Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Загляни за стеллажи


флешбэк Загляни за стеллажи

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s9.uploads.ru/t/m2k6K.jpg

Действующие лица:Сейлор звездный Воин, Сейлор звездный Целитель
Время, место, погода, обстановка: 7 июня, библиотека дворца. На улице жара, а здесь прохлады и даже нотки свежего ветра обдувает подрумянившие щеки. Пустынные длинные коридоры, массивные стеллажи и корочки пыльных фолиантов
Пролог: Наслушавшись старых рассказов прислуги, Коу украдкой пробирается в библиотеку, мечтая найти книгу о приворотах. Ведь в его голове просто бушует ураган мыслей, как опоить забывшую о своей прошлой жизни лунную принцессу. Ведь у него уже просто нет сил просто так любить ее и молчать. И кто бы знал, чтобы он натворил, если бы верный старший брат его не остановил.

+4

2

Это невыносимо. Это просто невыносимо. Может кто-то скажет, что жить на одной планеты с объектом своей безудержной любви это прекрасно, то Сейя скажет обратное.
        Он так по-детски радовался, что они вернулись на свою родную планету, что они восстанавливают жизнь на  ней, забывая кровоточащие раны разрушений Галакисией. Но нет же, и то, что произошло теперь, просто раздавило его самолюбие раз и навсегда. Как можно жить, зная, что твое наваждение так близко, но ты не просто не имеешь права ей говорить о прошлом, так еще и внимание ее себе надо заслужить. Нет прошлого, нет памяти, нет сил… Лишь отчаянье, лишь боль, лишь злость. Вы думаете, ему легко все это  чувствовать?  Терпеть и молчать? Трудно, невыносимо трудно. Лучше залезть с головой в кратер вулкана, или разрешить сожрать себя здоровенной химере, чем так просто даже взглянуть в прекрасные глаза цвета весеннего неба.
        Больно, очень больно. И эта боль не утихает из года в год. Никто не говорил ему, что будет так нестерпимо больно, что сил на это будет не хватать. Что каждый глоток воздуха при одном лишь взгляде на белокурую красавицу, будет сжигать его как наркотик изнутри. Никто… никто не помогал ему гореть в этом собственном аду. Ад, да это его лишь личный ад. И с каждым днем все сильнее затягивало внутрь. Все сильнее не хватает сил.
      Даже на Земле, Коу не чувствовал себя настолько ущемлено, зная, что у его любимой Оданго своя судьба, свой принц. Он знал свое место. Никто не запрещал ему любить. И однажды, он даже набрался сил заявив, что после концерта заберет ее с собой, на их планету. Ну да, частично так и есть. Это КинМоку-сейн, да, Оданго-атама рядом, но все равно не его. И все равно ничего не помнить о том времени. Она не помнит, как Сейя сражался за нее, как оберегал, как страдал, как мечтал вырвать ее у ее жениха, и как пожелал своему сопернику счастья. Что это? Ирония судьбы, или тяжелая пощечина. Нет, это игры коварства и несправедливости существования.
      От натиска всех чувств и противоречий, метеор загнал себя в уже практически дистрофию. Он почти не ел, употребляя богатства алкоголя, да горечь никотина, стараясь забыться. Скрыть в глубине своего сердца это чудовищное чувство безответной любви. А если говорить по правде, забывался парень не только таким образом, но и очаровывая прислугу во дворце. То и дело юные фрейлины, или горничные ощущали на своих щеках багровую яркость очарования. Конечно, на такое развлечение, у метеора не особо было и время, ведь охрана ее Величества занимала большую часть жизни трех юных метеоров. Но и свободное время никто не отменял.
      Вот и сейчас, наслаждаясь украденными часами вольной, Коу пробирался в то место, которое по своей воле, в жизни бы никогда не посетил. Именно сейчас, парень пробирался вглубь огромной старинной библиотеки дворца, где частым гостем можно было встретить Мейкера, но не как не его. Не Файтера.
      Юноша ощущал себя просто каким-то шпионом, раздумывая найти такую книгу, которая в корне могла изменить всю несправедливость судьбы. Может, покажется это варварством, но Коу просто дошел до ручки, мечтая сварить приворотное зелье, и хоть таким способом, но влюбить в себя голубоглазую девчонку с длинными золотистыми хвостиками.
От одной из престарелых обитательниц замка, Воитель разузнал, где именно спрятан фолиант по приворотам (естественно не зная, что любое приворотное зелья действует не больше часа). Вот он пробирается через все западное крыло библиотеки, стараясь идти бесшумно, боясь пробудить всевозможных невидимых существ, которые могли наполнять это место своей магией. Шаг, еще один, еще.… И вот стеллаж с нужным номером «1044А», все, именно тут запрятана тайная книга приворотов. Беглый взгляд по корешкам книг… «Не та, снова не та… Черт возьми, да где же она…»
          -Ай! – срывается с его губ от неожиданности. Он не замечает, что один из корешков украшен острыми камнями, и режется об него. Кровь с металлическим запахом вырывается из поврежденной кожи. Больно и обидно. Но, знал бы он обо что порезался, был бы внимательнее. Голова закружилась, в глазах задвоилось, а горло обхватил пряный вкус винного мускуса с нотками миндаля. – Что за… - слетает с его губ, и чтобы не упасть, парень хватается за стеллаж. От этого, старинный шкаф, не выдерживает, и просто начинает рушиться, а книги, с грохотов вываливаются на метеор, отчего тот и сам оседает на пол.

+8

3

Что такое жизнь во Дворце? Это круговорот интриг, заговоров и сплетен. Каждый ждет твоих ошибок и норовит воткнуть тебе нож в спину. И каждый раз хочется от этого сбежать куда-нибудь подальше. Но останавливает лишь верность долгу и Принцессе Оливии. И если бы не это, то Целитель давно нашла бы способ сбежать от всего этого.
Ей претило то, что во Дворце приходить быть в женской ипостаси. В мужском облике на официальных приемах и службе запрещалось быть, и лишь в свободное время или в своей комнате, можно было быть тем, кем хотелось, ну или на край, замоскироваться и сбежать в город.
События последних двух лет были насыщены. Возвращение на Кинмоку должно было быть радостным событием, но все оказалось совсем иначе. Воздух, некогда на прекрасной планете был отравлен, однако ощущалось это слабее чем могло бы быть. Однако Кинмоку была практически полностью разрушена, но, тем не менее, повсеместно шло строительство новых зданий и магическое восстановление того, что можно было восстановить с помощью магии.
Для Хилер все увиденное было большим шоком. Ей довелось увидеть малую часть всех разрушений, пока её с сестрами провожали до их комнат. Однако уже во Дворце она узнала, что всем здесь заправляет Принц Кристиан, младший брат их Принцессы, которого не было в момент нападения Галаксии на их родную планету. Девушку эта новость напрягла, ведь она всегда с недоверием относилась к Кристиану, однако своей неприязни никак не могла объяснить.
Шло время, а восстановление планеты не приносило желаемого результата. Да, Кинмоку восстанавливалась, но не так как хотелось бы. И были приглашены для помощи Сенши Земли. Но, видимо, при путешествии на планету вечноцветущих олив, что-то случилось, потому, как девушки напрочь забыли кто они на самом деле.
Целитель хотела помочь девушкам вспомнить кто они, но возвращать им память было запрещено, и это раздражало.
Зеленоглазая видела, как сходил с ума Сейя от любви к Усаги и невозможности что-то сделать. И Целитель ненавидела себя за свою беспомощность.
Сама же девушка начинала уставать от дворцовой жизни, ей хотелось снова вспомнить, что такое играть на синтезаторе. Но, увы, такого инструмента здесь не было. И чтобы как-то отвлечься блондинка однажды, перевоплотилась в парня, в прачечной «позаимствовала» мужской наряд и незаметно выбралась из дворца.
Бродя по городу, Ятен забрел в одно заведение. В Токио его можно было бы назвать рестораном. Обстановка была довольно богатой, но вот отсутствие хоть какой-то музыки угнетало. Правда, оценить полностью достоинство этого заведения, юноше помешали два охранника, решившие, что такому, как он, здесь не место. Или же так решил сам хозяин заведения. Однако Ятену удалось выудить из-за пазухи мешочек, в котором зазвенели монеты. Охрана его тут же отпустила. Молодой человек подошел к хозяину заведения и предложил ему свои услуги музыканта, объяснив, что живая музыка привлечет больше клиентов, но инструмент должен быть не стандартным, а совсем непохожим на другие. Так, с помощью магии, появилось фортепиано, где каждую неделю играл Ятен, сбегая из дворца.
То, что это был один из телохранителей Принцессы, никто не знал, так как юноша прикупил себе короткий темно-синий парик.
Блондин играл каких-то известных Земных композиторов, а порой и сочинял сам музыку.
Вот и в этот день юноша отправился в свободное время в библиотеку, чтобы сочинить очередную мелодию для выступлений.
В помещении было тихо, так как днем все были заняты своими делами. Здесь было прохладно, в отличие от улицы, где царила жара.
Коу надеялся здесь найти вдохновение и сочинить что-то такое, от чего сердце людей начнет трепетать.
Ятен восхищался библиотекой Дворца, здесь можно было найти все что угодно, и парень понимал, почему Творец так любит проводить время тут.
Блондин поднялся на второй этаж, где так же были секции книг, и сел за один столов, расположенных возле окна.
Юноша настолько погрузился в свои мысли, что даже не слышал, как в библиотеку вошел Сейя.
И только звук падающих книг заставил старшего Коу вздрогнуть и подскочить к перилам. Увидев, где «произошла авария», Ятен немедленно направился туда. И какого же было его удивление, когда он увидел своего младшего брата.
- Сейя? Ты как?
Юноша задал этот вопрос, восстанавливая вертикальное положение стеллажа. А когда все было сделано, протянул руку брату, помогая тому подняться.
"Сейя и книги – это что-то новенькое… Интересно, что он искал?"

+7

4

Голова закружилась. Перед глазами все поплыло, а в нос ударил запах свежи булочек со сгущенкой, ореховой пасты и ванильного мороженого. Именно этим, в памяти метеора пахла Усаги, когда они вместе проводили время на Земле. Самые «вкусные» запахи. Самые приятные. В голове просто взрывался фейерверк. Разноцветные яркие пятнашки, брызги, словно конфетти. Именно так и замирало сердце рядом с «обожаемой» куколкой. Может все-таки Сейя ударился головой об шкаф при падении? И это просто галлюцинации? Но нет, стеллаж упал возле него, и единственное, что пострадало от падения кроме него самолюбия, это пятая точка. Нет, головой он не заделся об дерево. Да если и прислушаться к себе, то  из всех его ощущений, болел только порезанный палец.
         Точно! Вот теперь память начинала воссоздавать причину его сверх фееричного приземления. Он коснулся корешка одной из книг, и его поразила резкая боль. Капли крови тут же брызнули из раны. И да, возле него в воздухе летал этот противный, но такой знакомый с самого детства запах собственной крови. Но если пахнет только металлом, причем здесь тогда приятные ароматы вкусностей?
         В горле запершило. Такое действительно бывает, когда соприкасаешься с магическим предметом. А точнее, это первый признак отравления. Так неужели это действие яда? Неужели этот старинный фолиант пропитан едким ядом, и тот уже начал поражать его тело? Тогда что же это за яд?
     «Проклятье, надо срочно разобраться о какую книгу я порезался?» Все что знал метеор об отравлениях, это то, что он не хрена не знал об отравлениях. «Твою….» Он рывком попытался встать и рвануть перебирать упавшие книги, чтобы найти ту самую, украшенную драгоценными камнями. Не устоял, и снова шмякнулся на пол.
     - Черт возьми! – вслух выругавшись, метеор стал так перебирать оказавшиеся поблизости книги, ища ту самую, параллельно ища еще и ту книгу, за которой он сюда пришел.
      - Ятен? – дернувшись, словно его застукали на месте преступления, Коу быстро облизал окровавленный палец, посмотрев немного затуманенным взглядом на старшего брата.
     – Я? Нормально! – а запахи усиливались, и словно дрель колокольчиков, теперь начинали позвякивать. «Динь-динь, дон-дон… динь-динь, дон-дон» Естественно, кроме него самого никто эту музыку слышать не мог, да и запахи, связывающие его с Усаги, Ятен точно почувствовать не мог.
      Целитель протянул руку, чтобы Сейя смог подняться. Предводитель метеоров краем глаза еще раз пробежался по сброшенным книгам, наконец-то обнаруживая ту самую, он рывком подтащил кожаный фолиант к себе, и только после этого опираясь на брата, поднялся. Его левая рука сжала сильнее корешок книги. Оказалось, что драгоценными камнями был украшен не только корешок, но и верх старинного фолианта, а еще золотая нитка обволакивала выпирающие буквы названия: «Periculosum est obnubilatio ominibus», что означало: «Самые опасные привороты и затуманивание рассудка». И если быть честным перед самим собой, то Коу и, не зная, сам нашел ту самую книгу, поранив об нее палец. И что там говорили, действие продлится около часа?
    - А ты что здесь делаешь? – он явно злился. Ему не хотелось, чтобы кто-то был свидетелем того, что Файтер нашел книгу о приворотах. Он не собирался кому-то докладывать, что хочет приворожить лунную принцессу. Что он уже дошел до ручки в своих страданиях. И готов пойти на самые крайние меры, не думая о последствиях и просто кричащей совести.
Руки затрясло, пелена сильнее обволакивала его сознание. Шаг, еще один, Коу поднимает взгляд своих василькового цвета глаз на брата, и замирает. Словно хлопок в голове, Его словно пробирает выстрел, сердце перестает стучать, и коленки снова начинают подкашиваться. А запахи меняются. Теперь пахнет яблочным джемом, зимней хвоей и инжирным персиком. На лбу проступают капельки пота, виски начинает ломить. Магия приворота в полную меру взыграла с ним злую шутку.
     - Какой ты милый, когда взволнован. Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя самые красивые и необычные глаза? – Вот вам и ба-бах! Кого первого заметил, на того и переключился. Магию старинной книги не обмануть. Миг и голова приятно затуманивается, и теперь в его жизни нет ничего прекраснее, чем травянистого цвета очи старшего брата.

+6

5

Ятен пристально смотрел на Сейю, стараясь оценить масштабы повреждений, но на первый взгляд не находил. Однако взгляд брата был каким-то не таким. Словно брюнет не совсем понимал, что происходит. И поэтому его «нормально» не показалось Целителю убедительным, но разве можно было спорить с этим активистом. Как минимум это было бесполезно, как максимум все равно не признался бы. Впрочем это было все равнозначным.
«И все же, что он тут искал? Неужели в его голову пришла очередная безумная идея? Если идея, то ладно, но причем тут книги? Не в его стиле искать идеи в книгах. Или же здесь что-то другое?»
И протянутую руку младший брат не сразу принял, а перед этим подтянул к себе одну из книг, и только после этого поднялся с помощью Ятена. Название этого фолианта юноша не разглядел, однако заподозрил неладное.
«На какое безумство он решил себя подтолкнуть? Если бы мне удалось это выяснить, но он же очень упрям!»
Внезапно настроение Файтера резко поменялось, потому как вопрос о причине нахождения самого Ятена, показался довольно резким. Но тем не менее блондин ответил совершенно спокойным голосом:
- Я решил побыть в тишине в свое свободное от службы время. А вот, что ты тут делаешь? Решил в кои-то веке пополнить голову новыми знаниями?
Парень не стал говорить, что здесь, чтобы сочинить новую мелодию. Ведь его братья не знали о вылазках в город и о том, что он играет в одном из заведений города.
Однако ответа на вопрос Целитель не успел получить, так как с Сейей стало происходить что-то странное. Руки его затряслись, шаги были какими-то неуверенными, а на лбу выступи. Старший Коу основательно забеспокоился состоянием брата. По признакам можно было подумать, что это какое-то воздействие магического характера, но что именно - непонятно. И такой расклад вещей пугал, хотя дальнейшее развитие событий обеспокоило еще больше.
"Комплименты", сказанные Сейей, были очень сомнительными. И если бы все это не было сказано в адрес Ятена, то зеленоглазый мог бы сейчас посмеяться, но вот только почему-то было не до смеха.
Сказанное Сейей даже напугало и юноша на автомате сделал шаг назад:
- Сейя, ты уверен, что с тобой все в порядке? Ты неважно выглядишь.
"И похоже сильно ударился головой."
Целитель кинул быстрый взгляд на книгу и только сейчас он смог прочитать её название.
"Привороты? Похоже дело дрянь. Братец хотел кого-то приворожить? Хотя, я кажется догадываюсь кого. И это сыграло злую шутку над ним, а заодно и надо мной. И вот, что теперь с ним делать?"
- Сейя, а ты точно адресуешь эти слова мне? С каких пор,тебя интересую я и мои глаза? Ты же вроде интересовался совсем другим человеком.
"Ятен, тяни время и, возможно, это спасет тебя от приступа нежности Файтера... Хотя почему-то кажется, что это не сильно поможет, но попробовать стоит."

+6

6

Не зря говорят, что магия до добра не доводит. И что не зная последствий, не стоит и начинать что-либо делать. Вот не знаешь, к чему приведет твое желание приворожить лунную принцессу, теперь держи себя в руках. Хотя это громко сказано. И держать себя в руках, метеор точно бы и не сумел.
       В его голове продолжали взрываться разноцветные огоньки, а такие приятные ароматы, обволакивали рассудок с новой силой. Как там было в старых сказках? Кого первого поцелует в того и влюбится? На кого взгляд первым упадет, тот и будет в мыслях? И надо же было такое удумать, что первый кто попадется на глаза метеору, будет не размалеванная горничная или одна из наложниц короля КинМоку, а собственный, черт возьми названный брат. Вот кого-кого, а точно не его он ожидал. Не в него собирался влюбляться метеор. Точно не в Ятена. Все же с ориентацией, у Сейи всегда было нормально. Хотя так думать не корректно. Рожденный женщиной, влюбившись в женщину. Все же про ориентацию можно поспорить. Да, не корректно это точно.
        - Ну, что ты, Ятен…. – как-то достаточно хрипло подытожил метеор, ощущая захватывающие маневры яда на сознание все с большей силой. – Со мной все в полном порядке… Разве есть в этом хоть какие-то сомнения? – Ну, естественно, он же сам не понимал, что с ним происходит что-то магическое. По ощущениям Коу, все было, так как и должно быть. И боль, и угнетение, и страдания и обречение, все это уходило куда-то вглубь души. И мысли о прекрасной золотистоволосой глупышке с причудливыми хвостиками, все уходило на задний план. Куда-то глубоко-глубоко, куда-то далеко-далеко. Он даже не мог сейчас сказать, почему хотел ее так приворожить? Да что греха таить, он не понимал, за что именно так желал ее? Когда в мире есть такие прекрасные изумрудные глаза.
      А Ятен похоже начал понимать, что именно произошло, и его чувство самосохранения тут же дало рывок. Ятен попятился назад. Глупая затея. Ятен всегда был слабее и медленнее Сеии. Он Целитель, а не Воин. И если нужно исцеление, то он первый мастер, а в вопросах скорости, явно уступал человеку, который черпает силу от этого.
Глаза Файтера пылали. Даже на щеках проступал яркий завораживающий  легкий румянец.
      - Здесь больше никого нет, Ятен. Ни-ко-го. – Последнее он проговорил, словно проурчал, смакуя каждый слог. Скорее всего, когда действие приворотной магии спадет, Сейе будет стыдно за свое поведение, но не сейчас. Сейчас его весь мир начинал сосредотачиваться на пепельноволосом юноше, в глазах которого можно было прочесть и испуг, и тревогу и непонимание происходящего. Но Сейя и этого сейчас не видел. Приворотная магия, отравляющий эликсир, все пробиралось по артериям и венам метеора. Вдох выдох, вдох выдох. А от каждого глотка кислорода, становилось только тяжелее. Хотелось прижать к себе этого мальчишку, и больше никогда не отпускать. И почему собственно хотелось? Хочется, и он это непременно сделает. Кто ему помешает?
       - А кому я должен это говорить? – как-то слишком приторно улыбаясь проговорил брюнет, делая пару шагов в сторону Хилера, так и сжимая в руке опасную книгу. – Перестань, не будешь же ты отрицать, что у тебя самые красивые глаза на свете. Это смешно, Ятен. – и снова, словно четкое ударение на имени брата. Сейя непроизвольно облизнулся, словно дикий кот, увидев на высоких ветках дерева юную общипанную птичку.
«Такой беззащитный, такой ранимый…. »
       Шаг, еще шаг, еще один. Можно не сомневаться, поймать блондина будет несложно. Гордость и тревого за брюнета, сама играет злую шутку с Ятеном. А магию так просто не разрушить. И Сейя просто перестает понимать прошлое, настоящее. Он не видит окружающее. Он забывает, зачем пришел в библиотеку, зачем искал книгу, кто такая лунная принцесса. И вообще кто он сам, смотря неотрывно в травянистые глаза старшего метеора, облизывая пересохшие губы. Шаг, еще шаг, а бежать то собственно некуда. Кругом стеллажи, кругом книги. И пустота. А в крови бушует приворот.
        - Интересно, а твои губы правда вкуса яблочного мусса, или мне кажется? – охрипшим голосом шепчет он, практически загоняя парня в капкан. Теперь Ятену стоит или бежать, или звать на помощь. Таким Сейю ему явно не остановить. Остается только противоядие, но вот глее его взять? И где Тайки, когда он так нужен….

+4

7

Чем больше Ятен наблюдал за Сейей, тем меньше нравилось его состояние. Если это действительно была любовная магия, то дела блондина были совсем плохи, так как в этот раздел магической природы он всегда предпочитал обходить стороной, считая это ложью, не отображающей действительности. Парень имел только общие представления об этом и знал, что существует несколько разновидностей любовной магии, и в том числе приворотов. Но как избавиться от этого и уж тем более найти противоядие, он не знал. И это усугубляло положение Целителя.
«Так, Ятен, соберись. Попробуй проанализировать состояние брата и уже потом будешь паниковать.
И так, пойдем по порядку:
1. Потливость
2. Неустойчивая походка
3. Тремора рук
4. Рассфокусировка взгляда
Чего-то в этом анализе не хватает, начального звена. Не думаю, что он смог приготовить приворотное зелье. Я хоть и не селен в этом разделе магии, но знаю, что компоненты сложно достать, следовательно братец не мог его приготовить. Остается только любовное заклятие, но опять же Сейя не настолько искусен в этом. Следовательно дело в другом. Но в чем?»

Тут взгляд зеленоглазого упал на руки брата. На одном из пальцев был порез, причем по виду довольно свежий. В голове старшего Коу что-то щелкнуло, и взгляд переместился от царапины до книги, которую Сейя все еще держал  в руках.  Фолиант имел выпуклый узор, об который вполне можно было порезаться. И молодого человека осенило.
«А что если порез об эту книгу и есть причина этого поведения? Узор пропитан любовным зельем и Сейя просто по неосторожности порезался. Звучит это бредово, но вполне имеет место быть. Но если все это действительно так, то я все равно не имею ни малейшего представления, где искать противоядие.
Все эти мысли крутились в голове параллельно с «диалогом» с Файтером.
Хрипотца брата напрягала и на его вопрос о сомнениях, юноша тихо произнес:
- У меня их полно, этих сомнений.
Целитель решил для себя, что ни в коем разе не будет поворачиваться спиной к брюнету, так как предпочитал видеть все возможные изменения.
Отступая назад, блондин понимал, что таким образом упрется в стену и будет в ловушке.
Интонация Файтера становилась более томной, и от этого старшего Коу начинало мутить. Улыбка младшего вызывала ту же реакцию.
- Ну не знаю… Например, своей ненаглядной Усаги говорить комплименты…
Хоть Ятен и упомянул это имя, но в то же время понимал, что Воин сейчас врят ли даже помнил её.
Сейя наступал и блондин знал, что еще несколько шагов и будет тупик, поэтому мягко начал менять направление, зная, что это выведет их на середину библиотеки.
Шепот брюнета пронизывал и пугал. Но страх ни на секунду ене отразился в глазах Целителя.
- Даже думать не смей ко мне прикасаться!
Голос был наполнен металлом и холодом. И хоть это врят ли помогло бы, но лишний раз оттянуть время не мешало бы.
«Хотя вырубить его было бы проще, только вот сомневаюсь, что у него замедлилась реакция».

+7

8

Магия любви окрыляет словно искусительный змей (с)

    А кто такая эта Усаги? Любовной магии не объяснить, что у Сейи уже есть та, кто украла его сердце. Магию любовную не провести. Она по-особому охватывала сознание парня, и уже не было вариантов на то, что его разум думает только о другом. Ятен… Вот кого любило окрыленное сердце. Магия рисовала в его голове иные образы, иные чувства, и теперь пепельный блондин захватывал его разум.
    - Ты о чем, Ятен? Глупости какие-то говоришь, - Коу отрицательно покачал головой. – Не пытайся заговорить мне зубы, не получится. – Что и говорить, если сейчас отрицать очевидное больше не было возможности. И слащавые попытки Ятена спастись, это только больше заводило метеора. Кровь горячила, вскипала. Можно было это назвать игра в «кошки-мышки». Жертва убегает, а ты ее ловишь. Это приносит удовольствие. И если бы Целитель просто сдался, разве это было бы настолько интересно? Нет, точно нет. Жертва заманчива тогда, когда дает отпор. Ловить, искать, ловить… Просто так и не отпустить, поймать! Точно поймать!
    Желать. Поймать. Привязать к себе. Целовать и целовать. Захватить в плен, и никогда больше не отпускать. Дарить удовольствие. Обнимать. И снова целовать и целовать. Но только Ятен не так-то прост, и нельзя медлить. Нельзя давать слабину, нельзя останавливаться и терять бдительность. И стоило Целителю попятиться назад, в хищном оскале брюнета появилась заинтересованность и практически неуловимая возбужденность предстоящей игры.
    Такие игры всегда приносили удовольствие метеору. Особенно когда это предстоящая битва и выслеживание пронырливой кровожадной юмы. Адреналин выплескивается, и кровь вскипает. Сейчас, конечно не сражение, но все же.
  - А то что? – Как это воодушевляло. Все попытки Целителя вразумить опьяненного метеора. Как окрыляло… - Что же ты мне сделаешь? Нет-нет, Ятен, нет-нет… - еще один громкий вздох, и резкий прыжок вперед, словно бросок дикой кобры, на пушистого зайца. Бросок, и резкий захват. Беги не беги, а Ятен был пойман. Резким движением правой ладони, схватив его за затылок, парень притянул брата на себя, чуть нависая над ним. Так хотелось заглянуть в эти чарующие изумрудные глаза. Он видел в них свое отражение, и даже не замечал насколько сейчас был не похож на самого себя, поддаваясь на волю приворотной магии. Желание украсть этот поцелуй беру верх над разумом, и не задумываясь о том, что блондин его за это просто убьет потом, Коу левой рукой обхватил того за пояс, притягивая к себе еще сильнее. Тихий вздох, тихий выдох. Сейя облизывает от нетерпения свои губы, словно смакуя момент. А в следующий момент, просто наклоняется и накрывает своими губами манящие губы блондина….
     Да, это и, правда вкус яблочного джема, а еще морского бриза и весеннего утреннего ветра… весенняя прохлада, и ледяная родниковая вода. Все эти ощущения разновкусия, пронеслись в его голове, когда губы смело и по-хозяйски накрыли губы старшего названного брата.
«И, правда, зеленые яблоки…»
      Магия дарила свои ассоциации с любым человеком, кому что подходило, с кем ассоциировало сознание. И хоть Ятен естественно помадой не пользовался, чтобы ощущать этот вкус, затуманенное сознание его брата было иное. И если бы кто-нибудь сказал в трезвом уме Сейи, что он это натворить, Коу скорее всего бы врезал обидчику поддых. Но не сейчас, и это ему нравилось. Еще как нравилось.
      Рука которая легла на затылок, нырнула в копну серебристых прядей, пропуская их сквозь пальцы словно жидкий шелк. Рука, которая обнимала за талию, обжигала разгоряченной температурой тела брюнета. У него словно был жар. Температура давно перешла отметку более 39 градусов, дыхание сбилось, и голова закружилась. Громкое дыхание эхом отдавалось в огромной библиотеке. А когда Коу рванул на старшего метеора, книга приворотов выпала у него из рук, устремляясь куда-то под полки, прячась спасительно от потусторонних глаз.

+5

9

Как и предполагал Ятен, имя Усаги не дало того эффекта, на который юноша в глубине души надеялся, не дало. Из сознания Сейи полностью вытеснилось эти имя и образ, а блондину оставалось лишь продолжать тянуть время. Какова длительность приворота - юноша не знал. И похоже, что Файтер разгадал его задумку протянуть время.
Самое сложное для Целителя в этой ситуации - сохранять внешнее ледяное спокойствие, несмотря на то, что в душе ему было страшно. Страшно от того, что не знал что брюнету могло прийти в голову.
- Глупости здесь говоришь только ты! - язвительно бросил парень. Возможно, это была провокация, но зеленоглазый уже не знал, что делать. Бежать было глупо - догонит, и места для маневра мало. Поэтому мысленно продумывая пути к отступлению, старший Коу не сводил глаз с младшего, глядя тому прямо в глаза, в которых читалось хищное желание поймать жертву и сделать с ней все, что хочется. И Ятену от этого было страшно.
"Сдаться и не сопротивляться? Может, это поможет избежать того, что он задумал. Увы, не думаю, что это поможет... Черт, что же делать? Идей нет совсем. Черт! Черт! Черт!"
Было ощущение загнанности и какой-то что ли неизбежности. И от этого было не только страшно, но и тошно. Такого страха Ятен еще никогда не испытывал, даже битва с Галаксией и смерть друзей не вызывали такого ужаса, как нынешнее поведение Сейи.
На его язвительный вопрос, блондин холодно ответил:
- Челюсть сломаю или ребра, выбирай.
Но ответа не последовало, а брюнет сделал молниеносное движение и вот зеленоглазый уже в его плену. Ладонь брата оказалась на его затылке. Парень попытался дернуться и освободиться от этих "пут", но Сейя все же был сильнее и соответственно эта попытка не увенчалась успехом. Ятен с ледяным презрением смотрел на брата и ледяным тоном произнес:
- Немедленно отпусти меня! Иначе я тебе этого никогда не прощу!
Хотя эта фраза и прозвучала холодно, но все же сердце парня билось с бешеной скоростью, то ли от страха, то ли еще от чего. Но как оказалось "самое страшное" было впереди. Вторая ладонь Файтера оказалась на поясе старшего Коу, и Сейя притянул еще ближе. Расстояние между их лицами было всего несколько сантиметров, что можно разглядеть каждую черточку лица. И сам не понимая этого, Ятен засмотрелся на Сейю, и это было его ошибкой. В следующее мгновение его, как оказалось теплые, губы накрыли губы младшего Коу. По телу тут прошел электрический ток, глаза расширились от испуга, а чеки покрылись румянцем. Непонятное тепло начало наполнять тело, и Целитель практически поддался этому ощущению, но в последний момент собрал все силы и, уперевшись двумя руками в грудь лидера метеоров, оттолкнул его от себя.
Высвободившись из плена, Ятен старался перевести дыхание. Грудь блондина высоко вздымалась, щеки пылали, а в глазах появился странный блеск. И в то же время зеленоглазый ненавидел себя и Сейю. Ведь это был его первый поцелуй, который он хранил для любимого человека, а младший брат просто взял и украл его.
"Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Звезды, да за что мне это? Пришел блин в библиотеку сочинить музыку. Угу, конечно."

Отредактировано Сейлор Звездный Целитель (2019-11-04 21:58:01)

+5

10

А глаза не умеют лгать...
а эти губы не умеют врать...

       Мягкость губ и сладость поцелуя – диковина соединения мгновения слияния уст. Легкость и небрежность, страсть и полустон – первородный грех и идиллия Бога искушения. Сладость мгновения, жадность нетерпения, свирепость подчинения и невероятное удовольствие от того, что тебе противятся. Что ты «вырываешь» поцелуй практически силой. Нет подчинению, нет идиллии, лишь противоборство и желание дать отпор. Ятен не собирался сдаваться так просто, он вырывался, не давая Сейе надолго поймать в плен его губы. Жертва давала отпор. Он это чувствовал, и его околдованное Эго, получало от этого наслаждение. Вырывался, барахтался точно пойманная муха в коварную липкую паутину оголодавшего паука. Чем больше барахтаешься, чем сильнее запутываешься… Но в отличии от мушки, Целитель уперся руками в грудь одурманенного брата, и отодвинул его от себя.
       Ощущение потери. Ощущение холода. Ощущение разочарование с нотками неудовлетворенности. Всплеск гормонов и адреналина в крови. Вереница непонятной потери и обозленности одновременно. Нет, так дело не пойдет. Какое он имеет право вырываться и рушить все его планы?
        - Ты невероятно глуп! – яростный крик. Коу не похож на себя. Нет привычного дерзкого юношеского задорного огонька, лишь разъяренный хищник на тропе охоты. – Неужели думаешь, так просто от меня избавиться? Наивный, Ятен. Наивный Хилер. – ирония в голосе с нотками сарказма. С желанием ужалить посильнее. Не хочет по-хорошему, значит будет по-плохому. И если Сейя совершенно не помнит про свои чувства к Усаги благодаря приворотной магии, то про своего названного брата он знал все. И если магические чувство вспыхнуло в груди, так просто блондину не уйти. Не хочет сдаться по своему желанию, значит будет сила. А сколько удовольствия в том, чтобы нанести удар в самое сердце. Увидеть гнев и злость в изумрудных глазах. А может даже и ненависть. И знать, что ему не выбраться просто так. Лишь жестокий поединок.
       - Знаешь,  а я понял… - еще одна усмешка, голос снова меняется. Теперь это противный полухрип. – Я же не Оливия, да?  Как же, наш Целитель настолько горд, что за столько лет ни разу ей не признался. Только и можешь, скрипя зубами мечтать о принцессе. – Сделать больнее, ужалить посильнее. – Да ей плевать на тебя с самой высокой башни дворца! Ты, как и я, всего лишь пешка на этой планете, Ятен. Просто первосортное  пушечное мясо. Ты что думаешь, ей до нас есть какое-то дело? Да мы простая охрана, не более того. Твоя жизнь на этой планете заключается лишь  в том, чтобы своим телом закрыть ее в любом бою. Вот и все. – Каждое слово метеор говорил с жестокостью, он смотрел на него с прищуром, снова идя прямо на блондина. Конечно, каждое слово шло с гневом, с обидой. И когда действие приворота пройдет ему будет стыдно за эти лова, стыдно, а может быть, он возненавидит сам себя. А может и забудет, что его речь, словно самая острая бритва, режет окровавленные раны.
        Они всегда знали с Тайки, как именно Хилер относился к принцессе. И Сейя всегда было понятно его чувство безответной любви, сам такое же чувство испытывал к лунной принцессе. И в обычной жизни, наверное, они даже могли друг друга поддержать. Не было никакого секрета в обреченности их ситуаций, а сейчас… лишь злость, лишь ярость, лишь желание добиться своего. 
     - Как глупо… как глупо… - он вытянул руку вперед, касаясь горячей щеки метеора. Ему так нравился этот багровый румянец на юношеских щеках. Словно рябиновые ягоды как снегу. Ведь белоснежные пряди его волос, именно так обрамляли лицо. – Никто не властен над своим местом в этом мире… - легкое касание, словно убаюкивание. Со щеки на эти самые белоснежные пряди, пропуская их сквозь пальцы, и снова на щеку. Невесомые касание, поглаживания, легкие нежные. И вместо злости и гнева, мимолетная нежная-нежная улыбка. А пелена в васильковых глазах спадает, словно ее и не было. Лишь немой вопрос. А собственно, что произошло?
      -Ятен? А что ты здесь делаешь?

Отредактировано Сейлор Звездный Воин (2019-11-04 18:18:25)

+4

11

Состояние Ятена было потерянным. Да, ему удалось вырваться из «объятий» брата, но блондин до сих пор не мог придти в себя. Дыхание было сбивчивым, щеки горели, а в глазах был странный блеск. В какой-то короткий миг, юноша поймал себя на мысли, что ему… понравилось, но он тут же тряхнул головой, прогоняя абсурд из своих мыслей.
«Да это же бред! Как такое могло понравиться. Ятен, соберись!»
Вот только то, что старший Коу вырвался, не понравилось Сейе, чье лицо сменилось на злое. Он кричал, и парень понимал, что «отказ» ударил по самолюбию брюнета, но укора совести не было.
- А не то, что сделаешь? Свяжешь и поимеешь?
В голосе прозвучало презрение и некоторого рода вызов. Ятен уже забыл, что все происходящее - это лишь действие любовной магии и Воин не мог здраво отвечать за свои слова и действия.
А вот дальнейшие слова Сейи были словно удары ножа. Слова об Оливии, слова о его, Ятена, чувствах били по сердцу, как будто нож вонзается в самую глубину души и сердца. Все сказанное приносило больше боли, чем физические увечья.
"Морально добить - это все, что ты можешь, братец. На большее твоих мозгов явно не хватит. Как ограниченно."
Где-то на подсознании Целитель понимал, что брат его провоцирует, старается вывести из равновесия, но терпеть этого юноша не собирался. Никто не давал права копаться в его чувствах к человеку, которого он искренне любил и будет любить всю свою жизнь. Он мог многое простить брюнету, но не эти слова.
И вместе с внутренней болью появилась ярость и на последних словах Файтера, зеленоглазый не выдержал и со всей силы дал пощечину.
- Заткнись! Закрой свой рот! Ты еще будешь рассуждать и высмеивать мои чувства?! Какое ты имеешь право на это? Ты, человек, который не способен на любовь, только удовлетворять свои животные инстинкты. Ты хоть раз кого-нибудь по-настоящему любил?
И черт с ними, с моими чувствами? Кто дал тебе право так говорить о Принцессе? Она любит нас и оберегает! Да, многое поменялось с момента нашего возвращения, но, как и прежде, мы являемся частью её жизни!

Все было сказано с постепенным повышением тона голоса и с ненавистью в нем. Именно в это мгновение Ятен ненавидел брата больше всего на свете, хотелось, чтобы тот исчез из его жизни и из памяти.
Кровь в висках пульсировала, дыхание было сбивчивым, а в глазах была ненависть. Стоило сейчас развернуться и покинуть библиотеку, но почему-то тело не слушалось. И именно в этот момент Файтер коснулся щеки блондина. В этот раз это прикосновение было другим, едва ощутимым, нежным, но в то же время обжигающим. На какой-то момент парень просто прикрыл глаза, как будто наслаждаясь этим моментом, но эта мимолетная сказка закончилась, а затем последовал вопрос Сейи.
«Похоже действие любовной магии закончилось, но, извини братец, наш разговор отнюдь не завершился!»
- Что я здесь делаю? – голос молодого человека прозвучал холодно и чуть истерично, - А ты покопайся в своей голове, может быть вспомнишь, что я здесь делаю и что сделал ты? Какого черта ты полез к старому фолианту по приворотной магии? Решил приворожить Оданго? Думал, что она станет твоей? Да, черта-с-два! Ну, вспоминается что-нибудь?
Но если ты не можешь вспомнить, что тут было, то я напомню. Твоя затея обернулась тем, что ТЫ сам попал под воздействие приворота. Вот только почему-то твоей «целью» оказался я! Дальше вспоминай сам, откопай в своей кудрявой голове воспоминания!

Голос уже сорвался на крик. И к концу тирады Ятен просто сполз на пол, силы его покинули, а все тело мелкая дрожь. Целитель сидел на коленях и обхватил себя за плечи, стараясь унять дрожь. Впервые за много лет с ним случилась элементарная истерика, однако выход слезам, он не давал. Сейчас он ненавидел брата, любовную магию, себя. Брата - за то, что он сделал, любовную магию - за то, что она сделала с братом, себя - за то, что позволил всему этому случиться.

Отредактировано Сейлор Звездный Целитель (2019-11-05 00:23:45)

+6

12

Расплата находит адресата (с)

    - Хорошая мысль, ты не находишь? – От ехидства и непонятного гнева, голос просто «плясал». Он словно ликовал, ведь жертва понимала его намерения сама. Конечно, лучший исход данного мероприятия, это просто овладеть парнем и все. Взять силой, показать кто сейчас сильнее, кто главный, и почему это так важно.
      -А тебе какое дело, любил или не любил. – Был бы он в своей памяти, конечно бы принял удар. Любил! Еще как любил. До изнеможения любил. Любил и проклинал тот день в аэропорту, когда мимолетного взгляда хватило на о, чтобы понять, что перед ним божество, ступившее на Землю. Любил, черт возьми! Любил и страдал! Принимал тот факт – что все бессмысленно. Вот уже более двух лет. Животное? Да, наверное, просто животное. И приворотная магия хорошо поработала над его памятью, что именно этого он сейчас и не помнил. Не помнил золотые хвостики, не помнил яркие небесного цвета глаза. В голове был лишь парень перед ним, и странное чувство собственности и желания.
     - Не мели чушь. Ты лучше меня чувствуешь, как все изменилось. Ей плевать. Раньше она сутками хотела быть с нами, а сейчас? Мы пустое место. Пешки, которые больше мешаются перед ногами. – А вот этого память не скрыла. Этот момент, Коу чувствовал и сейчас, даже находясь в одурманенном состоянии. Разница лишь в одном, на «трезвую» голову, юноша этого бы не произнес.
      – Мы ей никто! Ты ей никто! Глупый маленький Целитель с кучей комплексов в голове! Расслабься уже и прими тот факт, что наша «святая» Оливия забила на нас! Детство давно кончилось, пора принять свое предназначение. Мы даже как защита сейчас не особо и нужны! Не удивлюсь, что в ближайшее время нас попросят сгинуть отсюда от ненадобности! А ты все так и будишь целовать отметины от ее шагов и таскать башмачки во рту! – можно было даже заметить, как взгляд просто засиял, словно кроме приворотной магии, старинный фолиант заразил метеора тьмой. Нет, конечно и это просто злость от неудовлетворенности и всплеска гормонов в башку. Но факт остается фактом, крышу ему точно снесло.
     А пощечина? Как он отреагировал на выплеск эмоций старшего брата? Это даже было забавно. Щека загорела. Кровь тут же прильнула к ушибленному месту, но должного эффекта не дало. Это не остановило его, а наоборот позабавило.
     И этот прилив нежности и почти заботы… действительно захотелось остановиться, перестать злиться, кричать, доводить, а успокоить? Пожалеть? Утешить? Но видимо, это оказался последний миг колдовства. Последняя капля одурманенности, и в следующую секунду, словно в лицо брызнули ледяной водой. Глоток свежего воздуха и все. Пустота и непонимание. Магия перестала действовать. Память стерла происходящее. Голова стала светлой. «Трезвой». Сейя не понимал, что здесь происходит, что здесь делает Ятен? Почему у него такой вид. И почему собственное тело пылает от возбуждения.
   - А? Что я сделал? – Коу растерялся
      «Это что, глупая шутка? Если да, то не смешно. Я что сделал? Да он шутит… врет же… » Да только взгляд Целителя говорил обратное. И это было настоящим шоком.
     - Перестань так говорить… Я, что похож на аморального психа? – Отрицание очевидного. Но он не помнил случившегося! Просто не помнил! Оборотная магия стерла все последствия своего пребывания. Верна поговорка: словами можно ранить хлещи  ножа.
    -Да не помню я!!! – голос сорвался на крик. Но не такой крик, как был раньше. Голос теперь был именно его – Сейи, и  взгляд васильковых глаз был обескуражен. Растерян. Он не верил услышанному. Просто не верил. Как он мог приставать к брату? Да это дикость какая-то!
«Неужели он не врет…»
     - Да! Я искал эту чертову книгу! Да! Да, черт возьми! Я хотел приворожить Оданго! Хоть так! Она не помнит прошлую жизнь! У меня есть шанс все исправить! Я хочу попытаться! Понимаешь! – руки сжали волосы, практически вырывая волнистые черные вихри с корнем. – Но я даже не открыл книгу! Я не помню! Я только дотронулся и все! Дальше пустота…. – голос охрип от крика. Так странно, это самое безлюдное место замка. Здесь можно встретить единиц жителей дворца. Самый постоянный обитатель Творец. Но именно здесь и сейчас произошел этот инцидент. И именно сейчас Коу словно попал в собственный кошмар, не помня случившегося.
     - Прости меня… - юноша медленно опустился на колени перед братом, ощущая комок горечи в горле. Просить прощение и понимать, что ты не исправишь ситуацию одно, и не помнить ее это другое. Можно было попытаться обнять, прижать к себе как в детстве и извиняться, но сил не было. Один не обдуманный поступок. Один чуть не совершенный грех, перерос в другой. И приворот самого себя показал, что нельзя шутить с магией. Нельзя играть чувствами других. Просто нельзя.

+3

13

- Можешь и не мечтать! - огрызнулся Ятен в ответ на ехидное замечание. Однако юноше казалось, что все что он говорил проходило мимо ушей Сейи и ни капли его не задевало. Впрочем, возможно, это было действие приворотной магии, а может что-то еще. Впрочем Целителю было все равно. Сейчас он был готов высказать все, что накипело.
- А такое, что человек, не умеющий любить и не любивший - не имеет права высмеивать чувства другого.
Сказано было с ледяной злобой в голосе. Нервы блондина начали сдавать. Сохранять хоть какое-то спокойствие становилось все сложнее, так как последующие слова Воина были словно удары ножа. Но при этом в чем-то брюнет был прав. Только в том, что все изменилось, но не в том, что Принцессе было плевать на них и все прочее. Понимал ли Зеленоглазый, что уже ничего не будет так как прежде? Да, понимал и принимал это. Но он все так же верил в то, что связь Метеоров и Принцессы не разорвана.
"Это то, чего нельзя так просто разорвать... Пусть Принцесса закрылась, но я верю ей, верю в НЕЁ! Она всегда будет самой яркой звездой во всей Галактике! Это не изменится никогда."
Дальнейшие слова Сейи практически довели старшего Коу, что захотелось не просто пощечину дать, а заехать кулаком в челюсть, чтобы тот хоть на несколько минут закрыл свой рот.
- Я знаю свое предназначение и знаю его с того самого дня, как оказался на этой планете. И если нужно будет, то отдам жизнь за Принцессу!
Ятен зло смотрел на брата, подавляя в себе желание все-таки въехать тому по лицу. Взгляд младшего был таким же злым, как и у самого блондина, но разница в них все же была.
И буквально через несколько секунд или минут все изменилось. Этот прилив нежности у Файтера, который ни капли не остудил нарастающие эмоции, а лишь усилил их.
Естественно словам зеленоглазого брюнет не поверил и на это был лишь дан ответ:
- А я что, похож на человека, который будет шутить такими вещами?
Старший Коу видел как был обескуражен младший брат, не веря тому, что Ятен рассказывал, но блондину было все равно. Это была возможность высказать все, что наболело. И на этой почве, видимо, и у Сейи сдали нервы, его голос срывался на крик. Но в ответ последовала очередная "тирада" от зеленоглазого.
- Ты псих, раз решил пойти на такие меры! Ты забыл об основном правиле магии? Не использовать её в личных целях! И если бы приворот сработал, ты был бы счастлив? Нельзя заставить кого-то тебя полюбить! Я уверен на 100% что ты бы все равно не был счастлив и тебе было бы в разы больнее! И не забывай еще об одном: любая приворотная магия имеет откат,последствия, как для того, кто это сделал и для того, на кого она была направлена. И если ты действительно любишь, то не станешь этим заниматься.
И после этого силы парня покинули и он сполз на пол, обхватив себя руками. Слез не было, однако было состояние, что вот-вот и они появятся, но Хилер лишь закусил губу, чтобы не дать эмоциям окончательно взять над ним вверх.
Глаза парня были опущены в пол, поэтому он только почувствовал, что брюнет опустился рядом с ним. И в этот момент блондин зажмурил глаза, моля про себя:
"Пожалуйста, только не трогай меня, не прикасайся... Сейчас для меня твои прикосновения - как раскаленный уголь, обжигают..."
В голове прозвучал голос Сейи "Прости меня". Немного запоздало, но Ятен услышал это, однако сейчас это были лишь слова, пустые слова. Казалось бы ничего не произошло, но в то же время произошло многое и парню необходимо было, все это осмыслить, но наедине с самим с собой.
Хилер сделал глубокий вдох, молча поднялся с колен и, оставив брата сидеть на коленях, направился к выходу из библиотеки, оставив свои записи песни на втором ярусе.
И лишь и дверей библиотеки зеленоглазый остановился, в полоборота повернулся и тихо произнес:
- Тебе не помешало бы зелье для восстановления памяти...
И с этими словами молодой человек покинул библиотеку, направляясь в неизвестном направлении. И в конечном итоге, ноги молодого человека приведут в его собственные покои, где он даст волю эмоциям, а затем уснет без каких-либо снов и мыслей.

+3


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Загляни за стеллажи