежесрезанный букет, неторопливо раскладывая цветы по одному у себя на коленях, укрываясь ими как пледом.
— Я как и вы из гарема Его Высочества. Мои покои в одной из башен, под самой крышей.
Доминго не стал говорить, что он только танцует или считает гарем скорее коллекцией из разумных, и множество иных фраз, каждая из которых могла бы в итоге оскорбить Ивейн.
Вдруг ведьма влюблена в принца?
Делит с ним пастель?
Не будут ли тогда его слова тогда звучать унизительно, так словно он считает себя лучше ее, выше склок и борьбы за сердце монарха?
Лучше молчать.
Достав из мешочка прикрепленного к поясу, причудливые кольца-когти, по одному надел их на пальцы.
Украшенные кружевным золотом, руки мужчины навевали воспоминания о хищных птицах, то как орлы камнем с неба падают на свою жертву, выставив перед собой острые закругленные когти.
Но вместо дикой охоты, Доминго мирно запустил руки в распушившееся оперение, кольца-коготки заменяли ему птичий клюв для ухода за оперением, вот и все их основное предназначение. 
Над поляной полетел редкий снег - мелкие перья и невесомый пух, подхватываемые слабым суховеем пришедшим со стороны пустыни, еще хранящие тепло тела на себе, "снежинки" оседали в кронах деревьев или взвивались высоко в небо.
Расправив правое крыло на всю длину, протянув его перед собой, танцор сосредоточенно одно за другим, оглаживал кольцами маховые перья.  Это был кропотливый труд, Крылану требовалось заниматься этим каждый день по четыре-пять часов.
Здесь не подойдет душ и мыло, влага скорее испортит оперение, в отличии от водоплавающих птиц, у танцора не было их  естественного слоя из водоотталкивающего жира, его оперение было сухим и быстро напитывалось влагой. 
Заклинания чистоты тоже не были универсальны.  Женщины поймут, какой прок от чисто вымытых волос, если в итоге ты не нашла расчески?
Вот так, являя собой почти пасторальную картинку, выверенными и спокойными движениями, без суеты ухаживая за своими белыми крыльями, с букетом прекрасных цветов медленно вянущим у него на коленях, на прощание дарящих дурманящий медовый аромат, он рассказывал.
— Я берсерк, впадая в боевой транс буду убивать всех кто окажется рядом. Женщины, дети, старики...все одно. Это скорее животное, чем разумная форма, в тот момент я не могу думать или остановиться, мной управляют инстинкты - защита территории, доминирование, агрессия, соперничество. Чем старее я становлюсь, тем сложнее контролировать себя, все меньше нужно, что бы обратился берсерком. его высочество дал мне зелье, сказал пить по одной капле в день. Я взял зелье с собой, вы можете посмотреть госпожа Ивейн. С одной стороны зелье принца  работает, я становлюсь менее раздражителен...но есть и побочные эффекты, достаточно сильные, чтобы их становилось сложно терпеть.  Я постоянно хочу спать. Сложно концентрировать внимание. В последние несколько дней начало портиться зрение, появились  головные боли, общая слабость и заторможенность реакций.

+2

8

Приняв платок из рук Ивейн, Доминго засмеялся, так по крайней мере поняла колдунья. Этот смех был необычный, больше похоже на звуки, которые издавали птицы. Девушка не понимала, что его могло развеселить, но тоже улыбнулась. Уж слишком это было заразительно. Вытерев лицо, Доминго все еще улыбался и сделал комплимент девушке, признав, что слухи, которые он слышал и правда не имеют по собой никаких оснований, кромы глупых домыслов. Ивейн не ожидала таких слов от человека, который только с ней познакомился и неожиданно для себя почувствовала, что жар очень быстро приливает к щекам. Колдунья быстро отвернулась, чтобы новый знакомый не увидел ее смущения. - Что со мной твориться? Совсем здесь, во дворце, расслабилась. - немного остынув она развернулась обратно.
Доминго уже сидел на траве в позе лотоса и раскладывал цветы, подаренные Ивейн, у себя на коленях. - Я как и вы из гарема Его Высочества. Мои покои в одной из башен, под самой крышей. - Ивейн подумала, что ослышалась. Но Доминго четко это сказал. Девушка с минуту помолчала, потом все таки смогла вымолвить хоть слово - Вы тоже попали в его коллекцию. Хотя от него стоило это ожидать. Такой, как вы, наверно сильно его заинтересовал. Но лично я ему благодарна, за то, что он дал возможность заниматься здесь то, чем я люблю. И не требует в ответ слишком многого. Хотя при первой встрече, если бы я вовремя не взяла бы себя в руки, то не стояла бы здесь. - колдунья вспомнила эту встречу как сейчас, но быстро отмахнулась от нее.
Ивейн решила продолжить заниматься цветами, чтобы побыстрей закончить и полностью посвятить себя общению с Доминго. Мужчина долго молчал и девушка решила посмотреть, что он делает. Развернувшись, она увидела, что тот чистил крылья. Ивейн задумалась, почему он просто не помоет их под водой. Немного подумав, она решила, что скорее всего вода не поможет. Вместо нее он использовал кольца-коготки. - Такое я наверно больше нигде не увижу. - она улыбнулась своим мыслям. Ей показалось, что она как будто подсматривает. Утихомирив свой разум, она снова занялась цветами.
Еще какое-то время Доминго молчал, но потом заговорил. Он поведал, что имеет особенность, впадать в боевой транс. Что-то вроде неконтролируемой агрессии при которой он может всех убить, кто находится рядом. В эти моменты им движут инстинкты, как у животного. Ивейн стало интересно. Она никогда о таком не слышала. Собрав нужное количество корней цветов, она встала и подошла к Доминго, чтобы продолжить разговор. Присев на траву, рядом с мужчиной, она положила ему на колени еще немного свежесрезанных цветов. Ей показалось, что они ему нужнее, чем ей. Ее комната и так была заставлена вазами с цветами.
Доминго так же рассказал, что Его высочество дал ему специальное зелье, которое могло глушить раздражительность, которая становится поводом для вхождения в боевой транс. Но это зелье имело ряд побочных эффектов, которые очень сильно влияли на здоровье. Ивейн понимала, что сделать превосходное зелье довольно сложно. Побочные эффекты зачастую мешают стать зелью универсальным средством. - Доминго, давайте перейдем на ты. Слишком формально общаться не удобно. Тем более мы находимся в одном статусе. - Ивейн показалось, что так будет намного удобнее, чем постоянно кидать официальность друг в друга. - Скажи. У тебя есть реальное желание подавить своего берсерка? Только так я смогу больше тебе помочь. Если, он тебе и правда мешает жить и его надо подавлять, то я смогу хоть что-то сделать. Ты сказал, что зелье у тебя сейчас. Могу я на него взглянуть? Побочные эффекты могут быть только от определенных составляющих в зелье. Надо понять от чего они возникают. Помимо боевого транса, у тебя есть еще способности? Это важно. - колдунья начала себя уверенно вести. Она оказалась в своей стихии. Она могла часами разговаривать про зелья и их применение. Что они могут дать, попытаться создать свое зелье. Это было действительно то, что она любила. Но еще, ей очень искренне захотелось помочь Доминго.

Отредактировано Ивейн (2019-09-06 00:08:58)

+4

9

Белые брови изумленно взметнулись вверх, когда еще один букет цветов опустился ему на колени.
Впервые за всю свою жизнь Крылан почувствовал себя на месте радостной клумбы, но это был всесторонне приятный опыт.
Он бы не отказался испытывать нечто подобное снова и снова.
От медового аромата разлитого в воздухе, голова начинала плыть как от нескольких глотков сладкого вина.
Доминго даже смог уловить на кончике языка волнующий приторный привкус.
« Если это то, ради чего люди возятся с цветами, то я готов начать покупать книги по садоводству »
Хмелея, мужчина с немного хищным любопытством изучал девушку перед собой, всю палитру чувств которую та демонстрировала ему. 
Опять сплошные контрасты, ее эмоции в большей степени спорили друг с другом, чем плавно перетекали одна в другу, совсем как его птичий акцент, который  превращал изначально плавную речь в  четко проговариваемые блоки, где не один звук не будет потерян или затерт.

С некоторым голодным трепетом, не моргая, Крылан поймал на женском лице снова ту самую робкую улыбку с оттенком беззащитной симпатии, прежде чем ее полностью смысл под собой  энтузиазм увлеченного своим делом ремесленника. 
Но и это тоже вызывало любопытство в птичьем сердце. Хоть он ничего не смыслил в зельях, тот особый огонь которым изнутри  вспыхнула девушка, просто не мог оставить другого полностью безразличным.
Ивейн была интересна, неоднозначна.
Не отводя пристального взгляда, танцор медленно протянул руку, чтобы поймать ведьму за тонкое запястье.
Немного угрожающего вида кольца-когти из кружевного золота, которые он не снял, сомкнулись на белой коже как захват хищной птицы, на ощупь оказались только чуть шершавыми и совсем не острыми.
Повернув кисть ладонью вверх, вложил туда маленький флакон с зельем.
—  Хорошо Ивейн. Будем на ты.— шальная улыбка мелькнула на  его лице—  Мне понравилось как ты назвала “гарем” - коллекцией. Очень верное замечание, особенно если учесть, что пернатых там, помимо меня, есть еще двое.  Но слуги будут разочарованы, сразу после обсуждения того, воплощением какого именно ожившего кошмара ты являешься, вторая излюбленная у них тема, это о том, кто из нас владеет сердцем принца.
Наверное слугам и правда порой бывает очень скучно жить...  Держи, это то самое зелье, что отдал мне Его Высочество. Но у меня нет второго, только этот флакон.

Прикосновения Крылана обжигало как у человека сгорающего в лихорадке, ведь его по птичьи горячая температура тела достигала 42 градусов.
Неохотно отпустив руку девушки, Доминго взялся бездумно перебирать сладко пахнущие цветы разложенные у него на коленях.
Распахнутые на всю длину белоснежные крылья, едва  подрагивали ловя невидимые глазу порывы  ветра, танцор лишь чуть передвинул их таким образом, чтобы тень падала на лицо сидящей напротив него девушки, защищая глаза от прямых солнечных лучей.
Осторожно обкатывал на языке слова чужой речи,  он отчаянно пытался подобрать те из них, которые помогут быть правильно понятым, избежав подозрений в неискренности, ведь одно дело шутить о скучающих слугах и их  смешных домыслах, решенных под собой какого либо основания и совсем другое дело, серьезно отвечать на вопрос, о котором и говорить то толком не хочется.
—  Ивейн, я солгу тебе если скажу, что желаю навсегда стать слабым, решенный возможности сражаться...но еще меньше я хочу окончательно утратить разум, быть только  Альфой, животным подверженным лишь основным инстинктам.
Украшенные золотом пальцы замерли над растениями, неловким движением Доминго нечаянно сломал стебель одного из цветков.
Нахмурившись, с нечитаемым лицом танцор неохотно отдернул руки от цветов.
— Альфы рождаются как защитники, а не как обезумевшие убийцы. Я готов сражаться в бою за других и никогда не умел по настоящему бояться смерти, но отказываюсь без причины забирать чужие жизни пока чужое заклинание не оборвет  мою собственную.  Поэтому да, это и есть моя причина почему я живу во дворце. Мне пообещали найти средство которое возьмет под контроль Альфу.
Оборвав сам себя непонятным птичьим ругательством, прозвучавшим как несколько раздраженный щебет, Доминго взъерошил пятерней короткие белые волосы на затылке, словно пытаясь этим нехитрым жестом стереть из головы подступающие воспоминания.
Но девушка - вот она, сидела напротив него и была готова помочь, интерес читался на дне ее темных глаз.
Подавляя непонятно откуда взявшееся раздражение и  никому не нужные картинки прошлого, он снова попытался легко улыбнуться, изучая черты чужого лица в обрамлении блестящих волос, настолько гладких, что они были подобно потоку туши, бесконечно стекающим вдоль тонкой фигуры.
Приятное зрелище успокаивало, улыбка из блеклой имитации, искусственно натянутой на уголки губ, превратилась в искреннюю, расслабленную.
— Ивейн я не знаю как именно должен ответить на твой вопрос. Есть ли эти  “способности”?  Для меня все привычно, просто анатомия моей расы, продукт эволюции. Хм, из необычного для вас...Я не болею? Зрение...зрение отличается от вашего. Высокая скорость реакции. Неплохая регенерация — Здесь Доминго опустил взгляд вниз, нахмурившись в задумчивости.
Его голову неожиданно посетила странная мысль - спроси его кто казать, какие по счету эти руки, он ведь не сможет ответить.
— В бою не раз терял руку или ногу, крылья, но все отрастает вновь, нужно только время. Когда Берсерк-Альфа, то многократно увеличивается прочность тканей, особенно сильно изменения затрагивают оперение и кости.  Все, больше ничего на ум не приходит. Может есть какой то иной способ?  Например смешать с моей кровью и посмотреть, что будет?

+2

10

Ивейн очень внимательно наблюдала за Доминго. Он был необычным, непохожим на других. Девушке показалось, что очень многое он держит в себе. Этим он напомнил ее саму. Колдунья не могла жаловаться на свое прошлое. То время все таки было счастливое, так как она была рядом с семьей. Но место наследницы рода было по-своему несчастно. На нее возлагали слишком большие надежды. Но быть ребенком и исполнять все требования, которые ей выдвигали было слишком сложно. Она смогла пройти этот путь, но пережила детство не как обычный ребенок. Простое дружеское общение ей никогда не удавалось, только либо строгое по делу, либо же общение с боевыми товарищами, с которыми она училась военной подготовки. Даже прибыв во дворец она не смогла завести здесь друзей, да и никто не пытался сдружиться с ней. Увлеченная своим ремеслом она возможно оттолкнула всех. Да и слуги помогли в этом. Но Ивейн никогда не огорчалась по этому поводу. Она привыкла быть одна, наедине с собой.
Сейчас же ей как ни странно очень захотелось того потерянного общения с людьми, возможно это даже было тайным желанием, о котором она сама не подразумевала. И которое сейчас рвалось наружу. Или же возможно именно из-за Доминго ей захотелось что-то поменять в своей обыденной жизни. Она точно не знала. Да и разобраться ей было сложно. Привычка, которая въелась с разумного возраста не давала ей думать свободнее. Она всегда была чересчур серьезна и расчетлива в своих действиях.
Затерявшись в своих мыслях она не заметила, что Доминго смотрит на нее и протянул свою руку к ней, что обхватить за запястье. Из-за неожиданности ее кожа начала опять твердеть и она посмотрела прямо в глаза Доминго, которые так же смотрели на нее. В такие моменты она не могла это контролировать. На интуитивном уровне тело понимает такие движения как опасность и начинает защищать свою хозяйку. Но от мужчины не чувствовалась угроза, поэтому она смогла расслабиться и опустить свою "броню". Рука Доминго была очень горячей. Они не были похожи на руки обычного человека. По всей видимости это особенность его расы. Доминго развернул руку колдуньи вверх и вложил туда пузырек с зельем. Не выпуская руки он согласился общаться в неофициальной манере, чему Ивейн очень обрадовалась. Ее уже тошнило от официальной речи за то время, что находилась во дворце. -  Мне понравилось как ты назвала “гарем” — коллекцией. Очень верное замечание, особенно если учесть, что пернатых там, помимо меня, есть еще двое.  Но слуги будут разочарованы, сразу после обсуждения того, воплощением какого именно ожившего кошмара ты являешься, вторая излюбленная у них тема, это о том, кто из нас владеет сердцем принца. - девушка слышала это от слуг, но никогда не придавала этому значению. Только она знала о себе правду, но кого-то переубеждать никогда не пыталась, ведь всем это может показаться лишь отговоркой и тогда слухи станут еще изощренней. Во дворце надо было очень осторожно себя вести. - Гарем так назвал сам принц. Это что я поняла из его слов, когда впервые с ним встретилась. Не будь я слишком осторожной, я бы была мертва. Оказалась бы безделушкой, которая не подошла в коллекцию. Знаешь, слугам и правда нечем заняться. Я не знаю, кто сейчас в сердце принца. И знать не хочу. Но точно не я, это однозначно. Я не гоняюсь за этим. Практически все время я обитаю либо в саду, либо у себя в покоях, либо в библиотеке. Иногда выхожу в город до лавок с травами. И пока что меня все устраивает. Зачем ты мне это рассказываешь? - она не понимала зачем Доминго рассказал об этом. Она знала практически наверняка, что принцу нужна не сама любовь в прямом смысле слова. А сам факт нахождения рядом особенных людей. Это и правда походило на коллекцию. Так и называлась.
Мужчина отпустил руку Ивейн, сказав, что пузырек с зельем единственный. Второго такого экземпляра не было. Он долго размышлял перед тем как ответить на вопрос Ивейн по поводу его желания обуздать берсерка. Он не хотел лишаться сил, но и стать убийцей без причины тоже не хотел. - Такого ответа я ждала. Никто полностью не может отказаться от силы. Но она должна быть в балансе. Ты просто хочешь быть самим собой. А главное контролировать свои действия и свою жизнь. - колдунья и ждала этого ответа. Все в мире должно быть в балансе.
По словам Доминго он пришел во дворец, потому что ему пообещали найти способ контроля над Альфой. Очень сложно давать такое обещание, не зная именно, что ищешь. Любые виды контроля, в магическом виде или в виде зелья одни из самых сложных. Особенно, когда нельзя разрушить саму личность или ненароком убить. Это была сложная задача, но попробовать стоит, особенно если это поможет человеку. По мужчине было видно, что это ему важно. Он нервничал, что даже ненароком сломал довольно крепкий стебель цветка.
Ивейн заметила, что мужчина очень часто и долго ее рассматривал. Ее это смущало очень сильно и она всегда отводила взгляд, чтобы он не заметил ее смущение. Он точно был не такой как все. И реагировала она на него не так как на других.
Мужчина перечислил все возможные способности, но сказал, что все представители его расы обладают ими. Ивейн задумалась, что не любое зелье может подойти ему. Он другой. В нем практически все другое. Внешность человека, но строение немного другое. Вряд ли зелье принца полностью подходит Доминго. - Говоришь, что повышается прочность тканей...мне это знакомо. Про такую регенерацию первый раз слышу. По всей видимости ты жил в очень неспокойном месте, что даже природа наградила вас такими особенностями. С твоей кровью мешать ничего не надо. Это может плачевно кончится. - Ивейн открыла флакон с зельем и понюхала его. Практически сразу в нос ударил запах некоторых дурманящих трав. Они были в маленькой дозировке, но при частом использовании могли навредить здоровью. Были и другие запахи, но это надо получше изучить состав самого зелья. Она понимала, что принц предполагал, что Доминго может сдержать практически любое воздействие, раз у него есть такая регенерация, но все равно не учел всех факторов. - Я пока могу только предположить, что не так с этим зельем. Тебе интересно это узнать? - Ивейн хотела объяснить ему все, чтобы он тоже это понимал.

Отредактировано Ивейн (2019-09-10 00:16:06)

+4

11

Холодея взглядом, Доминго немного натянуто  улыбнулся, самыми уголками губ. 
Вроде все и было правильным, ведьме нужна информация, чтобы знать как поступить, да и глупо делать секреты  на том месте, где уже вдоволь потоптался хозяин ночного клуба Ян, а после него принц Кристиан.
Знают двое, считай знают все остальные, было бы желание.
Но эмоции не всегда способны  идти в ногу с холодной логикой, от сильно царапающего чувства дискомфорта красноричиво нахохлилось оперение,  лицом мужчина владел куда как  лучше, поэтому внешне сумел удержать расслабленную маску спокойствия.
— Я не думаю, что самоисцеление, само его появление, было напрямую связано с необходимостью постоянно сражаться за ресурсы. Это возможно, но я больше склоняюсь к другому варианту. Скорее все началось еще раньше, без регенерации не получилось бы освоить небо. Я размышлял над этим. Чтобы быть способным на  недельные перелеты с одного места на другое, вес тела нужно было сильно уменьшить, одним размахом крыльев ситуацию уже не исправить, в итоге в жертву была принесена прочность тканей. Мелкие каждодневные переломы для меня почти норма, они полностью заживают в течении получаса.
Как не посмотри, Крылан не только не научился избегая внутреннего напряжения говорить о себе, но вдобавок начинал раздражаться от бессилия что-то изменить,  когда речь заходила о том, в чем он безусловно полностью проигрывал перед  аборигенами - коренными жителями этой планеты.
Кости.
Никогда прежде он не думал, что с ними что-то не так.
Нигде как тут, он вынужден познавать на собственной шкуре, каково это быть “слабым”.
Оказавшись на Кинмоку,  мужчина привыкший осознавать себя сильнейшим из Альф,  столкнулся с тем непростым для принятия фактом, что даже подросток, в обычном рукопожатии мог смять в пыль хрупкие костяшки пальцев.
Доминго учил не только незнакомый  язык, чтение, что такое из себя представляет золото, местные порядки и законы, но также выстраивал внутри себя  новые правила поведения, необходимые для выживания.
Кардинально измениться он в итоге так и не смог, но азы навыка “ как идти на компромисс” не раз применялись им на практике.
Самый наглядный пример -танцы на публику ставшие источником заработка.
Сняв и спрятав кольца-когти обратно в мешочек на поясе, Доминго снова попытался поймать взгляд девушки, это была его привычка говорить глядя собеседнику в глаза, но ведьма соскальзывала, то опускала длинные черные ресницы, то полу отворачивала лицо в сторону.
Неуловимая, она вкрадчиво находила десять и еще одну причину посмотреть куда угодно, но не на него.
Неожиданно эта перемена в ее поведении ему не понравилась не меньше чем разговор о костях и регенерации.
Крылья дрогнуль в раздражении, но быстро опять замерли без движения. мирно ловя касания легкого суховея.
— Между нами определенно есть некоторое сходство. Твоя рука на несколько секунд по прочности почти не уступала тому, каким становиться перья в бою. Но это и не был твой предел, я прав? При этом ты не теряешь разум...но как?
Стараясь сосредоточиться только лишь на сути разговора, который был беспорно важен, Доминго все еще не мог отбросить в сторону глухое разочарование, раз за разом замечая убегающий в сторону взгляд.
Крылья нервно взмахнули один раз, другой, поднимая легкий ветер, шебурша длинные черные волосы девушки. Мелкая дрожь рожденная  из смеси раздражения и усилием воли подавляемого иррационального желания отдать простой приказ “ не смей отводить от меня  взгляда!”, все это смешавшись, пробежалось  мурашками  по оперению, задевая кожу на спине и плечах.
Скрипнув зубами, Доминго опустил голову,  не мигая изучая пестрые цветы на своих коленях, разносящих дурманящий разум запах нектара.
— Наверное я должен извиниться Ивейн, тебе ведь неприятны все эти слухи?  Как впрочим и мне самому не доставляет удовольствия нелепые предположения, когда из озвучивают вслух или спрашивают напрямую.  Но я не знаю тебя и это был самый простой способ вынудить тебя обозначить свое отношение. В прошлом...Я не мало слышал о “гаремах”, но всегда это были истории о разочаровании, ревности и обидах.
Протянувшись к одному из цветков, танцор большим пальцем коснулся его сердцевины, когда он убрал руку на бронзовой коже влажно блеснула капля нектара.
«  Я был бы рад, если бы принц забыл обо мне. »
— Я рад, что твой ответ оказался таким, как надеялся услышать. — Улыбнувшись своим собственным мыслям, Крылан перестал делать тщетные попытки поймать ускользающий взгляд девушки, и теперь почти миролюбиво любовался садом вокруг них, после пустыни царящей за пределами столицы, радостное веселое безумство листвы, почти ослепляло всеми оттенками зеленого.
— Этот сад,  действительно хорошее место. Здесь уютнее чем во дворце.
Тряхнув головой, он вынырнул из собственных мыслей, возвращаясь к истинной причине, почему сегодня прилетел сюда и искал общества сидящей напротив него ведьмы.
— Да, конечно. Мне интересно слушать тебя Ивейн и любопытно узнать какие у тебя есть мысли насчет зелья,  что с ним не так.

+3

12

Ивейн чувствовала, что Доминго довольно сложно говорить о себе. Она его понимала. Сложно объяснить то, что другие могут не понять. Тем более они были из разных рас. Как она в этом дворце. Она не принадлежала ему, но судьбу не выбирают и колдунья решила пока смириться с ней. Все равно лучшего выхода она не нашла, кроме как подчиниться.

У Доминго было другое мнение насчет регенерации. Ему все таки виднее. Он с ней жил в том теле, которое имел. Он посчитал это вынужденной мерой, чтобы его раса освоила небо. Немного задумавшись, Ивейн поняла, что это правильно. Ведь ему надо себя поднимать в воздух. Если быть средне-статически сложенным взрослым мужчиной, то сделать это будет довольно сложно. Поэтому уменьшение прочности ткани и костей упрощало эту возможность. Говоря это, крылья мужчины нахохлились. Такое девушка видела у тех же котов. Если им что-то не нравилось, то их шерсть начала вставать дыбом. Неожиданно до Ивейн дошло, почему Доминго так это не нравится. Он рассказал о своей слабости. Такое никому не понравится. Ей тоже не нравилась своя способность "брони". Она всегда раздражалась или начинала грустить, если эту способность начинали обсуждать. Она научилась с этим жить, так как в свое время взяла себя в руки. Ей не хотелось, чтобы Доминго из-за этого корил себя. Ведь это не его выбор. Значит с этим остается только жить. Ивейн решила его поддержать, возможно хоть чем-то она сможет ему помочь. - Знаешь это не такая уж большая жертва, потеря прочности тканей и частые переломы. Тем более это компенсируется регенерацией. Природа дала тебе возможность, которую не многие удостоились. Ведь крылья - это возможно самое лучшее. Многие мечтают подняться в воздух как птицы и чувствовать свободу. Я бы тоже этого хотела. - Ивейн искренне улыбнулась Доминго. - Не надо на этом зацикливаться. Я же вижу, что тебе не приятно об этом говорить. Я понимаю тебя. Но ты ведь воин из-за своего берсерка, поэтому считай это вызовом. В котором ты должен остаться победителем. Все что не делается, делается к лучшему. Сила духа может сделать чудо. Главное не сдаваться. А твоего берсерка мы победим. - колдунья верила в то, что сказала. Сама бы она не справилась бы без силы духа, находясь во дворце.

Ивейн посмотрела в небо и начал немного завидовать Доминго. Мужчина обратился к ней и рассказал о своем сходстве с ней. И опять же он обратил внимание на ее прочность кожи. Как и следовало ожидать, он, как и все заметили это и было интересно узнать об этом больше. Но Доминго больше интересовало, как она оставалась в разуме, нежели сама способность. Ивейн решила ему отплатить той же монетой, что и он, рассказав о своей слабости. - Все замечают мою способность. Она у меня с детства. Но она рассчитана на защиту меня. И только на нее. Она включается, только тогда, когда мне угрожает опасность. Тело чувствует это на интуитивном уровне. В подростковом возрасте я не могла ее контролировать. Любая раздражающая ситуация приводила к тому, что я могла сломать все что угодно, достаточно было ударить по предмету или по кому-то. Становясь взрослее я смогла научится контролировать уровень прочности. Разум никогда меня не покидал. Я точно не могу ответить на этот вопрос. У меня так всегда было. Но поверь, эта способность тоже доставляет немалый дискомфорт в определенных ситуациях. - Ивейн подумала, что она с Доминго похожа и не похожа. Это как апельсин и мандарин. Они вроде похожи, а вроде нет.

Колдунья старалась не смотреть в глаза Доминго. Ей тоже было неудобно рассказывать о своей способности, да и тем более смущение перед мужчиной не давало покоя. Возможно он это заметил, ведь всегда смотрел прямо ей в глаза, а она нарочно отводила взгляд.

Доминго несколько раз взмахнул своими крыльями, подняв небольшой ветер и опустил взгляд на свои колени. Он извинился за то, что рассказал неприятные для Ивейн слухи, о том, что в них обсуждалось. Тем более ее ответ почему-то обрадовал Доминго. И он успокоился.

Обратив внимание на сад, ему показалось, что это очень уютное место, в отличии от самого дворца. Девушка была польщена этим. - Этот сад я обустраивала можно считать сама. Все что здесь выросло я посадила сама. На это ушло довольно много времени. Но я довольна результатом. И я очень рада, что тебе он нравится. - не часто Ивейн говорили эти слова. Сюда практически никто не приходил. Она видела только слуг, которые проходили здесь, чтобы срезать путь, идя по своим делам.

Услышав о предположении Ивейн насчет зелья, которое ему дал принц, Доминго согласился услышать о мнении Ивейн. - В состав этого зелья входят дурманящие травы. Их несколько видов. Проще говоря это наркотики, влияющие на нервную систему. Принц был прав,  что оно сможет помочь тебе. Но не учел, что даже твоя регенерация не спасет от побочных эффектов. Видишь ли, я предполагаю, что  остальные компоненты зелья усиливают эффект дурмана и побочка начинает вылезать раньше положенного. Он успокаивает нервную систему и импульсы, которые подаются мозгом в твое тело. Скорее всего так и работает включение режима берсерка. В этом случае можно просто усовершенствовать это зелье, заменив дурман на другие составляющие. Но на это может уйти довольно много времени. Ты на это согласен? - подбор нужного рецепта определенного зелья, а особенного нового, занимало очень много времени. Ивейн надеялась, что Доминго сможет подождать. Колдунья отлила пару капель зелья в чистую колбу, которую взяла из потайного кармана своей одежды. Это была привычка, держать чистые колбы как можно ближе к себе. Закрыв флакон, Ивейн передала зелье обратно Доминго.

Передав флакон, Ивейн заметила, что в белоснежных волосах Доминго застряло несколько листьев от деревьев, которые попали на его голову от небольшого ветра, устроенного его крыльями некоторые время назад. Девушка решила убрать их и потянулась к его волосам. Ей пришлось приблизиться к Доминго как можно ближе, но в этот момент из густо насаженных цветов выбежало что-то быстрое и юркое. Краем глаза Ивейн заметила что это было что-то серое и оно неуклюже прыгнуло к ней на спину и оттолкнувшись так же быстро исчезло из вида. Ивейн не успела ничего понять как потеряла равновесие и ухватившись за шею Доминго упала вместе с ним на траву. Девушка некоторое время не понимала, что случилось, но быстро одумавшись, привстала на руках и заглянуло в глаза Доминго. - Извини. Ты в порядке? Я не сделала тебе больно? - Ивейн не ожидала такого и теперь виноватого смотрела на Доминго.

Отредактировано Ивейн (2019-09-13 01:32:48)

+3

13

Oh I'm tryin', I'm tryin', I'm tryin'
I'm tryin', I'm tryin'
Oh tryin', I'm tryin', I'm tryin'
I'm tryin', I'm tryin'
Not to think about you
No, no, no, no
Not to think about you
No, no, no, no
Oh I'm tryin', I'm tryin', I'm tryin'
I'm tryin', I'm tryin'
Oh tryin', I'm tryin', I'm tryin'
I'm tryin', I'm tryin'
Not to give in to you
No, no, no, no
Not to give in to you
With my feelings on fire
Guess I'm a bad liar

+

«Не такая большая потеря? Да я ничего не терял!»
Доминго хотелось в раздражении с силой растереть лицо ладонями.
Он уже знал все виды реакции на свою хрупкость, начиная от злых насмешек и хищного интереса как к потенциально легкой жертве, так и гораздо более редкую, но тоже уже встречавшуюся ему несколько раз – жалость которую прикрывают за попыткой приободрить.
И это все при том, что на его родной планете, среди крылатого народа, он прежде даже не знал, что их кости можно обозначить как ненормально хрупкие, то на Кинмоку, это всегда было бесконечно высокой горою, укрытой шапкой из никогда не тающего вечного ледника, вершиной которую не взять в полете.
Он был сильнейшим...
...раньше....
...до того как убил своих соплеменников
Безумно уставшему от всего этого мужчине просто хотелось уподобиться мудрым страусам познавшим "Дао", с достойным видом спрятав голову в песке, как можно меньше говорить об этом, не думать.
Хорошая мина при плохой игре.
Так собственно в итоге он и поступал (когда ему позволяли), просто плотнее сжимал зубы когда в очередной раз раздавался жалкий хруст.
Но ведьма неожиданно пошла намного дальше и продолжила говорить, но уже о себе, с видом нежелания открыла собственную «слабость». 
Ну как слабость, скорее специфическую особенность своего тела, которая прочем приносила ей немало неприятного внимания от окружающих.
Это было так…странно.
Ивейн не была обязана этого делать, он сам прилетел к ней, именно он нуждался в ее помощи, но каким-то неведомым образом ситуация вывернулась на изнанку.
Девушка на которую свалилась дополнительная работа без обещания достойно оплаты по окончании, переступала себя говорила на тему которая была неприятна уже для нее самой.
« И все для того, что бы я не чувствовал себя неловко, вынужденный быть откровенным на темы о которых не хочу говорить?»
Доминго изумленно вскинул вверх белые брови, с новым интересом воззрившись на ведьму, что внешне чаще всего демонстрировала все оттенки сдержанности и отстраненности.
Сейчас неожиданно на лице Ивейн проступала неловкость, дискомфорт.
Он не понимал.
Он действительно не мог понять зачем ведьма это все рассказывает.
У него нет выбора, ему нужна ее помощь, чем больше он расскажет, тем возможно более эффективным будет предложенное ему в итоге зелье.
Но что она может получить от него?
«Зачем?»
В итоге мужчина сам выдохнул с облегчением, когда Ивейн перепрыгнув с темы на тему, вернулась к своей явно излюбленной теме – зельям.
Вспыхнув неяркой звездой, ведьма увлеченно рассказывала, при этом ни на минуту не забывая подстраиваться под собеседника, стараясь подбирать наиболее понятные формулировки и Доминго был благодарен ей за это.
Ухода в терминологию его ограниченный словарный запас не выдержал бы, он и так уже трещал по швам, то и дело встречая незнакомы слова или обороты, но к счастью это еще не мешала понимать общий смысл.
« Сколько у меня осталось времени?!» --  приняв зелье принца обратно, пряча его в сумку на поясе, Крылан молчал, не торопясь давать голословный ответ.
Мог ли он подождать достаточно времени пока она создаст зелье?
Какой будет неприятная правда?
Погруженный в свои мысли он краем глаза отметил без слов протянутую к нему белую как фарфор, женскую руку. 
Ничтожная доля секунды замешательства и тело отреагировало намного быстрее, чем мозг успел осознать и что-то решить. Зрачки расширились, поглотив под собой золотую радужку, оставив только тонкую, едва заметную каемку, отражая в черной пропасти, неторопливое движение. 
Привычка вбитая в подкорку.
Обряд превращенный в инстинкт.
Не двигаясь принимать чужие касания.
Тепло рук как лекарство против раздражения.
Он все еще молча следил за ее рукой, ожидая прикосновения, когда девушка неожиданно просто упала на него сверху, повалив на землю.
Белые крылья закрыли зеленую траву под ними, распластавшись по обе стороны.
Кажется что-то хрустнуло, но Доминго встретил вспышку боли привычно сцепляя зубы.
Больше жалоб собственного тела, как всегда хрупкого словно стекло, его интересовала девушка, что теперь лежала на нем сверху, с видом «Что я здесь делаю!?»
Это было бы очень смешно, если не так волнительно.
Доминго протянул руку и большим пальцем разгладил морщинку между черных бровей, там, где они столкнулись над переносицей, придавая лицу ведьмы виноватое выражение.
Растянув губы в шутливой улыбке, он ответил вопросом на вопрос и совсем не о том, что беспокоило ведьму в эту минуту.
— Я тебе нравлюсь?

+4

14

Ивейн беспокоилась, не навредила ли она Доминго. Но он даже не подал ввида, что ему больно или неприятно. Возможно он умело скрывал свою боль, так как сам заявил, что слишком много раз ломались его кости. Это было грустно.

Доминго протянул руку к Ивейн и разгладил морщинку на лбу. По всей видимости не считал девушку в чем-то виноватой. Но его слова совершенно не относились к этому. — Я тебе нравлюсь? - его вопрос совершенно ошарашил Ивейн и не был ответом на ее вопрос. Долю секунду раздумий и девушка со скоростью света выпрямилась и села обратно на траву, не смотря в сторону Доминго.

- И что мне отвечать на такой вопрос? Как в его голову вообще пришел такой вопрос. - колдунья не понимала в каком смысле спрашивал Доминго, но ее разум почему-то думал только в одном направлении. Но решила ответить как есть. Оставлять без ответа мужчину она не хотела. - Я думаю, что нравишься. - она раскраснелась как маковый цветок и смело посмотрела на Доминго. - Я всегда избегаю общества других. А с тобой мне хочется общаться и хочется помочь. Такое со мной редко. Но вот, я боюсь, что когда я помогу, хотя и сложную задачу ты мне задал, то ты уже не захочешь общаться со мной. Возможно, я устала от одиночества, но я больше склонна думать, что ты своим появлением повлиял на это. Я вспомнила, что значит внимание других. - Ивейн надеялась, что мужчина хоть чуть-чуть, но поймет ее.

Доминго и правда был особенный. Он располагал к себе. Даже, узнав про него больше, это чувство не пропадало. Не все люди обладали таким качеством.

Ивейн старательно успокаивала себя. Чтобы помочь ему, ей надо было включить свой мозг на всю катушку. Не просто так она спросила про время, и сможет ли он подождать. Делать что-то, влияющие на мозг довольно сложно. Она хорошо делала зелья, которые наоборот лишали его, но чтобы контролировать, это впервые. Неверные составляющие могут изувечить разум и тогда даже регенерация не поможет. Основа личности будет стерта, как грязь с ботинка.

- Я все таки вернусь к теме зелья, которое ты хочешь. В его создании есть риски. Готов ли ты довериться мне? Лучше подумай. Побочка пол беды. Со временем от этих трав, разум может тебя подвести. Тем более к ним появляется пристрастие. Так как ты другой расы, скорее всего это будет дольше, чем у людей, но проявится. Они влияют по идее на любой разум. - это последнее, что ей надо было узнать. Если Доминго сможет довериться, значит будет проще взаимодействовать с ним и искать подходящий рецепт, с учетом, что он не человеческой расы.

+6

15

Time is made from honey slow and sweet
Only the fools know what it means

My will has disappeared
Now confusion is so clear

Temptation, temptation, temptation
Oh, temptation, temptation, I can't resist

+

Бледная кожа была удивительной.
Хотя люди с этой планеты умели виртуозно врать, многие лгали чаще чем говорили правду, но одновременно с этим, справедливым проклятием на их головы, им была дана белая кожа, так напоминающая своей откровенностью чистый лист бумаги, на котором не спрятать помарки, излома, или даже самого маленького пятнышка чернил.
Когда Доминго краснел или бледнел, если не присматриваться специально, зная какие различия ищешь, кто вообще способен заметить минимальные изменения в оттенке темно бронзовой кожи? Никто.
А белая кожа предатель, все держала на раскрытых ладонях, требуя поистине тиранического самоконтроля, что бы не выдать с головой своего хозяина.
Вот и сейчас, будь ведьма одной из Крыланов, Доминго бы легко обманулся ее сдержанными манерами и спокойной речью. Но лицо, это лицо…Оно зацвело как красные розы, в обрамлении еще мягких зеленых шипов.
«Удивительно»
Доминго сел, правда не сразу, на середине его движение неестественно сломалось, когда он поморщился от боли в плече, а после он двигался заметно осторожнее, охраняя травму.
Вот только тихую радость предвкушения, которую зародила реакция ведьмы на казалось бы невинный вопрос, эти светлые чувства оказались смыты следующим словами, предельно честной как и ее лицо, ведьмы.
-- Я не могу.
Голос его был глух, а золотой взгляд казалось потух.
Неторопливо собирая цветы, разбросанные во время падения, он подчеркнуто аккуратно складывал их в один букет, словно это было для него важно. 
С ненужной внимательностью, мужчина отщипывал сломанные лепестки и стебли, стирая последние следы «несчастного случая».
-- Мой разум, это единственная плотина, что у меня есть. Более того, из того что вижу, я думаю, что если ничего не сделать с Альфой, то у меня осталось не так много времени, прежде чем оно полностью возьмет под контроль это тело, стерев все остальное. Он…он это я, просто …проще, намного проще.
Тяжёлый, почерневший взгляд впился в ведьму.
-- Карточный домик гораздо легче разрушить чем простой чугунный шар. Разница между моим разумом и Альфой примерно такая же. Чугунный шар - инстинкты прошитые в генах. А сложный разум слетит как бумажная обертка, стоит лишь тряхнуть. Я не могу так рисковать.
Резко, одним слитным движением, Доминго поднялся на ноги, все еще не выпуская из рук букета, подаренных ему цветов. Босые стопы, приятно щекотала зеленая трава.
Вздохнув медовый аромат полной грудью, он улыбнулся уголками губ, глядя на ведьму.
Легкое лукавство пополам с насмешкой зажгли прежде потухший взгляд.
-- Похоже, мне больше ничего не нужно от тебя Ивейн.
Доминго подошел к все еще сидящей на земле черноволосой ведьме.
-- Но я не хочу уходить -- Улыбаясь сказал он, приседая на корточки, что бы их лица оказались на одном уровне.
Но и это было не все - опускаясь вниз, он не скрывая насмешки во взгляде, позволил цветам в его руках, ненавязчиво скользнуть по чернильным волосам, плечам и торсу девушки, оставляя за собой ярко желтые следы от пыльцы.
Тень предвкушения коснулась его груди, проникая в сердце.
-- Ты сказала, что я тебе нравлюсь. Тогда ты позволишь мне, стереть следы оставленные цветами?
Правое крыло легко изогнувшись, самыми кончиками маховых перьев, задевая острое плечо, отряхнуло нелепые желтые следы с жгуче-черных волос ведьмы. В это время Доминго неотрывно смотрел в ее глаза, ловя свое собственное отражение в темных глазах. 
Он знал, так же как он сейчас видит себя в монохромной серо-черной гамме, Ивейн может поймать свое отражение, только оно будет золотым.

+5

16

Самоконтроль, которым так гордилась Ивейн, трещал по швам. Еще немного и она не выдержит. Ей хватало выдержки только на то чтобы с восхищением наблюдать за Доминго. Редко кому-то удавалось лишить колдунью дара речи и просто наблюдать. Ее эмоции били через край и лишали возможности нормально дышать.

Все что происходило было для нее ново, то, чего она никогда не чувствовала. Как новое зелье, которое заставило не один день разбираться в рецепте. Все, что было в новинку девушке влекло как мотылек, который летел на открытое пламя. Он даже не думал, что подлетев поближе, его крылья обязательно опаляться от жаркого пламени.

Доминго был откровенен с ведьмой и рассказал все, что его тревожило. Он не мог ждать, боялся, что времени не хватит. Не хотел становиться Альфой, со всеми последствиями, которые вытекали из этого. Его разум был для него нечто ценным, неприкосновенным. И он хотел сберечь это как зеницу ока. Девушка понимала его. Если разум подведет, то все, что смог человек достичь, просто канет в лето. Исчезнет и не вернется. Помахав на прощание, низвергая в пучину неизвестности.

Ивейн слушала Доминго и не знала, что ответить, как поступить. Его слова сквозили грустью, об этом говорили и его глаза. Она сама чувствовала грусть, но и ожидание в сердце не давало ей покоя. Оно хотело кричать, что все хорошо, что все будет в порядке. Но ни единого слова не вылетело. Как будто вставили кляп и запретили говорить. В этот момент Ивейн думала, что мужчина уйдет, как раньше делали многие из ее знакомых, оставив ведьму одну.

Но этого не случилось. Доминго резво поднялся и улыбнулся, а его красивые золотые глаза стали намного ярче и Ивейн подумала, что они согревают намного лучше, чем нагаре. Он сказал, что ему от нее больше ничего не надо, но смысл слов девушка не смогла понять так быстро. Момент и Доминго подошел к Ивейн вплотную и присел на корточки так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. - Но я не хочу уходить. - его слова подняли бурю эмоций, что так неистово сдерживала колдунья. Ко всему прочему мужчина очень аккуратно, как будто специально, задел Ивейн цветами, которые он снова собрал в букет. Девушка даже не заметила, когда он успел это сделать. Это движение оставило на волосах, плечах и торсе девушки следы от пыльцы и в нос тут же ударил приторный запах самых любимых ее цветов.

Ивейн смотрела в глаза Доминго и видела веселье, которое плескалось в них. Они насмехались над ней. Он провоцировал ее, спросил, может ли стереть следы пыльцы, раз она призналась в симпатии к нему, но не дождавшись ответа, своими величественными крыльями смахнул пыльцу с девушки. Это стало последней каплей в сдерживании эмоций. Завороженно смотря в глаза Доминго, Ивейн видела свое отражение в золотых глазах мужчины и перестала контролировать себя, она сдалась и эмоции с телом взяли вверх над ней.

Не опуская взгляда, Ивейн подняла одну руку и поднесла ее к лицу Доминго, аккуратно проведя ладонью по щеке мужчины. Самым неожиданным было то, что Ивейн перестала смущаться и решительно обняла его за торс, положив обе руки на лопатках Доминго. Она пыталась согреть его как могла, делала это неумело, впервые за всю ее жизнь. Приглушенным и тихим голосом она наконец-то смогла ответить ему. - Раз ты не хочешь уходить, то я и не отпущу тебя, пока не помогу. Я сделаю так, чтобы время начало работать на нас, а не отсчитывать последние моменты до твоего превращения в Альфу. Он не сможет подобраться к тебе после того как я смогу сделать все, что от меня требуется. Я обещаю тебе, что у нас все получится. - Ивейн подняла глаза на Доминго. Ее сердце стучало так быстро, что могло в любой момент выпрыгнуть из груди.

+6

17

Feeling my way through the darkness
Guided by a beating heart
I can't tell where the journey will end
But I know where it starts

+

Он не стал спрашивать ведьму «Почему? Для чего ты даешь мне такие обещания?»
Он не стал пытаться понять действительно ли насколько сильно нравиться ей.
Он не стал проверять или сомневаться в ней, так же как никогда не раздумывал над тем когда другие протягивая руки касались бронзовой кожи.
Это ее решение, ее выбор, здесь не имеет смысла благодарить или испытывать подозрительностью.

Единственное о чем он думал в эти мгновения, то кем могла бы стать для него ведьма.
Спаситель, друг, женщина?

В голове  пронеслись воспоминания о ее тренировке, оточенные до механической памяти движения, которые вменила открытая улыбка обращенная готовым зацвести растениям.
Эта женщина была полна контрастов, разобраться в ней будет столь же сложно, как и в принце Кристианне. Но если от принца хотелось держаться как можно дальше, ни на секунду не забывая, что обязательно наступит тот день когда «господину» надоедят простые игры и он захочет сломать свою игрушку, на то он и «Солнце», то с Ивейн все было иначе. 
Она была как…
Она была как небо ранней весной, переменчивое, непредсказуемое, ближе к закату.
Ей не шла солнечная погода достатка и тишины, жесткая кожа и сдержанные манеры сменялись хаотично разбросанными просветами пронзительно ультрамаринового небосклона – именно такой она представала перед ним.

Объятия Ивейн искренние, под стать тому как звучали слова обещаний, но такие же немного неловкие как и интонации в приглушенно звучащего голоса.
Еще один контраст, уверенная в своих знаниях и силе, но как легко расцветают на лице ведьмы розово-красные цветы смущения.

Не моргая, пристально изучая точенное лицо девушки, Доминго чувствовал себя завороженном в этот момент.   
«Возможность попробовать это искреннее в своей переменчивости, весеннее небо с низко нависшими стальными тучами…»
Птичье сердце, что и так всегда билось быстрее чем у жителей этой планеты, ударилось о ребра в предвкушении.
На мгновение опустив взгляд, танцор протянул руку к цветам, вороша лепестки соцветий.
На кончиках  длинных бронзовых пальцев с нежной как у женщин кожей, ярко блестели капельки нектара, когда он мягко надавливая провел ими по губам Ивейн.
Зрачки расширившись, почти полностью поглотив под собой радужку, оставив только тонкие золотые кольца. 
-- Очень сладкие слова. Очень.
Белые крылья с шелестом раскрылись, образуя огромный купол. Стелясь по газону, они закрыли небо над их головами, неожиданно погружая в вечерний сумрак посреди ясного дня.
-- Как мед.
Ивейн могла почувствовать, как под ее руками пришли в движение мускулы, стала горячее  его кожа, когда Доминго подчеркнуто неторопливо пододвинулся немного ближе, осторожно, изучающе касаясь сухими губами ее рта блестящего от цветочного нектара.
Он не спешил, скорее проверял как далеко ему позволят зайти.
А крылья… Это рефлекс, инстинктивное желание Альфы ограничить, командовать, влиять на происходящее и Доминго ничего не мог поделать с своей потребностью хоть так, перьями, отсечь ведьму от внешнего мира, не дать ей сейчас сбежать так просто.

+5

18

Когда Доминго посмотрел в глаза Ивейн, то девушка уже ничего не могла с собой поделать. Ее сковало доселе неизвестное ей чувство. Оно пробиралось как щупальцы, по всему телу, не давая свободно двигаться и сковывало не хуже веревок, пленившие ее в тот роковой день, когда она очнулась уже в столице. Теперь она благодарила своих похитителей, что она по их воле оказалась именно здесь, во дворце.

Колдунья не заметила в какой момент Доминго прикоснулся к ее губам пальцами, которые оказались слаще меда. Не контролируя себя, Ивейн облизнула свои губы, не понимая, что это могло выглядеть слишком вызывающе. Его слова оказались не слаще его пальцев, а может даже более сладкими. Но ответить она уже не могла. Сердце все медленнее и медленнее начало биться в ее груди.

Неожиданно глаза уловили движение белых крыльев Доминго. Они раскрылись и сложились таким образом, чтобы создать вокруг них купол, который скрывал нагаре и создавая сумрак, которому так обрадовалась девушка. Теперь она могла чувствовать его прикосновения намного сильнее. Его слова она уже не слышала, она тонула в своих чувствах и не хотела останавливаться. Мужчина приблизился к ней ближе и она почувствовала его горячее тело и сердцебиение, которое так взволновало девушку, доводя ее до потери контроля над собственным разумом.

Когда она почувствовала его губы на своих, то сердце предательски замерло. Они были сухими, но Ивейн было все равно. Это были самые прекрасные, но в то же время самые жестокие губы в ее жизни. Они были неторопливыми и выжидающими. Девушка не могла ждать. Ее руки предательски сместились с лопаток мужчины и переместились на шею, чтобы было удобнее углубить поцелуй, который она ждала наверно всю свою жизнь, поэтому отдалась ему со всей страстью на которую была способна. Ее переполняла нежность, страсть, радость и все самые чувственные эмоции. Они разом и резко пронеслись по телу девушки, не давая придти в себя. Сердце так же перестало биться.

Под напором своих чувств и эмоций, Ивейн не заметила как сердце все таки решило дать о себе знать редкими стуками. Они были редкими и с каждым разом начали менять девушку до неузнаваемости.

"Первый удар"
Ее левое запястье обожгло ледяным пламенем, но Ивейн не заметила этого и подумала, что это всего лишь иллюзия, которое подкидывал ее разум. Но на самом деле там выстраивалась в необычных символах, рисунок, больше напоминающий магический.

+

http://s5.uploads.ru/t/QGY58.jpg

"Второй удар"
Волосы, которыми так гордилась Ивейн начало менять цвет очень медленно и плавно окрашивало их в белоснежный, как снег, который никогда не видели жители Кинмоку, цвет.

"Третий удар"
Кожа, которая всегда давала о себе знать тонким слоем самой надежной брони, перестало защищать и девушка ощутила всем своим телом, насколько Доминго был горячим, нечеловеческая температура обжигала ее не хуже самого жаркого пламени костра.

"Четвертый удар"
Глаза, которые были чернее самой ночи, начали затуманиваться и поменяли цвет, кардинально поменяв палитру, ставшие грязно белыми.

"Пятый удар"
Ощутив под собой холод земли, Ивейн не понимала, почему стало так холодно ногам. Трава которая находилась под девушкой и Доминго, побелела и покрылась тонким слоем льда.

Пока Ивейн находилась в клетке своих собственных чувств и губ Доминго, ее глаза были закрыты. Разорвав, с неохотой, поцелуй, колдунья открыла глаза и затуманенными от эмоций взглядом, посмотрела на Доминго. Она ждала реакции от человека, который практически сломал все ее принципы за доли минуты, которые она выстраивала годами. Сердце, которое с трудом билось, теперь ударяло об ребра в обычном ритме.

PS

Об всех изменениях во внешности, обговорено с Доминго и Принцом Кристианом. Позже узнаете все подробности.

Отредактировано Ивейн (2019-09-30 02:11:12)

+6

19

[icon]http://sh.uploads.ru/avBps.png[/icon]
Trying to keep up with you
And I don't know if I can do it
Oh no, I've said too much
I haven't said enough
I thought that I heard you laughing
I thought that I heard you sing
I think I thought I saw you try
Every whisper
Of every waking hour
I'm choosing my confessions
Trying to keep an eye on you
Like a hurt lost and blinded fool, fool
Oh no, I've said too much
I set it up

+

Доминго не был из тех, кто стремился много думать и сомневаться в те моменты, когда вместо голосовых связок, говорить начинает само тело.

Так было в сражении, когда промедление в одну секунду могло стоить ему жизни.

Так было во время выступлений, когда душная атмосфера клуба как губка напитывается громкой музыкой и эмоциями от  зрителей, толкает двигаться опережая собственные мысли, создавая причудливое соединение из инстинктов и заранее заученных  движений танца, добавляя элементы импровизации.

Так было сейчас с Ивейн.

Как можно целуя желанную девушку думать, анализировать, удивляться, сомневаться или наоборот радоваться?
Любой голос разума сейчас  будет так же неуместен, как любимый старый пес, который вместе с косточкой забрался на брачное ложе, смущая молодоженов.

Он забыл все слухи о ней.

Без сомнений подставляя беззащитную шею под узкие ладони той, что совсем недавно во время тренировки продемонстрировала насколько опасной может быть, он уже не помнил о возможной выгоде и тех сладких обещаниях, которые совсем недавно подарила ему Ивейн.

Вкус поцелуя смешавшись с цветочным нектаром, так невинно как сама природа и столь же порочно, обжигал нервы сильнее чем крепкий алкоголь.
Сплетаясь языками, Доминго как гурман полностью отдавался моменту.
У ведьмы оказались невероятно чувственные губы, пухлые, мягкие, с четким рельефом по краю. Едва сдерживаясь, он осторожно сжимал их зубами, но быстро отпускал, “залечивая” место укуса изучающим касанием горячего языка.
Такой рот хочется целовать, независимо от сексуального желания.
Оторвавшись от ее рта, несколько секунд зачарованно любуясь чуть припухшими от поцелуев ртом ведьмы,  Доминго провел по ее нижней губе большим пальцем, надавливая.  Волнующие, влажные, упругие... Почему можно позволить своим рукам наслаждаться бархатными лепестками недавно распустившихся цветов, а целоваться нужно только с далеко идущими планами?
Вот только желание тоже было, разгораясь лесным пожаром  на хрустящих искренностью “словах”, что бросало ему умопомрачительно податливое и отзывчивое тело ведьмы.
Сцепив руки на талии девушки, Крылан нетерпеливо потянул ее ближе к себе.
Как же сильно  раздражало любое пустое пространство между их телами.

Но из них двоих горел только он.
В то время как его собственное сердце билось так быстро, словно во время перелета через море, сердце в груди девушки замедляло свой бег.
Разница их температур, раззадоривающая чувства прохлада так похожая на то,  как в нестерпимую жару растаявшее мороженое течет по рукам и ты с наслаждением, позабыв о приличиях  медленно слизываешь его с пальцев...от этого не осталось ничего,  теперь  Ивейн все больше походила на кусок ломкого льда.
Белая кожа покрылась тонким слоем инея и едва слышно хрустела под бронзовыми пальцами.
Девушка буквально замерзала в его руках.
Цвет покидал ее.
Светлая кожа, прежде часто тронутая предательским румянцем и тем обезоруживающая милая в своей откровенности оттенков красного и розового, теперь была алебастрово белой, мертвенно молчаливая как у мраморных статуй.
Обсидианово черные волосы и глаза, растворялись, серели.

Доминго в изумлении отшатнулся, резко складывая  крылья за спиной.
В той, что он держал в руках, прижимая к своей груди, стало невероятно сложно узнать прежнюю ведьму, ту, что пылко ответила на его поцелуй.
Скорее это была ее мраморная копия, просто скульптура наподобие одной из тех, что украшали королевский сад и фонтаны. 
Белое на белом, торжество форм без отвлекающего цвета вводящего глаза в растерянность.
« Что происходит!?»
Трава вокруг них уже стала белой под слоем инея, да и по его телу бежали мурашки от холода, Доминго не только не мог согреть ее, но и замерзал вместе с ней.
Прежде мягкое, податливое тело, теперь словно кусок льда, негибкое, твердеющее.
— Ивейн ты замерзаешь.
От чего-то в голову пришла страшная уверенность, что в таком состоянии, еще немного и девушку можно будет сломать как ледяную скульптуру. Отломить прядь волос или палец.
— Дыши мной.
Это единственное, что ему сейчас пришло в голову.
Пробормотав еще что-то фольклорно-насыщенно-эмоциональное, на  своем, на птичьем, крайне трудно переводимое на литературный язык аборигенов, Доминго уже на грани грубости, когда от ласки остается только легкий сладковатый привкус, слился с Ивейн в новом  поцелуе, зацепив острый подбородок рукой, не отпуская ее сделать вдох, перевести дыхание.
Не закрывая глаз, он наблюдал за лицом ведьмы, вдыхая в ее легкие дрожащий от спрятанной в нем беззвучной вибрации воздух.
Альфы умели “вкладывать” свое дыхание\крик в партнера и хотя обычно делалось нечто подобное только как часть сексуальной игры, в эту минуту  когда о плотских желаниях уже не шло и речи, этому крику нашлось свое причудливое применение.
Низкочастотная вибрация насильно врываясь в чужие легкие, оттуда расходилась волной по всему телу, воздействуя напрямую на нервную систему. Воздействие от вибрации на нервы,  можно было сравнить с сильным опьянением когда уже не можешь стоять или слабостью в конечностях после интенсивного массажа.
Расслабленность, в каждом из мускулов.
Глупая попытка, что угодно, лишь бы убрать ту ломкую негибкость которая пришла одновременно с белым холодом.

Отредактировано Доминго (2019-10-07 23:43:10)

+5

20

- Что происходит со мной? - этот вопрос набатом звучал в ее голове, не давая ясно мыслить и реагировать.
Ивейн затопило чувство нежности к Доминго. Этот мужчина за короткий период времени, за первую их встречу разбудил в ней неведомые до этого чувства и эмоции, которые девушка пока не понимала, но легко им отдавалась. Никогда еще обычные поцелуи не вводили колдунью в состояние такого блаженного транса. Она всецело отдалась прикосновениям Крылатого и его поцелуям. Он дразнил ее, провоцировал и играл с ней. Это так сильно раздражало ее. Как он покусывал ее губы зубами и дотрагивался губами до мест укуса, как прикасался пальцами разбухших губ и сокращал расстояние между их телами. Она сама была не прочь,чтобы ни миллиметра не оставалось между ними, но тело колдуньи в холодных конвульсиях подвело ее. 

Левое запястье обожгло холодом. Ивейн начала чувствовать, что ее "броня" перестала покрывать ее кожу, а горячее тело Доминго чуть ее не обожгло. Но не это было главное. Во всем теле начал чувствоваться холод, но не тот, который напоминал, что надо одеться потеплее, а тот, который проходил через все тело и делал больно. Паника начала нарастать с каждым ударом сердца, который делал так же больно. Под ногами стало холодно и мокро, как будто вылили очень холодной воды.

Доминго резко отшатнулся от колдуньи и сложил крылья за спиной. Ивейн не могла прочитать все эмоции, которые затаились во взгляде Крылатого, так как ее глаза застилал непонятный туман. Она видела все размыто и не так четко как раньше. Левое запястье опять обожгло холодом и девушка взглянула на него.

- Что это? Как такое могло случиться? - символ, который горел на левом запястье привел Ивейн в ужас. Такое она видела не первый раз. Подобные символы покрывали всех жертв, которые оказались под воздействием проклятья побочной семьи с ее родного острова. Ее заполнил ужас. Она не понимала, когда они могли успеть это сделать и в чем заключалось это проклятие. Ненароком она подумала, что Доминго сделал это, но очень быстро откинула эту мысль и поругала себя за безалаберность. Никто, кроме членов побочной семьи не могли сделать такое. Только с ними Ивейн контактировала долго, только им было это выгодно. Больше никому. - Мне надо присмотреться ко всем во Дворце, может они узнали, что я здесь и прислали своего шпиона. - самые безумные мысли витали в голове колдуньи и не давали ей покоя.

— Ивейн ты замерзаешь......— Дыши мной. - колдунья не услышала Доминго и почувствовала резкий поцелуй, который не давал ей вздохнуть полной грудью. Ее подбородок держала сильная рука, не давая ей дернуться в сторону. Но она и не хотела. Глаза, цвета золота пристально наблюдали за ней и Ивейн увидела в отражение его глаз, то, во что она превратилась. Затуманенные серые глаза, белые волосы и неестественно белая кожа выглядели пугающе.

Действия мужчины были помощью. Воздух, что он вгонял в ее легкие, вибрацией отдавался по всему телу. Его действие оказывало расслабляющий эффект. Ивейн начала забывать, что несколько минут назад ее охватил панический ужас. Тело и мышцы начали расслабляться. С этим пришло и спокойствие в мыслях. - Он помогает мне. Но зачем? Ведь это могло быть опасно. - Ивейн начал сердиться на саму себя за свое бездействие. Разум всегда помогал ей в безвыходных ситуациях, но не сейчас. Она не смогла вовремя среагировать и подвергла опасности другого человека. Его. Прикрыв глаза на минуту и открыв их снова, Ивейн видела в отражении глаз Доминго уже себя обычную. Легкий слой "брони" уже начал покрывать все ее тело как прежде.

Разорвав желанный поцелуй, Ивейн взяла руку Доминго, что минуты назад держала ее подбородок в свою ладонь и улыбнулась, нежно посмотрев в золотые глаза мужчины. - Прости меня, что напугала. Я сама не знаю, что на меня нашло. Это было неожиданностью для меня. Спасибо, что помог. - как она хотела, чтобы Доминго не отказался от ее помощи. Левое запястье так же сильно жгло холодом и даже после обратного превращения, магический знак проклятия не исчез, а давал о себе знать легкими покалыванием.

+3

21

Скоро-скоро наши зерна упадут
В неведомую землю, в остывшие ладони.
Скоро-скоро скорый поезд увезет
Того кто вечно ищет, да кто и что и не ждет уже.
Скоро-скоро он узнает, где чужие, где свои,
Он не отбрасывает тени, он идет как лед через ручьи.
Он не нашел себе другую, он влюбился в ведьму и
Ушел на дно, камнем на дно.

+

— Что с тобой произошло?
Сильно хмурясь,  в еле сдерживаемом напряжении поджимая без того тонкие губы в тонкую линию, он положил свободную руку на ее лоб.
Белая кожа больше не обжигала ледяным холодом, а на высоких скулах проступал легкий румянец, забавно покраснел кончик носа ведьмы...да и тот иней, что прежде тонкой коркой сковывал траву и белые перья, теперь стремительно таял, оставляя после себя безобидные капельки росы, добродушно блестевшие в свете Нагаре, совсем как драгоценные камни из сокровищницы принца. 
Сотни маленьких радуг таились внутри капель воды.
От пережитого не осталось и следа.
Доминго еще сильнее хмурясь отметил, что тот возмутительно мирный, пасторальный пейзаж повторно раскинувшийся вокруг них, его немного пугает своей нарочитой жизнерадостностью.

Совсем как иллюстрации в детских книжках для маленьких девочек, там где описывались принцы, принцессы, белые рогатые кони, нежные ангелы,  огромные цветы и вот это все.
Одну из таких книжке ему недавно отдал очень странный демон Натаниэль.
В итоге танцор несколько раз прочитал ее от корки до корки,  до боли в глазах внимательно всматриваясь в преимущественно розово желтые иллюстрации, но так и не смог понять главного. 
Как? 
Ну как во имя всех жителей этой суровой планеты, они умудряются совмещать нечто столь восторженное и беззащитное как истории рассказанные в этих книжках и собственно  рабство, ночные клубы, непомерную жестокость “господ” суть которой только скука от вседозволенности и пресыщенности. 
Мечта о принце на белом коне, который спасет?
Вы смеетесь?
Это очень жестокий смех.
Хорошо, можно сказать принц Кристиан спас его в ночном клубе,  вместо смерти, подарив  место в своей коллекции. 
Но до “спасения”, была комната с отличной звукоизоляцией и кровать и если эти события еще можно было списать на недоразумение и стремление выслужиться у хозяина клуба, то первый и второй личный разговор с принцем Кристианом, полностью развеял все сомнения.
Не принц.
Господин.
Отчаянно скучающий Господин.
Его Высочество не раз использовал сценическое имя “Икар”, когда был недоволен и хотел напомнить Доминго его место.
Икар - это ведь история о неминуемом падении.
Тот кто использует это имя, при этом зная твое настоящее, не говорит ли он в этот момент -  ты упадешь, одно мое слово и ты упадешь, так низко как я того пожелаю.
И вот сейчас, она и он, часть гарема принадлежащего принцу, а вокруг них раскинулся блестящий радугами в капельках росы прекрасный сад.
Так невыразимо мирно и обманчиво безопасно, что кажется еще немного и как в тех книжках-сказках, из кустов помахивая хвостом выйдет белоснежный единорог, подойдя к ведьме опуститься на колени, доверчиво укладывая рогатую голову на ее колени. 
Доминго тряхнул головой, серея лицом.
Ему все это очень сильно не нравилось.
Неизвестность всегда его злила больше чем пугала и теперь Крылан начинал внутренне бесноваться.
Но его руку крепко держала ведьма, с нежностью и легким испугом заглядывая в глаза.
Он отчетливо видел свое монохромное отражение в ее снова черных зрачках, то как на высоких скулах играют желваки, рот сжат в злую линию, низко нахмурены белые брови… Вот только у «зеркала» были причудливо длинные темные ресницы, что придавали ее взгляду омежью беззащитность.
Доминго успокоился, так же быстро, как и пришла злость. Осторожно переплетая свои пальцы с ее, фарфорово белыми, он заговорил снова.
— Ивейн, ты уверена, что именно я тот, кому ты должна помочь в первую очередь?  Может тебе стоит подумать о себе? Ты обжигала как кусок льда и твое тело...оно теряло свою гибкость. Было ощущение, что стоит подождать еще немного и тебя можно будет разбить на куски. То, что произошло...это моя вина? Мне не стоило целовать тебя?
Когда Крылан говорил, белые крылья за его спиной слепя глаза искрились капельками воды, это свет Нагаре преломляясь,  разбегался бесчисленными солнечными зайчиками вокруг них.
Сама природа казалось сейчас смеялась над из страхами.
Лед?
Ужас?
Опасность?
О чем вы!
Вам все показалось!
Это была только иллюзия, забудьте!
Полюбуйтесь как прекрасна жизнь. 
Вот только тело не разум, его не так легко обмануть. Тело помнило жар желания, тело помнило и обжигающий мороз.
Мелкая дрожь пробегала по крыльям, прогоняя последние остатки затаившегося в мускулах холода.

+3

22

— Что с тобой произошло? - тот вопрос, который Ивейн ждала от Доминго. Конечно же он спросил бы ее, в этом девушка не сомневалась. Но что теперь отвечать мужчине она не знала. Ее так же охватывала паника, но уже не такая сильная как во время превращения, а отдающая в сердце легким покалыванием. - Я сама пока точно не знаю... - она интуитивно схватилась за левое запястье, на котором красовался магический знак. Она знала, что теперь оно не сойдет пока проклятие не сработает полностью или не будет снято. В это время Доминго положил свою ладонь на ее лоб и она была рада, что его прикосновения теперь не обжигали, а отдавали теплом, на который обычное человеческое тело было не способно. - Мне скорее всего оставили подарок, который должен был стать сюрпризом. - она понимала, что такого объяснения было не достаточно, но Ивейн не могла сказать больше, пока сама не разберется в чем заключалось проклятие и смертельно опасно ли оно для окружающих.

Ей не хотелось признавать, но колдунья впервые не знала, что делать и с чего начать. Решение всегда приходило в ее светлую голову так же быстро, как она вытаскивала меч из ножен, и все удивлялись насколько это движение было быстрым и четким. Сейчас же в голове блуждал ветер, который ни на минуту не стихал, не найдя преграды в виде нужной мысли.

Больше всего ее страшило, что в момент превращения она смогла влиять на окружающую среду. Трава сейчас оттаяла от инея, которое оставило ее тело, да и крылья Доминго были покрыты тонким слоем инея, но теперь поблескивали на Нагаре от капелек растаявший воды. Никогда еще она не видела, чтобы проклятия, которые превращали человека в кого-либо так себя вели. Тем более она видела как работала побочная семья, накладывая на определенных людях свои проклятия. Обычно превращение имели свойство давать им какую-то характеристику, будь то физическая сила или уродство. Их проклятия были изощренными и порой слишком жестокими, но Ивейн не могла не восхищаться насколько они были сильными и действенными. Это вдвойне заставляло колдунью беспокоится.

Девушка заметила, что Доминго тоже беспокоится, возможно даже злиться. Причину Ивейн не знала и очень боялась, что его гнев направлен именно на нее. Она очень не хотела, чтобы Доминго из-за этого случая ушел. Слишком сильно она привязалась к нему за короткий период времени их знакомства. Для нее это было неожиданностью, что она захочет так искренне видеть рядом с собой этого странного мужчину. Возможно обычные мужчины просто были для нее не интересны или же она провела параллели с собой в его личности. Она не понимала и не нужно было. Она решила довериться своему сердцу. Взглянув в такие прекрасные золотые глаза Доминго она надеялась, что он успокоится.

Минуту и выражение лица Доминго расслабилось и он переплел свои пальцы с пальцами колдуньи и развеял сомнения ведьмы. - ...Было ощущение, что стоит подождать еще немного и тебя можно будет разбить на куски... - она услышала все слова Доминго, но именно эта фраза заставила впасть в ступор колдунью. Что-то в ее мозгу переклинило и она на радостях оставила мимолетный поцелуй на щеке Крылатого мужчины и нежно взяла его руку в свою. - Спасибо тебе! Скорее ты больше поможешь мне, чем я тебе. Но я от своих обещаний никогда не отказываюсь. Поэтому помогу тебе. Тебе ведь это надо. Я теперь предполагаю, что случилось со мной и есть направление, где искать ответ. Поэтому я должна разобраться, пока не будет поздно. И ты ни в чем не виноват. Это были те, кто меня ненавидит. - Ивейн была уверена в своих словах как никогда. Теперь ей придется стать прежней Ивейн, которая сделает все возможное, чтобы разобраться в том, в чем была сильнее всего. В колдовстве своего рода.

+3

23

Странный переход от задумчивости к радости. Прежде ему редко доводилось видеть кого либо столь же легко говорящего о том...о чем она вообще говорила? Он понимал  сами слова, но общий смысл ускользал. Точнее его просто не было. Ведьма выбрала самые обтекаемые формулировки из всех возможных.
Нахмурившись он замер, вспоминая сказанное слово в слово и еще раз, но нет, в ее речи даже не было намека. Кто, сколько «их» тех кто сделал это с ней, и что это такое. Не было понятно даже, за что именно она поблагодарила Крылана, сопрягая слова с легким поцелуем в щеку. Последнее тоже заставило его напрячься.
Он знал этот вид поцелуев, у Крыланов и жителей Кинмоку они обозначают примерно одно и то же - дружеское приветствие. Так здоровались друзья, родные, омеги между собой или бескрылые девушки подруги. Просто приветствие, за которым всегда стояла только дружба или приятное знакомство.
Дружба - это тоже ценный дар, для того, кто не имел достаточно крепкой связи с разумным, кого мог бы назвать своим другом, никого на целой планете.
Принц что-то говорил о дружбе, Его Высочество хотел себе друга Альфу, кого-то не из тех кто будет покорно его слушать как рабы и слуги. Но Доминго быстро решил для себя держать ту дистанцию, которую только сможет удержать. Сложно идти с закрытыми глазами, ведомый только словами принца, когда каждый поворот заканчивался “предупреждающей колючей проволокой”. То ощущение опасности которое неизменно давал ощутить принц, напоминая кто он и своей силе, на самом деле вызывало в Крылане противоречивую реакцию.
Демонстрация силы, агрессии - так делают соперники.
В итоге даже за тот ничтожный отрезок времени в которое можно было уложить их общение с принцем, Кристиан интуитивно воспринимается телом как соперник, тот с кем предстоит биться, когда как разум наоборот твердил, что все совсем не так. 
Момент разрыва тела и разума.  Будь даже Доминго  более послушен приказам, все равно не мог вырастить даже иллюзию о том, что можно стать друзьями. Не тогда, когда само твое тело уже определило Его Высочество как твоего соперника.
И вот Ивейн, вернув себе привычный образ, целует его знаком “друга”. 
Могли ли они стать просто друзьями?
Снова конфликт разума и тела, насмешливо рвал все на части.
Ее губы были с привкусом меда, как можно так легко сделать вид, что не думаешь, не вспоминаешь об этом, позволяя безлико касаться своей щеки?
Протянув руки, Доминго притянул девушку к себе, обнимая, укладывая подбородок на сгиб ее шеи. Белые крылья полу раскрывшись, распластали маховые перья по траве.
— Если я попробую снова поцеловать тебя снова, ты опять можешь стать белой и ломкой? -- Тихо прозвучал над ухом его странный голос, вечно режущий слова прихотливым образом, четко проговаривающий каждую из букв, словно все они ударные и нет шипящих или глухих.
— Хорошо, я понял.
С затаенной жадностью вздохнув цветочный аромат от черных как смоль волос ведьмы, он разжал руки, отпуская ее на волю. 
«Дружба, интересно какова она на вкус? Можно ли ее сравнить с медом на губах, или это возможно нечто более ценное? »
Подобие дружбы было ему знакомо, давно, забытое под болью и пылью.
Он был связан подобием дружбы с другим воином Альфой, они сражались часто в паре, хотя стиль боя Крыланов считался априори индивидуальным, но они не ранили друг друга когда теряли разум, скорее удвоили силы друг друга. Короткие разговоры, а иногда было достаточно простого взгляда, что бы знать - вы думаете об одном, у вас одна на двоих мука от воспоминаний о минувших сражениях. Вот и все. Стоило вернуться в поселение и десятки рук, поглаживая кожу, разводили своих бойцов в разные уголки. Внутри поселения, у них редко получалось обменяться и словом. Но это воспринималось нормально. Будь иначе, найди они друг друга просто так, из желания просто увидеть, что они могли сказать друг другу? Я тебя понимаю? А дальше? Но потом жители поселения того Альфу первым отправили на серные источники умирать, как самого старого из Альф и уже потенциально опасного своим неконтролируемым безумством.
Доминго хотел заполнить ту пустоту, что так и осталась в том месте, где хранились воспоминания о том Альфе друге. Подходила ли Ивейн для этого? Он не знал, однако уже сейчас мог четко сказать главное -
— Мне не нравиться, что ты ставишь помощь мне на одни весы с той проблемой, что ты столкнулась. Это твоя жизнь Ивейн.
С тихим шорохом, крылья протянувшись вперед, коснулись ее боков, прижимаясь белоснежными перьями.
— Я примерно знаю то, что меня ждет, ты же похоже не знаешь почти ничего. Может статься, что то время, которое ты потратишь на меня, это все, что у тебя оставалось. У тебя есть гарантия для меня, что это не так? Если нет, я не могу принять твое обещание, сохрани его когда станешь свободна.
Немного по птичьи, склонив голову на бок, Доминго провел пятерней от затылка ко лбу, взъерошивая коротко остриженные белые волосы. Он говорил о времени, хотя не был уверен в том, сколько есть у него самого, сможет ли дождаться.
Вспомнилось зелье подаренное принцем. Не друг, не враг, а зелье не было совершенным, но пока справлялось с необходимым.
Соломинка за которую можно ухватиться.
— Ивейн ты и правда замерзала, а твое сердце почти остановилось. 
Вздохнув, он уже в который раз стал собирать заново, подаренный ею букет цветов, только большинство цветов оказалось подмерзшими и утратили свою свежесть и аромат.
Мужчина горько дернул уголками губ вниз, видя, что цветы проще выбросить, чем ставить в вазу, но все равно предпочел собрать из все.
— С твоей проблемой, тебе может понадобиться помощь постороннего?
Последний цветок, еще с кусочками льда на соцветии, был подобран.
— Ты планируешь рассказывать об произошедшем с тобой, Его Высочеству?

+1

24

Ивейн не знала как реагировать на реакцию Доминго. Ему явно не понравились объяснения ведьмы. Она чувствовала, как Доминго напрягся и задумался. Но о чем он думал, она не знала. Она и сама задумалась над своим положением. Неправильно было взваливать на Доминго слова о том, что она поможет ему в любом случае, ведь сама теперь находилась не в самом выгодном для нее положении.

Доминго и правда помог ей сориентироваться с проклятием, которое было на нее наложено. Она боялась, что во дворце и правда мог быть кто-то с ее острова. Хотя и было это глупой мыслью. Немного задумавшись, она откинула эту мысль как лишнюю. Во дворец не пробраться, а пытаться проникнуть сюда как слуга, то быстро себя раскусили бы. Ненавистники никогда бы не опустились до работы прислуги. Та семья была слишком гордой. Значит проклятие было наложено, когда она была еще на острове. Но почему тогда оно проявилось только спустя такое долгое время. Она помнила, что все проклятия проявлялись почти сразу, они не любили откладывать задуманное на потом. Тем более жертвой была ведьма, один из самых ненавистных им родственников. Это было нелогично и неправдоподобно.

Все таки Ивейн решила все рассказать Доминго как есть. Она не хотела чтобы он понял все неправильно и сделал ложные выводы о ней и ее положении. Не успела ведьма поднять на него глаза, как Доминго притянул ее к себе и обнял, положив подбородок на сгиб шеи. Колдунья сразу же почувствовала тепло, которое исходило от Доминго. Это чувство теперь будет преследовать ее даже во снах, даря успокоение и умиротворение. Доминго своим птичьим произношением дал понять, что опасается повторения ситуации, если снова поцелует ее. Ивейн сразу задумалась над этим вопросом, ведь ее обращение случилось именно во время поцелуя. Ей показалось это знакомой ситуацией. И тут она поняла, что ее броня на коже тоже твердеет именно в момент когда ей угрожает серьезная опасность. А во время обращения броня опустила свои оковы над телом девушки. Такую опасность чувствует разум, благодаря интуиции, которая сильно развита из-за навыков боя. Опасность тоже эмоции, как и поцелуй. И довольно сильные. Яркие. Скорее всего они как-то связаны. Ей всегда казалось, что странно быть единственной в обоих семьях с броней на коже. Но такая кожа у нее с детства. - Это не повториться, если ты захочешь снова меня поцеловать. Тем более это можно проверить. Если ты захочешь. - ей не хотелось, чтобы Доминго думал, что теперь она стала такой слабой. Ивейн не могла этого допустить. Столько лет воспитывая в себе воина и ведьму, ей не хотелось стать обычной девушкой, которая многого боится.

Доминго разжал свои объятия и отпустил ведьму. Ивейн сразу почувствовала, что пропало то тепло, что он дарил ей. Она глубоко вздохнула. Ей это не нравилось. Как будто она что-то потеряла.

Доминго не понравилось, что она поставила в приоритет помощь к нему, а не к своей проблеме. Ивейн не хотела отказываться от своих слов о помощи. Она совершенно четко понимала, что ее проблема не такая серьезная. Проклятие надо всего лишь снять. Выход из ситуации она найдет. Не будь она той, кем являлась. - Не считай меня такой слабой. Если тебе нужны гарантии, я объясню тебе что это такое. - Ивейн развернула левую руку запястьем к Доминго и показала магический знак. - Оно появилось в момент превращения. Это проклятие. Его наложили на моем родном острове. Семья, которая в родстве с моей семьей. Я была там наследница. Им это не нравилось, потому что они всегда хотели занять положение моей семьи. Я была для них угрозой. В какой момент они наложили это проклятие я не знаю. Проявилось это только сейчас. Мне нужно только понять какое это проклятие и как его снять. Не так сложно по всем симптомам понять, какое именно проклятие наложили. Это совершенно не помешает моей жизни. Как я поняла, только слишком сильные эмоции влияют на обращение. Поверь, если бы я не была той, кем являюсь, то я была бы уже мертва давно. Я не сдаюсь так просто. Я избавлюсь от проклятия. Иначе опозорю свою семью. - Ивейн не хотела так прямолинейно все объяснять, но это было единственным выходом.

Ивейн заметила в руках Доминго цветы, которые он собрал с земли. Выглядели они уже не самыми свежими, но их можно было еще спасти, чтобы они смогли простоять еще пару дней в вазе. Колдунья подошла и вытащила букет из рук мужчины. Вытащив из потайного кармана флакон с зельем и открыв его, Ивейн вылила содержимое на букет и цветы снова воспряли духом, показывая свою красоту миру и радуя глаз еще пару дней. - Они  снова в порядке. Простоят еще пару дней. Возьми их и помни, что я тебе сказала. - Ивейн подошла к Доминго и вложила ему в руку обновленный букет. Не выдержав близости, она прильнула к его груди и аккуратно провела рукой по торсу. Подняв голову выше и пристав на цыпочки, обняв руками мужчину за шею, Ивейн поцеловала Доминго с такой же страстью, как недавно она отвечала на его поцелуи. Эмоции были такими же как в первый раз, но теперь Ивейн знала и могла сама контролировать это. Это было даже лучше, чем падать в неизвестность, как в первый раз. Поняв, что ничего не произошло, она порадовалась своей маленькой победе. С еще блестящими глазами и румянцем на щеках, девушка прервала поцелуй и отошла от Доминго. - Теперь ты веришь мне? Все в порядке. Я просто не хочу чтобы ты уходил. И так же мне помог, не знаниями, а своим присутствием. Теперь это важно для меня. И...я не хочу, чтобы Принц знал об этом. С этим я могу справиться сама. Вряд ли он поможет мне. Тем более это вызов из моей прошлой жизни. Он тут ни при чем. - она с грустной улыбкой посмотрела на Доминго. Она не знала, что решит он, но надеялась, что поверит ей.

+3

25

Dancin’ is what to do
Dancin’s when I think of you
Dancin’s what clears my soul
Dancin’s what makes me whole
Dancin’ is what to do
Dancin’s when I think of you
Dancin’s what clears my soul
Dancin’s what makes me whole

+

Как же ему нравились в ней все эти мелкие ласки, которыми она  разбавляла прежнюю холодную отстраненность, что распускалась ледяным цветком, стоило ведьме лишь заговорить о работе или иных заботах, как она мысленно погружалась в мир внутри собственной головы - состоящий из воспоминаний, однажды данных обязательств, не разорванных связей и неоплаченных долгов, в эти минуты, когда ее речь текла ровно, как воды реки Стикс, чей покой никогда не потревожат волны эмоций, невидимые путы плотным коконом опутывали  ее как куколку шелкопряда. Но вот стоило ей лишь протянуть букет исцеленных зельем цветом и узкие ладошки девушки восхитительные в своем любопытстве, легко пробежались по его груди задевая ключицы, даря  не только покой, но и легкий голод.
Желание которое ему нужно научиться подавлять. 
Зачарованно Доминго любовался опухшими от поцелуев губами девушки, которые вместо уместного сочувствия вызывали душное желание снова впиться в них, слегка прикусывая, мучить, не отпуская так просто.
Но за страстью и открытостью ведьмы, была и ее неопытность и хоть Доминго до обидного мало знал про социальные обряды в отношениях, которые практиковали жители Кинмоку, ему хватило ума, чтобы понять - не стоит сравнивать Ивейн с теми женщинами, что были у него до нее.
Девушки которые ложились с ним в постель из любопытства, очарованные его танцем или просто от скуки и беспокойного  желания весело провести ночь, их кожа и лица уже были неспособны когда либо  стать столь-же  обезоруживающе откровенными как это было у Ивейн.  Давно разучившись искренне краснеть от смущения или без оглядки  дарить другому  что-то просто так, не гонясь за личной  выгодой, его прошлые любовницы всегда смотрели на мир  оценивающими взглядами, словно мысленно вешали ценники на все что видят. Они оценивали платья соперниц, насколько дорогая ткань у костюма ухажера, количество золота в карманах или количество чужих пороков с помощью которых можно легко управлять.
Они оценивали и Доминго, но ценники всегда ограничивались лишь внешними и физическими данными.
Кто из его любовниц, даже будучи очарованной, позволила себе хоть раз сказать - “ Не уходи” ?
Слова для которых нужно так много смелости, чтобы произнести их, в итоге прихотливо приравнивались обществом к признанию собственной слабости.
Но Ивейн не была слабой, никогда не была, даже обжигающе холодная за минуту до того, как  рассыпаться на кусочки мертвого льда.
Доминго был уверен, что если сейчас он уйдет не оглядываясь и никогда больше не вернется в этот сад, ведьма не станет отчаянно искать его, тренируясь как и прежде, она будет следить за своим садом и варить зелья.
Крылан не был нужен ведьме, чтобы жить дальше и когда она сказала ему “ Я не хочу чтобы ты уходил”, то ее слова напомнили ему раскрытую ладонь на которую просто так, ни для чего, высыпали зерен и если птица сядет полакомиться, никто не станет сжимать пальцев, ловить.
— Ты не слабая Ивейн. Красивая, искренняя, контрастная. Твоя белая кожа откровеннее и честнее чем иные могут когда либо стать за всю жизнь.
Наклонившись, не сгибая коленей и прямой спиной, он положил букет цветов у их ног.
— Ты готова без оглядки помогать и дарить сладкие обещания.
Пальцы в желтых пятнах от пыльцы запутались в смолянисто черные волосы ведьмы, увлеченно перебирая и ласкаясь о нежный шелк.
— Но ты не слабая и никогда ей не была.  Я вижу это.
Затаив улыбке в уголках тонких губ взгляда сверху вниз на ведьму, он неожиданно сказал.
— Ивейн, станцуешь со мной?
На половину раскрыв крылья, он выровнял  их параллельно земле. 
Не став пояснять, в каком из танцев идет речь, без слов протянул руку ведьме, ожидая когда она вложит свои пальчики в его широкую ладонь.

Чуть прищурив насмешливый взгляд, Крылан сделал шаг, а потом еще один и еще.

Ивейн знала эти движения лучше чем все танцы Кинмоку.

Положение стоп, сами движения, раздражающе медленно, словно  в замедленной съемке, Доминго идеально  повторял начало тренировки Ивейн, которую она  уже давно привыкла делать каждое утро, и свидетелем которой он несколько успел стать.

Не размыкая рта, используя собственное тело вместо десятка пустых слов, мужчина предлагал очаровавшей его ведьме станцевать с ним вместе, но не те танцы, которые пляшут пьяная от вина и безбашенной  радости толпа на площадях под хаотичный ритм барабанов и надрывный плачь скрипок.
Растения затопчут шутливые хороводы которые смеясь водила чернь под открытым небом либо  сложносочиненный в своей утонченности вальс, тепличном цветке исполняемом только под  высокими сводами дворца, в душной атмосфере закрытых окон.
Мужчина чьи золотые глаза лучились смехом, дразнился, нахально проверяя насколько хватит ведьмовского терпения,  когда нарочито медленно, но без малейшей ошибки повторял все ее движения. Но это на первый взгляд. Очень быстро стало заметно, что Доминго умышленно переиначивает тренировку ведьмы,  немного но меняя каждое из движений. Вот по другому поставлена рука -  изящнее, более сильный изгиб в пояснице, расправлены  широкие плечи и  гордо вскинутая голова. Отступая, сделав на шаг больше чем она, он на половину вдоха оказался за спиной девушки, легко проведя кончиками пальцев по  ее плечу.
Доминго дразнился, ожидая когда ведьма не вынесет издевательства на ее тренировкой и сама ускорит ритм движений.
Но чем быстрее они двигались, тем сильнее становились вносимые им изменения, вначале минимальные, все нарастали вместе с ритмом и когда скорость приблизилась к тому, как тренировалась сама с собой Ивейн, это был именно парный танец.
Доминго больше не повторял за Ивейн ее движения, а предугадывая каждый следующий шаг, поворот, выпад - отвечал на него, словно они репетировали этот танец не один месяц.
Вместо подчеркнуто оторванного от жизни рафинированного вальса или хороводов простых и незамысловатых по своему духу, Доминго танцевал с Ивейн об одном на двоих желании стать как можно сильнее, победить своих врагов. 
Почти незаметно крылатый танцор начал по чу-чуть ускорял ритм, подводя ведьму за границу ее привычной тренировки, заставляя тянуться чуть дальше, подпрыгивать еще чуть выше, припадать к земле на выдохе и без паузы переходить в позу для выпада. Еще и еще.
Первые капельки пота покрыли бронзовую кожу.
У них не было в руках мечей или того, что могло бы их заменить, пальцы сжимали пустоту, но  когда  ты давно научился чувствовать меч как продолжение своей руки, так ли важно сейчас сжимаешь ли ты в руке рукоятку или нет?
Если прищуриться, то можно уловить краем глаза ту иллюзию которую рождает обманутый мозг, представляя блеск Нагаре на остро заточенном лезвии, услышать свист стремительно рассекаемого воздуха, увернуться так - словно вместо пустоты в руках ведьмы смерть притаившееся на острие?

+3