Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » альтернатива 18+ The point of no return


альтернатива 18+ The point of no return

Сообщений 31 страница 60 из 65

31

Элькалу не стал бы проводить аналогии и в самом широком смысле говорить об изменениях, подмечая каждую мелкую деталь. Помнил он действительно далеко не все, чтобы судить. Только то, что было для него важно. Был ли малыш-принц когда-то настолько же уверенным, знал ли он чего хотел? Конечно. И он учился диктовать свои условия, учился языку тела, учился демонстрировать свои желания, даже на расстоянии, даже будучи снизу. Натаниэль сам замечал его знаки и реагировал на них. Движение плечом – поцелуй. Поднятая голова и выгнутая спина – резче и сильнее. Так они привыкали друг к другу, но многие знаки, принятые между ними с годами свою актуальность утратили.
«Я сказал – закрой глаза» - рыкнул он, скаля зубы.
Длинные волосы Альмалику растрепались по спине, и рука Элькалу легко дотянулась до них. Он схватил в охапку алые локоны и сжал их в кулак, потянул назад, приподнимая таз, резко входя в любовника. Теперь демон наполнил свою память темнотой, из которой приходили прикосновения, что таяли бархатными бисеринками пота на коже. Это были недостаточно сильные чувства, но тело, возбужденное и горячее, реагировало и на это, разделяя все ощущения между ними. Элькалу знал, где будет следующее прикосновение, будет это лед или ладонь, насколько сильно и резко, но Альмалику этого знать не мог. Остаточные ощущения, воспоминания из прошлого делали его тело чувствительнее к настоящему. Его темнота были неизвестностью, когда он не мог угадать, обрушиться на него нежность или страсть.
«Лесть? Что такое лесть? - сжимая его соски и корректируя свои воспоминания, проник в мысли демон. – А то ты не помнишь, как выглядел, когда видел себя в зеркале? Или ты и зрением хотел бы поменяться, чтобы увидеть себя?»
Он в который раз удивился тому, насколько теперь его тело совершенно отвечает запросам Повелителя. Задние ноги теперь были достаточно мощными, чтобы удержать на весу тело Альмалику, если понадобиться или же погодя отбиться от врагов, разрывая их бритвенно-острыми когтями, упираясь в землю крыльями. Но пальцы на руках, длинные и изящные, заканчивались короткими вполне обычными ногтями, что могут оставить на коже даже при сильном нажиме едва заметные алые лунки. Идеальная игрушка. Идеальный убийца. Не более.
«Хватит молчать! Где твой голос? Зачем ты лишил меня, его и сам молчишь? Ну же» - он положил ладони на бедра Альмалику, сжал его и несколько раз двинулся, резко приподнимая таз.      [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+5

32

Тьма всегда была их давним другом. Ее пора пришла почти сразу.
Секс и темнота были связаны, как небо и земля, и зеркало...оно действительно всплывало в памяти Кристиана однозначным образом. Он видел, каков он. Знал, насколько восхитителен и привлекателен для других. Запоминал, как двигаться так, чтобы вызывать наибольшее желание, дразнить, доводить до пика. Но кто сейчас кого дразнил?
"Даже сейчас, когда я стал твоим Повелителем вновь, ты продолжаешь командовать мною? Были бы мы в других условиях, халу, я бы отрубил тебе голову за подобную дерзость..."
Движение руки Элькалу не оставило Альмалику равнодушным, он гортанно зарычал, пользуясь силой своих новых связок. Старые бы однозначно не выдержали подобного напора, иссохнув прежде, чем успело бы вылететь хотя бы слово. Его тело начинала охватывать приятная дрожь, и каждое касание, доносящееся из внутренней ласковой, бархатной тьмы, поднимало внутри все новые грани эмоций. Кристиан не знал, что умеет испытывать их так ярко и так сильно.
- Совершенство, - выдохнул Альмалику, проводя когтями по чужому телу, оставляя яркие кровавые борозды. В отличие от Элькалу, у принца были когти куда более существенные, предназначенные для того, чтобы разрезать и калечить. Но не для таких ласк. Или?.. - Ты так же восхитителен, как я. Ты был таким раньше, но теперь...Теперь...
Звук сорвался в стон, надрывный, протяжный.
Элькалу по-прежнему был очень большим, и как было запретить себе думать об этом? Мысли рвались на картинки, ведь теперь Альмалику в действительности хотелось все видеть.
Он не закрывал глаз.
Он жадно хватал губами воздух, наращивая темп и настойчиво игнорируя проблески боли.
Это было не похоже на рычание. Не было и стоном, от которых в прежние времена кружилась бы голова.  Это что-то среднее, кружившее голову лучше всякого вина.
- Ты...ооооох...ты чувствуешь...то же...
Кусать губы в кровь, чувствовать металлический привкус во рту, двигаться быстрее, резче, разрисовывая кровавыми узорами его тело.
- Да...
Сплошной поток мыслеформ заполонил сознание.
Грани безумия, которые никто прежде не видел и не думал в принципе, что они существуют.
- Да, Элькалу, еще больше...
Горы впитали бы эти крики на долгие века, запомнил бы воздух, наполненный страстью, что происходило между ними. Крупные  капли пота медленно сбегали по спине и груди, смешивая с кровью и заставляя тело ужасающе блестеть.
- 'Iinaa ahbk...
То был уже крик.
Бесподобный и восхитительный в силе своей.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

33

море обнимет, закопает в пески
закинут рыболовы лески
поймают в сети наши души
прости меня моя любовь

Он узнал его, когда и узнавать то было нечего. Самовлюбленный резкий мальчишка, слишком плохо знающий себя, слишком скудно понимающий мир вокруг, жадный до всего нового, порочный во всем. Тогда он был похож больше на кусочек глины и был таким же податливым в умелых руках, таким же грязным и липким внутри и снаружи. Прежде, чем демон успел понять, они уже были намертво повязаны, «повенчаны» если угодно, общими секретами, общей страстью и общей извращенной натурой. Уже через несколько недель Натаниэль не мог бы сказать, где заканчивается он сам и начинается мальчишка, где приобретенные черты характера, а где изначальные, что были всегда. Но это не казалось противоестественным, не тяготило никак, да и уходить не хотелось. Убить иногда хотелось паршивца мелкого, факт. Но уходить - нет. 
«Отрубить не можешь? Так возьми и забодай!» - бросил он прямо в голову Альмалику почти агрессивно, выгибаясь, хватая его ладони.
Теперь он мог лишь хвататься за голос Повелителя, следовать за ним, как за единственной путеводной звездой, потому что чувства слишком сильны. Демона захватило с головой, потащило на самое дно глубочайшего моря, да так, что дышать как позабудешь. Это чувство было ему знакомо, оно действительно походило на то, как чувствуешь себя под водой. Что это? Почему его топит с головой? Элькалу захотел остановить его, прервать эту пугающую связь любым методом, но позабыл о том, что лишен голоса. Он раскрыл рот и из горла вырвалось низкое жуткое хрипение, словно сдавленный хрип ночного зверя, которому по глазам полоснул нежданный солнечный луч. Элькалу ничего не мог поделать, его будто подхватило морское течение и тащило по камням, к берегу, чтобы бросить там, искалеченного и оглушенного.
Страшные эмоции. Сильные.
Демон выгнулся, повторяя движение Повелителя в последний раз, и упал на камни, не чувствуя боли. Медленно начинало приходить осознание, неуверенное и неловкое. Элькалу протянул руку к горлу Альмалику и промахнулся, царапнул только лишь кожу, пришлось повторить. Негнущимися пальцами он сжал горло Повелителя.
«Что… ты сделал со мной… - тяжело дыша, выплюнул он, чуть шевеля губами вслед за мыслями. – Ты… ты издеваешься! Это была ловушка. С самого начала…»
   Да, это больше всего походило на плохую пародию, гениальную и совершенно несмешную, пародирующую его чувственные игры.
Он не помнил когда впервые понял, что этот поганец просто и совершенно искренне влюблен. Чужие чувства находились всегда вне его тела, потому и не беспокоили. Демон мог показать «любовь», но не знал что это такое. Демонстрация раздавила его полностью. До конца. Об камни, да посильнее, посильнее. Элькалу положил руку на глаза, но не успел скрыть той постыдной влаги, что пробежала быстро высохшими дорожками на камни.
«Это слишком для меня. Исчезни» - это уже не походило на мысль, скорее на желание. [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+5

34

Конечно же, все, как и всегда. Увлечение, желание страсть. Как только было концентрироваться на своих чувствах, когда теперь в твоей голове жили и другие? Вернее, не жили.
Это были его чувства, только его, безраздельные. Чувства Элькалу?
Они есть?..
Кристиан вгляделся в сильнее - его очень пугала та безликая пустыня, которую изначально показал ему демон. Теперь никто не мог скрывать что-то, весь внутренний мир был, как на ладони. И с силой признаний все стало только ярче. Это нужно было сделать давно, почему только решительность подошла к нему именно сейчас? Почему не раньше?
"Нет..."
Хлесткое, горячее, такое уродливо-однобокое.
Такое же, как показал ему Натаниэль. Такое же, какое должно было прозвучать после его внезапного исчезновения из жизни принца. От этого Кристиана до сих пор выворачивало наизнанку и, приземлившись на две ладони, нависнув над демонов, Альмалику негромко зарычал, обнажая клыки.
"Нет-нет, не смей так говорить. Даже думать о том, что я загнал тебя в ловушку, не смей.
Это.Не.Ловушка.
Это мое. Истинное.
Если раньше ты не понимал, то теперь наконец-то поймешь, что я чувствовал. Поймешь, каково это. Ты будешь чувствовать до самого конца. Одна голова на двоих, понимаешь? Я никуда не исчезну, и ты...тоже будешь жить вместе со мной".

Ему не хотелось верить в то, что демон своим таким неосторожным словом отверг его. Признание, которое не способен был Альмалику выбить из себя долгими месяцами и годами, теперь, наконец, обрело свободу, растворившись с облачком пара в прохладном пустынном воздухе. И что же? Демон поймал его, растоптал и закопал глубоко в горную породу, расцарапывая камень длинными когтями.
" 'Iinaa ahbk...
Это правда.
Не понимаю, чего я боялся, а хотя нет - понимаю. Я боялся, что ты не поймешь и не примешь этого. Кто ты, а кто я? Теперь мы куда ближе, чем раньше, и я уже ничего не боюсь говорить тебе, могу действовать без оглядки на то, что скажут другие"

Губы коснулись щеки Элькалу, словно зацеловывая следу от слез
- Я никогда не видел, чтобы ты плакал,... - негромко признался Альмалику, стараясь, чтобы в голос его не закралось ни малейшей интонации разочарования. - Ты уже однажды разбил мне душу, когда ушел. Я, наверное, должен сейчас извиниться за то, что сказал или сделал неправильно для тебя. Элькалу...
Демон уселся на каменную поверхность, притягивая к себе бывшего своего раба и сжимая его в мягких объятьях когтистых рук.
- Просто не говори, что ничего не чувствуешь. Солги. Как ты это делал раньше?
Кристиан прижался щекой к щеке демона и вдруг резко отвернулся.
"Иначе я буду вынужден кормить тебя своими эмоциями каждую ночь.
И каждый день тоже..."

О, как же легко было позабыть на миг о том, что твой разум - больше не твой.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+5

35

От его прикосновений становилось больно, все горело изнутри, и демон уже не мог понять, чьи эти чувства, кто и что за ними скрывает. Оба они были детьми, заигравшимися с новыми способностями, от чего теперь страдали.
Элькалу чувствовал себя опустошенным, как никогда уязвимым и одиноким.
«Подонок» - подумал он, снова позабыв о том, что мысли теперь видны обоим. Это было глупо, опрометчиво, но боль делала его таким.
Демон снова понял, каким-то своим неуловимым звериным чутьем осознал, что Альмалику раскрыл свои чувства в последней безбрежной надежде дотянуться до него, найти отклик, пусть самый маленький и спрятаться в нем, укорениться не в голове, в сердце.
«Безнадежен» - снова пробежала вопреки желанию мысль, которую следовало бы скрыть.
Нет, чтобы не кидаться обрывками, придется озвучивать всё, как есть.
«Я не такой, как ты. Ты не заставляешь меня гореть, терять голову и ждать встречи. Но я сделал для тебя всё. Я обещал тебе мир и дал его тебе. Я научил тебя жить мною, дышать мною, думать как я. Я нашел тебя в той темноте, самом жутком и потаенном кусочке твоего разума, нашел таким, какой ты есть сейчас и вытащил. Я научил тебя видеть смысл, искать причину у каждого поступка, управлять своими эмоциями и лгать. И я дал тебе величайшее сокровище, что есть во вселенной – любовь. А теперь ты, прямо перед моим лицом, просишь меня солгать? Можешь – сделай тоже. Не можешь – исчезни. Ты знаешь, я слов на ветер не бросаю. Топи меня чувствами или не топи, я найду способ, исчезну, растворюсь, распадусь на такие осколки, что никогда тебе не найти. И это еще не самое жестокое, на что я способен. Ты ведь мне веришь, я знаю. Освободи меня. Прямо сейчас. Проведи этой дорогой. Привяжи к себе навсегда. Умеешь? Не боишься? Научи любить, раз знаешь, что это»
Он пихнул его ладонью в грудь, но вышло совсем слабо, пальцы скользнули и демон глухо заворчал. Как же больно было не чувствовать того же, что ощущал Альмалику. Он посмотрел ему прямо в глаза и, через силу и боль, прошипел едва слышно:
- От-пус-ти, - и одно это слово стоило ему такого напряжения, что на лбу снова выступили капельки пота.
Его руки сжались в кулаки и снова попытались отстранить Альмалику.
«Мне больно» - очень слабая, едва заметная непрошеная мысль, которую не успели поймать, скрыть, задушить. [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+5

36

Когда умру, не станет он грустить,
Не крикнет, обезумевши: Воскресни!
Но вдруг поймет, что невозможно жить
Без солнца телу и душе без песни.

Удар.
Затем еще один.
Сколько же будет их, этих болезненных ударов, прежде, чем Альмалику покачнется в сторону и упадет на острые скалы, превратив тело в изобилие кровавых росчерков. Сколько еще ему ждать таких подводных камней? Сколько?..
"Это я-то - подонок?"
Тьма и злость поднималась в душе, накрывая тело, закрывая глаза кровавой пеленою. За все эти годы темнота и порочность Кристиана стали только сильнее, оставалось совсем немного, чтобы они завладели разумом полностью, отрезав его от того, кем он был когда-то. Выкидывая большую часть собственного прошлого, принц пытался оставить то важное, что еще могло пригодиться ему в будущем.
Но выходило хреново.
"Это я-то - безнадежен?"
Альмалику возвышался над Элькалу, вытягиваясь, казалось, намного больше собственного роста, становясь визуально крупнее и угрожающе? Это было отличное свойство в нужные моменты. Он был зол, но не позволял эмоциям управлять собой, как это было раньше. То, что сейчас содержимое его головы не принадлежало только ему, заставляло сдерживаться, но...не только это.
Он был поражен. Обескуражен. Сбит с толку.
Разве возможно столько всего чувствовать одновременно? Как оказалось, да. У Натаниэля было столько всего - всегда было - и сумел бы принц дать ему сейчас достойный ответ? Дать то, чего хочется демону?
- Нет.
В который раз за сегодняшнюю ночь прозвучало отрицание? Принц чуть потянулся, обхватывая демона сзади спины, подтягивая к себе.
- Не пущу. Никуда не отпущу, - Альмалику сжимал Элькалу сильно, но давал тому возможность полноценно дышать. и двигаться. - Этот мир и следующие будут у моих ног, и переворачивать их я буду для тебя. Мало? Что же...
Альмалику приподнялся, не выпуская демона из объятий.
- Ты меня отвергаешь потому что не знаешь, что такое "любовь". Я покажу ее тебе. Сделаю ее для тебя. Я смогу. Я превращу твою боль в нечто прекрасное. Больше не будет больно.
И Кристиан бы действительно сумел.
Как однажды обещал ему Натаниэль: больно больше не будет.
Или врал, что сумеет, как сам просил того у демона?
- Если нет, то...
Альмалику смотрел прямо на демона, так, кажется, ни разу и не моргнув за все время своей речи.
- Я буду завоевывать тебя. Снова  и снова. Бросать к твоим ногам звезды и миры. Сотня "нет" не остановит меня. И тысяча - тоже. Ничто и никто не остановит.
"Даже моя боль. Даже моя кровь!"
Наконец, Повелитель выпустил Слугу из объятий, разворачиваясь и приглаживая растрепавшиеся волосы.
Слишком горячо. Мысленный щелчок, с которым отпускается магия, и голове Натаниэля больше не улавливала мыслей и эмоций. Насколько этот эффект, Альмалику не знал, но считал, что это самый нужный сейчас подарок для них обоих.
- Здесь становится холоднее, халу, - обернулся Кристиан через плечо, поджимая губы. - Пойдем. Будем согреваться.
"Еще больше..."
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

37

Когда море отхлынуло безвозвратно, он ощутил неловкую пустоту там, где только что было нечто большее, чем простая привязанность.
«Маленький храбрый ребенок, так ты жил со всем этим всё это время, или ты скрывал это, чтобы только показать мне сейчас? Отважный глупый ребенок» - брезгливо стирая с лица остатки слез, подумал демон. Ему было жаль этих чувств, которые столь неосторожно оказались в его грубых злых ладонях. Натаниэлю хотелось бы, чтобы они были вручены кому-то другому, кто смог бы оценить их красоту и найти в себе силы протянуть их обратно. Помнится, это тоже была одна из тех причин, по которым он больше не мог находиться рядом с принцем.
И всё же, Кристиану стоило послушаться своего раба и тогда, и сейчас. Отпустить.
Но демон, каким он был сам по себе, сегодня и всегда, никогда никого не отпускал, даже уходя «навсегда». Ему было бы скучно, если бы за ним не пришли, если бы его не добивались, если бы хоть что-то не изменилось в этой проклятой пустыне, в лагере ничтожных и скучных недоделок, брошенных на краю мира. Элькалу вновь и совершенно привычно отмечал, что «вышло даже лучше, чем предполагалось». Ему не терпелось посмотреть на то, как изменится мир, который ему уже наскучил.
Он скользнул вперед, цепляясь за каменные выступы крыльями и вырос на пути Альмалику. Кончики пальцев пробежались по скулам, прикоснулись к губам, чуть припухлым и чувственным, легли на широкие плечи. Демон поцеловал Повелителя не закрывая глаз, наблюдая за каждой его реакцией. Никакого великого значения в этом не было, он просто делал то, что хотел. Всегда только то, чего ему хотелось.
«Слушал бы ты меня, сделал бы всё быстрее и легче. Неужели ты хоть когда-то пытался кого-то добиться? Пробовал запоминать то, что нравится и что не нравится, пытался угадать мысли, пытался сделать что-то не хорошее, но лучшее для кого-то? Если да, то насколько осознанно? Можешь повторить? Тебе нужна моя помощь? Хорошо, нет. Справляйся сам. Но могу помочь тебе хоть немного. Я буду заботиться о тебе и скучать, чтобы ты видел, чтобы повторял. Не уверен, что ты осилишь, но вот тебе мой подарок, такой редкий и от этого наиболее ценный: даже когда ты не слышишь меня, я беседую только с тобой. Очень надеюсь, что тебе хватит терпения, настойчивости и мозгов это обнаружить!»
Элькалу вдруг разозлился, потому что он был более чем уверен, что не хватит. Вслед за злостью пришло благодатное трепетное облегчение, найденное в одной только коварной мысли о том, как мучился, и будет продолжать страдать Альмалику. «Заслужил» - приятным теплом растаяла мысль.   
Некоторые вещи оказались испорчены безвозвратно, другие куда-то запропастились. Демон подбирал свои тряпки задней когтистой лапой, подносил их поближе и раздражённо отбрасывал. Он приспосабливался к изменениям слишком быстро, новые возможности тела оставались для него неосвоенными лишь первые несколько минут, теперь же Элькалу знал если не все, то очень многое о себе. Оставшиеся тряпки были использованы для того, чтобы обтереться, да и не более.


В домике, который занял Повелитель, было темно, но можно было разжечь камин. Между ними всё еще была тишина, которая перестала беспокоить демона слишком быстро. Он свернулся на звериных шкурах прямо на полу, перед огнем, сложив свои тонкие черные крылья, обвив хвостом ногу Альмалику и держа его за руку. Это снова было то, что ему хотелось делать. Теплая дрема завладела расслабленным телом, треск хвороста звучал в тишине мыслей.    [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

38

Это ли не то, что нужно каждому живому существу - забота?
Глядя в прошлое, Альмалику мог бы с точностью сказать, что заботы в его жизни по отношению к нему хватало всегда. Постоянно рядом находился кто-то, кто заботился о нем. Сначала - отец. После - учителя. Еще дальше - сестра. Но демон всегда находился где-то...над всем этим.
И сейчас, еще по дороге к дому, Альмалику осознавал постепенно, что все совершенно не так, как было раньше.
Он теперь мог слышать, о чем думает его прекрасный демон.
И если ему хочется, чтобы его добивались, чтобы завоевывали - это случится. Кристиан сомневался, что когда-нибудь такое с демоном случалось, ведь обычно это он угадывал желания господ, пытался под них как-то подстроиться, угодить. Теперь же все изменилось, и теперь Альмалику вдруг захотелось сделать что-то подобное для Натаниэля. Нет, он и раньше давал ему много всего, но спрашивал ли он, достаточно ли этого по-настоящему?
Сейчас все его прошлые подарки казались такими смешными и нелепыми, что впору было бы сгореть от стыда на месте.
Но тем, перед кем должны склоняться миры, негоже так себя вести.
Нужно продолжать смотреть вперед.
- Раньше это место не казалось мне таким уж уютным, - честно признался Альмалику, чуть вытягиваясь поближе к очагу. - Элькалу, ответственность за тебя теперь на моих плечах, так что ответь...
Демон старался говорить как можно тише, свободной рукой поглаживая кожу головы возле рогов возлюбленного. В разум ненароком закралась весьма дурная мысль: а будь Натаниэль без рогов совсем, был бы он хуже внешне или наоборот лучше? Глупо, конечно, судить по внешности, но принц в любом случае демон нравился в любом обличье.
- Что бы ты хотел?
"Что я мог бы дать тебе? Кроме себя самого? Кроме моих чувств и мыслей?"
Пальцы мягко коснулись лба демона, убирая выбившуюся черную прядку.
- Я всегда давал тебе мало и никогда не спрашивал. А сейчас спрашиваю. Прежде, чем я подарю тебе этот мир, чтобы ты хотел? Для разогрева. Тебя ведь невозможно разгадать, халу, ты ведь и сам это знаешь.
"Тебя всегда слишком много.
Ты всегда слишком незаметен.
А сейчас - все слишком напряженно".

Осторожно, насколько позволяло ставшее массивным тело, Альмалику скользнул в сторону, мягко переворачивая демона на живот и усаживаясь рядом. Пальцы скользнули вдоль позвоночника Элькалу, мягко надавили чуть ниже крыльев. Прислушиваться к чужим желаниям было явно в новинку, но именно с них и нужно было начинать, если хочешь, чтобы мир тебе отдался.
Мир в глазах Элькалу.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

39

Элькалу перекладывал свои черные тонкие крылья с одной стороны на другую, складывая их вдоль своего тела. Он был осмотрительно деликатен в своих движениях. Кожистые крылья не были созданы для полетов, они не могли создать достаточно сильного воздушного потока, чтобы поднять в воздух тяжелое тело демона, и пользоваться ими по прямому назначению он мог лишь для планирования. В остальном же это было очередное желание неугомонного Повелителя.
«Я думаю, нужно будет научить тебя спать на одном боку, на левом. Чтобы ты не переломал крылья и не мешал их перемещать. И я теперь знаю, к какому виду демонов отношусь – горгульи. Хотя, я всегда любил темные пещеры, длинные коридоры, мертвые замки и треугольные резные крыши. На этой планете никогда такого не видел» - разнеслось в голове вместе с теплом от огня.
Демон потянулся, приподнялся и положил рогатую голову на колени Альмалику.
«Мне странно и неловко смотреть на твои метания. Ты пришел ко мне, бережно неся через годы признание, которое не мог вымолвить и не можешь до сих пор, стыдливо прячась за какие-то причины. Ты хранил его в себе, прятал и ждал. Ты передал его мне, вручил насильно. Но, знаешь, когда ты кого-то любишь, что хочешь не просто быть рядом, ты хочешь всё знать. Ты собираешь информацию, ты запоминаешь, что нравится и не нравится, ты ищешь чем порадовать, каждая крупица знаний для тебя как праздник. Я не был закрыт перед тобой. Скажи, что же ты собрал обо мне? Что узнал? Чем ты можешь меня порадовать? Я не принимаю твоего признания. Не верю в него. Откуда мне знать, что ты знал меня, что тебе понравилось что-то от меня настоящего, а не моя покорность? Не отражение твоих собственных эмоций? Я снова даю тебе урок. Снова помогаю, раз тебе так хочется. Наблюдай за мной, не меняя. Смотри на меня. Изучай и запоминай. Найди настоящее. Это возможно сделать самому, я знаю. Но если тебе снова будет нужна моя помощь, мои рассказы и ответы на вопросы – спрашивай, так и быть.»
Элькалу чуть помедлил, прикидывая в уме варианты. Он поднялся, давая руке Повелителя скользнуть по своей спине и сел рядом с ним, достаточно близко, чтобы соприкасаться с ним голыми плечами.     
«Начни сначала» - чуть улыбнулся демон.
- Привет, - низким охрипшим голосом прошептал он. – У тебя будет что выпить за знакомство?
Демон потянулся вперед, провел раскрытыми губами по шее Альмалику, запечатлев поцелуй у ключицы.
«Наверное, на знакомство в твоем понимании не очень похоже, но я решил его немного украсить» [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

40

Темные пещеры  и мрачные замки.
Неплохое начало, и первая мысленная пометка в голове. Мрачные замки. Принц не мог бы назвать свой замок в столице мрачным, ведь только некоторые комнаты с натяжкой можно было таковыми признать. Самым мрачным, конечно же, было подземелье, о котором среди народа ходили совершенно жуткие слухи. И вполне обосновано, потому что это были родные коридоры самого палача. Поговаривали даже, что леди палач оттуда и вовсе не выходит, но...
Теперь уже это все так неважно.
"Все дело в том, что я не сразу начал осознавать, что именно чувствую к тебе. Влюбленность, она ведь...всегда проходит. Я не знал, как к этому всему относиться. Не мог разгадать, да и не собирался отгадывать, что в тебе настоящее, а что ты делаешь потому, что стремишься мне угодить.
Я мог бы сказать, что тебе нравились те безделушки, которые я тебе дарил. Из этого я делал вывод о твоих вкусах. Ты любишь яркое. Цветное. Будоражащее воображение.
Да ты и сам всегда будоражишь воображение".

- Ты не был...таким уж покорным. Прости, но первое время я действительно сравнивал тебя, - Альмалику дернул плечом, чувствуя, что в нем уже мало сил на то, чтобы что-то утаить или не высказать. Нет. Сегодня все начистоту. - И чем дальше - тем больше я понимал, насколько ты особенный. То, как ты держался, что делал, как говорил и обращался со мной и другими - может быть, это и была успешная игра. Но я не смог бы придумать того, что именно полюбил в тебе. Узнать тебя?
Альмалику улыбнулся, позволяя внутреннему теплу от мягкого касания губ расползаться по телу. Касания демона всегда вызывали такие искры, и их нельзя было утаить.
"С первой встречи.
Ты никогда не боялся меня, как остальные. Какая уж здесь покорность. Выходит...уважение? Страх или уважение - или что-то третье?"

Принц поднялся, в несколько маленьких шагов преодолев расстояние до ближайшего угла. Выудив из-под кучи какого-то барахла еще не успевшую запылиться бутылку из темного стекла. Написано на ней было очень неразборчиво.
- Караванщики пьют это холодными ночами, чтобы согреться. Не королевское вино, но пить можно, - пояснил Альмалику, протягивая Элькалу заблаговременно откупоренную бутылку.
Крепко, очень крепко вложил ее в ладони демона, чтобы тотчас же прижать к себе, обхватив  за спиной когтистыми руками.
"Я не знал, что найду тебя. Не знал, что снова встречу.
Но никогда не посмел бы забыть то, чем ты жил".

Ладонь застыла чуть ниже подбородка демона, провела ниже, к впадине между ключиц.
"Ты столько раз заострял свое внимание на этом. И я разглядывал твои следы - здесь их было всегда больше всего. Шея, ключицы, плечи. По-настоящему нравится, я знаю".
- И еще. Я знаю, что еще ты любишь - даже сейчас. Звук своего голоса, - Альмалику на миг закрыл глаза,  концентрируя вибрирующий энергетический поток в кончиках пальцев на пронзенном прежде ножом горле.  - Я тоже люблю его. И никогда не забывал.
Альмалику коснулся  губами лба Элькалу.
"Ты всегда был самой яркой звездой.
Смеющийся в лицо опасности и смерти. Мощный. Харизматичный. Прекрасный. Я восхищался тобою, и восхищаюсь сейчас."

- Но да.
Отстранившись, Альмалику с плохо скрываемой грустью поглядел на демона.
- Я знаю очень мало.
Ведь за собственным светом так тяжело углядеть чей-то еще.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

41

Элькалу скорчил недовольную гримасу и пожал плечами.
«Я же дал тебе шанс начать сначала, но ты снова портишь все мои планы с легкостью самовлюблённого безумца, привыкшего слушать только себя. – Подумал демон, отбирая бутылку с вином. – Я понимаю. Тебе нужно обсудить со мной всё. Вспомнить. Получить доказательства. Что же. Ладно.
Мне нравятся твои подарки. Нет, не в прошлом времени, они мне нравятся и сейчас. Они были мне нужны, чтобы ты видел меня, искал меня взглядом в любой толпе и неизменно находил, чтобы ты понимал – я ношу их, я сверкаю совершенно пошлым блеском, недоступным многим господам, не то что рабам. Знал бы ты, как сложно было мне это носить. Сколько проблем. Сколько бед. Но я должен был удерживать твое внимание на себе, потому оно того стоило. Тычки в спину, испорченная еда, злые языки. Я не мог от них скрыться, дворец маленькое место. И при этом я должен был быть рядом с тобой. Но это были хорошие подарки, я их ценил пока они у меня были, но расставался без жалости когда было нужно. Значительно более ценным было другое, что ты делал сам, по собственному желанию. Этого никто не видел и не мог отнять у меня. То, что ты делал сам. Как ты сам хотел прикасаться, ласкать, гладить, что делать своим языком и ртом. Я этому тебя не учил и не просил.
Я изучал тебя, искал самые слабые места, я учил тебя, пока ты был готов учиться. Я вкладывал в тебя, терпеливо, день за днем, множество знаний, все то, чему никогда не учат старые учителя. Я давал тебе то, о чем ты не знал, но что тебе было нужно. Ты предавал меня, ты забывал меня, ты оставлял меня, а я начинал сначала.
Что ты можешь сделать для меня? Какие подарки преподнести?»
Демон посмотрел бутылку на свет, повертел в руках.
«У нас было время, когда я был спокоен и мог наслаждаться тобой. Мне нравилось много чего, что я делал с тобой. Это было прекрасно. И ты был прекрасен. Потому я не смог принять изменений, не стал смотреть, как все рушиться. Меня приучили не привязываться. И как бы я не любил свой голос, я не могу переживать за то, что его больше нет. Привык. У меня отнимали все, чем бы я не дорожил. Даже если ты уверен, что у тебя ничего нет, обязательно можно найти, что отнять. Снова и снова. Такова моя жизнь»

Элькалу сделал долгий глоток, задумчиво глядя на Альмалику.
«Твое тело не такое хрупкое и тонкое, как раньше. Я не смогу держать и обнимать тебя. Но ты все еще не знаешь себя. Своих возможностей. Тебе все еще нужен проводник. Не хочешь оставить мне возможность изучить тебя?» - проводя пальцами по плечам Повелителя, подумалось ему.
На долю секунды демон передал свои намерения одним образом – вино, текущее по телу и губы. [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

42

"Сияя, словно звезда - для меня?"
Альмалику удивленно посмотрел на демона, пытаясь отыскать тайный смысл в его словах. Все, казалось, было таким простым, однозначным...Так зачем же копаться в этом, стараться отыскать что-нибудь дополнительное? Неправильно. Неверно.
Ему нужно было просто наслаждаться тем, что есть у него, и не спрашивать о чем-то еще.
Кристиан ведь действительно не мог знать, что когда-нибудь отыщет Натаниэля, что заговорит с ним и...снова сделает своим Слугой. Но было ли он сейчас таким же, как и  прежде? Что-то незримо изменилось в них обоих, и от этого голова принца начинала пухнуть от вопросов. Как и где жил Натаниэль? Чем занимался? И почему ни разу за все это время так и не дал о себе знать, если...чувствовал что-то?
И лишь недавно демон сам дал ответ на этот вопрос.
Если хочешь понять, чувствую ли я - добейся этого. Вытащи наружу. Завоюй.
Десять лет на Кинмоку не было войн. Десять лет все было относительно спокойно, за исключением некоторых локальных стычек и нападений на пустынные караваны.  Сегодняшняя война должна была стать началом чего-то нового. У принца только так, и никак иначе. Если война, то планетарного масштаба. Если мир, то в чьих-то глазах.
Завороженно Повелитель смотрел на Слугу, вспоминая тот мальчишеский восторг, который поглощал его душу всякий раз, когда перед взором оказывался верный демон. Было ли что-то подобное сейчас? Было. Только другое. Больше. Сильнее. Нечто куда более страстное и огненное, чем прежде.
"Я знаю кое-что, чего нельзя отнять".
Пальцы мягко - насколько это позволяли сделать когти - сжали подбородок демона, чтобы  затем провести по нему языком, остановиться на губах, слизывая застывшие алые капли.
- Если...таково твое желание, то да, я постараюсь его выполнить, - тихо сказал Альмалику. - Но я не могу отказывать себе в возможности изучить и тебя...
"Ты говорил, что тебе нравилось то, что я делал с тобой, что хочу. По-настоящему.
Когда-то я не умел быть мягким. Может быть, эти изменения пойдут мне на пользу? Теперь я смогу обнимать тебя, и даже носить на руках."

Это делал он и раньше, да только по необходимости. Сейчас возникшее желание заставило подтянуть к себе Элькалу за талию, уложив рогатую голову себе на грудь.
"Я помню, ты как-то рассказывал, что у каждого есть особенные, чувствительные точки", - с потоком мыслей его губы двинулись к мочке уха, чуть поддевая ее клыками, чуть позже переходя на шею и оставляя чувственный поцелуй. "Будет любопытно, если сейчас некоторые совпадут."
Бутылка вина плавно перекочевала в ладонь принца, и, прикрыв глаза ладонью, он воззвал к своей магии. Вино, текущее по его телу, собиралось во впадинках на животе, у ключиц, текло по ногам и коленям. А в комнате становилось все темнее, словно зрение обоих больше не воспринимало свет и тепло. Только жар, источаемый телами.
- Сделай это, если тебе это нравится. А после я узнаю, что ты любишь.
- Ты ведь откроешься мне? - вопрос, прозвучавший теперь уже в темноте, приятно щекотал слух.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

43

В его голове не было объяснений. Демон не мог сказать, даже подумать о том, что впечатлить хозяина это не просто обязанность, потребность. Не было никакого смысла рассказывать тому, кто никогда и не перед кем не кланялся, что значит зависеть от другого, от его настроения и состояния. Это то, от чего хотелось бежать, и уж никак не обсуждать, снова и снова переживая.
«Ты освободишь меня?» - обратился к Повелителю Элькалу в безнадежной мольбе. Это даже не имело формы вопроса, потому что никогда, даже в самых сокровенных помыслах озвучено не было. Ценнее этого подарка он придумать не мог, но и объяснить его тоже не мог. Как объяснить разницу в цене? Как заставить понять, что поцелуй свободного человека всегда будет ценнее поцелуя раба? Как разделить это, убрать раз и навсегда, не возвращаться к обязательным отношениям? Как добиться этого, если Альмалику желает только Слугу? Никак. Никогда. Движение к пустоте. То, о чем нельзя просить.
Демон ухмыльнулся, проводя подушечками пальцев по груди любовника.
«Ты никогда не выполнишь ни одной моей просьбы так, как хочу я. Но, чтоб ты знал, я помню об этой твоей особенности» - наблюдая за перемещениями вина, подумал он. Зрелище ему открывалось впечатляющее.
«Как давно ты научился использовать свою магию для удовольствия? С кем? – С нотками ревности спросил демон. Хвост, покоящийся на шкурах, нервно дернулся и застыл в воздухе. – Помнишь, я обещал тебе зеркала? А то, что было, когда я нашел одно? Ты ведь впервые увидел себя таким. Впервые понял, каким я вижу тебя я и тебя захватило это. То, чего ты так всегда боялся, что считал постыдным ужасным секретом, который следовал за тобой, куда бы ты ни шел. Но на самом деле это тебя и возбуждало. Опасность, страх быть пойманным, но и полная готовность заткнуть даже силой того, кто посмеет тебе напомнить об этом. Я помню».
Болезненные попытки вытянуть хоть толику эмоций, увидеть реальные чувства. Нет, это не провокации со стороны Повелителя, а снова предложение обмануть его, солгать, если ему от этого будет хорошо. Но сейчас демон был готов сделать то, чего от него ждут меньше всего. Показать правду.
«Я обещал рассказать, если ты спросишь. Я расскажу.
Я люблю смотреть, как ты сердишься. – Демон провел губами по пересохшим губам, словно маленькая ящерица юркнул быстро розовый язычок.
Я люблю твои плечи. – Элькалу прижался, собрал несколько лужиц вина, пробегая каждую впадинку языком.
Я люблю и твою грудь. – Фиолетовые пальцы сжали сосок, оттянули и отпустили.
Я люблю твою шею, и мне нравится чувствовать, как бьется твое сердце, когда я прикасаюсь к ней губами. Нравится и видеть, какие следы остаются на другой день. Люблю смотреть, как ты прикасаешься к ним специально или случайно, как меняется выражение твоего лица, когда ты вспоминаешь.
Я люблю, что ты позволяешь мне воплощать самые грязные твои желания, о существовании которых ты даже не задумывался. Люблю то, что они у тебя есть.
Не много ли «люблю»? И есть ли среди них хоть одно то, которое ты хотел найти?»

Прикосновение губ и языка не прекращалось, и осталось лишь одно место на теле Альмалку, где еще дрожала винная лужица. На животе. Демон прикоснулся к её краю и она распалась, поползла алыми полосами вниз. Элькалу молчаливо наблюдал за ней, и преградил ей путь почти у самой кромки, прежде чем вино могло бы стать недоступно, собирая его пальцами и языком.
«И я люблю твои губы» - снова улыбнулся демон, поднося замаранные вином пальцы ко рту Альмалику. Он мимолетно прикоснулся к губам Повелителя и проник внутрь, касаясь зубов.
«Как горячо и влажно. Слишком возбудительно» - завороженно рассматривая лицо Повелителя, признался демон, будто бы Алькалу мог не заметить его реакции. Все мышцы налились тяжестью, толкнулось судорожно желание, вызывая приятное ощущение.    [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

44

"Освободить...тебя?"
Сознание отчаянно цеплялось за единственную мысль, сказанную еще трезвым, не опьяненным чувствами умом. Наверное, ни о чем больше и нельзя было мыслить. В темноте, в омуте чувственности, можно было только прислушиваться к собственным - а теперь еще и к чужим мыслям, движениям, касаниям. Прислушиваться и запоминать.
Как можно было сомневаться в том, что чувствуешь? Альмалику казалось, что делал он это с завидной регулярностью. А сейчас?
Чужой язык, чуть шероховатый, приятно щекотал кожу, убирая остатки вина. Вид невыносимо красивый, такой, о котором нельзя где-то прочитать, нельзя ни с чем сравнить. Многое осталось у них за плечами, но не было ничего похожего на открывшийся перед ними мир обоюдных чувств. Это было словно...балансировать на грани безумия. Страстно. Порочно. Восхитительно.
Все эти признания, которые Кристиан слышал теперь в своей голове, заставляли трепетать. Как тогда, давно. Когда он был совсем еще юн.
Да, Элькалу был прав - в свое время принц боялся, что их маленькая тайна всплывет где-нибудь, что поползут слухи, а об истинных желаниях наследника престола кто-то узнает. Нет-нет, никто не должен был догадываться, шептаться за спиной. Желания, жившие, точно монстры под кроватью, перемещались между ними, между ними остались через года.
"Понимаешь, почему я не мог отпустить тебя до сих пор?"
Альмалику прикрыл глаза, водя языком вокруг чужих пальцев. Еще один плюс новой магии - не нужно было издавать звуков, можно было говорить самым чистым и ясным образом.
"Наверное, это ужасно.
Так...безумно желать кого-то, что готов отнять даже свободу, только бы он был рядом. Да, Элькалу, я...помешан на тебе, и самый мой большой страх состоит в том..."

Странно, но Кристиан никогда не боялся безумия. Никогда не сторонился своих подсознательных демонов и, став демоном окончательно, слившись с собственной изначальной природой, медленно выпускал наружу то, что удерживал всю сознательную жизнь. Не нужно было больше кого-то опасаться, оглядываться на мнение общества и подстраиваться под них. Его волновало теперь только одно.
Все еще чувствуя пряный привкус вина во рту, Альмалику подтянул к себе Элькалу  и мягко прижал к груди. Ладони осторожно обвились чуть выше крыльев.
"...что однажды ты исчезнешь.
Пропадешь, как пропал десять лет назад. Да. Я боюсь этого, и теперь меня это ужасно гложет.
Я понимаю, что люблю тебя, и хочу пробудить такие же чувства в тебе. Но позволишь ли ты мне это сделать? Не станешь ли пустынным миражом, который я встретил, как только я подарю тебе свободу?"

Ведь что бы там ни думал о себе Элькалу - ценнее Кристиан бы не нашел.
Демон давно уже перешел все возможные рамки, по которым можно было бы классифицировать сокровища. И в целом - цены ему не было.
Чуть царапнули клыки по маняще открытой фиолетовой шее Элькалу.
"Давай...хотя бы попытаемся.
Как будто сначала. Прежде, чем ты решишь, покинешь ли меня вновь".

Тихий вздох утонул в новом, долгом поцелуе. Чувственном, но совсем не свойственным Повелителю. Просто потому, что ему больше не хотелось давить.
По крайней мере сегодня - точно.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

45

Это не то, о чем можно было бы просить. Демон как раз понимал глубину этого чувства, когда хочется связать себя с кем-то как можно плотнее, проникнуть не только в мысли, а вообще заполнить целиком, без остатка, собою. Обменяться, потому что ты сам уже давно заполнен другим, тебе уже нет места внутри себя. Это и означает примерно «жить тобой», как ему самому казалось.
Элькалу был бы и рад потерять голову, обнаружить в себе столь сильное влечение, но не мог позволить себе поверить в такую вероятность. Быть такого не могло, потому что так не бывает. И он обманывал себя, живя одним только моментом, одним мигом, столь мимолетно тающем, но очень похожим на любовь.
Каждое прикосновение это огонь, то нежно ласкающий, то кусающий, заставляющий на коже расцветать невидимые цветы, трепетать от ощущений столь сильных, что порой думалось умереть. Сама близость являлась наградой, сильнейшим средством от всех бед в мире, возможностью забыть обо всем, и о себе в том числе. И он сам позволил себе выйти на свободу, не таиться и не скрывать ничего. Происходящее сейчас ему нравилось больше, чем когда-либо, и он открыто демонстрировал это. Его губы касались тела Альмалику именно так, как ему хотелось, без страха быть непонятым и отвергнутым. Мысли вновь куда-то пропали, но сам он теперь говорил куда громче своими действиями, вновь и вновь демонстрируя, вынуждая смотреть и подтверждать «я свободен и я такой».
Он не затягивал, его просто удовлетворяло то, что происходило сейчас.
Еще. Большие пальцы прошлись по бедрам, скользя ногтями по коже, но не оставляя на ней ярких следов, лишь царапающее ощущение.
Еще. Кончик языка обвел пупок, совсем мимолетно, просто лишь для того, чтобы ощутить, как напрягутся мышцы.
Еще. Губы легли на изгиб шеи, замерли там, завороженные и прикованные шумом крови, идущей по венам.
Еще. Поцелуи. Медленные, чувственные, долгие и мимолетные, тающие на коже. Плечи. Грудь. Живот. Колени.
«Всё еще со мной? – Проскользнула вдоль сгорающего в своих чувствах разума мысль. – Еще ждешь?»
Его ладони сжали ягодицы Альмалику, приподнимая его навстречу себе.
«Теперь ближе…»
Одно движение вперед. Сжимающее, болезненно приятное, срывающее короткий выдох-стон с припухших губ.[nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

46

Были ли еще страхи?
О, он не сумел бы сейчас ответить на такой простой вопрос.  Да и вообще ни на какой. Все его вопросы всегда ударялись в стенку, и неизменно хитрому демону удавалось отвлекать принца, тем самым, игнорируя его вопросы. Может, так оно было лучше и с какой-то стороны более правильно. Может, и не нужны были вовсе эти вопросы?
Принц все еще сомневался.
Даже теперь, не будучи обремененным властью и преследуя конкретные личные цели, он должен быть твердо уверенным в том, что совершает. Ведь зачем что-то делать, если потом это обернется крахом? Оттуда появились и сомнения.
Они были нужны ему. Поэтому он и спрашивал. Поэтому двигался вперед.
Нужны ли были ему воспоминания? С каждой минутой, проведенной с Элькалу наедине, Альмалику вспоминал все больше - каждую встречу, каждое приключение, каждое наказание и каждый след, оставляемый на нем. Такому, как он, было бы трудно это признавать в любом случае, но о тех следах Альмалику думал едва ли не чаще, чем о том, каковы на вкус губы демона. Он любил рассматривать себя в зеркале, определяя по цвету, сколько времени прошло с того момента, как шеи, ключиц или ребер касался голодный, ненасытный рот. Но сделать мысленные пометки Кристиан попросту не успевал - обычно не проходило и нескольких дней, как появлялись новые узоры, переключающие внимание.
Ему это нравилось, и ничего, похоже, не изменилось со временем. Натаниэль по-прежнему был ненасытным, а Кристиан...по-прежнему его желал. От этого нельзя было отказываться. Нельзя было убежать. Можно было только...
"Еще..."
Тело его уже горело, его уничтожал чужой жадный огонь, забирающий до конца то, что ему принадлежит. Но глаза удивленно раскрылись, когда  то старое ощущение, к которому принц привык, сменилось другим, более резким и большим. Инстинктивное сжатие, затем расслабление, потому что так он велел.
- Элькалу, ты... - ладонь закрыла глаза, добавляя к иллюзорной темноте черноту еще более глубокую, ощутимую песком сквозь кончики пальцев. Нет, никаких предупреждений не было. Ничего не говорил, просто сделал так, как захотел. Потому что ныне у Альмалику власть закончилась, и тело спешило демонстрировать это самыми простыми способами.  - Ближе.
Так близко, как никогда, хотя это казалось невозможным. Бывший раб знал своего Повелителя вдоль и поперек, но даже теперь умудрялся вытаскивать наружу те эмоции, которых никогда не было.
Тяжелая звериная шкура под спиной стала, казалось, еще горячее.
"Хвост", - метнулась опаленная близостью мысль в сторону Элькалу. Фантазии, которые рождались в голове, нужно было воплощать как можно скорее, пока они не изменили своего направления. "Используй его. Тоже."
И не так важно, что от этого может стать больно. В какой-то мере боль была обычной спутницей их близости. Другой вопрос - насколько много ее будет.
Жадно сверкнули в полумраке желтые глаза.
Искры от очага казались каким-то далекими, несуществующими, но, высветив силуэт Элькалу, заставили любоваться игрой света на его плечах, груди и торсе.
"Как же ты красив..."
- Sa'antazir dayimaan lak, - сорвалось с губ шепотом томным, горячим, наполненным невыраженного возбуждения.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

47

И он был лжец, и Повелитель тоже был лжец.
Они обманывали друг друга и всех остальных настолько часто, что сбились со счета. Не было правды и наедине.
Ласка и нежность заставляли принца таять, трепетать и бояться мимолетности происходящего. Он нуждался в этих моментах, но никогда не мог попросить, приказать или обеспечить их. Страх, живший в нем целую вечность, воспитанный и вскормленный вместе с ним с пеленок, не давал ему открыто озвучивать свои желания. Он не мог показать себя слабым, как ему самому думалось. Но иногда очень хотелось.
Резкая боль, агрессия и напор помогали ему забыть обо всем, открыться навстречу этим ощущениям, пусть потом остаются следы, которые придется скрывать. В таких моментах ему было куда легче забыться, отодвинуть на время обязательства, должности, положение в обществе.
Угадывая настроения принца, демон чередовал свои действия. Когда того требовалось, мог прикоснуться к ладони, провести пальцами по щеке, ткнуться лбом в плечо, в кажущемся беззащитным жесте. В другие дни мог быть куда более жестоким и напористым, оставляя после себя опустошенность, забирая вместе с собой и все проблемы, которые беспокоили наследника всего несколько минут назад.
Теперь, спустя столько лет младший наследник стал более внимательным к своим желаниям, но оставался всё тем же лжецом.
Повелитель требовал выжечь из себя все остатки прошлой жизни, сбросить её вместе с болью, забыть. И это было ложью, потому что не хотел он забывать, а хотел помнить все, в мельчайших деталях. Только выполнять его капризы теперь совсем не обязательно.
«Хочешь сказать, тебе прям сейчас недостаточно и нужно что-то еще?» - его мысли прошли как-то вскользь, мимо, обход все то, что можно было бы подумать в такой момент.
«Нет. Я не хочу ждать. Не хочу. Хочу сейчас, - промелькнуло все же нечто истинное, дразняще-откровенное, куда более открытое, чем совместная нагота. – В другой раз»
И это походило не на обещание, на твердое намерение не только повторить, но и попробовать. Не остановиться. Не бросить.
Его пальцы, что совсем недавно столь тщательно изучили каждый участок тела Альмалику, поглаживая, сжимая и скользя, горячие и влажные, сдавили ягодицы, почти протискиваясь внутрь. Но он уже вошел, уже двигался, коротко и рвано, собирая выдыхаемый воздух в горящие легкие. Толчок бедрами вперед, влажный поцелуй, еще. Снова. Тут больше не было места для чего-то еще.
Но это было не все.
«Мало, - пронеслось в голове просительно-нежно. – Придумай, что нужно сделать»    [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

48

Мало.
Всегда и всего было мало. От первого до последнего вздоха это была целая жизнь, наполненная яркими эмоциями и ощущениями. Были ли потребности тела поставлены на первый план, или же теперь Альмалику хотелось питаться исключительно чужими эмоциями? О, это определенно было что-то новенькое, что-то более вкусное, чем обычная пища.
Во всем, что касалось демона и его чувств...так всегда ли он отдавал себя сполна?
"Нет...Нет, ты не скроешь. Не спрячешь ничего от меня..."
Альмалику не привык еще к тому, что его мысли слышны, что ему бы самому впору задуматься о том, чтобы скрыть какую-то часть. Все эмоции - как на ладони. Все движения почти предсказуемы. Он и не должен ничего подсказывать, и теперь не сумеет взять все под контроль, потому что сознался, дал обещание. Им нужно попробовать, как это - свобода.
Чтобы кто-то снова не попытался себя убить.
Что. Нужно. Сделать?
Нужно оторваться от его губ, дразняще-сладких, сделать вдох и тут же выдохнуть горячий воздух. Боль, отошедшая на второй план, больше не была такой уж важной и большой, но...вероятно, именно ее и не хватало? Она была всегда, и тут вдруг ушла куда-то в тень.
Мало, и правда.
- Элькалу... - когтистая рука провела по щеке демона, зацепила несколько прядок волос, схватила в охапку и приблизила лицо к тебе.
Его имя звучало по-новому, не так, как когда-то. Принц знал его уже достаточно давно, но впервые произносил именно в таком ключе. Не хватало одного воспоминания, нужно было как можно скорее воплотить его в жизнь.  Это было в их силах - пережить по-новому и вспомнить все. Возможно, прошлое было лишь несуразным призраком, а может быть именно его сейчас не хватало.
Рука медленно шла вдоль собственной груди, нажимая когтем на светлую кожу, заставляя распускаться все новые кровавые узоры.
"Я помню...кровь...была отличным дополнением. Всегда.
Но до твоей...ммм...фантазии...мне еще учиться и учиться...бесчисленное количество дней и ночей".

- Смотри, - шепнул Альмалику, запрокидывая голову и взмахивая когтем, рассекая внутреннюю магию. Узоры из крови на его теле постепенно приобретали форму не цветов и не капель, но чего-то более значимого, почти осязаемого. Имени.
Имя Элькалу плясало в отблеске пламени на широкой груди.
"Полюбить и твою боль когда-нибудь. Делить ее с тобой. Потому что ты прекрасен в любом проявлении.
Ближе, халу.
Я прошу тебя, ближе!"

Просьба - не ложь, но единственно верная реакция тела. Что-то еще? Нет, всегда будет недостаточно. Это в порядке вещей.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

49

В нем было это всегда. То, что заставляло отступать демона назад, иначе бы прекрасная нежная кожа господина, как и вся его жизнь, были бы жестоко растерзаны, без права на восстановление. Знал ли он, как тяжело было сдерживаться, всегда помнить, что перед тобой живое существо, которому нельзя вредить. Сильно. То самое что останавливало самые рьяные порывы демона, и что заставляло его желать все сильнее, оно было тогда, много лет назад и удивительно, что сохранилось по сей день. Эта черта, свойственная совсем немногим и вообще не сочетаемая со многими рьяными порывами распущенной души принца.
Расцветало имя на широкой груди Повелителя.
Элькалу смотрел куда-то мимо, будто заглядывая в каждый порез, проходя взглядом через мясо и кости.
То, что держало его на расстоянии.
Сокрытое глубоко внутри.
Он положил руку поверх букв, о значении которых и не знал бы, если бы мысли и чувства Альмалику не подсказали ответ. Подушечки пальцев прошлись по разрезам, оставленным ногтями. Это было очень красиво.
«Но прекраснее то, что есть в тебе...» - демон замер над ним, чуть склонившись вперед, роняя черные кудри на бледную кожу груди.
«Совершенно…» - пальцы смазали узор, разрушая гармонию, убирая едва заметное синеватое свечение, держащее кровь в нужном положении.
«Невинен»
Маленькие откровения, неловкие попытки ответить хоть чем-то значимым, мощным, поразить воображение демона. О, они всегда были совершенно прекрасны в своей наивной невинности. И возбуждали одним своим намереньем.
«Ты помнишь много крови, не так ли? Но ты не думал никогда об ином её применении, милый? Не думал, что это густая жидкость может послужить еще раз, совсем не так, как предназначалось природой, но все равно остаться… прекрасной» - его ладонь прошлась, собирая выступившие поверх порезов багряные капли.
«Смотри теперь. Не думаешь, что её… мало?» - ладонь демона сжала член Альмалику, алые цвета облекли его в рваные кружева страсти, меняя узор всякий раз, как пальцы проходили вдоль, вверх и вниз.
Короткое движение вперед, резкий толчок внутри него, горячее ощущение.
«Тогда, подумай, что будет, если разорвать горло. Сколько крови прольется прямо сверху на тебя. Смотри. Представь»
Снова коротко и резко. Раздражающе коротко.
«Темнота это не твое. Тебе нужно смотреть. Наблюдать. Это красиво, поверь»
Выдох, ладонь, сжавшая головку члена пальцами и движение бедрами.
То же самое. Быстрее.
«Не интересно?»
Быстрее. Резче. Глубже.
Белое. На красном.
«Как оно… на вкус?»
Он потянулся вперед и упал на него, проводя языком от живота до груди в наступившей обжигающей слабости.  [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

50

Кровожадный, ненасытный зверь - не таким ли он представал в кошмарах многих из тех, кого убил? Нет, определенно, и сегодня Альмалику не стал изменять своему образу, только вот медленно, на смену жажде чужих эмоций приходила жажда...крови.
Как все банально и скучно.
Несколько лет назад он мог бы с легкостью сказать "хватит". Еще больше времени, когда он был совсем еще мальчишкой, его бы наверняка начало мутить от одного только осознания, что вокруг будет столько крови и ее придется принять на себя. И лишь теперь...Теперь Кристиан начинал осознавать, насколько плоско и ограниченно он мыслил, и сколько возможностей упускал.
Оставить на себе шрамы...
Разрывать глотки, купаясь в крови.
Тысяча и еще тысяча оттенков.
В этом было лишь одно из старого - ритмика. С годами Натаниэль не утратил ничего - возможно, только приобрел, и теперь, вскрывая старые раны в душе и теле своего бывшего господина, он снова легко и просто наполнял жизнь животворной музыкой.
"Я как будто воскресаю с тобой..." - захотелось прошептать ему на ухо, но Кристиан вовремя вспомнил, что все его мысли и так доступны и открыты. Вообще - слова не шли на ум. Все слова, наверное, остались далеко в прошлом, и выуживать их из памяти, отвлекаясь от нового мира чужих чувств? Нет. Оборвать то, что возвратилось после томительного ожидания - глупо и больно.
"Красиво..."
Альмалику на миг зажмурился, представляя, как красиво смотрелось их воссоединение под холодным светом звезд. А сейчас, в истинно теплом свете очага? Сколько сравнений, сколько открытий...Представляя, Альмалику выгибался и таял под чужими руками, позволял своему телу гореть и выражать то, что сложно было выразить словами. Он стал совершенно липким и горячим, но его это мало волновало, ведь снова к нему возвращалось то, что он так и не смог забыть. И, наверное, даже став умалишенным зверем, он хранил бы в каком-то уголке памяти все это.
- Сладко, - выдохнул Альмалику горячий воздух, обхватывая ладонями приникшего к нему демона. - Нат...
Он облизал губы, словно бы проверяя, не ушли ли ощущения.
Все так же больно и сладко? Да.
- Эль...
Снова не то.
Снова Альмалику запинается, вмиг возвращаясь к образу мальчишки, которым назвал его демон. Но мальчишка вырос, и не мог больше оставаться таковым. По крайней мере - надолго.
- Чудесное знакомство, - свет вокруг них постепенно возвращался, становился прежним.  Время иронизировать? Пожалуй, да. - Если хочешь, можешь спать на мне.
Ладонь остановилась между лопатками, и большой палец очертил область, откуда вырастали крылья. У каждого имелись особенные чувствительные точки, и одна из них наверняка находилась здесь.
"А вообще...от всех этих разговоров о крови мне теперь еще и есть захотелось".
Взяв одну из ладоней демона, Альмалику провел по ней языком, слизывая кровь и семя.
"Оттирать с утра будет трудно.
Сходим к ручью?"

[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+4

51

Он потянулся под его прикосновением, продляя ощущение пальцев на своей коже.
«Показушник» - лениво отметил демон, наблюдая за тем, как все вокруг становится более обычным.
Внешность всегда была для принца чем-то важным. Потому, вероятно, он и не смог спастись, навсегда завороженный обещанием, которое нес в себе необычный демон.
«Конечно, я могу уснуть на тебе. Всегда мог. Факт обладания, знаешь, он обоюдный. Как ты мог сделать со мной всё, что тебе вздумается, так мог и я, пусть и не так явно»
Внезапно его руки стали нежными, каждое прикосновение бережным и невесомым, пальцы едва проходили над бархатной кожей Повелителя. Демон выглядел растерянно-серьезным, и даже в глубине его глаз не было привычных искр иронии.
«Как ты думаешь, было ли хоть когда-то в моей власти дать тебе счастье или его отнять? Мог ли я дать хоть что-то тому, у кого было совершенно всё по праву рождения? И сделает ли тебя счастливым просьба навсегда остаться здесь, в этой хижине, у этого очага, вместо того чтобы подвергать это опасности, рисковать этим? Я знаю, тебе даже не требуется говорить. Ты всегда верил в то, что могу. Но даже в глубине души не мог позволить себе верить в то, что захочу. И все еще не можешь.
А я не могу тебя просить остаться на месте. Ты рожден для величия, я это понял, едва увидел тебя. Да, в той убогой заброшенной одинокой хижине, где я просто изнемогал от скуки, я смог разглядеть тебя и тут же подумал «кого он пытается обмануть», хотя должен быть задаваться иным вопросом. Я должен был спросить себя, как могут быть люди вокруг тебя настолько слепы, что не разглядели сразу же будущего Повелителя, и просто позволяют ему разгуливать по нищенским кварталам в жалкой иллюзии, не способной скрыть его величия. Они должны были ненавидеть тебя, преследовать тебя, пытаться убить, обожать и ненавидеть. Ты должен был привлекать всё это, как и надлежит кому-то вроде тебя. Тебя ждет великое. Потому я не стану просить тебя о малом. Потому я буду требовать от тебя быть блистательным совершенно всегда, пусть даже наедине со мной. Потому мне придется смириться с тем, что я лишь ступенька для тебя. Первый из армии. Один из армии. Я знал, что мне не избежать такой судьбы, увы. Но я все еще могу заставить твое сердце сжаться, пока оно еще живо. Я могу попросить у тебя дать мне обещание, всего одно, только для меня»

Элькалу прикрыл глаза и поднялся, поводя плечами и складывая крылья за спиной.
«Я хочу, чтобы ты сделал для меня то, что никто не смог. Поклянись, что убьешь меня своей рукой. Мне будет достаточно» - прерывистой дыхание, тишина и треск хвороста.
«Не смотри на меня так. Мы оба знаем, что к этому придет. На том пути, что ты выбрал тебе рано или поздно придется выбирать. Никто никогда не выбирал меня. Потому я и прошу сделать это самому, найти в себе смелость хоть на это. Только не говори ничего сейчас. Потом. Пока что нужно тебя отмыть. Пойдешь ко мне на руки, чтобы я мог отнести тебя?» - преклонив колено, он раскрыл свои объятья, приглашая Повелителя последовать его просьбе.[nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

52

Дать счастье или отнять.
Когда-то у Альмалику была такая власть...а сейчас? Мог бы он хоть над кем-нибудь одержать верх, если позволял самому себе растворяться в чужих объятиях, снова сбрасывать с себя груз ответственности и быть единым целым с возлюбленным, открывающим его новые грани? Его тело было новым, как и его ощущения - предстало вдруг огромное множество возможностей, от которых трудно было отвернуться и отказаться. Да и хотел ли Кристиан того? Однозначно - нет.
"Я был рожден для величия", - отзвуком на чужие мысли вдруг восстает из пепела давняя его мысль. Принц всегда мечтал стать королем, и знал, что станет им.
И что же в один момент пошло не так?
Кто испортил все?
"Тайны...проклятые тайны, о которых я не знал...они могли бы сказать мне сразу. Отец...о нет, он не смог бы. Просто жаль. Столько времени упущено".
А ведь Альмалику смог бы сделать все это раньше. Смог бы встать на путь собственного величия, если бы знал обо всем заранее. Знал, какая цель ему уготована.  Знал, какая сила в нем заложена. Но...он мог лишь догадываться, пытаясь в тщетных попытках воплотить все свои мысли в реальность доказать, что он - Повелитель демонов, готовый вести за собой могучий народ.
А нужно ли оно все?
Он мог  стать блистательным. По одному его слову ему могли бы покоряться города и планеты, он мог бы...
Все.
- Убить тебя? - вопрос вырывается вопреки воли, и губы моментально становятся сухими. Как только приходит осознание, следом приходит и реакция тела. Воля повелителя - сделать так, как будет угодно ему. Разумеется, он должен был заботиться о своих подданных. Но быть нежным? Чутким? Ранимым? Нет. - Ты хитрый.
И он поднимается тоже, разминая несколько затекшие мышцы плеч.
В этот раз Альмалику снова принимает его игру, и не говорит больше ничего, хотя мысли стремятся сообщить все и сразу. И о том, насколько он возмущен услышанными мыслями, и о том, что не станет он убивать своего Первого, и о том...
Да много о чем.
Как хорошо, что это все осталось настолько глубоко, что не стоило и опасаться за то, что все рано или поздно выползет на поверхность. Хотя память это весьма странная штуковина. Вроде бы и не просишь ее подливать масло в огонь, а она все равно упорно продолжает это делать и награждает тебя в довесок угрызениями совести. Но их надлежало поскорее откинуть.
- Хорошо. Я ничего не скажу.
С этими словами вместо того, чтобы привычным движением упасть в такие родные и одновременно далекие объятья, Альмалику подхватил Элькалу на руки, кружа по крохотной комнате, словно драгоценную хрустальную статуэтку. Страх, что все это пустынное наваждение и внезапно может исчезнуть, стоит только подумать об этом, никуда не делся. Так что, возможно, лучше было попросту не думать об этом? Или же перевести все в более мирное русло?
Но так, к сожалению, Кристиан никогда не умел делать.
- Тогда дашь мне знать, как соберешься умирать? - Альмалику склонился над лицом демона и оставил на губах почти невесомый поцелуй. - Умру вместе с тобой. Думаю, это будет красочно и интересно.
В несколько шагов он преодолел расстояние до двери, и после ничто не удерживало их от прогулки под светом звезд.
Отчего-то Элькалу казался таким легким, что у Кристиана невольно появились подозрения насчет нынешней жизни демона. Чем он занимался все то время, пока Альмалику боролся с самим собой и пытался избежать предначертанной доли?
- Элькалу, - они уже дошли до ручья, когда Кристиан, наконец, решился спросить. - Чем ты сейчас живешь? Покажешь мне?
"Надеюсь, что это будет красиво.
Красиво же?"

Альмалику опустил демона на землю и склонился к ручью, набирая воду в ладони. Приходилось смывать долго и тщательно - кровь никак не хотела отступать, да еще и щипало почему-то прилично. Демон покосился на Элькалу, и вдруг замер в свете звезд.
- Я уже говорил, как сильно тебя преображает ночь? Интересно, почему... - разговаривая, Альмалику провел пригоршней воды по торсу, оставляя на нем влажные капельки. - Никогда бы не подумал, что мне больше подходит, день или ночь. Король-солнце и демон ночи.
Вместе с новой пригоршней воды Кристиан очертил линию скулы Элькалу, спустился к его подбородку и замер где-то в области жилки, бившейся на шее.
"Красиво".
И влюбленный, как в первый раз.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+2

53

Самоуверенный мальчишка, оставшийся таким же с течением лет.
«Ты уверен, что хочешь умереть со мной? Но ты уже однажды отпустил меня, выбрав совсем другую жизнь, выбрав свою сестру и новое начало. Ухватился за шанс быть нормальным. Я тебя в этом не виню. Просто держу в уме, что однажды это может повториться. Будут другие женщины, которые будут иметь на тебя влияние. Они будут уничтожать меня и одной из них это удастся. Вот тогда тебе и придется вспомнить о своем обещании, данном мне сейчас. Так просто наверняка будет, только потому что ты беспросветный дурак, и это не изменится сейчас, через тысячу лет, никогда. Тобой будут управлять хорошенькие упругие бедра и данные им обязательства. Разве ты можешь устоять против того, чтобы за тебя сражались? Разве ты можешь устоять против них? Вот и я однажды буду уничтожен. Во славу твоей власти. Заранее снимаю с тебя вину за это, видишь?»
Он всегда умел срезать чувство безмерного счастья, добавлять горечи в самые искренние моменты, будто бы на горизонте событий вечно нависало нечто ужасное, готовое вот-вот обрушиться, отнять самое дорогое. Примерно так он себя и чувствовал, познав ценность каждой попавшей в руки песчинки и просто не мог не думать о том, что все снова будет испорчено.
«Зачем ты продолжаешь удерживать меня? Боишься, что ускользну?» - Элькалу положил прохладную ладонь на затылок Повелителя, провел снизу вверх.
Оставленный в стороне, демон был готов показать, насколько непостоянна его природа. Он в задумчивости подобрал задней когтистой лапой булыжник с дороги, сжал его, приподнял и постучал им об дорогу, кроша в сильных пальцах. Элькалу подобрался, оттолкнулся и в несколько широких прыжков рванулся к стволу мощной пальмы, нашедшей себе спасение у берега ручья. Используя только ноги, демон поднялся на несколько метров по столу и, оттолкнувшись, выпрыгнул вверх, разворачивая мощные широкие крылья. Неважно, какой был ветер, откуда он дул, взлететь с земли демон не мог из-за особого строения тела. Ему было нужно слишком уж много времени, чтобы собраться и сделать хоть один мах, способный поднять его выше, а не бросить камнем о землю. Демон поднимался в ночное небо тяжело, проваливаясь в ямы, а над небольшим оазисом лег на крыло и сделал круг в темном небе.
Он рухнул с высоты в грязь и пыль почти бесшумно, складывая уже на земле за спиной крылья. В задних лапах билось какое-то маленькое животное, похожее на кролика, выбравшегося в темноте из норы. Когти сомкнулись, раздался мерзкий и слишком сильный хруст, животное замерло. Одна лапа демона запустила острые черные когти в тушу и разорвала её на две части. Он вырвал кусок из тушки, роняя густые капли крови на грудь и живот.
«Не так плохо. Хочешь? – Демон приподнял тушку и повертел её лапой в воздухе. – Ты вспоминаешь о сложных вопросах, но так ли важны они тебе? Что я обнаружил здесь, зачем пришел сюда и что собирался найти?
Ты знаешь, что из десятка тысяч людей демоном пожелает стать лишь только один. Из тех, кто пожелал, лишь только каждый тысячный переживет трансформацию и не сойдет с ума. И даже среди них выбиться вверх не так легко. Всегда есть риск застрять на середине, не дойти никуда, остаться посредственностью даже среди избранных. Очень тяжело пройти весь путь и не сломаться. Выживать, ставя на карту совершенно все. Люди не любят нас, потому что бояться, потому что завидуют, потому что не могут не желать. И каждый из нас очередное напоминание их трусости, упрек за слабохарактерность. Почему? Потому что все это начинается с выбора. Никто не становится демоном насильно, увы, такова правда. Даже родиться демоном нельзя. Можно быть немного иным, отличаться от других, но итоговое превращение всегда есть результат желания. Тебе нужно было понять без меня, без моих слов, хоть я и тысячу раз тебе говорил о Выборе, который я делал. У нас нет привилегии винить кого-то, потому что нас ведет всегда наш выбор. Ты, твоя жизнь не была предрешена твоими родителями, твоей судьбой. Ты мог измениться всегда, если это то, чего ты хотел. Очищение процедура болезненная, но вполне доступная. Особенно кому-то вроде тебя. Ты мог не просто подпиливать свои рога, скинуть их навсегда, не позволить им появиться, но теперь ты должен знать, что никто не принимал решения за тебя, это не судьба, это не предначертание. Это ты. У тебя были способности, да, но только ты решил все. И, я знаю своей головой ты до этого не додумаешься, то что я рядом со мной, то что я изменился и стал привязан к тебе, это тоже решение. Но уже мое. Этого бы не было, если бы я этого не хотел.
Это ведь не ответ на твой вопрос, нет? Отчасти лишь. Я жил среди них. Возвращался. Видишь ли, я древнее существо и мои глаза видели не одного Владыку-Демона. Служить таким величайшее счастье, ни один хозяин никогда не мог сделать мне ничего такого, что делали со мной Владыки. Никто не причинял мне больше боли. Не давал большего счастья. Я здесь, потому что жду их. Потому что мои навыки будут полезны им. Потому что будет хорошо использовать меня. Ради этой цели я мог забыть про все. Рабство для меня просто развлечение, как ты понял. Краткий миг, способ пережить долгие годы между воцарениями. Но рабов никто не жалует. Мои соплеменники считали меня существом низшего сорта и часть этого времени они привыкали ко мне, учились не презирать, учили меня в ответ вытравливать старые привычки. Учили думать о себе. Не подчиняться. Это сложно. Я стал ведь хорошим рабом, да? Возвращение назад почти невозможно, и мне приходилось это делать. Так я ушел из города, подальше от лишнего внимания. И те, кто именовал себя свободными приняли меня, но они не свободные, они убогие. Многие из них падают в бездну звериного неистовства, их зовет пустыня и они уходят туда навсегда. Сколько я таких их убил, не-людей. И дети, конечно, город к ним совсем не милостив. У многих нет родителей, многие должны принять решение, быть им демонами или нет. Потому я привел их к свободным. Лагерь растет. Но это все те же убогие идиоты, что и раньше. Их не поднять. Моей силы, по крайней мере, не хватит. Её едва ли хватает на то, чтобы выживать».

Демон ворвался в ручей, отталкиваясь от берега сильными ногами, оказался сразу по пояс в мутной воде. Капли воды скатывались с гладкого темного тела, он отфыркивался, умываясь, вертя головой.
«Вообще, тебе кажется понадобится моя помощь, прежде чем ты начнешь заживляться. Скажешь, как будешь готов?» - бросил он в сторону Повелителя эту мысль, пока от него расходились по поверхности воды смолянистые черные разводы крови.    [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+4

54

Его слова-мысли, они...
Бесили? Раздражали? Хотелось их забыть, избавиться от них, уничтожить?
О, да, и поскорее, всего и сразу. В одном Натаниэль был безусловно прав, Кристиан был тем, кому нужно все и сразу. Нет граней, нет полумер, есть только жажда получать лучшее. Он и шел по жизни с этой целью, а когда узнал, что ему предстоит стать кем-то другим...испугался?
Да, бесстрашных не бывает на свете. Те, кто считают себя бесстрашными, обычно оказываются узколобыми идиотами, и скоро их косточки разъедает океаническая соль.
"А я вот...Представляешь, сколько всего я себе представлял, пока рос? Где-то лет с семи или может быть даже раньше...Еще до твоего появления в моей жизни".
Кристиану вдруг остро захотелось привлечь внимание демона к собственному детству - так что, наблюдая за его перемещениями, бывший принц восхищался и думал краешком сознания о чем-то своем. Воспоминания очень странная штука. Их много и зачастую они как какие-то разрозненные комочки, которые никак не можешь соединить в цельную картинку. Но фрагменты собственного детства Кристиан помнил очень отчетливо, даже лучше, чем десять лет назад.
Поистине странная вещь.
"Я знал, что поведу за собой народ, когда взойду на престол. Мне суждено было править, меня готовили к этому, и более того - я сам этого хотел. Но чем старше, тем больше соблазнов вокруг, да, демон? И мне говорили, что я должен не потакать своим желаниям, но заботиться о благе своего народа.
Только вот многим позже, уже после того, как ты исчез, а я начал рвать свой разум на кусочки, пытаясь докопаться до истины, я задумался.
А во имя чего?
Во имя чего сотни тупых ублюдков, которые невесть кем себя возомнили, пойдут вдруг за мной? Они это заслужили? Они достойны такого, как я? Но эта мысль ушла почему-то быстро, хотя возвращалась стабильно, раз или два в неделю. И уже перед самым моим уходом из Зейтуны я вдруг осознал, что это было то самое, верное...
Возможно, это нужно было мне?"

Альмалику покрутил в руках предложенное ему угощение и горько усмехнулся. С Элькалу не пропадешь - великолепный в своих движениях, способный на какие угодно махинации, он смог бы обеспечивать не только собственную жизнь. Так кто о ком будет заботиться в дальнейшем? Загадка.
Вцепившись зубами в несчастную тушку, Повелитель приводил в порядок собственные мысли после услышанного от Элькалу.
Кровь животного наполняла горло живительной силой.
Кажется, когда вкушаешь пищу - становится намного легче переносить боль. Но и боли-то никакой не было, были только отголоски прежней страсти да часто бьющееся сердце. Он знал, что жизнь свободного демона среди пустынь Кинмоку наполнена трудностями и опасностями, и не мог не думать о том, что было бы, останься Натаниэль с ним.
- А если бы ты остался?
Демон задал прямой вопрос, оставляя тушку на одном из больших валунов, серебряно-сером в свете ночных звезд.
- Все было бы по-другому...я так думаю. Но я понял, Элькалу, спасибо...
Вода медленно расходилась перед ним, пока он шел по направлению к демону.
- Да, я не хочу больше отвергать себя. Не хочу думать, что я должен был стать кем-то другим. Хочу жить так, чтобы помнили. Так, чтобы я стал Первым среди Первых, и моим именем нарекли бы ярчайшую из смертоносных звезд. Да-а...
Альмалику вытянулся, разминая чуть затекшие плечи.
- Ты так красочно описал мою будущую армию, что теперь я начинаю сомневаться. Вот ты.
Демон набрал в ладони воду и осторожно вылил ее на макушку Элькалу. Что-то было в этом движении такое...знакомое. Почти болезненное.
- Я знаю, что силен. И я верю, что силен и ты. А ты...счастлив этим? Сейчас я стал твоим Повелителем, но я не хочу быть только им для тебя. Для них...Хорошо, я поведу их. Я смогу, знаю это. Но тебе...
Он помедлил, заключая ладони Элькалу в свои, смывая с них кровь.
- Нужно, чтобы я делал  это ради тебя?
"Кто-нибудь когда-нибудь делал что-то ради тебя?.."
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+3

55

Вода обладала волшебными свойствами, она могла смывать не только грязь, но и уносить с собой печаль в мутном потоке. Сейчас она приносила Элькалу только холод и боль в свежих царапинах. Он вдруг перехватил руки Повелителя и поднес их к губам, уткнувшись в них лицом.
«Невинность и наивность. Ты хоть знаешь, как они меня в тебе всегда возбуждали? Вот я вижу издалека как ты сидишь, сама серьезность, слушаешь доклады и кто-знает-какие-еще-важности, лоб хмуришь, а я хочу только, чтобы мысли твои были обо мне. О том, что было прошлой ночью, или о том, что было в этой же комнате вечером, на этом вот столе, под крышкой которого наверняка остались следы от ногтей. Хочу, чтобы ты подумал и вспомнил, чтобы увидеть, как изменится твое невинное личико. Ты знал об этом? Знал и пользовался?» - в его мыслях была какая-то застарелая печаль, тревожная и ядовитая.
Он выпрямился и отстранился, чуть поведя плечом, будто сбрасывая застывшее напряжение.   
«И сейчас то же самое. Такая же наивность. – Демон нехотя вздохнул, засопел. – Наверное, тебе понравилось это слышать, но сейчас будет болезненное падение на землю. Речь о том, что было бы, если бы я остался. Ты думаешь, я бы помог тебе, спас, вытащил. А я знаю, что было бы в реальности. Когда я услышал новости, главные новости твоей жизни, я понял, что ушел вовремя. Потому что у меня возникло желание убить твою сестру. Это было бы выходом, и я бы сделал это, чего бы мне это не стоило. Почему? Ты бы никогда не узнал этого, потому что тебе бы пришлось тоже убить меня, но ради тебя.
Потому что ты слабый правитель.
От тебя бы избавились, появись у тебя дети.
Я потратил на тебя столько времени, я знаю, что ты не умеешь принимать жестких решений. Ты бы не смог избавиться от нее и ребенка даже во имя собственного выживания.
Ты слабый правитель, ты хитрый правитель, ты коварный правитель. И ты не принимаешь решений напрямую.

for Nick(s)|0J/RgNC40L3RhiDQmtGA0LjRgdGC0LjQsNC9

0JAg0YLQtdC/0LXRgNGMLCDRgdC80L7RgtGA0Lgt0LrQsCwg0L3QsNGB0LrQvtC70YzQutC+INGPINC+0LrQsNC30LDQu9GB0Y8g0L/RgNCw0LIuINCi0Ysg0L7RgtGB0YLRgNCw0L3QtdC9LiDQmtCw0Log0LLRi9Cz0L7QtNC90L4uINCd0LDQstC10YDQvdGP0LrQsCwg0YLRiyDQvdCw0YLRi9C60LDQu9GB0Y8g0L3QsCDQutCw0LrQuNGFLdGC0L4g0LvRjtC00LXQuSwg0LrQvtGC0L7RgNGL0LUg0L/Ri9GC0LDQu9C40YHRjCDRg9Cx0LjRgtGMINGC0LXQsdGPLCDQvdC+INC90LUg0L7QsdGA0LDRgtC40Lsg0L3QsCDRjdGC0L4g0LTQvtC70LbQvdC+0LPQviDQstC90LjQvNCw0L3QuNGPLCDQvdC1INC/0L7QvdGP0LssINGH0YLQviDQuNGFINC+0YLQv9GA0LDQstC70Y/Qu9C4INGD0LHQuNGC0Ywg0YLQtdCx0Y8sINGH0YLQvtCx0Ysg0YLRiyDQsdC+0LvRjNGI0LUg0L3QtSDQsdGL0Lsg0YPQs9GA0L7Qt9C+0LkuINCg0LXQsdC10L3QvtC6INC4INC10LPQviDQsdC10YHRgtC+0LvQutC+0LLQsNGPINC80LDRgtGMIOKAkyDRgNCw0LfQstC1INC80L7QttC10YIg0LHRi9GC0Ywg0YfRgtC+LdGC0L4g0LLRi9Cz0L7QtNC90LXQtT8g0Jgg0YLQtdCx0LUg0L/RgNC40LTQtdGC0YHRjyDRgNCw0L3QviDQuNC70Lgg0L/QvtC30LTQvdC+INGD0LHQuNGC0Ywg0LjRhSwg0LXRgdC70Lgg0L3QtSDRhdC+0YfQtdGI0Ywg0L/QvtGC0LXRgNGP0YLRjCDQstGB0ZEuINCvINCx0Ysg0LzQvtCzINGB0LTQtdC70LDRgtGMINGN0YLQviDQtNC70Y8g0YLQtdCx0Y8g0LIg0YHQsNC80L7QvCDQvdCw0YfQsNC70LUsINC4INGC0Ysg0LHRiyDQvdC40LrQvtCz0LTQsCDQvdC1INC/0L7QvdGP0Lsg0L/RgNC40YfQuNC9LiA

Демоны. Думаешь, они пойдут за тобой, когда поймут, насколько сложно тебе даются такие решения? Тут не может быть полумер. Чего бы ты не достиг, на какую бы вершину не поднялся, тебя в любой момент можно легко и просто заменить твоим же ребенком. У него такие же права, как и у тебя. Такие же предки, такая же кровь. Управлять им только будет проще. Понимаешь, в какую игру ты вовлечен? Чем дальше ты идешь, тем ближе к моменту, когда повернуть назад будет нельзя. Ты должен будешь убить их всех в какой-то момент. Всех, кто когда-то был тебе дорог. Это цена власти. Если хочешь идти вперед, знай это.
Еще знай, что я не дам тебе быть слабым. Не дам им растерзать тебя. Если ты захочешь отступить, то тебя убью я, а не они»

Элькалу вдруг положил руки на плечи Альмалику и вскочил на него, обхватывая его талию ногами. Долгий, искательный поцелуй был немного агрессивным, немного нежным, немного печальным. Он вдруг остановился и приподнялся, откинув голову назад.
- Смотри. Там звезды, - хрипло и тихо прозвучал некогда красивый голос, похожий на обрывки колючей проволоки. – А что… если… ты не демон… и это не… твоя судьба?..
Пальцы сжали плечи. [nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+3

56

Воспоминания проносились перед глазами сильными, яркими пятнами. От таких ему, тому, кто пошел вперед и решил оставить прошлое позади, нужно было бы по-хорошему избавиться.
Но Кристиан не мог.
Не мог просто взять и отказаться от них. Сказать, что они были пустышкой и их должно выкинуть из памяти, как ненужный хлам. Нет. Это не было хламом. Это было драгоценными крупицами золота, которые выбрасывать было бы просто-напросто глупо. Он вдруг вспомнил каждый уголок, каждое место в замке, где удалось им побывать.
"Но я ведь изменился..." - почти в отчаянии подумал он.
Почему? Почему демону всегда удавалось быть на шаг впереди него? Еще раньше Кристиан задавался этим вопросом, но быстро забывал о нем, увлекшись чем-нибудь другим. Тем более, что у демона всегда находилось занятие более достойное для принца.
Новые места.
Новые следы.
Альмалику слушал внимательно, но у него не было уверенности в том, что в это все на самом деле можно поверить. Да он и не смог бы все это сразу переварить. Тогда пришлось бы заново переживать все те события, которые потрясли его душу едва ли не больше иных новостей. Хотелось ли этого Кристиану?
Или же он думал о том, что будет после?
"Да я бы первым от них избавился!" - вдруг резко взбунтовался разум, но дальнейшие чужие мысли поглотили все, что было раньше. Натаниэль вновь по полочкам раскладывал для Повелителя негласные истины, и Кристиан просто вынужден был с ними соглашаться. Всякий раз они трогали его едва ли не до слез. В этот раз, впрочем, демон сумел сдержаться. Негоже Повелителям лить слезы о прошедших временах.
"Убить...
Нет.
Я сам их всех убью..."

Если бы он мог видеть, то увидел бы, как в одночасье глаза его сделались кроваво красными вместо привычных ярко-золотых, а на лице появилось то самое кровожадное выражение, которое возникало во время особо тяжелых пыток или прочего насилия...Он вдруг подумал: "А что, если..."
Как только подумал - ему сразу же захотелось воплотить это "если"  в реальность.
- Ты возносишь меня к звездам и роняешь в бездну, habi. Так, как делал это всегда.
Альмалику держал своего демона крепко, как будто боялся, что тот снова ускользнет от него - стоит только расправить могучие крылья. Повелитель смотрел на звезды, но видел их уже не своими глазами. Что-то словно сломалось, изменилось. Он не мог бы точно сказать, что именно, но сладость все еще была на языке. Не удивительно, что сейчас он вспоминал и мысленно сравнивал каждый прежний поцелуй с этим.
Сладким и одновременно настолько горьким, что его хотелось погрузить в бездну алкогольного забытья, и не доставать оттуда вовсе.
- Ну и что?
Его вопрос и не был вопросом. Совсем.
Это была случайно оброненная фраза, которая вполне так могла бы и остаться мыслью, если бы не сильное желание показать свой голос в ответ. Было ли Альмалику сейчас больно и по-настоящему горько? Отчасти. Слишком много правды на его успевшую расслабиться голову. Нужно привыкнуть. Осознать. И потом уже решительно шагать вперед, под палящим солнцем, под знаменем боли и крови.
- Моя судьба такая, какой я ее сделаю.
Хочется не отпускать. Хочется быть так - всю ночь.
- Если захочу - буду звездой. Захочу - стану бездной. Захочу - буду всю ночь целовать тебя.
Альмалику подтверждает свои слова действием, вытягиваясь в струнку, касается губами Элькалу - сначала задерживаясь на шее, а после даря долгий поцелуй губам.  Кто еще станет творить судьбу за него? Каким образом они добираются обратно до дома, мокрые, взволнованные и отчасти опустошенные? Как заснет Альмалику - по привычке в объятьях Элькалу или повернувшись уже лицом, чтобы не задеть драгоценные крылья? Если честно, он уже и не помнил, как это было. И так ли важно?
Он готов был стать звездой.
И через некоторое время, уже уйдя от спасительного чудотворного оазиса со звонким ручьем и раскидистыми ветвями деревьев, Альмалику задаст свой единственный вопрос:
- Как ты меня представишь?
Потому что это один из немногих вопросов, волновавших Повелителя на самом деле.
Ведь где Повелитель - там смерть. Где смерть - там и противящиеся этой самой смерти. Его начнут ненавидеть - в любом случае. Но как скоро примут?
Все зависело от Имени.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+2

57

Прошла ночь, как проходит всякая боль и грусть в жизни, упала с плеч, но легче так и не стало. С каждым шагом, двигаясь по пустыне, он будто возвращался назад, падая сквозь годы прожитого, становясь все мрачнее, угрюмее. До боли всматривался в пыльное марево над дюнами, различая призрачные руины городов, навстречу ему двигались, исчезая в дымке, безликие фигуры. Некоторых он узнавал. Других еще только предстояло узнать. Даже если бы Повелитель захотел, то едва ли смог бы разделить в мыслях своего невольного последователя отдельные слова. Голос тоже показался Элькалу призрачным, чуждым, взывающим с той стороны реки. Он поднял голову и тряхнул, возвращаясь к реальности.
- Я тебе не герольд. Сам представляйся. Не было такого уговора. – Неожиданно ясно и громко прозвучала мысль, почти так же, как могла бы звучать речь. Но на самом деле, даже не будь у него проблем с горлом, демон не хотел разговаривать вслух.
Крылья были плотно прижаты к телу, прикрыты надежно плащом от перегрева, но облик его все же изменился. Добравшись до первого поста, он бесшумно поднялся по камням и замер, бросая длинную тень на часового. Это был парнишка лет пятнадцати и он явно никого не ждал. Подслеповато щурясь, он рассматривал фигуру перед ним.
- Где Мара? – только и спросил Элькалу тяжелым надтреснутым голосом.
- Кто ты… - часовой поднялся и отступил на шаг назад.
- Тот, кто привел вас, - ответил демон, не двигаясь и давая рассмотреть себя, пусть даже против света солнца.
Парнишка прищурился и облегченно вздохнул, узнав демона.
- Я не знаю где, - пожал плечами он, улыбаясь.
- Вас должно быть всегда двое, - укоризненно заметил Элькалу.
Часовой в ответ снова пожал плечами. Контролировать сестру он не мог, как и никто другой в поселении. Не могла она сидеть, часами наблюдая за пустыней.
- Пойдем, - кивнул демон, соскользнув с камня.
Эта часть беседа звучало на привычном, общем диалекте. Дальше, идя в сторону поселения, они перекинулись еще несколькими фразами на ином языке, сухие ломкие звуки которого звучали очень резко. Судя по всему, речь шла о Повелители, потому что часовой несколько раз оборачивался на него, с интересом разглядывая.
- Что случилось? – негромко спросил парнишка. – С твоим голосом?
Демон поморщился, на секунду остановился и продемонстрировал горло. Часовой протянул к нему обе свои ладони и Элькалу не дернулся, не отпрянул, давая ему прикасаться, чувствовать новый шрам, пересекающий кожу. Парнишка помрачнел и искоса глянул на Повелителя, ничего не спросив больше.
Мара выбежала встречать их у самой деревни. Уже все знали, что Кашаф вернулся, ведя за собой еще одного новичка, на которого смотрели со всех сторон с недоверием.
- Я дома, - сказал он встречавшей его девочке.
Мара прикусила губу, поднырнула под его руку, в качестве предлога используя необходимость забрать снаряжение, осмотрела его со всех сторон. Они пошли вдвоем к дому, что стоял почти на самом отшибе деревни.
«Жди тут, пока они будут смотреть. Да не пугай никого. Тебя отведут куда нужно» - подсказал Повелителю демон, удаляясь.
За ним действительно пришли, причем достаточно быстро. Тут кругом были лишь демоны, искаженные странные создания, с рогами и хвостами, чистыми выглядели лишь дети, не выбравшие еще своей собственный путь. Альмалику отправили в основной дом собраний, где за большим круглым очагом сидела старейшина деревни.
- С чем ты пожаловал к нам? – произнесла она.
Элькалу пришел почти сразу, не дав ответить на этот вопрос. Он переоделся в более легкие одеяния, не взял с собой оружия, но ему это и не было нужно. Он сам выглядел как оружие. Старейшина подняла на него голову и прикрыла глаза, пока демон усаживался у очага.   
[nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+1

58

"Сам так сам..."
По правде говоря, резкое высказывание Натаниэля не вызвало должного отклика у Кристиана. Будь они оба в другом времени и в другом месте, принц бы выразил кучу негодований по этому поводу. А теперь же ему казалось, что все так, как и должно быть.
Дорога была весьма скучной и однообразной, и разговор с местным привратником стал настоящим глотком свежего воздуха.
"И почему только я раньше не догадался сюда сунуться?
Ах, да, верно, на меня бы могли накинуться как на чужака или даже дикого зверя. Они ведь даже не знают, кто я...Но чуют, что что-то не так".

От Альмалику не укрылось то, как на него смотрели демоны - во взглядах было не просто недоверие, но опасение. И последнее новоявленный Повелитель чувствовал особенно остро, практически кожей. Нравилось ли ему это? Сложно сказать. Вообще раньше он решил бы не задумываясь, что добился своего. Что теперь на него смотрят со страхом и должной долей уважения. Но какие выводы нужно было сделать сейчас?
"Едва ли здесь есть кто-то, равный мне по силе, иначе я бы это чувствовал..."
Странно, но находясь в деревне, Кристиан почти забыл, что его мысли теперь как на ладони у демона. И сомнения он может принять как за проявления слабости. А этого демону было не нужно совершенно. И потому, как только его проводили в один из домов, он уже с порога был готов представить свои сформулированные мысли. И его даже почти перестал волновать факт отсутствия рядом Элькалу.
Демон в любом случае вернется...а если нет, то придется поиграть с ним в прятки. Тоже хорошо и весело.
Разумеется, ни о каких почтительных поклонах не могло идти и речи, но в силу рогов, прежде, чем пройти внутрь, пришлось, все же, наклониться. Но Альмалику  с лихвой вернул свое чувство собственной важности, распрямившись перед женщиной в полный рост.
В ней можно было различить силу чуть большую, чем во всех встреченных по пути демонах.
И все равно это было не то, что изначально ощущал в себе демон-Повелитель.
- С предложением.
"А вернее, с приказом".
- От которого сложно отказаться, думаю, - Альмалику позволил себе улыбнуться краешком губ, но даже в том жесте было тотальное превосходство и возвышение. Впрочем, если местная глава умна, то ей не нужно никаких подтверждений, ибо она знает, кто к ней пожаловал. - Слушай.
Повелитель сделал шаг к очагу, глядя на старейшину и вплетая в голос лишь отголоски той магической мощи, которая имелась у него в запасе.
- Ты ведь хочешь лучшего для своего народа? Блага, свободы и силы, - Повелитель говорил тихо, даже не помня, когда в последний раз общался так вкрадчиво. - Я могу дать это.
Он посчитал, что рано пока называть финальную цену. Демон перевел взгляд на Элькалу.
Потому  что у каждого есть шанс сделать шаг назад.
"Цена лишь одна, и ты знаешь ее."
Но только не у него.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+1

59

Очень долгое время ему было безразлично совершенно все, включая факт собственного существования. Он перебивался малым, не думая о завтрашнем дне. Пусть не сразу, но это прошло. Теперь ему было интересно даже то, что намеревался Повелитель сказать старейшине.
Вопреки наименованию своей должности, глава поселения не была старой в прямом смысле этого слова. То есть она никогда не была молодым демоном, не взрослела и, значит, не становилась демоном старым. Она уже была достаточно стара, когда напиталась темной энергией. Зачем ей это потребовалось – большая тайна. По крайней мере, Элькалу не понимал, какое удовольствие может быть в вечной старости. К тому же, она действительно умела выслушивать различные просьбы и принимать решения.
Обсуждение должно было стать чем-то занимательным, но едва услышав Повелителя, демон едва сдержал истерический смешок. Он прикрыл ладонью рот и деликатно кашлянул, чтобы никто не принял его движения за проявление неучтивости. Посылать Альмалику подсказки, советовать под руку и комментировать не хотелось, но удержаться от фривольных мыслей было крайне сложно.
Старейшина качнула головой, соглашаясь неизвестно с чем.
- Мы желаем покоя. Чтобы нас не трогали, оставили в покое. Там, в песках, подальше от города много чего такого, от чего даже у меня волосы встают дыбом. Там живут ужасные, омерзительные твари, что нападают на нас. Впереди город, где живут точно такие же твари, с нутром черным, завистливым. Они тоже нападают. Мы лишь выживаем. – Она отрицательно покачала головой. – Но я не могу говорить одна.
«Деликатен как кирпич, изящен как топор» - всё же не сдержался Элькалу, пряча тень улыбки за ладонью.
- Я вижу твои изменения, - произнесла Старейшина, переведя взгляд на своего разведчика.
После этого она перешла на другой язык, шипящий и режущий ухо своей резкостью. Тот самый, с которого начал сам Элькалу при встрече. Язык демонов. Говорить на нем оказалось проще, даже горло болело не так сильно. Перекинувшись несколькими словами со Старейшиной, Элькалу раздраженно фыркнул.
«Она говорит, что не может принять такого решения сама. Что кто-то может захотеть, кому-то может это понравиться, но разговаривать с другими ты не имеешь права. Потому что не умеешь. И потому что чужак. Она не может созвать общее собрание, чтобы обсудить это. Ради тебя – нет. И ты должен уйти к закату. Куда угодно, хоть бы в пустыню. До этого времени, само собой, разговаривать с кем-то тебе нельзя. Если согласишься с этими условиями, будешь молчать, то можешь восстановить силы и до утра, а после идти по другим поселениям» - передал суть беседы он.
После недолгого молчания он произнес несколько слов. Старейшина нехотя кивнула и жестом велела идти прочь.
Элькалу поднялся и вышел через другой ход наружу. Они оказались за домами, почти позади деревни.
«Будет общее собрание. После соблюдения некоторых церемоний ты сможешь говорить. Завтра. До этого времени тебе никуда нельзя кроме Дома Духов. Гостевых домов тут нет, только этот. Выйдешь наружу – потеряешь все. Заговоришь с кем-то – потеряешь все. Я ничуть не сомневаюсь в том, что ты способен перебить тут всех и глазом не моргнув. Но могу это и я. Куда сложнее заставить их принять тебя и заставить слушать»
Элькалу подвел Повелителя к дверям другого высокого дома, стоящего на отшибе, под прикрытием почти отвесных скал. Внутри только странные маски да деревянный настил.[nick]Элькалу[/nick][icon]http://sg.uploads.ru/yVKSs.png[/icon]

+1

60

Итак, это была вновь череда условий, от которых хотелось отмахнуться, как от назойливых насекомых. Что представляли из себя все, живущие здесь?
А по сути и правда насекомых.
Раздавить - и не иметь более никаких с ними дел.
Альмалику точно знал, что ему это по силам, и смысла не было говорить это еще раз. По сравнению с теми, кто обитал в этом поселении Повелитель был сродни божеству, и до любого глупого божества не дошло бы, почему за ним не хотят идти. Альмалику же, перебрав в голове несколько вариантов, пришел к выводу, что страх вполне оправдан. Никто не пойдет умирать вслед за чужаком, размазывая кровь соседей по земле.
"Идти к другим?"
Мысленно он, конечно же, не сумел бы передать всего того недовольства, которое закипало в нем. Для этого следовало научиться обращаться с мысленной связью чуть лучше, а какие-то физические манипуляции и вовсе оставить на потом.
Но властелин не сумел удержаться в этот раз, и потому из-под ног его, извиваясь и поднимаясь ввысь, пошел пар. С детства зачарованной огненной магией, Кристиан понимал, что в один прекрасный момент должен подчинить ее себе.
"Слишком много условий эта женщина ставит для того, кто может ее убить и глазом не моргнуть," - мысленно проворчал Альмалику, складывая руки на груди. "Не твои новые друзья, так кто-нибудь другой последует за мной, и тогда эти пожалеют, что однажды отказали мне. Или..."
Он неожиданно оживился - мелькнул в демонических глазах хитрый огонек.
"- А знаешь, я думаю, что ты уже...знаешь кое-что. И уже придумал, как быть. Ну, что же, положусь на тебя, демон, как это и было всегда. Особенно когда я только начал называть тебя сладким".
Огромная рука с когтями легла на плечо Элькалу, чуть сжимая и будто обозначая еще раз свою силу.
Хотя подтверждений и без того было слишком много. Особенно прошлой ночью.
- Останешься со мной? Мы же не будем разговаривать, правда, обещаю, - Повелитель лукаво ухмыльнулся. - Прошу это потому, что долго не выдержу тех условий, что мне обозначила та самодовольная старуха. Знаешь, что я хочу сделать прямо сейчас?
Альмалику резко приблизился к уху демона, опаляя его жаром дыхания:
"Подняться повыше.
И" нагнуть их всех, чтобы смотрели на меня с восхищением.
Только вот..."

Как забавно было не произносить ни слова и при этом доносить свои намерения предельно ясно. Замечательная штука мысленная связь, но с другой стороны она же и создает определенную опасность.
"Мне нужен ты. Чтобы ты смотрел. Ты смотришь, Элькалу?"
Обведя ладонью чужое лицо, Альмалику усмехнулся. Он знал, что демон смотрит, как когда-то смотрел на своего обожаемого демона и сам принц Кинмоку.
"Завтра, если я услышу еще один отказ, я сделаю так, как хочу.
Заставлю.
Ты будешь смотреть?"

Вполне вероятно, Элькалу хотелось бы поучаствовать...возможно, он зачерпнул могущества еще больше, чем предполагалось изначально...А может и нет. Но теперь они оба в руках друг друга, и никуда от этого нельзя было скрыться. Только умереть в пустыне.
[nick]Альмалику[/nick][status]темный властелин[/status][icon]http://sd.uploads.ru/8eAoT.png[/icon]

+1


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » альтернатива 18+ The point of no return