Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Во тьме ночной, при свете дня


флешбэк Во тьме ночной, при свете дня

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://sd.uploads.ru/ovKxs.png
Действующие лица: Натаниэль, Йоннен
Время, место, погода, обстановка:  вечер, до заката еще пару часов; 2 года тому назад, апрель 10
Пролог: время перед закатом самое прекрасное на Кинмоку. Позади тяжелый день и жители города, облачаясь в красивые наряды, наводняют улицы, любуясь на фонарики и выступления уличных артистов. Но черта между благополучием и крайней нищета едва заметна, и стоит лишь один раз свернуть не туда, как тебя непременно обступят серьезного вида господа. Только кого тут нужно спасать?

+5

2

Плоские сальные карты ухнулись на скобленый стол.
- А! – Победоносно окинув всех взглядом, возбуждённо рыкнул мужчина с заостренными ушами. – Снова моя победа!
За столом задвигались, прокатился вздох разочарования.
- О-о-о-о, нет. – Театрально громко воскликнул Натаниэль, подавшись вперед. – Только не в этот раз.
Он разложил веером на столе свои карты, и снова произошло движение, удивлённые шепотки. Победитель, от которого дева-фортуна отвернулась в самый последний момент, замер удивленно раззявив рот.
- Рыцарь, король и королева! – Ахнул он, не веря своим глазам. – И что ж ты тогда не поднимал ставки?
- Денег не было, - резонно заметил демон, сгребая в свою сторону небольшую кучку медных кругляшков. – Теперь есть, и я могу идти.
Игроки возмущенно загомонили, не сводя глаз с пропадающей наличности.
- Простите, не в этот раз. Мне повезло не убить последние деньги, которых мне едва хватило бы на еду. Так чего же продолжать? – Сделав несчастное лицо, жалостливым голосом выдал Натаниэль. – Удача решила позволить мне прожить на один день подольше, превратив заработанное подаянием в большую кучу денег!
Народ сконфуженно замолчал. Они будто бы мучились от приступа слепоты, в упор не замечая или не желая замечать золотые украшения (подделка, только для красоты, что вы), добротного яркого камзола (сценический образ, обязательный костюм), холеной кожи (так надо, не спрашивай). Им была знакома нужда, когда последний медяк болтается в кармане, и на него не согреть желудок. Прежде, чем игроки могли бы начать задумываться, демон упорхнул, благородно оплатив принятую за время игры выпивку, чем еще больше подкупил доверие партнеров. Его даже пригласили переночевать, если идти некуда и предложили поесть пирога с потрохами. Оба варианта Натаниэль с благодарностью принял, ловким жестом вытряхивая из широких рукавов лишние карты на стол. Зачем их с собой таскать то? А то потом у ребят игра не заладится, если колода неполна. Душевно раскланявшись, демон вывалился на улицу. Вечер еще впереди, а пока в карманах позвякивают медяки, можно и гулять.
Денег, которых по его же собственному заверению должно было хватить на небольшую, но насыщенную жизнь, хватило как раз на улицу. Он покупал всё, что ему нравилось, не торгуясь. Конечно, речь о разной мелочи. Таким образом, карманы сюртука и штанов наполнились орешками, конфетами, пуговицами, кусочками ткани, бусами. А на рога, прямо поверх их, был водружен невинный цветочный венок белых цветов. Приятно тратить деньги, которые добыты так легко.
К концу улицы и денег, Натаниэль заметил, что за ним следят. Жуя какую-то неведомую закуску, он попытался свернуть с многолюдной площади, чтобы проверить наверняка. Первое время все было тихо. Через какое-то время его стали невербально направлять, делая некоторые повороты более привлекательными, чем другие. Он подчинялся, с интересом ожидая развития событий. Его встретили уже почти на закате. Улицу перегородили несколько серьёзного вида господ.
- Вот и он, - кивнул тот, что вроде как был главарем этой банды. – Привет тебе от Маттиаса. Помнишь еще такого?
Натаниэль помнил. Предыдущий хозяин. Ничуть не удивительно, что принц таки не разобрался с этим делом окончательно. Или же попытался, но ничего не вышло? Как бы то ни было, демон немного приуныл. Это не было весело и интересно. Возвращение всегда оборачивалось новой волной агрессии, еще более серьезными пытками, на которые раньше не хватало духу. Но драться раб не мог, когда на него заявляет свои права хозяин. Да, у Маттиаса явно есть документы и никто не станет считать действия Кристиана верными. Сказка закончилась быстро. Плечи демона поникли.
- Да, конечно. Господин желает моего возвращения? – опустив голову, спросил Натаниэль.
Главарь усмехнулся.
- Сам пойдешь? – иронично осведомился он. – Нас просили не ломать тебя. Только ударить пару раз.
Демон кивнул и развел руки. Главарь сделал жест одному из своих помощников. Он подошел сбоку и ударил под дых.  Демон согнулся, наклонился вперед и упал на камни.

+4

3

Ты любил аплодисменты, несмотря на то, что почти всегда они оглушали тебя: нежный слух, созданный матушкой-природой для восприятия негромких лесных шорохов и шепотков, до сих пор не мог привыкнуть к реакции публики на твои выступления. Сегодня ты почти не старался привлечь внимание жителей Зейтуны, и лапы привычно выстукивали мягкими подушечками ритм, создаваемый звоном маленьких металлических пластиночек на бубне, обтянутом кожей. Танец был для тебя забавой, развлечением, но никак не способом заработать себе на жизнь. Тебя кормил воровской блок, успешно оббирающий карманы зазевавшихся прохожих, а еще те, кто приходил к тебе с закатом местной звезды за предсказаниями. Ты был существом нетребовательным, но падким иногда на некоторые вещицы, что продавались в определенных местах на рынках и в лавочках.
Что было самым "проблемным" твоим местом - так это хвост. За хвостом нужно было ухаживать, его нужно было расчесывать и регулярно мыть, потому как хвост у твоего народа считался главным показателем твоего статуса и того, каково твое внутреннее состояние. По хвосту можно было определить, насколько плохи твои дела, а именно потому у тебя на родине неухоженный хвост считался позором для семьи. И в отличие от Зейтуны предметы для ухода за шерстью у тебя в поселении были в свободном доступе и для каждого свои. Не нужно было тратиться, ты помнишь, что монетами вам служили какие-то блестящие камушки жемчужного цвета. У твоих родителей всегда было достаточно подобных, они давали их тебе при необходимости. Но камушки шли на иное - например, на какое-нибудь оружие или сладость, которые делали ушедшие на покой и утратившие связь с миром духом лисы-предсказатели. У тебя все еще хранилось несколько таких камушков в особенном тайнике.
Ах, и еще, конечно, уши! Уши тоже требовали постоянного внимания, и хотя шерсть на них почти не отрастала, ты периодически очищал их от пыли и грязи. На Кинмоку было значительно грязнее, чем на твоей родине, и к концу дня песка в ушах скапливалось предостаточно.
В кармане широких светло-голубых  брюк-шароваров задорно позвякивали несколько медных и серебряных монеток, на которые ты рассчитывал разжиться новым гребешком с позолоченными зубчиками и прикупить кое-что для маленькой Эстер, вызывавшей у тебя исключительно покровительские чувства. У вас в поселении было принято заботиться о щенках, а у Эстер, к тому же, не было родителей. В этом мире ты, как и некоторые другие из вашей обширной стаи, решил взять опеку над девочкой, взамен не беря с нее ничего.
Сегодня ты приметил среди людей несколько обладателей рогов, несколько детей и несколько прелестных девушек, и сейчас, задумываясь, на кого выйдешь, сворачивал через разные улицы, будучи полностью довольным сегодняшним днем. Хотя и было жарко. В столице всегда было жарко, и ты старался, как и многие другие артисты, выбираться для выступлений ближе к вечеру. Хотя времени у тебя было намного меньше, чем у некоторых уличных танцоров и музыкантов. Ты взглянул на небо, уже начинающее постепенно темнеть и, прижмурившись, ускорил шаг.
Тебе показалось несколько любопытным скопление в одном месте очень и очень похожих запахов. Такое бывало, когда работали воры из вашей стаи, они все пахли примерно одинаково не очень приятно. Уж столько времени, сколько ты порой тратил на уход за собой, воры себе позволить не могли.
Этот запах отличался от того, который ты знал. Он принадлежал, скорее, убийцам, потому что было много металла и очищающих руки и тела запахов. Много, очень много.
Любая благоразумная лисица на твоем месте развернулась бы и убежала, но ты сунул нос из проулка как раз в тот момент, когда кого-то били. Ты понимал, что это могла быть насущная необходимость: вот в таком переулке, в таких подворотнях почти всегда кого-то избивали, а люди проходили мимо. Здесь, в этой Зейтуне, все вообще было очень странным. Здесь были создания, которые в подчинении у других, а были те, кто считались хуже, чем вещь. Ты этого при всем желании никак не мог понять, потому что у вас на планете каждый был свободен, и никому бы в голову не пришло лишать кого-то ее.
"Кажется, я видел его уже сегодня", - подумал ты, уцепившись когтистыми пальцами за стенку и доставая из-за пазухи свой волшебный веер.
Но тут тебя и заметили.
- Иди куда шел, слышишь, ты?!.. - послышалось с ленцой сказанной слово от одного из людей, перекрывающих улицу. Тебе бы сейчас очень пригодился Элеазар с его умением разыгрывать представления. У тебя был опыт меньше, и тебе редко приходилось выпутываться подобным образом.
- Извините. - ты показался весь, вставая напротив. За спиной ты ничего не держал, а вот кулак сжал, показывая, что у тебя ничего враждебного нет. Так и было, у тебя из оружия против их сабель были лишь маленькие кинжалы, которые ты предпочитал не использовать. Лицо ты изящно прикрывал веером, голос казался приглушенным. - Вы что-то обронили, я хотел вам вернуть.
- Тебе неясно, ушастый? Не твоего ума дело тут, свали отсюда! - вываленный на тебя поток ругательств заставил скривиться, благо, под веером этого не было заметно. Ты знал, что не всегда нужно людям показывать то, о чем думаешь, они это в большинстве случаев оценить не способны.
- Извините.
Ты решил действовать их же методами, но добавил еще сдержанный поклон в конце очередного извинения. И тогда у людей терпение, похоже, кончилось. Но они тебя даже оскорбили и не извинились. Настоящие бандиты, и ты их не знал. Не из вашей стаи, похоже.
- Я не местный и не знаю, как отсюда вый...
Ты мог упустить момент, потому что вдруг тебе стало интересно, а что дальше? Лисье любопытство. Молодое лисье любопытство. Один из людей по указанию старшего в своей стае уже направлялся к тебе,  а ты шел навстречу ему. Твоя реакция была быстрее, и раскрывшийся для атаки веер тоже. Воздушная волна, которую ты выслал в сторону бандитов, была мощной и неожиданной. Сбила с ног всех, включая и несчастного с рогами.
- Бежим! - ты почти весело тявкнул, подбегая к рогатому, пользуясь замешательством остальных. Хвост мимоходом ударил в глаз ближайшего бандита. Ты взял рогатого за предплечья, поставив на ноги и, крепко схватив за запястье, побежал вперед на мягких, быстрых лапах. Ты знал, куда бежать, чтобы вас не нашли в ближайшее время. - Во имя Оза!
Это чтобы все знали, кто за тобой приглядывает.
Тебе нечего бояться, когда за тобой Оз!

+3

4

Ничья помощь ему не требовалась, как бы плохо всё на первый взгляд не было! Но всё же он был далеко от того, чтобы начать орать «я справлялся». Деятельный ум демона тут же попытался прикинуть изменения и свою выгоду в том, что его куда-то тянут вереницей быстро менявшихся улиц. Натаниэль, хоть и жил на Кинмоку уже достаточно, был цветком во многом тепличным, которого нужно окружать заботой, украшать драгоценностями и трепетно целовать пальчики. Можно сказать, что более-менее сытая жизнь сделала его менее злым и агрессивным. Всего-то лет десять-пятнадцать тому назад он бы с превеликим удовольствием заиграл лично каждого, кто преградил ему путь, да еще парочку случайных зацепил, не думая о последствиях. Просто. Зачем же отказываться от того, что само идет к тебе в руки? Но теперь Натаниэль просто поленился. Может, всё произошло недостаточно быстро, и он просто ждал этого?
Да. Он этого ждал. Невозможно полностью пропасть, нельзя сбежать и скрыться от своего прошлого, кем бы ты не был. Демона искали, за ним тянулся через половину галактики кровавый след, по которому шли то ли охотники, то ли восторженные брошенные хозяева. Рано или поздно они находили его, и к этому нужно было быть готовым всегда. Помнить, чего будет стоить промашка. Сейчас ему назвали имя прежнего господина, что никак не отозвалось в нем. Демон просто подумал «да, пускай, что он мне сделает». Уж в чем, а в том, что принц позаботился таки обо всех документах, сделках и предыдущих владельцев, он был уверен. Если это не так, то Кристиана следовало наказать. Что он почувствует, когда узнает, что кто-то отнял у него игрушку? По закону отвоюет обратно, или придет с мечом и огнем? Мальчишка всё еще упирался, не хотел принадлежать ему, но это ненадолго.
Вот и хорошая причина согласиться с мнимым похищением. Подчиниться для своей же пользы, на время. Потому спасения не ожидалось.
- Постой, что ты делаешь! – Задыхаясь от бега и медленно отпускавшей боли, крикнул в спину Натаниэль.
Сколько не пытался, заучить уличные маршруты демон всё не мог, потому теперь даже примерно не мог представить, куда они несутся. Но никто не собирался отпускать их так просто. У ног чиркнула стрела, и они свернули в сторону. Сверху зашипело, пролилась магия, и им пришлось отступить, вернуться назад. Поворот, поворот, улица, проулок, двор, улица!.. Преследование не заканчивалось. И вот они вырвались, пробежав подворотню в какой-то двор, где в них уперлось с десяток стрел. Демон ругнулся на своем шипящем резком наречии.
- В сторону, - рявкнул он, рванув за руку своего спасителя и закрывая его плечом.
Натаниэль не ждал и секунды, не намеревался позволять им сделать выстрел. Огонь сорвался с его вытянутой вперед руки, рванулся с жадным шипением вперед, пожирая всё на своем пути.
- Вперед, - демон потащил за собой своего спутника, перескакивая через огонь, который на мгновение расступился перед ним.
Они забежали в какой-то дом, где с противоположной стороны уже виднелась улица. Демон прижал своего спасителя к стене.
- Катакомбы. Лабиринты. Ты знаешь, где вход в них? Нам нужно пропасть из города! Прямо сейчас. Где ближайший вход? – Спросил он сдержанно, но строго, пытаясь не напугать.
Он крепко держал остроухого спасителя.

+4

5

Улицы были твоей стихией, твоим родным домом. Тебе была ближе природа, но в улицах этого города было что-то по-своему прелестное и очаровательное. У вас в племени улиц как таковых не было. Были небольшие домики, в которых вы укрывались от непогоды и готовили пищу, особые блюда на особые случаи, а так все остальное время стая привыкла находиться на улице, занимаясь изучениями трав и растений, новых жучков и паучков или тренируясь с мечами.
Ты и подумать не мог, что погоня за вами будет такой серьезной. Но ты куда серьезнее их, и ты знаешь эти повороты очень хорошо, ты почти все тут исходил и исследовал утром и днем, когда не нужно было кого-нибудь прикрывать. Не каким-то людским бандитам с тобой тягаться, хотя ты и думал, что они отстанут. Ты в любом случае бегаешь быстрее, ты изворотливее. Был один маленький минус: ты с грузом, а они налегке. Но ты надеялся, что рогатый, спасенный тобою от тяжелых повреждений тела, будет на одной с тобой стороне и тебе поможет. Потому что лично тебе не было бы приятно быть избитым, и было бы хорошо, если бы рядом оказался неожиданный спаситель.
Целиком и полностью ты полагался на благодарность этого существа, хотя и не знал его. Не знал и в чем причина, почему те люди были так грубы и почему сейчас бежали за вами, пытались догнать. Этот рогатый очень ценный или он преступник? Если первое, то тебя однозначно заинтересовала его ценность, потому как внешне он на ценного не походил. Если второе, то  ты просто обязан был его выручить. Пусть даже он из другой стаи.
К одному ты готов не был - к появлению огня. И когда тебя протащили сквозь него, ты боязно схватился за хвост, зная, что тот точно обгорит.
"О, я не хочу ходить с горелым! Какой позор-то будет - горелый хвост! Мое бедное сердце разорвется на куски, я смотреть на себя в зеркало или даже в лужу не смогу! О, незнакомец, мог ли ты предупредить, что вызываешь огонь? Это так жестоко с твоей стороны!.."
У тебя сбилось дыхание. Не от долгого бега (к нему ты привык), а трагедии с хвостом. Но вроде бы он был цел, а это главное. Ты очень переживал за свой хвост. Это было главное твое сокровище, которое ты не доверил бы никому на свете.
- О, да, я знаю, - ты помотал головой по сторонам, и затем быстро кивнул. - И ты можешь так сильно меня не держать и подальше отойти? Мы незнакомы, я привык к дистанции.
Последнее слово было нещадно исковеркано. Ты не понимал до конца смысл этой фразы "держать дистанцию" в отношении к людям и им подобным. Ведь у тебя в семье было принято по-другому обращаться с теми, кто в стае и с теми, кто чужак. С чужаками был разговор короткий: им нужно было показать, что они зашли не на свою территорию. Чужакам не помогали. А ты сегодня помог чужаку. Даже за руку его взял.
- Хорошо, идем, я покажу тебе, где, - торопливо заверил ты, выскальзывая прочь и указывая пушистым хвостом в сторону западного направления. - Только ты там один прячься, я не смогу с тобой ходить.
Ты ощущал приближение темного времени суток как легкое покалывание на верхнем слое кожи и учащенное сердцебиение. Оно было очень близким, это темное время, а значит, ты не сможешь уже так передвигаться и помогать кому-то. Разве что если рогатый не хочет предсказание.
Ты высунул нос на улицу и осмотрелся. Вроде тихо, но на всякий случай стоит бежать. Ты махнул рукой и побежал, не став дожидаться.

+3

6

То помещение, в котором они оказались, было каким-то складом, битком наполненным огромными кувшинами. Натаниэль наморщил нос, уловив раздражающий запах оливкового масла. Совсем некстати вспомнилось, что тот-самый-предыдущий-хозяин постоянно был покрыт им.
Не только лишь масло было его предпочтением. Он оказался настоящим коллекционером, ценителем рабов и любил выбирать, смотреть на них. Хозяин отдавал приказы, веля наказывать, что-то делать другое, двигаться. Он постоянно командовал. Смотрел. Рабы боялись, тряслись, избегая его взгляда, но поделать ничего не могли, даже если знали, какой приказ будет сегодня. Демон разобрался с его желаниями достаточно быстро, и начал выполнять их не дожидаясь приказа, за что был безжалостно наказан не раз, не два и не три. Потом его стали ждать. Потом трогать. Потом зависеть. Но руки этого хозяина были липкими, а сам он рыхлым, ширококостным, мощным. И, конечно, несколько рабов каждое утро занимались тем, что втирали в его кожу именно оливковое масло.
Натаниэль втянул носом воздух.
- Ненавижу оливковое масло, - вдруг сообщил он, ежась от отвращения. – Ты. Слушай. Спасибо тебе. Я – раб и я привык, что вещи становятся только хуже. Я ждал этого. Только плохое, вот чего я хотел и надеялся на то, что оно произойдет, потому что привык к этому. Я не собирался сражаться. За себя. За то, что у меня есть сейчас. За того, к кому я должен вернуться. А ты решил меня подтолкнуть, напомнить, что не всегда стоит сдаваться. Но, видишь ли, теперь все проблемы упали и на тебя тоже. Ты не можешь спокойно пойти туда, куда хотел. Сделать вид, что не причем. Увы. Я тебе такого не позволю, понимаешь? – Демон снова взял его за руку, крепко сцепив пальцы и продемонстрировал, подняв руки на уровень глаз. – Я буду держать тебя, чтобы ты вел меня. Ты и сам это сделал, забыл? И если будет нужно, то и хватать тебя буду как мне удобно, чтобы стать твоим щитом и чтобы никто тебе не повредил, ясно? Потом уже можешь рассказать мне про свое личное пространство, а я послушаю. Когда будет спокойнее.
Демон снова ухватил уличного танцора за руку, едва тот успел вырваться.
- Мое имя Натаниэль. Я – демон и раб. На сегодня я твой верный слуга и защитник. Мой огонь не навредит тебе, если будешь держаться рядом со мной, я не дам ему приблизиться. И даже больше…
Натаниэль улыбнулся одними только губами.
- Узрите же пылающий ад… - его рука, дрогнув, обронила на землю пламенеющие темно-синим ростки, что с яростью накинулись на склад и чаны с маслом.
Тайные ходы, что вели в катакомбы под городом, его давно интересовали, но попасть туда можно было лишь с провожатым, оставлять которого на улице демон не собирался, и пылающее инферно за спиной было тому подтверждением.

+3

7

Ты знал, что место, о котором говорил рогатый, было предназначено не для всех. Оно было убежищем для таких, как ты, тех, кто относился к преступникам, ворам и тем, кто помогал им. Ты не считал себя отъявленным негодяем и преступником, ты просто хотел делать свою жизнь как можно более комфортной, чтобы меньше скучать по родным краям. Это получалось у тебя не всегда хорошо, ты постоянно ловил себя на мысли, что дома тебе было бы лучше, но и в этой стране были свои плюсы. Здесь было много возможностей и интересных существ, которые к вам на планету никогда бы не заявились.
Странный рогатый пугал тебя, он говорил очень много и ты не все понимал из его речей. Не понимал и почему он не собирается тебя отпускать, почему держит за руку. Ему нужно, чтобы ты проводил его? Ты пообещал, что проводишь, дальше ты и впрямь не сможешь быть с ним. Темнота не должна была застать тебя врасплох. Ты обязан успеть помочь этому рогатому, а потом уже заниматься привычными делами.
Было страшно не от самой ситуации, а от того, как она может развернуться в дальнейшем. Ты знать не знал, почему вдруг решил помочь чужаку и почему вдруг тот помогал тебе. Обоюдная помощь, кажется, это принято в этом мире. У вас тоже все помогали друг другу, но потому, что были родными по крови, даже если не по прямой линии. Сегодня произошло другое, и тебе не нравилось то, что тебя могли оставить без хвоста, а еще не понимали твою простую просьбу насчет дистанции.
"Он сказал, что хочет меня защищать, я не ждал, что он так скажет. Зачем ему меня защищать? Защищают тех, кто в стае, тех, кто близок, рядом, кто твоя родня.
Чужак ведь не считает меня своей родней? Мы даже внешне очень непохожи."

- Натаниэль, - ты повторил имя уже на ходу, запоминая и еще раза два произнеся его, пробуя на языке. Оно было не очень привычным для тебя, ты не ко многим обращался по имени, а у вас в стае были приняты короткие имена. Ты давно привык, что тебя звали по сокращенному имени. Поначалу это было тебе неприятно, а потом ты смирился. Так было действительно удобнее, как тебе и объясняли. - Мое имя Йоннен, - ты привычно растянул первую гласную, отчего голос опасно приблизился к вою.  - Ты можешь звать короче - Йон. Так меня обычно все зовут.
Позади вас заплясало пламя, вызывая в тебе лишь один инстинкт - бежать. Лисы не любили огонь, потому что он сжигал шерсть и вредил деревьям, домам. Ты услышал, что Натаниэль говорил про огонь: он не будет тебе вредить. Но с инстинктами ты ничего сделать не мог, лапы засверкали, унося вас все дальше и оставляя позади пылающий дом с маслом. Очень жаль масло, что демон решил сорвать на нем свой гнев. Ты знал, что масло ценный продукт для этого мира.
Вы бежали довольно долго, ты нарочно выбирал такой маршрут, чтобы в случае погони запутать преследователей. Что бы они там себе ни надумали, ты лучше знал город, ты бегал быстрее, и Натаниэль тебе вовсе не мешал. Мешало только то, что он не уважал твою дистанцию и откладывал на потом все объяснения. Тебя это беспокоило.
- Вот, сюда, - ты, наконец, остановился подле одного из полуразрушенных сараев. Внутри него были инструменты, которые использовали люди для возделывания земли. - Нам нужно внутрь.
Ты вырвался из чужой руки и зашел в сарай. Долго не думая, ты трижды стукнул подушечками лап по земле, обнаружив люк. Это было внешне похоже на нору, но она была изнутри отделана камнем. Ты махнул рукой, забираясь в открывшийся люк первым. Прыжок вниз - ты уже стоишь там, где иногда жили неудавшиеся воришки. Пол под лапами был земляной.
- Оно через пять раз закончится, - предупредил ты, подняв голову наверх. - Пять раз, четыре раза...
Ты посчитал до двух, ожидая и топчась на месте внизу.
Этот счет очень был полезным, когда нужно было объяснять что-нибудь щенкам или новеньким в стае.

+3

8

Это должно быть странно, но люди говорят «любопытство погубило кошку», но не упоминают о зверях покрупнее. Немало любопытства было и у демона, который с кошками из общего имел разве что желание спать по двадцать часов в сутки. Ему было интересно сунуть свой нос в святая святых воровских картелей. Подмывало замучить своего спутника вопросами, но как бы лис не решил, что это все подстроено, да и не утек бы сам по себе тайными ходами. Опасность для них еще оставалась, она не была иллюзорна, и Натаниэль помнил про преследование. Но какой смысл трястись и ждать расплаты? Особенно, когда вокруг столько интересного. Ох, кто бы знал, чего стоило не орать «подожди, я не запомнил, дай мне сделать все самому», когда Йон показывал, где расположен вход. Пощупать бы все своими руками, понять что к чему! Да только ситуация так повернулась, что пришлось переключаться.
Временно потеряв след, охотники за рабами разделились на группы, чтобы обыскать квартал. По их скромному разумению, деваться беглецам было некуда. Двое из группы как раз выходили на площадь, цепко шаря глазами по всем углам и закоулкам. Они направились вразвалочку к сараю для хранения инструмента, который тоже мог подойти для того, чтобы укрыться на время. Натаниэль, слишком поглощённый своим любопытством, слишком поздно услышал их. Охотники были уже на пороге сарая и схватились за что-то, что оттягивало карманы каждому из них. Наверняка, какие-то особые артефакты. Это движение демон разглядел и не тратя ни секунды схватил первое, что подвернулось под руку и метнул в преследователей. Как не странно, это оказалась высохшая жухлая репка. Вращаясь и разбрасывая комки сухой грязи, она описала красивую дугу, прежде чем оказаться в руках одного из охотников. Натаниэль рванулся следом, врезался в них обоих и, используя массу своего тела, выпихнул их с сарая. Дверь, конечно, надолго задержать бы охотников не смогла, но используя что есть, демон свалил в кучу различные инструменты, блокируя проход.
- Что там? – Крикнул он через плечо, наваливая кучей какие-то непонятого назначения приборы.
Снаружи становилось шумно. Кажется, эти люди смогли подать какой-то сигнал и их товарищи уже спешили к ним на подмогу. Сквозь дыры из сарая можно было лишь частично увидеть улицу и перемещения там.
- Ты сильно напугаешься, если я предложу тут все поджечь? – С сомнением обратился к лису Натаниэль, не очень доверяя охотникам. – Какие-то они… невнятные.
Демон не зря опасался. Охотники, хорошенько разозлившись на него и набравшись смелости, не собирались дальше миндальничать и давать ему хоть маленький шанс завершить это дело целым и невредимым. Они вызвали какого-то мрачного мага, который не мудрствуя лукаво саданул в дверь огненным шаром. Увидев подготовку к этому заклинанию Натаниэль покрылся испариной, рванулся назад, сгреб в охапку лиса и обрушился в люк. Следом за ними ярко хлюпнуло пламя, раскидывая обломки деревянных досок.
Этот проход явно не предполагал того, что в него буду ссыпаться, а не спускаться вальяжно и осмотрительно. Падение показалось ему удивительно долгим, и за это время Натаниэль успел перевернуться, подставляя под удар об землю свою спину, а следом обрушились клочки горящей древесины, потому пришлось крепко сжать Йона и перекатиться в сторону, снова прикрывая его собой. Тлели в темноте угольки, летели искры сверху, но они пока еще были живы. Это демон понял практически сразу.
- Эй, Йон, - позвал он, отфыркиваясь. – Ты жив тут?
Он снова успешно игнорировал требования лиса о личном пространстве и это снова его никак не беспокоило. Как еще демон мог выбраться из этого сравнительно живым, если не прижимая Йона и не тиская его на все лады, да еще и не придавив собой в итоге?

+4

9

Ты не был готов к такому резкому повороту событий, несмотря на то, что чутье подсказывало тебе огромную опасность где-то рядом. Ты не знал, как обычно ведут себя демоны в случае опасности, но подумывал над тем, что как и любые благоразумные создания, рогатые существа бегут прочь, стараясь укрыть себя и наверняка не обращая внимание на тех, кто стоит рядом с ними. Каждому в этом мире дорога его шкура, и каждый будет бороться за нее до конца.
Ты не ожидал, что Натаниэль как-то позаботится о тебе, но это было ожидаемо после того, что ты сам сделал для него. И зачем тебя дернуло его спасать от рук каких-то неизвестных бандитов, которые ныне разворошили несчастный маленький сарай-прикрытие? В общем-то, ты давно говорил, что сарай в качестве прикрытия для входа в Подземелье Воров - не самый лучший вариант, но ты играл не слишком высокую роль во всех преступных делах. В вашей стае финальное слово было в любом случае за Озом, а Оз сказал - сарай. Теперь сарая не было, и тебя поглотило любопытство, что же именно водрузят на месте почивших деревянных перегородок и инструментов.
И ты искренне надеялся, что это будет не памятник твоему любопытству и огненному демону, который сейчас тебя спасал, стискивая в объятьях.
Разумеется, сейчас у тебя оказалось минимум возможностей хоть как-то приглядывать за собственным хвостом. Тебя куда больше волновало другое: то, что этот демон, с которым вы несколько минут знакомы, так тебя прижимает и не слушает все твои просьбы о личном пространстве.
"Ох, это слишком близко, я слышу, как очень громко бьется и его сердце и как шумно он дышит. Отпусти уже, что же ты меня держишь!"
Шерстинки на хвосте и ушах встали дыбом, делая тебя несколько более пушистым, нежели раньше. Верный признак того, что ты очень напряжен и взволнован. Несколько секунд ты попросту не мог ничего ответить, собираясь с мыслями и разгоняя поток осыпавшихся на тебя, точно угольки сверху, противоречий. Можно было подумать, и со стороны было похоже, будто ты обескуражен. Сам же ты признавался в том, что не знаешь, как следует себя вести.
Именно поэтому ты дернул лапой и слабо ударил хвостом по полу, показывая вслед за тем белые клыки из-под верхней губы. Такой оскал всегда делал тебя похожим на зверя, и сегодняшний случай наверняка не был исключением.
- Пусти меня, - короткая фраза далась тебе с трудом, поскольку сейчас ты отчего-то с трудом складывал буквы в слова. Из тебя больше рвались отдельные звуки и слоги, не принадлежащие местному наречию. Если бы ты рассыпался родным языком, тебя бы едва ли поняли. Решив, что простое "пусти" прозвучало очень грубо и неблагодарно по отношению к Натаниэлю, ты добавил краткое, тихое: - Пожалуйста.
Попытка выползти из-под демона не увенчалась успехом: он был достаточно тяжелым для тебя. Поэтому ты снова коротко зарычал от собственного бессилия.
"Он меня слышит или делает так, как хочет сам?"
- Сколько мы должны тут быть, ты знаешь? - видя, что все пути для бандитов перекрыты, ты повел ушами и попытался приподняться. Заодно ты рассмотрел тотальный урон, нанесенный хвосту. Тонкие губы слегка дрогнули, сжимаясь в обиженную гримасу. - Я не смогу тебя тут водить.
"И тебя обнаружат другие, у которых будут вопросы, как ты сюда попал. Это может плохо кончиться для тебя, если ты не знаешь, как себя вести."

+4

10

Теперь болела спина, тлели края камзола, а сверху все еще падали кусочки пепла. Натаниэль отпустил Йона и поднялся, вытряхивая из головы пыль, грязь и странный посторонний шум, что мешал собраться с мыслями. Отфыркиваясь и вертясь, демон глянул на лиса, который выглядел каким-то подавленным. Наверное, открывать тайные ходы таки не планировалось.
Натаниэль рассмеялся, глядя наверх.
- Ну, это было захватывающее приключение и даже весело. Надо будет повторить. Здорово получилось. – Неловко откашлявшись, сообщил он.
Причин нервозности лиса демон понять не мог, но случилось достаточно много всякого раздражающего. Что из этого всего могло бы обидеть незваного спасителя?
- Угх, - снова кашлянув, Натаниэль улыбнулся и подобрался к Йону. – Но оставаться тут долго совсем нельзя. Сверху, конечно, все закрылось, но огонь может привлечь лишнее внимание. Пока эти ребята будут думать, что мы всего лишь сгинули, но им все равно понадобятся подтверждения. Хотя я польщен до глубины души. Кажется, им таки отдали приказ «живым или мертвым», и они предпочли второе. Хорошие ребята. Хочу их себе, что им ловить с жирным ублюдком, из которого я и так уже душу вытряс? – Последнее он почти пробубнил себе под нос, и это были скорее мысли вслух. – Ну… пусть будут.
Скорее всего, эти наемники или бандиты, или кто они там, уже настолько злы, что скорее всего хотят не просто убить, а разорвать на мелке кусочки ненавистного демона, предварительно отрезав ту самую деталь, которая могла бы служить подтверждением выполненного заказа. Интересная история, стоит заняться.
Внезапная мысль вдруг отвлекла его от размышлений.
- Постой, ты… - Демон подобрался к лису, встал напротив и заглянул в глаза. – Ты смутился, потому что я был так близко? Это для тебя имеет такое значение? – Натаниэль нахмурился, решительно взял Йона за руку, удерживая его лишь за кончики пальцев, чуть сжал. – Прости. Не хотел тебя смутить. Я бы сказал, что больше не буду совсем прикасаться к тебе, но… не уверен, что это будет так легко выполнить. Думаю, это можно решить. Посмотри, - он приподнял ладонь лиса и выпустил её, - я больше так не делаю. Если тебе будет удобно, то можешь сам попросить или схватить меня, как первый раз. Хорошо? Постараюсь держаться подальше.
Он отошел в темноту, откуда сверкнули его красные глаза.
- Пойдем, нам же нужно выйти хоть куда-то. Этот ход уже не годится.

+2

11

У вас были проблемы очень уж больших масштабов, ты пришел к этому пониманию практически сразу. Ты никогда не ставил своей целью шутить с незнакомыми бандитами, и то, что произошло сегодня даже при наличии особого желания объяснить бы не сумел. Кто или что заставило тебя влезть в это пекло, спасти того, кого ты не знаешь, а позже узнать, что помощи ему не требовалось? Последнее, пожалуй, было самым обидным:  тебе очень хотелось верить в то, что ты поступаешь исключительно благородно. В вашей стае вы пытались заботиться друг о друге, но чтобы заботиться о других?.. Нет, здесь скорее выбор был бы в пользу собственной шкуры, а не кого-то по-настоящему чужого. Ты еще некоторое время усиленно размышлял, чем именно тебя привлек рогатый демон, но ответа так и не нашел.
"Я знаю, что многие создания на этой планете обладают магическими силами. Возможно, он как-то успел использовать ее? Тогда получается неправильно, Натаниэль ясно дал понять, что ему не нужна была чья-то помощь, в том числе, и моя.
В чем загадка и где хранится секрет этого демона? Он непростой, я это вижу. Как он отреагирует на то, что скоро я стану беспомощным в этих подземельях?"

Тебя волновало еще и то, что демон не сказал точного времени, сколько вы должны пробыть здесь. Час? Два? Три? А может быть, всю ночь? Тогда ты обязан как-то предупредить стражей, что явятся за тобой к назначенному месту в назначенное время. Это ничего, если ты один раз пропустишь сеанс ночных предсказаний "на поверхности". Уже бывало так, что ты отлучался из города на ночь или две, чтобы побыть в одиночестве, распутывая видения и получая новые, не вполне связанное с судьбами планетарного масштаба. Тогда приходило иное осознание: большое, пугающее.
- На моей Родине если кто-то из Стаи находится так близко, это означает высокую степень доверия, - пояснил ты, все еще немного находясь в прострации от слов и движений Натаниэля. Чтобы не ввести демона в заблуждение, ты решил пояснить ему как можно больше, боясь, однако, сказать лишнего или наоборот не договорить. - Извини, пожалуйста, Натаниэль, ты спас меня, но я пока не доверяю тебе настолько сильно. Это инстинкт, который такие, как я, впитывают с молоком матери и далее, его нельзя просто игн...инг...орировать.
Ты едва не тявкнул на родном наречии, сердясь на то, что тебе не всегда в нужные моменты удается обуздать сложный кинмокийский язык.
"Я хотел бы спросить его кое о чем, почему те люди хотели его заполучить даже мертвым? Кому он сделал больно или плохо, что за ним пришли, и кто такой этот жирный ублюдок?
Когда за твою голову назначена награда, ты будешь прятаться в таких местах, как это, и долго ли? Может статься, что и навсегда".

- У тебя красивые глаза, - отметил ты, выпрямляясь, все еще чувствуя жар чужих пальцев на кончиках собственных, когтистых. - Ты видишь в темноте?
Впереди вам предстоял сплошной мрак, в котором ты замечательно ориентировался, но, не зная способностей демонов, не сумел бы ничем помочь Натаниэлю, как только придет твое время.
Ты в волнении потрогал маску, которая все это долгое время была пристегнута к твоему поясу. Иногда ты перемещался в ней и днем, а сегодня почему-то особенно боялся ее потерять и пристегнул на несколько креплений, чтобы ни у кого не было желания содрать ее без твоего ведома. Тебе не хотелось бы терять вещь, которая прочно связывала тебя  с прошлым.
- Кто те люди? Они опасны. Они хотели убить тебя?
Привыкший говорить правду, ты сейчас чувствовал себя немного неловко, сделав комплимент чужим глазам и начав расспросы с самого интересного. Вы удалялись прочь от места, где упали, и грязи впереди становилось все меньше с каждым маленьким шагом.

+2

12

Натаниэль был далек от того, чтобы требовать объяснений, но раз это было важно его спутнику, то приходилось принимать во внимание.
- Тогда как мне расценивать то, что ты сам схватил меня? Ты бы мог просто дернуть меня за одежду, благо, у меня её достаточно. Схватить за рукав, плечо и что угодно, избегая прямого контакта. Его бы не было с самого начала и твои правила были бы услышаны. В тот момент, что ты решил вступиться за меня, ты… позволил мне побыть твоей Стаей, а теперь думаешь, что зря? – Жизнь его мало бы изменилась, если бы эти вопросы не прозвучали, но нужно о чем-то говорить, особенно если нервничаешь. Сам демон был взволнован и рад предстоящему приключению, для него всё складывалось как нельзя лучше, чего нельзя сказать о лисе. Хотя, наверное, вопросы все же были выбраны неудачные. Как бы не начал волноваться еще больше. – Это хороший инстинкт. Никогда не доверяй мне. Никогда.
Демон вздохнул чуть слышно. Коридор начинал разделяться. Он бы и не заметил этого, если бы не движение воздуха. Как и в любом другом лабиринте, Натаниэль должен бы воспользоваться правилом правой руки, выбирая из всех коридоров всегда самый крайний, со стороны основной рабочей руки. Но что-то чувство противоречия сегодня было в несказанно сильно, и демон решил избирать только те ответвления, которые ему больше всего нравятся. Проводник никак не влиял на этот выбор и ничего не подсказывал. Хочется верить, что этот путь не заведет их к центру планеты или к тайной пещере с драконом.
- Да, достаточно неплохо. Мне нужен совсем небольшой источник света, чтобы ориентироваться. – Натаниэль вытянул руку и на пальцах заплясал его огонь, который, казалось и вовсе не горел, а вбирал в себя последние крупицы света подземелья. Пламя не было спокойно, оно цвело, выпуская листья и воздушные корни. – И я хотел спросить. Есть же «лисий огонь»? Я слышал про него. Он является призрачным огнем, от него исходит холодное синеватое свечение и он всегда следует за лисами-духами. Это правда?
Огонь он не отпустил и не загасил, идя вперед. Пламя так и осталось на его ладони крохотным цветком, касающимся стен.
- Боюсь что только поиграть, а теперь и не знаю. – Буркнул он через плечо и остановился. – Слушай, иди рядом, так безопаснее. С левой стороны. Так вот. Я – раб. Тебе известно, что это значит? Это означает, что я чья-то вещь. Как кинжал, как одежда или как бокал вина. Я принадлежу хозяину и он имеет право делать со мной совершенно всё, что захочет, как делал бы со скамейкой у себя в саду, скажем. Захотел – сломал, захотел – выбросил, захотел – вырезал свое имя, никто ничего не скажет. И от такого хозяина меня решил забрать другой хозяин. Теперь эти люди хотят напомнить мне, что так нельзя делать. Хотя это немного странно, да? Если скамейку похитил кто-то, то зачем тащить ее назад и бить? Тут мало логики. Одни эмоции. Но я бы не справился с этими ребятами. Ты же видел, насколько они серьезны и сколько их пришло за мной? Их наниматель собрал их столько для их же безопасности. Есть только один способ выбраться живым из сражения с толпой. Удача. Ну и непременное правило: каждый, кто нападает на тебя должен быть покалечен или убит сразу же, на месте. Никаких полумер. Нельзя просто бить, каждый удар должен быть непременно смертелен, а то просто не хватит сил на всех, да и другие подумают, прежде чем лезть к тебе. Я должен был убить их всех, чтобы выбраться, но это бы у меня не вышло. Слишком их много. Сжег бы их, да. Но рано или поздно они бы добрались до меня и что? Потому я решил сдаться им сразу. Так я мог бы избежать их гнева, да и город бы цел остался. Вот такие решения.         

+3

13

Ты был готов к чему угодно, но только не к контраргументам. С такой же легкостью, как ты поведал Натаниэлю об особенностях своей расы, с такой же легкостью он и парировал сейчас, объясняя, что ты мог бы поступить по-другому. Ты задумался, настолько крепко, что часть слов демона проскользнула мимо ушей и осталась лишь далеким отголоском. По сути ты мог вообще ничего не делать, мог оставить все как есть, не вмешиваться и пойти своей дорогой. Так делало подавляющее большинство жителей этой планетой: они не лезли в чужие дела и оставались целее. Вот ты влез не в свое дело и чуть не остался без драгоценного хвоста (утрируя, разумеется).
И с другой стороны было недоверие. Ты и не должен бы, по-хорошему, доверять демону, с которым знаком лишь несколько минут, а он не должен тебе пояснять, зачем за ним гонятся. Завороженно глядя на огонь, ты осознавал, сколько всего тебе хочется спросить прямо сейчас, но и сам ты не остался без вопроса на свой любопытный нос. Беседовал ты не так часто с подобными Натаниэлю, именно поэтому любопытство давило на тебя достаточно сильно.
- Да, такое есть, - ты коротко улыбнулся: так, чтобы твой проблеск ностальгии был принят за исключительное дружелюбие. - У меня нет. То, что я могу, оно немного другое. Проще.
"А то, что ты умеешь? Оно выглядит очень сложным. Сколько сил ты прикладываешь, чтобы так просто вызывать огонь, когда тебе вздумается? Думаешь ли ты о том, что когда-то тебе придется отплатить за то, что магия тебе отвечает? Каждый, кто когда-нибудь связывался с магией, знает о ее простых законах: она дает и забирает столько же.
Натаниэль, то, что я умею, это только маленькая доля того, что может мой народ, когда достигнет эпохи расцвета. Огонь был подвластен старейшинам из моего рода, но не мне..."

Это было слегка для тебя обидно, не быть способным подтвердить чьи-то догадки не только словами, но еще и действиями.
Тебе было еще удивительно то, что не ты шел впереди, а Натаниэль как бы руководил вашими действиями, даже командовал тобой. По рогатому демону сразу было понятно, что он может и умеет очень многое: в том числе, отлично ориентироваться на местности.
"Натаниэль кому-то принадлежит и те люди хотели обращаться с ним, с живым, как с вещью?
Я видел этих несчастных..."

Для тебя все это было дико. Если бы не забота и опека Оза, тебя бы наверняка тоже сделали какой-то вещью: ты знал, что любителей экзотической внешности, как у тебя, на этой планете достаточно много. Ты боялся этого больше всего на свете, что однажды тебя похитят и увезут далеко, пленят, сделают что-то ужасное. Самое ужасное это лишиться свободы.
Ее ты ценил превыше всего, превыше любых чувств.
- Это неправильно, - ты покачал головой, собираясь с мыслями, как более точно выразить свое негодование. Мысли после слов Натаниэля к тебе приходили очень медленно, с тобой впервые говорили настолько долго и, скорее всего, откровенно. - Тебе что, нравится быть чьей-то вещью? Я не понимаю. Я видел здесь таких, рабов, и я всегда хотел им помочь, и всегда слышал одно и то же "Так нужно". Но кому нужно? Почему ты не убежишь сам и не добудешь себе свободу? Ты мог бы куда-нибудь отправиться с этой планеты. Или это уже...?
Ты не договорил, споткнувшись о камень и едва ли не падая лицом вниз, но вовремя отшатнувшись к соседней стене. Тело охватывала крупная дрожь, это был верный признак наступающего перевоплощения. Трясущимися пальцами ты подтянул к себе лисью маску и с трудом подтянул завязки в правильное положение.
- Слишком поздно, - твой голос был глух, когда ты сделал последний вдох и осел по стене на пол, позволяя себе на миг расслабиться. Трансформация не была болезненной, менялись только цвета и некоторые детали одежды.
Куда страшнее было бы то, что ты оказался в полутемном подземелье с едва знакомым демоном.
Абсолютно ничего при этом не видя и не в силах, наверное, двигаться дальше. Ты обнял руками свой хвост, поднимая лицо в маске и чуть отодвигая ее.
- Ну, все.
Ты больше не видел, но слышал намного лучше. Выбраться из этих лабиринтов, полагаясь на слух?
Или полагаясь на Натаниэля?

Отредактировано Йоннен (2019-09-30 21:57:28)

+3

14

Ему было сложно заметить изменения в своем спутнике, пока все внимание сосредоточилось на попытках отыскать верный путь. По большому счету это преувеличение, никакого «верного пути» демон не искал, просто старался продвигаться вперёд, а не вертеться на месте. Жалко, конечно, что не будет призрачного огонька, он бы пригодился им больше, чем те черные плотоядные цветы, которые он растил на своих ладонях.
Натаниэлю пришлось обернуться, потому что голос Йона внезапно стал слабее. Лис отставал от деятельного демона, пик активности которого выпадал на темное время суток.
- Только молодые считают, что мир велик и где-то может быть по-другому. – Наставительно заметил он, заняв позицию у стены коридора. – Я не просто раб, я – демон. Моя природа больше всего тяготеет к разрушению. Как мне жить? Где? Мне было бы слишком жаль разрушать своим губительным присутствием жизнь ни в чем неповинных людей, которые окажутся рядом. И уж тем более я не могу разрушить жизнь тех, кто любит меня. Следом за мной тянуться несчастья, и ты можешь ощутить это на себе. Помог мне, но чуть не погиб, и может ещё пожалеешь обо всем. Так куда мне идти? К себе подобным, да, но как жить? Кто поверит в меня, кто даст шанс, кто заинтересуется моими талантами? Пока это произойдет, я могу умереть с голоду. Тогда что? Убивать? Воровать? Пойти наёмником? А чем же это лучше? Покуда я раб, обо мне заботятся, и плохо только мне. А выбор в итоге прост: я полагаюсь на себя и свое терпение, переношу всё, что мной делают, просто выживаю. Или ради себя и этого же выживания убиваю, ворую, уничтожаю. Какой выбор лучше?
Это было весьма наглым рассуждением. Ни один свободный вор никогда не позволит сравнить себя с рабом, хоть в его устах все звучало достаточно складно. Либо страдаешь ты, либо заставь страдать других. Хотя, будь он наёмником, то заливался бы соловьём о чести и смерти.
Тем временем с лисом творилось что-то неладное, и демон присел на корточки напротив него, удивлённо разгадывая.
- Ого, да ты просто красавец! – Заявил он восхищённо.
Метаморфозы выглядели занимательно, благо что не пугающе. Но это только пока. Демон слышал нечто урывками про различную магию других народов, и некоторая могла быть смертельно опасной. Что же конкретно скрывает этот парень?
- Ты в порядке? Йон? Ты еще здесь, а? Идти сможешь? – Обхватив руками колени спросил Натаниэль, беззастенчиво разглядывая преображение своего нового знакомого.

+3

15

Способности изменить мир так, как было бы замечательно для всех живущих в нем, у тебя не было, и будь твоя воля, ты бы показал этим несчастным невольникам, каково это, жить на свободе. Они бы познали истинный ее вкус, и никогда не повторили бы больше эту фразу "так нужно". Нет, так было нужно тем, кому было удобно использовать этих бедных людей и демонов в качестве живых вещей. Тебе никогда не понять и не принять этого, и никакая нужда не заставит тебя ступить на этот путь.
Натаниэль в чем-то был прав. Лучше было сохранить жизни невинных, чем, вставая на путь выживания, окроплять свои ладони  и землю вокруг кровью других существ. Невозможно было представить жизнь без смерти, однако если есть возможность все предотвратить, то отчего по-прежнему люди так жестоки? Ты понимал: на тебя тоже есть, кому держать зло за то, что ты помогаешь ворам и воровкам добывать себе хлеб. Какие у тебя самого варианты? Пойти в какое-то заведение, чтобы также завлекать народ? Нет, ты бы не сумел долго продержаться в замкнутом пространстве. Значит, работать на кого-то в другой области? Ты ничего особенно не умел делать, Оз научил тебя только самым базовым вещам, необходимым для выживания в опасной для племени лис столице Кинмоку.  Уличные танцы были оптимальным вариантом: необычная внешность помогала тебе легче привлекать внимание.
Многие в Стае говорили еще, что от отчаяния некоторые, подобные тебе, то есть, симпатичные на лицо и необычные на внешность, уходили в особенные дома, откуда по ночам слышались приглушенные вздохи и стоны. Ты думать не хотел о том, что делают там с людьми, и уж тем более...не хотел продавать себя. Никому. Никогда. Свобода - превыше всего.
- Это то, что постигает каждого из моего народа с наступлением темноты, - пояснил ты, слыша чужое сердцебиение, наверняка, чуть более волнительное, чем несколько мгновений назад. Своими трансформациями тебе многих удавалось напугать: это для тебя перевоплощение было обыкновенной вещью, а для непосвященных могло стать причиной для беспокойства. - Я ничего не вижу. Прости, но, как я уже тебя предупреждал, дальше идти я не смогу.
Негромко, но звонко чихнув, ты поправил маску, поднимая ту на лоб и всматриваясь в лицо Натаниэля невидящим взором. Глаза, что были прежде желтыми, на мгновение подернулись белесой дымкой: это было похоже на наступление тумана к родным зеленым холмам.
Так приближались видения.
Процедура порою очень пугающая, но иногда спокойная. Туман, настоящий туман, приходил не всегда.
Только тогда, когда ты видел что-то действительно важное.
Когти вцепились в чужое плечо, не давая возможности ускользнуть. У демона было много причин оставить тебя здесь, и одной из таковых было твое поведение, которое нередко приходилось "гасить" твоим безмолвным ночным стражам. Ты не стремился приближаться к ием, кто жаждал получить от тебя предсказание. И не хотел бы делать этого сегодня. Так просто получилось: распутывая клубок видения, представшего перед мысленным взором, ты позволял движениям выдавать себя.
- Куда ты ведешь красного человека? - сжав плечо, задал ты свой вопрос. Обычно случалось наоборот: ты отвечал на вопросы, но не задавал их. - Красный человек. Красное озеро. Красная смерть. И ты там, как черная звезда, слепящая взор. Смотри, звезды тоже могут сжигать.
Подавшись вперед, прижав к голове черные уши, бывшие такими же пушистыми, как и светлый их вариант, ты резко и быстро царапнул Натаниэля клыками по шее. Чистая случайность и легкая царапина, впустившая в пещеры металлические аромат.
- Жизнь ценнее всего. Они все так думают. Пусть все думают.
Резкий вдох, и ты отвалился к каменной стене, обратно, в успокаивающие объятья холода. Тебе вдосталь было его на улицах столицы, но не здесь. Здесь было слишком уж жарко, слишком правдоподобно.
- Ты можешь оставить меня здесь. Я выберусь, - коротко и глухо промолвил ты.
Уши снова прижались к затылку.
Что ты сейчас такое сделал, и почему нарушил границу, которую сам же и провел? Редкие предсказания были загадкой для тебя. Это было одно из них.

+2

16

Демон опустил руки, касаясь пальцами каменного сырого пола, вздохнул с сожалением.
- Но ты так очарователен, зачем тебе скрывать это? – пожал плечами, рассматривая преобразившегося лиса он.
Информация, что скрывалась в этом заявлении, была по истине ценной. Говоришь, каждый из твоего рода с наступлением темноты переживает метаморфозы? Невероятно ценный урок.
Натаниэль повел плечом, пытаясь избавится от прикосновения, избежать его по инерции, но замер, вглядываясь в лицо Йона, ставшее в блеклом темном свете огня совершенно жутким.
- Я веду его к смерти, как и каждого из его рода, кто играется с моей свободой, - ответил он без тени сомнения и даже не медля. – Его и всех, кто был до него. Я же не говорил, что я совсем смирился, верно? Я отдал свою свободу и мне приходится за это платить, но и те, кто используют меня и мне подобных тоже обязаны платить. Неужели же я мог оставить их так? Я повелитель смерти и тем, кто меня не любит, я приношу смерть самую ужасную: они умирают, думая о том, как прекрасна жизнь, о том чего они сделали, умирают испытывая ужасную боль и сожаления. Тем же, кто меня решился полюбить, я приношу смерть, как избавление. Они умирают тихо и благородно, думая о том, что жизнь все равно отвратительна и ужасна, если я не собираюсь её украшать. Он будет там, будет тонуть и вода укроет его навсегда. Это ли не прекрасно?
Демон снова печально вздохнул и снял с лиса маску, осторожно развязав крепления.
- Тут темнота и ты ослеп совсем, зачем тебе это? Хочешь, возьми мое. – Натаниэль снял со своих рогов остатки венка, потрепанного и немного почерневшего, но надёжно вцепившегося в него, положил его поверх стоящих торчком темных ушей. – Пока что тебе будет неудобно скрывать свой нос. Может, еще бегать придется. И кусаться. – К счастью, Йон не мог видеть зловещей улыбки демона. – И это был занятный фокус. Смотришь в будущее, как и все? Молодец. Было бы лучше, если бы в прошлое. Нет никакой силы в том, что должно быть, но тот, кто знает прошлое – владеет миром.
«И будто бы я могу простить тебе твое непостоянство» - подумал Натаниэль, шаря по карманам. Забавные милые подарки с поверхности, сладости, конфеты в тонкой бумаге, вдруг пальцы наткнулись на совершенно удивительный сувенир. Тонкое стекло небольшого пузырька отозвалось холодком. Он тут же понял, что надлежит сделать.
- Погоди, - велел демон, доставая склянку и срывая пломбу. Он набрал в рот обжигающе крепкое варево, немного дурманящее, и как следует хмельное. Рука демона легла на горло Йона, губы прижались к губам, и по горлу лиса потекло обжигающее зелье. Натаниэль надавил и отпустил шею лиса, вынуждая его глотать, пока сам он не протолкнул все, до последней капли.
- Сидеть тут опасно и бессмысленно, - заявил Натаниэль, утираясь. – Приходи в себя, мы выйдем хоть куда-то отсюда. Если совсем не можешь идти, то понесу. Хватайся.
Натаниэль положил ладонь Йона на свое плечо. Пусть наказание было быстрым и его можно считать состоявшимся, но демон не был уверен, что в тоннелях безопасно без живого «ключика».

+2

17

Передряга, в которую ты вляпался по собственной вине, обещала быть одним из самых интересных и опасных приключений, когда-либо постигавших тебя. Связываясь прежде лишь с членами стаи, помогая ворам и воровкам вершить их дела, ты привык к развлечениям несколько другого рода, несмотря на то, что сегодня одно из таковых, все же, свершилось. Побег от тех людей был коротким. Сейчас нужно было не бежать, но как-то выбираться. И как же сделать это, если ты не можешь никуда двинуться без чужой помощи? Выход был единственным, и не сказать, чтобы он слишком тебя радовал. Довериться новому знакомому. "Повелителю смерти", как он сам себя назвал.
Тебе было неизвестно, как именно Натаниэль отреагировал на твое пророчество на самом деле: иногда тебе было крайне жаль, что ты не видишь лиц своих посетителей. Они могли бы сказать тебе многое, несмотря на то, что ты не очень хорошо умел читать по лицам.
"Тот красный человек, ему суждено умереть. Он умрет тихо. Красный человек. Кто он такой для тебя? Почему я увидел столько красного? Это была кровь? Твоя, красного человека или тех, кто вокруг вас?
Не понимаю.
Ничего не понимаю.
Если бы я мог посмотреть еще раз, но пути назад нет...Тот, красный человек, он дорожит тобою, а ты ведешь его к смерти.
Ужасно. Ужасно, что я ничего не сумею изменить, только ты".

Ты почувствовал, как чужие пальцы касаются сначала области возле висков, что-то делают, развязывают. Это тебе не понравилось, но могло быть просто ответной реакцией. В порыве чувств, нахлынувших во время созерцания ужасного видения, ты забылся и поцарапал демона, и наверняка у них принято за такое поведение что-нибудь делать в ответ. Но когда ты понял, что именно происходило, было уже слишком поздно.
- Отдай, - только и успел сказать ты, вышло, при этом, как-то слишком жалобно и совсем по-щенячьи. Незрячие глаза сузились, будто бы глядя сквозь демона, ты ведь думал, что смотришь на него, но взгляд, в силу слепоты, ни на чем не способен был сфокусироваться. От этого со стороны могло показаться, будто ты слегка пьян. Последовавшее покачивание, как реакция "У меня забрали мою ценную вещь", могло только подтвердить теорию о том, что внутреннее твое состояние начинает меняться. - Я не буду так больше делать. Прости.
Ты не знал, верным ли будет предположить, что демон лишает тебя маски за то, что ты его слегка укусил, но думал отчего-то именно так, и никак иначе.  К твоему большому сожалению и ужасу, это было не последнее потрясение на сегодня.
Сначала ты почувствовал касание губ.
Потом пальцы на своей шее, что заставило тебя инстинктивно дернуться. Шея это очень опасная вещь, и тебя сызмальства учили ее прикрывать. Удивительно, что сейчас реакция сработала слишком поздно. Наверное, ты слишком расслабился после первого вхождения в медитативное состояние.
После всего был еще огонь - иначе и не сказать - внутри твоего горла, который тебе, вопреки собственной воли, пришлось проглотить.
Распахнув глаза, ты начал кашлять. Сначала от жидкости, а потом и от того, что закружилась голова.
Неожиданно, пугающе.
Резко отдернув руку с плеча Натаниэля, ты прижал ее к губам, ведь они все еще горели. А затем также, сквозь прижатые пальцы, медленно, вычленяя отдельные слова, спросил:
- Ты зачем это сделал?
Голова кружилась стремительно. Ты не знал, что такое насильно залили тебе внутрь.
Знал лишь, что это не совсем обычный способ.
Последовавший за словами короткий, приглушенный то ли вой, то ли рык, подтверждал тот факт, что сильные эмоции ты по-прежнему не способен выражать на местном языке.
Отвернувшись от демона, ты начал кусать губы, пытаясь избавиться от жгучего ощущения на них.
Хвост при этом выплясывал по камню, поднимая столп пыли.
Ты чувствовал, хотя в полутьме этого было не заметить, что твое лицо стремительно налилось розовыми пятнами.
- Пойду сам, - коротко заявил ты, вставая на ставшие вдруг неожиданно ватными черные лапы, и тотчас же отшатываясь в сторону, встречаясь лицом со стеной. - Я не калека...Но не давай мне этого больше. Это что было? Мне что-то...как-то...
Когти скребнули по стене, и лишь рука удержала тебя от неминуемого падения.

+2

18

А не время ли для занятных наблюдений за представителями дикой природы? Положим, не такой уж и дикой, вполне городской, но точно не одомашненной. Демон провел ладонью по шее, ранки еще немного саднило. Придется какое-то время избегать пристального внимания хозяина, чтобы лишний раз не проверять границы его милости. Так что же может глупый лис, вкусивший местные алкогольные дары? Те его сородичи, что донимали фермеров на разных планетах своими дурными выходками, ничем особым не отличались от прочих млекопитающих в подвыпившем состоянии. К тому же, тут от силы глотка три, не считая тех капель, которые случайно проглотил сам демон. Новости утешительные, их и можно сообщить  для успокоения спутника.
- Это алкогольная настойка местного производства, - невозмутимо заявил Натаниэль. – Не знаю толком с чего её варили, но вроде не очень крепкое, и эффект не сильный. Тебе просто станет тепло. Я хотел помочь, только и всего. А то ты стал какой-то совсем уж грустный и расстроенный. Распереживался. Напугался. Это поможет.
Демон не стал вдаваться в особенности действия алкоголя, и если уж лис ничего не знает, то пусть так и будет. Всего пару глотков, что может пойти не так?
Натаниэль посмотрел на Йона с искорками в глазах и вдруг расхохотался, его голос прокатился по тоннелю, отскакивая от стен.
- Твои нос и щеки очень мило покраснели! – Воскликнул он. – Это тоже от алкоголя. Не переживай, пройдет.     
Немного смущали неуверенные шаги вдоль стены. Демон даже подумал, а не переборщил ли он с поддержкой и алкоголем, и на очередном шаге, который угрожал попортить обозначенный выше очаровательный нос, не сдержался и подхватил Йона под локоть.
- Точно не нужно понести тебя? – Выдохнул он с нотками беспокойства в голосе. – Даже немного?
В тот же момент вспомнив, что прикосновения под запретом, отпрянул. Внезапно в голову пришла на редкость удачная мысль. Демон подобрал полу своего плаща, наскоро отряхнул и вручил лису.
- Держись за это, хорошо? Мы будем идти медленно и постараемся выбраться хоть куда-то, ладно? А ты не молчи, расскажи мне, зачем ты помог мне. Еще что-то. Что угодно. Так будет спокойнее. Если что-то не так, тоже говори. Не молчи. – Немного подумав, Натаниэль вернул маску. – И вот это тоже можешь забрать, если тебе будет спокойнее.
На пробу Натаниэль сделал несколько шагов вперед, натягивая плащ в руках Йона.

+3

19

После некоторых объяснений голова взорвалась от разорвавшихся осколков новых мыслей и предположений: спасая рогатого демона, думал ли ты, что он в ответ ответит тебе какой-нибудь добротой и даже, если верить его словам, попытается развеселить?  Ты не слишком привык к тому, что посторонние создания будут оказывать тебе помощь. Члены стаи это одно дело, и совсем другое незнакомые демоны, от которых неизвестно, чего можно ожидать.
Ты прикусил губу.
Демон еще и смеялся. Тебе стало как-то очень уж неловко осознавать, что ты, вероятно, выглядишь сейчас как-то забавно или, более того, смешно, раз вызываешь смех.
"Что можно найти милого в покрасневшей коже?" - задал ты себе мысленный вопрос, так и не решившись задать его вслух, боясь натолкнуться на непонимание со стороны Натаниэля. Между вами в понимании обыденных, казалось бы, вещей, было очень много различий, и ты начинал это осознавать даже раньше, чем успело бы что-то произойти.
Тебе стало несказанно жаль, что ты сейчас не можешь разглядывать эмоции на лице демона.
Тебе удавалось проделывать "чтение" лиц довольно успешно, несмотря на то, что Оз предупреждал тебя: все люди прячутся. Как вы, лисы, прячетесь от грозы или какого-нибудь бедствия, так люди прячут свои души и лица, оставаясь только иллюзорными копиями самих себя.
Истину они так редко показывали.
Ты видел сейчас что-то настоящее? Или тоже иллюзорное?
- Нет, с...спасибо, Натаниэль, - ты постарался сказать это внятно, но ощущение, что язык стал ватным и заплетался на каждом слоге, не покидало тебя ни на секунду. И более того, в таком состоянии ты со временем можешь начать забывать местный язык. Тогда можно будет поставить точку и забыть о возможностях походов по длинным подземным ходам. - Это будет очень странно для меня. Меня никто на руках не носил.
Здесь ты слукавил.
Ты отчетливо помнишь, что Оз при первой вашей встрече нес тебя на руках, когда ты уже не мог передвигаться на лапах из-за саднящих кровоподтеков. Ты был вымотан тогда морально и физически, и не сумел бы совершить и пары шагов. До сих пор в тебе жило это ощущение, достаточно сильное, похоже, наверное, на то, что чувствует впервые вылетающий из родительского гнезда птенец. Сильное, могущественное, но в то же время легкое и заставляющую все нутро парить.
Тебе нравились объятья Оза. Оз был одним из тех, кому дозволялось трогать хвост и гладить уши. Очень жаль, что последнее время вы виделись не так часто.
Сегодня удивительно было и другое.
Демон твердо решил не оставлять тебя здесь одного, и всеми способами пытался вытащить тебя из того состояния, в которое ты вошел, уже будучи полностью привыкшим к изменениям в темное время суток.
- Спасибо. Это важно для меня, - ты сжал одной рукой маску, специально вонзив когти в деревянную поверхность. - Я просто еще на площади тебя увидел, ты был очень счастлив, мне так показалось. Те люди, они пытались сделать тебе больно и куда-то забрать силой. Там, где я родился, каждый был свободен, и если кто-то чужой пытался навредить одному из членов Стаи, за него вступались все. Мне было тяжело смотреть, что тебе делают больно, и я до сих пор не могу взять в голову, почему ты не сопротивлялся, ты ведь мог справиться и без моей помощи, я думаю.
Ты вздохнул, так сильно, что даже плечи опустились.
Демон сказал, попросил тебя не молчать, и ты отчаянно нуждался в подходящих к случаю словах. Что же еще ты мог рассказать, о чем поведать?
Решение нашлось само собой.
- А у кого ты живешь теперь, и почему он или она не защищает тебя от тех злых охотников? - ты решил не только рассказывать о себе, но и узнавать определенные вещи о своем благородном проводнике. Пока вы шли, вокруг все равно ничего не происходило. - Это продолжается до утра, моя внешняя слепота. Ты будешь ходить со мной, пока не взойдет Нагаре?
Донельзя романтичным можно было бы назвать это предположение, однако тебе неизвестно было, о чем вздыхают иные девицы тяжелыми душными вечерами.
Вдохнув запах собственной маски, ты постепенно успокоился.
- Мне нужно будет отблагодарить тебя, Натаниэль, за то, что ты делаешь сейчас, - голос был глух из-за скрытого маской лица.

+2

20

Натаниэль не считал, что его есть за что благодарить, скорее даже напротив. Он таскал за собой лиса из простого упрямства и нежелания оставаться одному в темных переходах. Что могло ему тут угрожать? Огненная магия, та самая рокочущая бездна, которая сейчас расцветала на фиолетовых пальцах демона, могла бы в один миг поглотить каждого, кто встретился бы на пути. Это было бы прекрасное выступление, одиночное, но запоминающееся. Демон даже не мог точно сказать, выжил бы он после такого взрыва в тоннелях сам, но ему теперь и ненужно было думать о таком, лис служил для него неким предохранителем. Жалко, что настолько смущенным.
- А ты бы смог? – Вопросом на вопрос ответил демон, пробираясь по коридору вперед. – Если бы кто-то взялся защищать тебя и беспокоился о тебе, ты бы не попытался разобраться сам со своими проблемами, чтобы не тревожить его? Те люди, что пришли за мной. Они проблема, правда. Они угрожают мне, собственности моего хозяина, и ему бы стоило побеспокоиться об этом больше, чем мне. Только он, похоже, не знает об этом, или же ему все равно. Во всяком случае, мы сейчас здесь, проблема у нас на хвостах, и мы должны решать ее сами. Скажи, а у тебя и того, кто защищает тебя не будет проблем из-за того, что ты сейчас помог мне? Может, будет лучше, если ты останешься здесь, пока я буду общаться с этими ребятами? В конце концов, они просто отделают меня до полусмерти и притащат моему бывшему хозяину, только и всего. Может, потом он убьет меня, но я сомневаюсь. Скорее всего, сбежит со мной на другую планету, чтобы никто нас не нашел. А я приду в себя и убью его. Словом, не велика потеря. Все заживет. Но вот если эти ребята доберутся до меня и обнаружат тебя рядом, то, скорее всего, тебя тоже будут бить. Я не думаю, что это в твоих планах и ты согласен с этим, верно?
Рассуждать об этом было легко, хоть и не очень приятно. Демон снова не был уверен, что все пройдет так уж гладко, что сможет пережить это приключение, но тащить за собой случайного свидетеля не хотел. Возможно, пока они будут ходить по коридорам, то будут в безопасности, но что будет потом?
- Тебе не нужно меня благодарить. И не жди, что я буду благодарить тебя больше, чем уже сделал. Скорее всего, мы больше никогда не встретимся. Полагаю, это будет опасно в первую очередь для тебя. – Уверенно заявил демон, останавливаясь на очередной развилке. – Кстати, как можно узнать, что солнце наверху уже взошло? А то тут слишком темно и я, вроде как, не делаю светлее.
Натаниэль потянул носом воздух и уверено ткнул в один из коридоров, уходящих направо.
- Там вкусно пахнет, нужно идти куда-то туда. – Кивнул демон и повел за собой Йона. – Да, а если нам попадутся эти типы, то ты просто встань за меня, чтобы тебя никто не видел, хорошо? Я отведу их подальше, чтобы они тебя не заметили.

+2

21

"Он должен быть очень смелым, раз решился на такой поступок".
Ты не видел выражения лица Натаниэля, но его голос напоминал голос учителя или предводителя, объясняющего нерадивому ученику прописные истины. У тебя уже сложилось определенное мнение об этом создании, и в целом образ, который ты сам для себя сложил из нескольких разных кусочков, нравился тебе. Мозаика была весьма пестрой и состояла из многочисленных осколков разных размеров и форм.
"Я не слишком привык к тому, что у вас могут странно посмотреть на того, кто суется не в свое дело.
Но если что-то внутри подсказало мне так поступить, то я думаю, что сделал правильно.
И глупо уже оглядываться на то, что прошло".

До рассвета ты все равно ничего не увидишь, оставалось полагаться только на чутье и на чудеса прозорливости и догадливости твоего сегодняшнего проводника. Весьма любопытно получилось: это ты должен был провожать его, а не он вести тебя за собой. Осознанно, но по вине злодейки-судьбы вы поменялись ролями, и никакой возможности исправить это у вас не было.
- У меня есть очень надежная защита и семья, Натаниэль,- поспешил пояснить ты, втягивая носом запах древесины на маске. Это неосознанное движение всегда успокаивало тебя, заставляя думать, что все будет хорошо. Новая мысль звоночком тронула сознание: когда впереди шел демон Натаниэль тебе не было страшно или даже хоть как-то боязно. Не то, чтобы ты мысленно уже возвел его в ряд стены от всех неприятностей, просто приятно было думать о том, что рядом с тобой такое мудрое и сильное существо.
"И все-таки, он раб.
Несвободный, принадлежит кому-то, как вещь.
Почему, если он такой мудрый и талантливый, одаренный магией, он позволяет так с собой обращаться? Я не могу увидеть тех плюсов, лишение свободы перекрывает абсолютно все!"

- Почему с тобой опасно встречаться? - принюхиваясь, ты все еще продолжал исполнять чужую волю: говорить. Будучи не слишком разговорчивым с малознакомыми существами, ты сейчас ломал все устоявшиеся в твоей голове стереотипы.
"По-моему, с тобой может быть очень интересно тем, кто ищет для себя приключения.
Я знаю многих, кто не жалеет себя и хочет увидеть как можно больше. Для них мои предсказания не пустой звук, они прислушиваются к ним и желают еще больше отодвинуть завесу между нынешним и грядущим. Я не завидую им, потому что иногда они хотят слишком многого".

- Дальше, по коридору, должны быть небольшие, забитые темно-красной травой отверстия, - ты опустил уши и отнял от лица маску, ощущая сладковатый запах какие-то пряностей. - Из-за них будет хорошо просматриваться ночное небо, они очищены и отделены от внешних повреждений магией. Как те штуковины, которые есть у ученых мужей. Тиле...еле...теле-с-с...копы. Увеличивают небо.
"По-моему, у Оза тоже был такой, не могло же мне присниться, что небо так близко".
Ты вдруг резко замер, услышав неподалеку какой-то шорох. Как будто катилась по земле большая сцепка ядовитых колючек. Пригнувшись, ты глухо зарычал, а черные шерстинки в хвосте встали дыбом.
Навстречу вам, из-за ближайшего поворота действительно вывалились две огромные зубастые колючки. Щелкая челюстями, они поспешили уцепиться за край ткани: ты как раз держался за нее, и успел отдернуть руку.
Стало чуть светлее. Следом за колючками наверняка шел маг, их создавший.
- Кто здесь? Назови Слово, - голос показался отдаленно знакомым, но одна из колючек шлепнула тебя по лапе крохотной ручкой и заставила коротко тявкнуть.

+3

22

Кто угодно скажет, что встретиться с огненным магом в узком проулке не к добру. Другое дело, если этот же маг заперт в маленькой комнатке, тогда его способности могут быть смертельны и для него тоже. Конечно, если у мага есть мозги, то он просто не станет применять свое волшебство, чтобы ненароком не помереть в огне или просто задохнувшись. Длинный узкий коридор не был маленькой комнатой, но мог быть так же смертельно опасен, хотя обычным огненным магом демона тоже не назвать. У него так и зудели пальцы от желания попробовать сотворить что-то впечатляющее в подземелье. Что же будет, если закрутить огненный вихрь прямо здесь? Проберется ли жадный пламень на поверхность, уничтожая все на своем пути, стремясь к живительному воздуху в единственно верном желании выжить? Это было интересно. Единственное, что удерживало демона от попытки воплотить свое желание в жизнь – натяжение камзола, заставляющее помнить, что смертельным танец огня может стать не только для него.
Плохо, ох, как же плохо, что напоминание это вдруг пропало одним мигом.
- Ооооо, я люблю магов-творцов. В ваших руках искра жизни, которую вы можете поместить в неживое тело, сделав его живым. Вы делаете настоящую магию, магию жизни и творения. Поистине прекрасно. Но такие как вы всегда боялись таких, как я. А если нет, то сейчас самое время начать.
Демон поднял руку, на которой цвел его чудовищно притягательный огонь и медленно приблизив к нему свое лицо, подул. На какое-то время его черты стали пугающе нереальными, словно на нем была восковая маска, которая вот-вот растечется уродливыми разводами, но этого не произошло. Ничего не произошло. Огонь вздрогнул, поежился и вернулся в свое прежнее состояние.  Натаниэль бережно опустил свою руку, поднося её к колючке. Пламя вновь осталось безразлично. Один из его отростков, похожий на ус клубники, протянулся шипу и, натолкнувшись на него, отпрянул. Через секунду несколько лоз выстрелили из огня, обвивая тонкой перепутанной паутиной создание мага. С руки демона пламя полностью перебралось на колючку, распуская сытые довольные цветы, потянулось усами ко второму растению. Жуткие тени метались по сводам коридора.
Натаниэль улыбнулся. Искренне.
- Как же я люблю выражение ваших лиц, маги-созидатели, в моменты, когда ваши драгоценные детки погибают в агонии. Ты не дал им рта, но наверняка слышишь их вопли у себя в голове. Давай, отомсти мне. Создай еще таких же. Посмотри, как будут гореть они. Я бы хотел снова увидеть это выражение лица. Оно меня дразнит. Это отчаянье и боль. Как прекрасно. А, хочешь, сделай что-то очень большое, огромное, чтобы я подумал тысячу раз, прежде чем выпускать на него свое пламя. Но ты же не сделаешь. Ты же уже понял, что перед таким большим искушением я не устою. Но это научит тебя осторожности, не так ли? Наверное, никто и никогда не противостоял тебе в этих коридорах, вот ты и обнаглел. – Демон вытянул руку вперед и затухающий цветочек, съежившийся до размеров одуванчика, переметнулся к нему, сыто плюнув искрами.
Демон обернулся назад, вспомнив о своем спутнике и облегченно выдохнул, обнаружив его позади, достаточно далеко, чтобы он не мог слышать всего, что тут произошло. Натаниэль сделал несколько быстрых шагов назад, ухватил Йона за руку и вновь вручил ему край своего плаща.
- Ты чего, потеряться решил? Растерялся совсем. Ты слышал, там вроде как тебя звали. Почти тебя. Наш новый волшебный друг хотел бы слышать Слово и если ты его знаешь, то самое время молвить.
Натаниэль с неудовольствием обнаружил на подбородке лиса след от сажи, и это настолько претило его тяге к совершенству, что он не думая вытер его, снова забыв об обещании не прикасаться.

+2

23

Испуганный вскрик возвестил тебя о том, что все зашло слишком далеко.
Все дело в том, что эти коридоры охранялись достаточно хорошо, и рано или поздно вы непременно наткнулись бы на подобного "стража". Предположить, когда именно это случится, ты не сумел бы при всем желании. Караульные постоянно менялись, а ты не был частым гостем подземных ходов, и, разумеется, с каждым из них познакомиться не успел бы просто физически. Отчего здесь такая сильная охрана, хотя охранять, казалось бы, нечего?  Вопреки слухам, здесь не было залежей награбленного добра (для этого у преступников со всех уголков столицы были другие места, еще укромнее и вдалеке от чужих очей), не было и каких-либо магических артефактов или зелий, которые способны вмиг исцелить страшные раны. Ты мог бы долго перечислять, сколько еще всего здесь не было: легче было сказать, что и в каких количествах было.
В любом случае, это не твое дело. В первую очередь тебе нужно бы продержаться до утра, не наткнувшись на неприятности. Прежде всего, ты самому себе обещал, что не будешь влипать в истории и совать любопытный нос туда, куда не следует. И какое, во имя всех звезд мира, может быть беспокойство о других если ты сам о себе ты позаботиться сегодня не смог? Пришлось рассчитывать на чужую помощь...
Ты угрюмо молчал, чувствуя, как пахнет чем-то паленым. Огонь сразу побудил в тебе желание бежать: лисицы и пламя были древними врагами, и сейчас самым разумным было отгородить себя от возможной опасности. Ты уже сталкивался сегодня с огнем, и не был слишком рад этой встрече.
"Зачем он говорит о чем-то с этим караульным?
Я мог бы сразу показать ему, что мы свои, и он бы пропустил нас дальше...Судя по всему, он что-то сжег, и у караульного теперь неприятности. Ох..."

Ты повел носом, едва не чихнув от яркого запаха горелой древесины.
Что-то забурчал недовольно караульный, и ты сумел различить из его приглушенного бормотания слова "Ты еще кто такой?" Он обращался к тебе?  Ты бы при всем желании не сумел разглядеть его лица, но голос звучал уж очень настороженно и вызывал желание успокоить хоть чем-нибудь. Ты считал себя достаточно хорошим успокоителем, а потому, немного подумав, произнес:
- Все хорошо. Мы не чужаки, сейчас...
И только потом понял, что только что произошло.
Касание лица заставило слегка дернуться и наверняка измениться в лице.  Ты сразу почувствовал, что тебя оставили за спиной, судя по убавившемуся натяжению ткани, но вот что вновь окажутся так близко и коснутся лица...это было совершенно неожиданно.
"Видимо, я настолько увлекся чужими голосами и этим запахом огня, что перестал быть бдительным!"
Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, ты стал активно рыться в карманах, чувствуя, как к лицу приливает кровь и отражает внутренние эмоции лучше любых слов.
- Вот.
Ты долго искал нужный предмет по ощущениям и, наконец, вытянул вперед ладонь. Демонстрируемая вещь была сделана из чего-то напоминающего серебро, и являла собой символы короны и алтаря, слитые воедино. Такая вещица должна была стать пропуском в любое место, так или иначе связанное с преступным миром. И для стража вы не должны были стать вероломными взломщиками чужих коридоров.
- Теперь пропустишь нас?
Страж несколько секунд помолчал, то ли рассматривая символ, то ли обдумывая решение. Раздался приглушенный треск: то медленно восстанавливалось его причудливое создание.
- Этот, - мужчина с копной медно-рыжих волос мотнул головой в сторону Натаниэля, - тоже с тобой?
- Да, - ты ответил без промедлений, мысленно похвалив себя за это. В конце концов, где бы ты был, если бы не Натаниэль? - Там...в конце тоннеля. Нужно проверить вход.
Судя по удаляющимся шагам, страж поспешил как можно скорее убраться прочь. Не из храбрых оказался человек, но ты отчасти его понимал. Никто не захотел бы сталкиваться с демоническим огнем в узком коридоре подземного хода.
- Я тут не так часто бываю, - ты позволил себе улыбнуться, чуть показав белые клыки. Убрав знак обратно в карман, ты  крепче ухватился за ткань. - Не знаю, что сказать, если кто-то будет спрашивать у нас больше.
Позабыв немного о том, что четкое "я" перешло в еще пока размытое "мы", ты зашагал вперед.
"Не очень хочу лишний раз разбрасываться именем Оза...Но если так случится, то придется".
- Только не жги, пожалуйста, никого больше, потом на меня пальцем покажут и наверняка скажут Озу, - ты добавил это очень тихо, будто все еще страшась имени Великого и Ужасного. Хотя на деле тебе бояться было нечего. - Вроде мы должны скоро выйти в большой круглый зал с развилками. Я прав?

+2

24

Какое-то время они с магом сверлили друг друга взглядами и созидатель этот бой проиграл, отвернувшись от невыразительных красных глаз демона. Натаниэль улыбнулся ему одной из самых очаровывающих улыбок, от которой мурашки выстраивались в три рядя, шествуя дружным строем по затылку. Стража заметно передернуло, он даже сделал движение, чтобы схватиться за предплечья, будто ему действительно стало очень холодно. Демон, заметив это, не упустил случая выразительно подмигнуть стражу, отправив вдогонку к этому еще и воздушный поцелуй.
- Обязательно встретимся в городе, творец. Поболтаем. Я жду не дождусь возможности более близко познакомится с твоими созданиями, - едва слышно проурчал ему вслед демон, вальяжно махнув ручкой.
Страж унесся, только его и видели, даже его скрипучая коряга прибавила ходу. Демон мысленно отметил, что они легко отделались, могло бы быть куда веселее.
Вновь поплыли однообразной чередой коридоры, анфилады арок, переходы и темнота.
- Слушай, ты ведь понимаешь, где мы? Хоть примерно. Я уже давно запутался и какое-то время назад был уверен, что вижу ту колонну в шестой раз. Мне немного неуютно под землей. Тут все на меня давит, я начинаю нервничать и срываться. Ничего хорошего это не сулит. Следующий, кого мы встретим, будет очень… горячим… короткое время.
  Демон ворчал, но на самом деле все не так и плохо. До приступа клаустрофобии было еще далеко, а воздух в подземельях действительно приятным не был. Но, на удивление, в некоторых коридорах было свежо, как снаружи. Там блуждал какой-то веселый морской сквознячок, дышать становилось легче.
- Ух, - невнятно выдохнул Натаниэль, потому что впереди действительно был тот самый зал, весьма красочный, монументальный. Демон даже замер, не решаясь покинуть то убежище, которое давал им коридор. Высокие стены похоже на внутренность глиняного колодца помещения уходили далеко вверх и терялись в темноте. – Вот это действительно…
Действительно что Натаниэль не знал, да и не важно оно было.
- Выведи уже нас, раз тут так небезопасно, - ворчливо отозвался демон.
Он шел вдоль стен, так и не решаясь выйти на середину комнаты с переходами. Сказывалась привычка, многолетний опыт. Рабам не позволяется занимать центральные места в помещении, если только они не развлекают господ.

+1

25

Довольно-таки тяжело ориентироваться, когда ничего не видишь и доверяешь вести себя едва знакомому демону. Тебе, в общем и целом, было все равно, какой расы твой проводник, однако это не умаляло интереса к его способностям. Черный хвост в нетерпении покачивался, и ты методично затыкал себе рот, чтобы не начать расспрашивать демона о его жизни там, наверху. Тебе казалось, что вы еще не в той степени доверия, чтобы рассказывать о себе какие-то факты, пускай даже и наиболее яркие. Возможно, все всплывет на поверхности немного позже? Ты не знал, сколько вам еще придется блуждать по катакомбам, пока...
Пока вы не дошли до того самого места. Ты узнал его, потому что воздух был совершенно другим, более свободным и насыщенным несколькими различными ароматами. В основном это были специи, названия которых ты никак не мог запомнить. И еще ты знал одно: за вам здесь наблюдают сами стены. Потому как стоило тебе выйти вперед, последовав призывам интуиции, по стенам что-то резко заскрежетало, задребезжало.
Не успев бросить демону еще одно предупреждение, чтобы он не вздумал ничего и никого сжигать, ты оказался под пристальным вниманием десятка глаз, а чуть позже и пестрых голосов, обсуждающих твое появление. Ты знал, что для них слиться со стеной, запрятав так же и все добро от чужих глаз, ничего не стоит.
- Йоннен? - человек, спрыгнувший прямо с отвесной стены, выглядел несколько потрепанным. Смуглая кожа его казалась еще более темной в полумраке помещения, а в левом ухе блестело три золотых серьги-колечки. - Что ты здесь делаешь? Вы с Тхармой договаривались...
- Но, как видишь, я здесь, - даже несмотря на то, что ты был слепым, во взгляде можно было разглядеть неприкрытый укор. К чему вопрошать, если ты находишься здесь и, по-видимому, никак не можешь быть одновременно на поверхности земли?
"Натаниэль...Я понимаю тебя, тебе тяжело здесь находиться, потому что все мы интуитивно стремимся к поверхности, на воздух. Мне тоже было очень тяжело, когда я впервые попал сюда. Возможно, сказалось, что я попал сюда в юном возрасте, когда мне уже стали доверять?"
- Ты привел к нам новичка? - другой голос раздался уже позади тебя, и ты чувствовал, что говоривший человек очутился не так далеко от оставленного тобою Натаниэля. - И кто он таков будет?
Ты повернул голову в сторону голоса и, взмахнув ладонью, жестом предложил демону подойти поближе, на свет. Если демон - мудрое существо, то быстро поймет, что в твоем обществе ему некого опасаться. Однако у тебя были сомнения, может ли вообще Натаниэль чего-то опасаться?
- Натаниэль, - ты во всеуслышание назвал его имя, чтобы у местных обитателей не было каких-либо опасений по поводу неизвестной личности. - И можно ли как-нибудь отправить нас наверх?
- О, так...
- Он чужак?
- Боюсь, что...

Ты нервно сглотнул тугой комок в горле, подозревая, что все это может окончиться не лучшим способом. Однако ты был готов пойти на многое, лишь бы отблагодарить демона за то, что он сделал.
- Ему придется остаться здесь.
"Негласный закон Стаи - отвадить чужака как можно скорее, чтобы он не раскрыл никаких секретов, которые хранит Стая испокон веков?
Нет, я этого не допущу".

Но на то, чтобы разработать примерный план действий, тебе явно требовалось больше времени, чем пара секунд.

+1

26

Ему всегда было сложно постичь искусство теней, слишком уж долго он учился выживать в иных условиях, когда нужно оставаться на виду и быть незаметным одновременно. Вероятно, если бы жизнь сложилась иначе, то и этому можно было бы научиться, в конце концов большинство рабов только и мечтают о том, чтобы оставаться незамеченными как можно дольше. Демон отдавал должное этим ребятам – двигались они просто прекрасно, и даже с первого взгляда было ясно, что это единый механизм, в котором нет ни одной лишней детали, и что даже огонь не успеет навредить им, если они решать убить его. Только подходить ближе Натаниэль не собирался. Он чуть улыбнулся уголками губ и склонил голову набок, рассматривая своего спутника, и почти игнорируя наличие других. Зачем давать себя рассмотреть получше? Эти ребята почти наверняка изучили его до последней ниточки на плаще и даже прежде, чем они вошли в этот зал. Но в этом был и тошнотворный запах предательства. Йон не о каких опасностях не упомянул, даже не намекнул. А было бы неплохо услышать заранее «эй, там по коридорам бродят разные маги, они будут просить сказать им пароль, а где-то еще и убийцы ходят, но все норм, я для них свой, а ты не убивай никого». Всего-то.
Натаниэль медленно засунул руки в карманы, стряхнув со своих ладоней съежившийся до размеров лепесточка огонек. Тот упал к его ногам и погас еще в воздухе, вернувшись туда, откуда и был призван.
- Я не против, - спокойно отозвался демон, доставая из карманов засахаренные конфетки. – Только интересно было бы уточнить, что значит «здесь». Это в этом круге, став его солью и костями? Или же под землей, в лабиринтах? Мы будем жить одной большой веселой семьей, да? Станем друзьями, да не какими-то, а самыми лучшими.
Он бросил в рот пригоршню конфет.
- Что скажешь, Йон? Хочешь стать со мной одной семьей?
Демон выглядел совершенно спокойным, даже немного сонным.

+1

27

Ты негромко фыркнул, почувствовав, как кто-то осторожно коснулся твоей ладони. Тем, кто обитал здесь, дозволено было многое, в том числе и касаться тебя. Однако сейчас ты чувствовал невыразимое желание оказаться от всего этого подальше. Не только потому что тебе не хотелось подвергать Натаниэля опасности, но и потому, что самому нужно было выбраться наружу. А сделать это в слепом состоянии весьма проблематично.
Да что и говорить, ты бы даже зрячим не сумел бы вылезти из Подземелий Чудес. Здесь было слишком много поворотов и коридоров, и рассчитывать в любом случае пришлось бы только на себя. Сейчас помощь разбойников и воров была бы как нельзя кстати...
И почему тебе казалось, что в данный конкретный момент времени они способны только помешать?
- Стать семьей? - раздался смешок откуда-то со стороны, по ощущениям, говорящий находился на каком-то возвышении. Возможно, он сидел прямо на стене или в небольшом углублении, похожем на внутренний балкон. - С какой стати мы должны принимать тебя в семью, чужак?
"О, все кончено...Они не отпустят его отсюда просто так, а какие аргументы могу представить я? Что еще мог сказать кроме того, что он...
Точно. Как я мог забыть?"

- Он спас мою жизнь. - произнес ты тихо, как будто бы боясь признать это в открытую. Но зачем скрывать правду, если она в любом случае рано или поздно всплывет? - Представляете, меня бы сейчас не было бы в живых, если бы демон не вмешался... Мне нужно отблагодарить его, а вы так встречаете моего спасителя?
Если бы ты мог видеть, то на твоем лице и в твоих глазах наверняка отразилось бы раздражение.
Но даже сейчас ты сморщил нос и попытался фыркнуть, как это порою делали дикие лисицы. Выказывая все отношение к ситуации, сразу говоря, кто и в чем прав, а кому бы следовало закрыть рот.
"Они должны послушать меня, потому что я не последняя личность в нашей Стае...Только их так много, и вряд ли найдется кто-нибудь, кто станет меня поддерживать...Да даже взять Натаниэля: он, кажется, и не против остаться здесь навсегда, только вот не знает он, что это означает.
Я расскажу..."

- Натаниэль, говоря "остаться", они имеют в виду твою смерть или - по меньшей мере - коррекцию памяти, - пояснил ты, хотя кое-что подсказывало, что демон все равно поймет это так. как ему будет нужно. Очень уж своевольный  это был демон, не больше и не меньше. - Ты готов забыть все, что произошло?
"И в том числе то, что когда-нибудь встречался со мной".
- У тебя есть те, кто тебя ждут там, наверху...Ты хочешь бросить это все?
Весь твой внешний вид выражал недоумение: уши расслабленно дергались, а хвост замер, даже и не думая шевелиться.  Ты устал прикрыл глаза, размышляя над тем, почему вообще уговариваешь едва знакомых демонов принять верное решение, и пытаясь понять, почему до сих пор не накатило очередное видение. Обычно они являлись куда чаще, чем теперь. Может, вот она - часть твоей судьбы?
Или же все намного проще, и тебе следует лишь подождать?
Чего?..

+1

28

Демон с самым серьезным выражением лица посмотрел на Йона, чуть высунул язык и пожал плечами.
- Когда ты так переживаешь за меня, объясняя это всё, то выглядишь очень милым. Может, еще один поцелуй поможет мне собраться с мыслями, что скажешь? – Он тут же рассмеялся, чувствуя как от одной это фразы напряжение вокруг растет.
Натаниэль не спешил пускаться в объяснения, раскрывая все свои мысли, но, кажется, тут у него просто не было выхода.
- Я понял, что именно они имели в виду, как только услышал их. Конечно, понял. Они хотят убить или подчинить меня – я согласен. Пусть. – Вздохнул он, потирая шею. – Только тебя этот ответ разочаровывает, да? Уже второй раз я не собираюсь бороться, что тебя только расстраивает. Ну, в этот раз у меня хоть есть время, чтобы объясниться. То, что нас встретили именно здесь, сам факт, что мы добрались именно сюда говорит о том, что эти ребята властвуют не только здесь. У стен тут не только уши. Они знали обо всем, что мы делали с самого того мгновения, как мы попали сюда. Все, до последнего слова. А если нет, то я буду крайне в них разочарован. Они вели нас сюда, ведь большую часть времени дорогу выбирал именно я, ориентируясь по запаху. Нет ничего проще, заставлять меня выбирать тот путь, который нужно. Нет ничего проще, подкидывать мне задачки, чтобы продолжать наблюдать. Выходит, они могли бить меня в любой момент. Даже в этой комнате я сделал несколько шагов, каждый из которых мог бы стать последним. По правде говоря, на их месте я бы так и поступил. Вначале – убил, после – договаривался. Но этого не произошло. Что это значит? Это значит, что есть возможность уйти. Правильно ответить на вопросы или что-то такое. Но я не знаю правильного ответа. Не понимаю даже, чего от меня хотят. То есть шанса почти нет. Значит, им придется меня убить. Я не из тех, кто предпочитает легкую смерть. Я вообще готов на все, чтобы смерти избежать. На что угодно. Унижаться, умолять, выполнять приказы, предавать. Не думаю, что от этого будет хоть какой-то эффект. Значит, просто сражаемся. Они посмотрели на мои способности чуть раньше, я ведь им показал. Тогда это будет либо очень быстрая смерть. Быстрее, чем я успею подумать. Или, если у них немного другие правила, я таки успею сделать хоть что-то. Может, умрёт кто-то помимо меня. Не ты, Йон, не волнуйся. Они защитят тебя даже ценой своей жизни, ты не успеешь пострадать. Но итог снова один – я умираю даже сражаясь. Тогда зачем? Пусть меняют меня, если им так хочется. Будто бы у такого существа как я есть хоть что-то, чем он имеет право дорожить. Нет у меня ничего, что не мог бы отнять хозяин. Даже воспоминания, а ведь помню я действительно много.
Если до этого в глухом колодце было напряженно, то сейчас воздух можно было резать ножом. Демон спокойно рассуждал о том, чего даже не знал и признавался, что продумал это все за несколько мгновений, приняв решение даже прежде, чем прозвучала угроза из уст вожака.
- Но все не так просто, верно? Когда ты переживаешь за меня и мою личность значительно больше меня самого, это подкупает и заставляет меня чувствовать свою вину. Ты не хотел бы, чтобы я сдавался, и мне придется унять свое любопытство, не пытаться узнать, как они поступят со мной, ограничиться лишь своим воображением в этом вопросе. Тогда мне придется договариваться. – Натаниэль вздохнул, мотнул головой и посмотрел прямо в глаза того, кто был ближе всех к нему. – Вы отпустите меня и не будете преследовать, потому что я верну вам то, что вы потеряли. Это хорошая сделка?

+2

29

"Милый?
Как он может думать о таких вещах, когда его жизни угрожает опасности? Не может же быть так, что Натаниэль ничего не боится, и даже пребывание в стане потенциального врага не заставляет его как-то изменить собственное поведение? Какими еще силами он обладает, раз может позволить себе нечто подобное?"

Ты негромко фыркнул, мысленно уже давно приготовившись к худшему. Ты не видел, что происходит вокруг тебя, однако в воздухе ясно чувствовался неприятный запах металла и какой-то гари. Это означало, что воины-защитники Подземелий Чудес готовы пустить в ход оружие, что совершенно тебя не радовало. Ты не хотел бы, чтобы они как-то навредили демону, несмотря на то, что фактически он был для тебя никем.
Чем больше говорил Натаниэль, тем больше ты понимал, что все это заранее было спланировало. Неужели здешние обитатели наблюдали за вами ровно с того самого момента, как вы провалились через вход в том сарае?
Немыслимо!
Тебя это даже чуточку злило: неужто они не могли прийти тебе на помощь, если знали, в каком ты положении? Если им не нравилось, что здесь чужак, они могли бы попросить его уйти раньше или попросту вышвырнуть, что при их способностях сделать было легко.
Люди приближались. Ты не знал, были ли среди них те, кто отличался от людей (таковых вообще в гильдии было немало), однако ощущал, что примерно их дюжина.
С таким количеством никто не сумеет совладать, если только не позвать на помощь власть, которая, все же, у тебя имелась.
Люди знали, что ты не простой лис, и что входишь в круг особых приближенных начальства.
- Ставишь нам условия в нашем же логове? - браво усмехнулся тот, кто стоял ближе всех к тебе. Ты почувствовал и услышал, как он приблизился и даже попытался взять тебя за руку и отвести прочь.
"Нельзя!" - со страхом подумал ты. "Если они хотят увести меня, то это значит, что непременно начнут вредить демону. А я обязан отблагодарить его, и к тому же, не все еще спросил!"
Благо, не видел ты, как сильно покраснели твои щеки от внутренних ощущения. Ты видел, что на тебя все смотрят, словно бы ожидая, что ты сделаешь.
- Все. Довольно. Никто его не тронет, потому что я забираю его к себе, - воскликнул ты, показывая из-под верхней губы аккуратные белые клыки. Так ухмыляться могли только подобные тебе, и это неизменно оказывало нужное воздействие. А в подтверждение своих слов ты еще и резко схватил демона за ладонь, подтягивая к себе. Все это представление и демонстрация силы начинало тебе постепенно надоедать. И хотя ты не был натурой вспыльчивой, сейчас тебе захотелось поступить именно так, а не иначе.  - Вам понятно?
Ты отвернулся куда-то в сторону, добавляя к своей речи едва слышное "выведите нас отсюда", и вскоре некто, взявший тебя за руку, повел цепочку из тебя и демона прочь.
Ты знал, что где-то здесь есть пространственный переход наверх, и главное, чтобы вас к нему вывели.
Всю дорогу до портала ты нарочито громко и недовольно сопел, демонстрируя, что сейчас никому из здешних лучше не задавать тебе лишних вопросов.

+1

30

Большую часть времени он хранил теперь деликатное молчание, проявляя немалую сдержанность и уважение к сноровке Йона. Кто бы мог подумать, что это сработает? Одного резкого рявка, оказывается, хватило чтобы разобраться с проблемами. И чего, спрашивается, он тянул? Натаниэль пропел себе под нос первую строфу «Лето идет», которое слишком хорошо ложилось на каждый шаг, и с удовольствием отметил, что один из сопровождавших сбил ритм движения.
- Ставлю условия. В моем городе. На моей планете, - он усмехнулся, поднимая голову к черному потолку подземелий. – А что не так?
Когда пришла пора разойтись, демон похлопал одного из сопровождающих по плечу и склонившись к его уху произнес:
- Мы оба понимаем, что это не конец. Найдете меня позже.
Тот напрягся, но кивнул, хотя движения его были полны песка.
До выхода оставалось всего несколько шагов, потому сопровождающие и остались позади.
- Как же плохо я влияю на всех вокруг, согласись? – Произнес Натаниэль, поглядывая на своего оставшегося спутника. – От «свобода» до «он мой» прошло только несколько часов, а ведь ты теперь по местным законам рабовладелец. Обошелся со мной, как с предметом, просто повесив свою бирку. Мне кажется, совсем недавно мы как раз говорили о том, что нужно бороться, быть собой и все такое, а тут вдруг такое. Ты уверен? Это же решение отменить нельзя. Взял себе, теперь придётся отвечать. Я уверен, ты думаешь, что я не настолько глуп, чтобы вновь сунуть голову в петлю. Но… неужели? – Он сжал его руку, проел большим пальцем по пальцам и поднес к губам. – Теперь твой. Наслаждайся. 
Демон не мог завершить все просто. Как минимум по той причине, что это было интересно. Что потеряли эти недотепы? Почему они смотрели на одно место в стене? Почему замерли, когда он сказал им это? Столько нитей, связей, что проходили мимо, за которые хотелось хвататься, тянуть на себя и рассматривать.
- Я найду тебя позже, чтобы ты мог вернуть им долг. Попытайся не забыть обо мне, ладно? – Чуть улыбнулся демон, проведя губами по тыльной стороне руки Йона. – А теперь – выход? Куда тебя отвести, господин?

+1


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Во тьме ночной, при свете дня