Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Catch me if you can!


флешбэк Catch me if you can!

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

https://d2hhj3gz5jljkm.cloudfront.net/wallpapers2/079/698/362/624/original/tumblr_static_tumblr_ly9cfdzapu1qm2vb2o1_1280c93f7.jpg

Действующие лица:
Айрис, Йоннен.
Время, место, погода, обстановка:
20 июня 1997 года. Около четырех часов дня. Городская малая площадь. Людно.
Пролог:
Нет ничего проще ограбления безобидной двушки с лисьими ушами и хвостом - считали грабители, работавшие в связке с Йонненом. Ничего страшного, что выглядит девушка очень уж похожей на пушистого танцора. Звук бубна заглушит их передвижения, а внимание новой танцевальной связкой отвлечет Йоннен. Никто из них не подозревал, чем может закончиться обыкновенная вылазка за деньгами. Лисье братство это те, кто готов постоять за себя в любой ситуации.
Случается еще, что не только за себя.

Отредактировано Йоннен (2019-11-01 20:35:07)

+4

2

Уф, не люблю город! – Айрис недовольно фыркнула, едва пройдя через городские ворота, - Сколько сюда не прихожу, а всё никак не привыкну.
Да, сельская жизнь лисичке нравилась куда больше. А здесь слишком много шума для её чувствительных ушей, слишком много запахов, и далеко не всегда приятных, слишком много суеты. Но, что поделать, зато здесь платят.
Перехватив корзинку другой рукой, Лисица направилась к травной лавке, куда её наставница приносила на продажу своё сырье, мази и другие заготовки вот уже много лет. Этому же она научила и Айрис.

К счастью, лавка была недалеко. Получив оговоренную плату и мило поболтав с хозяином, Лисица поспешила к выходу, она не любила задерживаться в столице дольше необходимого.
- И я вам тоже благодарна! Передавайте привет своим очаровательным жене и детишкам, и, да, не стесняйтесь обращаться ко мне даже с самыми невероятными заказами, - стоя уже в дверях, прокричала Айрис на прощанье – что-то сегодня на улице было уж слишком шумно. И слишком людно. Толпа, обступившая кольцом небольшую площадь, почти вдавила Айрис обратно в стены магазина.
Ну это уже никуда не годится! – нахмурившись, она прижала хвост плотнее к телу и стала протискиваться по краю толпы к ближайшему повороту, ведущему прочь с площади, на которой что-то происходило. До её ушей доносился звук бубна, отбивавшего довольно приятный ритм. Временами толпа хлопала увиденному.
Всё же любопытство взяло верх, и Айрис тоже решила взглянуть на представление. К своему удивлению, она обнаружила небольшой просвет и быстро-ловко втиснулась в него, оказавшись в самых первых рядах.

Расправив оливкового цвета платье и пригладив хвост, Лисица подняла взгляд на танцора и… обомлела.
Но… Как… Он… Он же… такой же… как я!.. Почти такой же… Окрас другой… Но, уши… хвост… его повадки… Я…
Айрис завороженно наблюдала за его танцем, раскрыв от удивления рот и не веря своим глазам. Как красивы и ловки были его движения… Он словно рассказывал неведомую историю… В какой-то момент их глаза встретились, и…
Стоп. Что это? Айрис дёрнула ушами. Что-то не так. Что-то изменилось. Словно чего-то не хватает, чего-то тяжёлого… Деньги! Мешочек с деньгами, что она получила за проданные травы и в суматохе столпотворения бросила в корзинку! Его больше нет!
Айрис вздрогнула, инстинктивно повернулась на новый едва заметный звук и заметила двух выбегающих из толпы мальчишек.
Это же… Просто несправедливо!

Всё остальное забылось, всё прежнее стало неважно.
Ах вы!.. Мелкие глупцы! - выронив корзинку, которая сейчас будет только мешать, Айрис, бесцеремонно расталкивая людей, спрыгнула с места в направлении воришек. Те быстро выскользнули из толпы и скрылись в ближайшем переулке. Лисица поспешила за ними. Заметив погоню, смышлёные мальчишки стали скидывать позади себя всё, что только можно, но Айрис ловко перепрыгивала любые препятствия, а широкополая юбка ничуть не стесняла её движений. Она догоняла их.
- Эй, вы! А ну стоять! – оскалившись, почти прорычала Лисица. Она не собиралась так легко расставаться со своими деньгами, заработанными честным кропотливым трудом. Впрочем, как и юные грабители. Они лишь ускорились.
Вдруг Айрис, почти неосознанно повинуясь сильному инстинкту, шедшему откуда-то из глубин её естества, схватила небольшой серп, что висел на её поясе, и бросила в сторону беглецов.
И он достиг своей цели. Один из мальчишек, вскрикнув, упал: серп рассёк его левое бедро.

Травница резко остановилась, как вкопанная; глаза её расширились, дыхание перехватило, сердце забилось ещё быстрее.
Тот самый серп, которым Айрис собирала травы, чтобы помогать, чтобы залечивать раны, теперь сам послужил причиной ранения.
Айрис взглянула на свои руки. Да она даже не помнила, как кинула его!

Отредактировано Айрис (2020-02-06 12:41:11)

+4

3

День из разряда "обычный".
День медленно полз к закату.
День солнечный и привычный, отчего-то людный и наполненный странными запахами: должно быть, то близ площади расположились лавочки приехавших вчера торговцев. Ты завидел их издалека, еще до того, как запыхавшийся мальчишка принес сладкую для ушей остальных весть. Скоро прибудут торговцы, а это значит, народ вывалится на улицы в поисках выгодных покупок, да не будет помнить про то, в каком месте забыл закрыть кошелек.
Это значит, больше срезанных кошельков на благо воровской гильдии.
Это значит, сегодня можно будет рассчитывать на дополнительную порцию булочек.
Знать о том, что все пойдет в отрыве от изначального плана, ты никак не мог. В этот день ты стал лисом-предсказателем, от которого оказалось на деле мало толка.
Однажды ты уже рассказывал, что будущее, касаемое тебя непосредственно, не открывается тебе, и если бы ты мог знать, что случится в сегодняшний день, ты был бы осторожен. Во всем: в движениях, во взглядах, пытающихся уловить сегодняшнее настроение толпы,  в том, кому будет предназначен взгляд последний, решающий. Невнимательность сыграла с тобой злую шутку, и будь время милосерднее к тебе сегодня, ты бы остановился и поразмыслил.
Не привиделось ли тебе, не показалось?
Следуя доводам разума, ты мог бы предположить, что и показалось.
Девушка.
С хвостом и ушами, почти как у тебя. Она должна была стать следующей жертвой мальчишек-воришек, задумавших забрать все добро у засмотревшейся на тебя гостьи столицы. Ты почему-то был уверен в том, что она именно гостья, раньше ты не видел ее здесь. Если бы увидел, непременно бы запомнил, отыскал, рассмотрел бы и сделал бы одну очень невежливую вещь. Ты бы уронил ее в озеро собственных вопросов, не давая выбраться оттуда, пока она не ответит на все.
Замолк бубен. Закопошилась, зашевелилась толпа, слабо поддающаяся на уговоры пропустить или задержать ловких рукастых мальчишек.
Ты знал, что сокровище твое никто не посмеет тронуть: люди знали, что имущество Слепого защищают сразу несколько рук, а потому ты поспешил догнать, прислушаться, может быть, окликнуть?
Это не было похоже на оклик в привычном понимании слова.
Высокий, взволнованный чуть воющий звук, который наверняка заставил бы шерсть любого зверя встать дыбом, а черные зрачки принять форму двух черных блестящих лужиц. Не зная, почему, ты решил использовать именно его: то ли оказался бессилен перед внутренним, давно спящим инстинктом, то ли попросту разум подсказал проверить, верны ли твои догадки.
"Я теперь слышу ее запах.
Много, очень много трав и приправ, мне кажется, они напоминают звездный свет и колосья пшеницы. Что-то сладкое. И влажное. Металл.
Кровь?"

Второй мальчишка, тот, что нес мешочек с деньгами, ошалело остановился в конце переулка. Высоко вздымалась смуглая грудь. Не обученный птенец, считающий, что нужно обернуться, пока бежишь.
Булочки на сегодня отменялись.
- Верни, - короткий звук сорвался с твоих губ, и вместе с ним чуть показался из-за верхней губы краешек клыка. Неосознанно ты пробежал вперед остановившейся девушки, и первым оказался подле поверженного мальчишки. Когтистая ладонь коснулась стремительно расползавшегося по штанам кровавого пятна.
- Ничего, - ты обернулся на девушку, но обращался все еще к мальчишке, вопившему от боли и грозящему привлечь к себе множественное внимание. - Будут лучше высматривать, из всего нужно извлекать уроки. Считайте, что это было специально.
Губы растянулись в улыбке.
Второй мальчик с виноватым видом протягивал девушке ее маленький мешочек.
"Посчитаем, что убегали они от меня..."
Ты поднял мальчишку на руки, не переставая глядеть на несостоявшуюся жертву кражи. Оз пристыдил бы тебя за отсутствие манер, но отвести взгляда ты не мог почти физически.
Так и стоял, не в силах двинуться или что-то еще сказать.

+4

4

Она вздрогнула. Из оцепенения её вывел голос. Его голос. Меж тем слабым воспоминанием в сознании проскальзывает странный звук, будто и неведомый прежде, но словно до боли знакомый... И как он оказался перед ней? А рядом с ним стоит один из мальчишек, протягивая ей украденный мешочек.

Новая волна эмоций нахлынула на девушку, неожиданно сменив негодование злостью. Было очень горько и обидно осознавать, что волею какого-то глупого случая, по вине этих двоих детей она могла совершить непоправимое.

- Глупые маленькие людишки, – прошипела Лисица, смахнув с глаз выступившие слёзы. Проигнорировав протянутую руку, Айрис бросилась к тому, кого ранила, и в тот же миг остановилась, вновь встретившись с ним взглядом. Лёгкая дрожь прошлась по её телу, светло-рыжая шёрстка встала дыбом.

Мальчик с рассечённым бедром продолжал стонать. Лисица дёрнула ушами и мотнула головой, словно желая сбросить пелену дурмана.

Помочь… Вот, что нужно сделать. Помочь!

Айрис, наконец, приблизилась к ним вплотную, и вновь вздрогнула, почуяв его запах. Она закрыла глаза. Ещё один глубокий вдох и медленный выдох. Взять себя в руки. Отрешиться от всего. Так её учили врачеватели из селения, когда необходимо вспомнить, что в данный момент времени важнее.

Отныне ни на что не отвлекаясь, острым коготком Лисица подцепила окровавленную ткань и без труда рассекла её, обнажив рану. Порез не длинный, но глубокий. Надо зашить.

Продолжая глядеть на рану, девушка сняла с себя теперь уже опустевший ремешок и ловким движением наложила жгут. Что делать дальше? Чтобы не было осложнений, залечить порез нужно сейчас же. Но как, где? Она огляделась по сторонам. Вернуться в травную лавку? Да, пожалуй, в данной ситуации это было лучшим решением – она ведь совсем близко, и там можно найти всё необходимое...

Нахлынувшая злость уже давно растаяла, и только теперь Айрис поняла, что всё это время молчала. Отчего-то смутившись, медленно и осторожно она подняла глаза на Лиса, в этот раз почти справившись с подступившей дрожью.
- Я… я могу помочь ему. Я знаю, что нужно делать. Пожалуйста, иди… нет, беги за мной. Тут недалеко, - затем Айрис обратилась к стоявшему рядом мальчишке, - И ты следуй за нами! – грозно сказала она ему, - А это, - указала она на своё добро, - Держи крепко, и чтобы ни одна монетка отсюда не пропала. А вздумаешь бежать, так я тебя найду, будь уверен! Я хорошо запомнила твой запах, - свои слова Лисица подкрепила лёгким оскалом, обнажившим клыки. Видимо, её ход удался: мальчонка испуганно заморгал.
- А ты постарайся успокоиться, - с его пострадавшим напарником травница заговорила совершенно иначе, - И… прости меня. Я всё исправлю, - в нежном прикосновении она накрыла его лоб своей ладонью. Сейчас Лисице очень хотелось, чтобы он успокоился хоть немного и доверился ей, чтобы они все доверились ей. Неизвестно, исполнилось ли её желание, но мальчишка и в самом деле притих, да и второй, кажется, перестал дрожать.

Стремительно развернувшись, Айрис побежала обратно к травной лавке, по пути пару раз повернув ушами, чтобы проверить, следуют ли за ней Лис вместе с маленьким человечком.
Какая скорость, какой лёгкий шаг!  - думала она про него. А он и не думал отставать, - Интересно, а как же я слышна со стороны...

- Простите, но здесь мальчик, он ранен, - ворвавшись в магазинчик, ответила Айрис его ошалевшему владельцу, - Я всё сделаю, но мне будет нужна помощь!
Поманив за собой своих на удивление послушных спутников, Лисица направилась в небольшое подсобное помещение. Быстро освободив стол, она жестом указала уложить на него мальчонку. Тем временем мужчина на всякий случай закрыл свою лавку и пришёл поглядеть на рану, затем он удалился и вскоре вернулся вместе со всем необходимым; было заметно, сколь сильно он удивлён наблюдать двух лисьеподобных созданий в одном помещении.

- Да, будет больно, но ты справишься, ты же сильный, ты же мужчина, верно? – склонившись над испуганным мальчиком, травница говорила с ним мягким убаюкивающим голосом. Приподняв его голову, она поднесла к его губам бутылёк с настойкой, - Выпей, это уменьшит боль.

- Держите его. Крепко.

Той же настойкой Айрис промыла и очистила рану. Да, сначала будет щипать, но затем боль притупится. Прокалив иглу на огне, травница занесла руку над порезом, надёжно запрятала все свои эмоции и быстрыми точными движениями начала зашивать.
Закончив, она смазала рану целебной мазью, смыла с ладоней кровь и устало повалилась на стул. Помогавший им хозяин похвалил её работу и, ещё раз покосившись на Лиса, вышел из комнатки.

- Глупые маленькие людишки, - прикрыв глаза, едва слышно повторила Лисица.

Отредактировано Айрис (2020-02-06 13:33:30)

+4

5

Глупые и маленькие.
Оттого им должно помогать. Оттого ты, будучи в совершенно зрячем состоянии, следовал негласному правилу взаимопомощи и взаимовыручки. Очень многие говорили, что ты поступаешь неправильно: в мире воров каждый был сам за себя, несмотря на то, что зачастую появлялись небольшие группы, как сегодня. В противовес таким заявлениям ты мог ставить точное знание о том, что  у тебя есть семья, на которую ты в любом случае можешь рассчитывать.
Да, вы были особой...Стаей?
Можно было называть это по-разному, однако ты предпочитал самое яркое из известных тебе слов. Стая.
"Стая не терпит предательств. Могу ли я как-нибудь объяснить сегодняшний свой поступок и поведение, которого, по-хорошему, быть не должно? Я должен был отвлекать внимание, никак не мешать и способствовать их бегству. Они получили урок. Что получил я?"
Ты получил в ответ знание, что ты не один.
"Уши, хвост, клыки.
Манера речи, взгляд, запах...очень многих трав и вкусно пахнущая шерсть.
Великие духи, откуда здесь она? Какой ветер принес ее сюда?"

Ты не мог знать, что встречная девушка-лиса окажется целительнице, и стонущий мальчишка в твоих руках станет ее новым пациентом. Все складывалось, как мозаика на дворцовой площади, донельзя логично: она ранила - она должна поплатиться за содеянное - она спешит исправить ошибку. А ты...Ты, ведомый незнакомым, но таким манящим запахом, бежал за ней вслед, отмечая, как красивы вкрапления золотистых шерстинок в ее ушах. Твоя шерсть была белее любого цветка: получая тщательный ежедневный уход, она могла бы стать достойным образцом в пособии "как нужно ухаживать за шерстью животных". Иначе и быть не могло: грязная шерсть это показатель душевной запущенности.
О, как тебе хотелось окликнуть ее, спросить ее имя, узнать, каким образом она здесь оказалась и где научилась настолько ловко обращаться с серпом, предназначенным для сбора растения, а не для метания в живых людей. Множество вопросов крутилось у тебя в голове, и в определенные секунды ты буквально забывал, что в твоих руках покоится ценный груз.
"Чем она может помочь?"
Лицезреть искусство исцеления тебе не в первый раз приходилось, и что-то, все-таки, выпадало из общей картинки.
Ты вдруг вспомнил ее глаза.
"Как у меня меняется взгляд во времена темноты, так и она обладает похожим свойством: я увидел, как мелькнул в ее глазах другой цвет".
Дальше было дальше.
Дальше было лечение, от которого у любого более молодого лиса возникло бы неконтролируемое желание свернуться калачиком в дальнем углу комнату и подышать успокоительными травами. Ты не раз видел, как залечивают раны, и не всякий раз мог контролировать порыв как-нибудь ослабить боль пострадавшего.
Мальчишке под руками девушки-лисицы было больно.
Он не кричал, но издавал странные мычащие звуки, пока девушка ловко орудовала раскаленной иголкой, стежок за стежком уничтожая признаки ранения. Сказать, что ты был заворожен ее работой - ничего не сказать. Насколько ловко действовали ее пальчики и насколько сосредоточена она была. Это сложно было сравнить с твоими танцами, однако если бы ты делал что-то подобное лишь руками, у тебя была бы точно такая же энергетика меж когтистых пальцев.
"Поразительно".
Ты молчал еще некоторое время, пока оба мальчишки, виновато потупив взоры, не удалились из комнаты, насквозь пропахшей травами. Тот, что постарше, вернул девушке ее мешочек и, зыркнув на тебя, скрылся за дверью. Ты уже знал, какой разговор ожидает тебя ближе к ночи или завтрашнему утру, однако мысли стремились совершенно не к этому. В них прочно поселились вопросы, которые ты искренне жаждал задать незнакомке-целительнице.
- Откуда? - первый вопрос почти вопреки воле, которую ты обыкновенно контролировал очень хорошо. Вопрос нескладный, некрасивый. Что "откуда"? Почему "откуда"? - Я не знал о Вас раньше.
Несмотря на то, что ты ясно различил в речи девушки обращение "ты", в подкорку было вбито знание "Разговаривай с другими почтительно, иначе сочтут невесть кем". У каждого в этом городе были определенные границы, однако тебе почему-то было сложно говорить с ней на "вы". Она едва ли была старше тебя.
И все же, вы были незнакомы.
- Меня зовут Йоннен, - ты поспешил представиться первым, следуя канонам вежливости. - Вы очень добры к людям. Целитель...Это было так ловко и прекрасно, я никогда не видел...
Ты вдруг резко подобрался к ней, склонившись над креслом, в котором сидела девушка.
Уши были обращены к ней, а в желтом взоре плескалось исключительное внимание к новой знакомой, чьего имени ты пока еще не знал.
- Такую, как ты.
Рухнула стена манер.
Извиваясь, пали правила, которым тебя обучали сызмальства.
Внешне ты оставался таким же, как и прежде, только несколько слоев шерсти у основания ушей и хвоста встали дыбом, выдавая любопытство.
Тебе надлежало бы извиниться за такое поведение. Мог ли ты? Однозначного ответа не дали бы мудрейшие из мудрых, а ты бы сказал, что полностью заворожен разглядыванием кончиков ушей девушки-лисицы. Знакомой, сестры или подруги? Кто и откуда?..

Отредактировано Йоннен (2019-11-03 21:11:58)

+4

6

Айрис открыла глаза лишь на последних словах Йоннена. Он был так близко. Лисица с новой силой ощутила его запах: было в нём что-то, отдалённо напоминающее аромат мяты с примесью лимонника и шалфея. Но больше всего от него пахло тайной. Да, именно тайной! Айрис ещё не доводилось подмечать в запахах нечто подобное. Это было так странно… При мысли об этом травница невольно улыбнулась.

- А я никогда не встречала подобного тебе, - с придыханием ответила девушка, продолжая глядеть на Йоннена. Казалось, можно было раствориться в его золотистых глазах. Они манили, притягивали к себе, даря чувство покоя, словно далёкое воспоминание о родном доме, где всегда тепло и уютно, где никакая опасность тебе не страшна…

Но вдруг ушки Айрис слегка дёрнулись, лисий слух вернул её к реальности и дал понять, что сейчас в комнате намного тише, чем должно бы – они с Лисом остались совсем одни. Выглянув из-за его плеча, Айрис удивлённо округлила глаза.
А где же?.. Как, когда они ушли? И почему я не заметила этого?!
На несколько мгновений её шерсть встала дыбом. Травница хотела было предъявить Лису, почему он не остановил мальчишек, ведь раненому не следовало так скоро вставать и уходить, но осеклась, вспомнив, кем они были: неудивительно, что неудачливые воришки поспешили убраться отсюда. Да и при чём тут был Йоннен? Он же лишь помогал ей, хотя и совершенно был не обязан это делать. К тому же можно было с уверенностью сказать, что Лисица и впрямь потрудилась на славу, раз пострадавший уже смог сбежать.

Даже не заметив, что так и не представилась, травница осторожно соскользнула со стула и подошла к тому самому столу. Найдя свой ремешок, она внимательно осмотрела его: к счастью, кровью он запачкан не был, хотя и придётся его очистить от чужого запаха. Свой мешочек с деньгами Айрис надёжно пристегнула к поясу. Что ж, она была очень довольна тем, что удалось вернуть всё, и, судя по весу, в полном размере. Пусть и такой ценой. Каждому свой урок.

Теперь силы, что прежде ненадолго покинули девушку от пережитых волнений, почти полностью вернулись к ней. Помня о том, кто стоит за её спиной, Айрис нетерпеливо замахала хвостом. О, ей много о чём хотелось расспросить Лиса, много всего хотелось и самой ему рассказать, но вот только совершенно не хотелось оставаться в этом месте. Получив согласие на своё предложение перебраться куда-нибудь в другое местечко, она поспешила к выходу. Лисица немного слукавила, когда задавала вопрос: она знала, куда именно хочет отправиться.

Прежде чем покинуть лавку, Айрис ещё раз извинилась перед её хозяином и поблагодарила его за помощь, пообещав возместить всю потраченную продукцию – благо, это будет несложно.
- Пустяки, ты сделала доброе дело! Да, правду мне о тебе говорили наши знакомые лекари: ты быстро учишься и лечишь уже не только травами, но и руками – вон как ловко управилась! Ты можешь далеко пойти, деточка.
Скромная улыбка скрыла горькую усмешку – если бы он только знал, что травница сама же и ранила того бедолагу.

Оказавшись снаружи, Лисица мягко улыбнулась Йоннену и кивком пригласила его следовать за собой. Ненадолго задумавшись, она брела по улице, обхватив себя руками. Украдкой взглянув на Лиса, Айрис промолвила:
- Мне стоит поблагодарить тебя… Ты ведь и спасти меня хотел и потом тоже помог…
После ещё одного поворота девушка внезапно остановилась. Чуть вдалеке перед ними виднелись городские ворота. Взглянув на них, Лисица медленно улыбнулась краешком губ, в её глазах заплясал хитрый огонёк. Она подняла свою пушистую голову на высокого Лиса:
- Ну что, проверим, кто быстрее? Жду тебя за воротами! – сделав небольшой прыжок, Лисица пустилась бежать. Встречный ветер всколыхнул её платье и засвистел в ушах.

Конечно же, она и не думала, что и впрямь сможет обогнать Йоннена. Безусловно, это было крайне заманчиво, но всё же стоит смотреть правде в глаза. Скорее всего, Айрис просто хотела вновь полюбоваться его роскошным хвостом, насладиться видом его движений, его скоростью…

Хотя… может, когда-нибудь в этой погоне и её, к слову, не менее роскошный хвост окажется впереди.

Отредактировано Айрис (2020-02-06 13:51:49)

+3

7

Можно было поддаваться и идти за знакомым запахом куда угодно...так глупо, наверное, но ты поймал себя на мысли, что хочешь запечатлеть этот момент в своей памяти, дабы после цепляться за него в случае непредвиденных обстоятельств. Все это было очень теплым и приятным, как хороший травяной настой во времена, когда на Кинмоку приходили дожди. В такие дни ты обычно сидел дома, стараясь не запачкать мех, и смотрел на падающие снаружи капли, предвкушая славное раздолье запахов на следующий день.
Теперь ты и думать забыл о том, когда в последний раз видел дождь, увлекшись совершенно запахами трав. Надо же, ты и не знал, что одно существо может источать сразу столько запахов.
"Она так же чувствует, как и я? Что-то в ней есть другого, я так думаю, то, что сразу и не покажется. Как у меня. Видит она тоже так хорошо? А как за шерстью ухаживает? Любит ли золотые гребешки? Булочки с медом? Травяные настои в теплом доме, когда за окном дождь?"
У тебя было бесчисленное множество вопросов: казалось, даже столько звезд на небе нет, сколько у тебя вопросов к этой девушке. Она была тем уникальным созданием, которое ты мечтал встретить уже давно, едва ли не с самого первого часа попадания на Кинмоку. О, как ты хотел, чтобы тебя хотя бы раз нашел или заметил кто-нибудь из своих. Со временем "своих" заменила тебе нынешняя Стая, и ты позабыл о той грусти, что порою одолевала тебя денно и нощно. Все же, проблески остались, и сейчас ты резко вспомнил, как печально было тебе осознавать, что ты никогда не встретишь таких же, как ты.
И все же, не нужно было говорить "никогда". Мысленно ты даже ударил себя по светлой щеке. Зачем уверовать в "никогда", если есть более расплывчатое, как видение духов и субъективного будущего, "может быть"? В сегодняшний день это "может быть" вклинилось довольно ловко. Будто бы так и должно быть. Будто тебе предначертана была такая удача, и ты должен был повстречать ее.
Ее...Как ее зовут? Ты не мог обращаться к ней "сестра"...почему-то. Возможно, потому, что уже давно никого так не называл, и язык слабо слушался доводы разума. Она была из твоего рода, но другого племени. Тебе тотчас же стало любопытно, чем славится ее племя, чем занимается и какими дарами наградила их мать-природа. Но мог ли ты завалить девушку вопросами прямо сейчас, игнорируя и дальнейшие правила приличия? Однозначного ответа ты дать не мог. Все стало призрачным и туманным, совсем как ее запах.
Вы вышли за пределы лавки, и ты бы дал волю словам, если бы не любопытство, которое столь не вовремя явилось, блеснув золотистым огоньком в твоих глазах.
Девушка предложила поиграть в догонялки.
Ты не любил хвастаться, но твои лапы были очень быстры. Тебе порою говорили, что ты вполне мог бы стать вором: уж больно ловки были лапы и пальцы с когтями на руках.  К тому же, способность быстро убегать с места преступления - весьма полезный дар...но ты и без воровства пользовался им весьма часто. Что же касается сегодняшней маленькой проверки на скорость...
Поначалу ты хотел поддаться.
И слишком быстро понял, что нехорошо играть в ложь со своими же. Ты не хотел обижать ее, но, в то же время, тебе страшно хотелось узнать побольше о том, какая она. Такая же быстрая? Такая же ловкая?
"Судя по тому, как быстро она догнала мальчишек, лавируя сквозь толпу, она не хуже меня. Прелесть..."
Ты улыбнулся своим мыслям, срезая путь по одному из переулков и на миг теряя девушку из виду. И уже в те секунды, когда до финишной черты оставалось несколько мгновений, ты вывернул к воротам и встал неподалеку от них. Здесь начиналось загородное пространство, которое ты довольно часто посещал.
Похоже, ты ее обогнал.
- Я не мог не помочь, - отдышавшись, ты весело улыбнулся девушке. За этой маленькой игрой вы оба, кажется, не заметили, что все еще стоить на дороге. Потому, заслышав скрип колес, ты резко потянул девушку за локоток на себя, освобождая путь въезжающей в город повозке. - Так...Откуда ты? Я бы запомнил этот запах, если бы почуял хоть раз...
"Запах главное, он слишком многообразен даже для полного специй и пряностей города".
Ты отпустил чужую руку, памятуя, что кому-то, так же, как и тебе, могут быть неприятны прикосновения постороннего человека. Только вот...вы не были людьми. Вы одного рода. Как теперь быть?
- Пожалуйста, скажи, как тебя зовут? Если не доверяешь мне, можешь назвать любое прозвище, какое пожелаешь. Для  меня.
Ты внимательно посмотрел на лисицу, чуть склонив голову набок и показывая в знак дружелюбия клыки.
В конце концов, обманщиков на свете много.
Лис-обманщиков и подавно.

+2

8

Поддавшись азарту погони, Лисица сполна использовала все свои силы, в итоге отстав от Йоннена лишь на несколько мгновений. Однако ей подумалось, что Лис может куда больше того, что показал сейчас. Встретившись со своим «соперником» у импровизированного финиша, Айрис звонко рассмеялась.
- Это было великолепно! – воскликнула она, едва отдышавшись, - Мне ещё никогда не было так радостно сознавать, что есть кто-то быстрее меня!.. Ой!
В отличие от увлекшейся Айрис, Йоннен вовремя заметил надвигающуюся на них повозку. Прикосновение его когтистой руки показалось ей столь естественным, что Лисица даже почти не обратила на это внимание, словно для неё это было чем-то привычным, обыденным.
- Благодарю… за очередное спасение, - девушка вновь тихонько засмеялась. Стоило ей лишь оказаться за пределами городских стен, как к ней тут же вернулось лёгкое беззаботное настроение.
- Я что, до сих пор не представилась? – на личике травницы отобразилось искреннее удивление, - Ах, прости! Видимо, я совсем забылась! Моё имя Айрис. Хотя нет, погоди, как ты назвался? Йо-о-ннен, верно? – Лисица растянула первый звук его имени, подражая тому, как он сам сделал это ранее, когда представился ей, - Звучит прелестно! А что, если и мне так же попробовать? …Ай-й-рис… Ха, никогда раньше так не делала, но мне понравилось! Немного напоминает вой, – девушка так и светилась от счастья, ей всегда нравилось всё, что делает её натуру более дикой, - Да и не думаю, что есть большой смысл в том, чтобы скрывать своё имя от того, кто уже знает твой запах, - в ответной улыбке Айрис тоже показала свои клыки. О, как же здорово, что и в этом было их сходство! А ещё ей было крайне трудно представить себе, что, может быть, Лису и правда не стоило доверять. Что такое возможно, просто не укладывалось в её голове!

- Прогуляемся немного, ты не против? – они направились дальше по дороге, оставляя столицу позади.

- Что ж, мне очень приятно знать, что ты не смог бы забыть мой запах. Впрочем, я хорошо понимаю, о чём ты, - Лисица многозначительно взглянула на Йоннена. Сейчас она говорила уже более спокойно, но почти всё время продолжала улыбаться, - Я всегда жила за городом, там, где воздух пряный от трав, и гуляет вольный ветер, - травница с наслаждением вдохнула уже совсем иные ароматы, - Столицу я посещаю не часто. Обычно, наведываюсь в ту самую травную лавку, иногда заглядываю ещё в пару мест поблизости, да и скорее возвращаюсь домой… Пожалуй, я даже никогда не заходила дальше того района, где мы с тобой повстречались! Кстати, об этом: твой танец… это было так красиво! Жаль, не удалось насладиться им подольше…  Подумать, только! А ведь я чуть было не прошла мимо! – усмехнувшись, Айрис укоризненно покачала головой.

Тем временем стих шум возни, что обычно творится у городских ворот. В небе летали щурки, весело перекликаясь между собой, некоторые из них спускались на землю и купались в пыли. Немного в стороне показалось небольшое скопление высоких чинар и огибавший их ручей. Девушка пригласила Лиса отдохнуть в их тени, что дарила желанную прохладу. Могучие кроны, щедро прогретые Нагаре, наполнили воздух чуть терпким сладковатым ароматом. Прозрачная вода маленького ручья играла бликами медленно клонившегося к закату солнца.

Травница села на землю, нетерпеливо стянула с ног сандалии и, зарывшись босыми когтистыми ступнями в мягкую траву, зажмурилась от удовольствия.
- И как ты уживаешься в городе? – прошептала лисичка, когда Йоннен сел рядом с ней. Айрис наверняка знала, что большую часть времени он проводит именно в столице: все городские пахнут иначе. С нескрываемым любопытством она принялась разглядывать Лиса; вдруг её рука потянулась к его ушам, но внезапно остановилась, когда её коготки застыли в паре сантиметров от белоснежного меха. Лисица резко отдёрнула руку, вспомнив, сколь ревниво она сама относилась к чужим прикосновениям к своим ушам и хвосту. Должно быть, он испытывал нечто подобное.
- Прости… Я просто хотела убедиться, что ты – настоящий, - виновато улыбнувшись, она отвернулась, обвила себя хвостом и прижала к голове ушки.

Отредактировано Айрис (2020-02-06 14:01:29)

+2

9

Мир запахов был намного важнее, нежели то, что можно было увидеть глазами. Ты знал эту негласную истину так же, как люди знают, что нельзя касаться рукой открытого огня или что слишком глубоко в море заплывать нельзя - утонешь. С детства каждого из вас учили ориентироваться по запаху, зная, что происходит с вами по ночам. Вы не должны были быть беспомощными слепыми щенками, вам нужно было уметь постоять за себя даже в темное время суток.  И никто не смог бы сейчас упрекнуть тебя в том, что ты абсолютно бессилен ночью. Тебе порою казалось, что все с точностью до наоборот: ночью ты становился лучше, чувствовал больше. Ночь открывала огромные возможности, предоставляя множество путей развития событий. Совсем как видения, в которых с каждым годом ты разбирался все лучше и лучше. И было довольно интересно разбираться в нынешней реальности, о которой видения тебя никоим образом не предупредили.
Вы шли все дальше от городских стен, и вместо привычного спокойствия тебе становилось все любопытнее. Казалось, еще чуть-чуть и ты высыпешь на девушку-лисицу град вопросов, способных окатить ее ледяным ведром. Ты был обучен канонам вежливости, просто...
Никто тебе не говорит, как вести себя, если встретишь кого-то такого же как ты! Ты потерял было надежду однажды встретить кого-нибудь из своего рода, а потому совершенно не был готов. Однако разве с ними ты бы общался иначе, чем с другими разумными существами?
"Неужели для тебя так важна внешность?" - пронеслась в голове недавняя мысль, высказанная как-то девушкой-змеей.  И ты бы мог с уверенностью ответить: "нет".
Тогда почему наедине с ней, с Айрис, чье произношение поистине ласкало уши, ты чувствовал себя каким-то...особенным? Возможно, вас на всей Кинмоку только двое, а может быть, она и вовсе другая. Например, ее ноги не были лапами, и она больше походила на человека, чем ты. Ты, уже привыкший к тому, что твоя внешность резко отделяет тебя от людей, сейчас подмечал даже самые мелкие детали.
Вот и голос ее, звонкий, идеально точно передал интонацию, уже забытую с годами. Никто и никогда не умел повторить того, как произносил свое имя ты.
Она смогла.
- Я...
Ты вобрал в грудь побольше воздуха, чтобы разом высказать все, что нужно и спросить все, что важно, когда ее рука потянулась к тебе, и ты непроизвольно замер. В твоем окружении все знали, что нельзя касаться ушей и хвоста, нежелательно трогать мягкие лапы.
А сейчас ты растерялся.
Ты не знал, как реагировать на прикосновения сородичей. Вернее, знал когда-то, но уже успел забыть. Потому несколько секунд просто смотрел на девушку, затаив дыхание. Что сделать? Как быть?
- Айрис, я... - почему так глупо? Почему ты не можешь найти слов для того, чтобы продолжить беседу, и куда подевались все твои многочисленные вопросы? Ты коснулся ее плеча, призывая не смущаться и не бояться говорить с тобой. Вы почти родственники. Нужно доверять друг другу. - Я не хотел бы, чтобы наши встречи были омрачены ложью. Пожалуйста, скажи, что это не последняя наша встреча!
Ты сказал это очень порывисто, подавшись вперед и сжав уже теперь ладонь Айрис. Начисто позабыв о том, насколько ценно личное пространство, ты стал - случайно или намеренно - еще ближе. О, как тебе не хотелось бы терять с ней связь: столько еще нужно спросить, узнать, ощутить...Нет, прекращать встречи с возможно единственным представителем лисьего племени ты точно не собирался.
"Нужно остановиться. Почему я так себя веду, это может быть грубо..."
Забывшись в размышлениях, ты не сразу понял, что сжимаешь чужую руку слишком сильно. Она может быть хрупка. Это может задеть.
- Извини, тебе не больно? - ты теперь перестал ее сжимать, только накрыл своей ладонью, касаясь едва-едва. - Мне вдруг стало так спокойно и одновременно неспокойно рядом с тобой. Я не знаю...никогда не думал, что снова обрету это счастье - быть рядом с родичами.
Ты задумчиво взглянул куда-то в сторону травы. Нужно было сказать ей правду, и немедленно. Ты не любил лгать, хотя порою делать это приходилось.
Вот и сейчас ты не видел другого выхода.
- Я танцую...не просто так, Айрис. Мне это нравится, но порою мне приходится подрабатывать...приманкой. Сегодня то, что случилось, было отчасти по моей вине.  Я привлекаю к себе внимание, а воры просто делают свою работу. Зарабатывают себе на хлеб - многие из них маленькие и чаще всего сироты.
Ты устроился чуть удобнее, усевшись на колени и теперь уже не пряча лицо от девушки.
Хвост обвился вокруг ног так же, как у Айрис. Вообще ты находил очень много похожего в вашем поведении: разве что, девушка была чуточку живее, чем ты. Вероятно, немного моложе. И не только в этом дело: должно быть, у вас были совершенно разные характеры.
Однако было ли до этого дело хотя бы кому-нибудь из вас? Ты начинал сомневаться.
- Я настоящий, - ты улыбнулся Айрис улыбкой мечтателя, загадочной и легкой. - Можешь держать меня за руку и убеждаться в этом. Только, наверное, теперь тебе самой не хочется этого. Я ведь, можно сказать...отчасти преступник. А ты благородный целитель. Но твоя рука очень приятная. Правда.
"Как и все остальное в тебе. Особенно запах".

+2

10

Ей нравилось, как звучало в его устав её имя. Она давно обратила внимание на то, что говорит он несколько иначе, и отчего-то было необъяснимо приятно слышать, как необычно звучит его голос.

Повинуясь нахлынувшим на него чувствам, Йоннен внезапно сильно сжал её ладошку, но она смолчала, притворившись, что ей совсем не больно. И правда ведь, подумаешь! Не сахарная и не стеклянная, может и потерпеть. Но всё же она была очень благодарна Лису, когда тот, опомнившись, разжал ладонь, как и за то, что не убрал её совсем. 
- Неужели ты серьёзно думаешь, что сможешь так легко от меня отделаться? – на её губах заиграла хитрая улыбка, - Н-е-е-т, как бы не так! Теперь, когда я знаю о твоём существовании, я не позволю тебе исчезнуть из своей жизни, ха! Даже не мечтай об этом, - при последних словах Айрис вильнула кончиком хвоста и сама чуть подалась вперёд. И всё же было кое-что странное в его словах. Она мысленно удивилась, с чего бы это вдруг Йоннен заговорил про ложь.
- Мне вдруг стало так спокойно и одновременно неспокойно рядом с тобой…
Как же точно эти его слова описывали и её чувства! Но, постойте, она не ослышалась? Он сказал «снова»? Здесь есть и другие их сородичи? И уверен ли он, что она действительно одного с ним рода? Да, сходств меж ними было много, но и различия были сильны.
Айрис уже собралась спросить его об этом, как Лис вновь заговорил…

Уши резко встали торчком, а шерсть на хвосте – дыбом. Её словно ведром ледяной воды окатили. Она даже будто физически ощутила, как словно от холодного ожога содрогается кожа, как намокает и липнет к телу мех, как изменяется его запах… аж встряхнуться захотелось. Он наверняка заметил, как вздрогнула её рука, накрытая его ладонью. Первым желанием было отдёрнуть руку, вскочить, накричать на него, оскалиться, возможно, даже расцарапать. Но, что было удивительно, она смогла сдержаться.

Айрис не моргая смотрела на Йоннена. Ей просто не верилось в его слова! Точнее, не хотелось в них верить. Теперь стало ясно, почему он упомянул такое колкое слово «ложь».

Сироты. Это слово тоже больно укололо её. Отчасти именно по этой причине Айрис было так неприятно осознавать, что она же и ранила того мальчика, ведь, по сути, она сама была сиротой, которой просто очень повезло. Пусть всю жизнь травница прожила в своём чудесном мирке на лоне природы, но всё же она многое видела, многое слышала, многое понимала. Предаваясь, порой, глубоким раздумьям, ей становилось очень грустно за судьбу подобных детей, ведь, не сложись всё иначе, и она могла бы стать одной из них.

Воспоминания событий последних нескольких часов замелькали перед её взором. Теперь многое словно складывалось по полочкам и обретало совсем иной смысл. И уж конечно он не побежал бы за ней, не будь она Лисицей.
Травница отвернулась и нахмурилась.

Не судить, никого. Так её учили. Об этой непростой мудрости девушке всегда говорила её названная мать-наставница. А сельские лекари, что обучали Айрис искусству врачевания, преподавали ей немного иной, но очень схожий урок. Они говорили, что Лисица должна уметь разделять в своём разуме понятие чистого знания от всего остального. Да, целительством занимаешься, когда хочешь помогать, когда хочешь хоть немного изменить что-либо к лучшему. Но нельзя позволять чувствам и эмоциям захлестнуть тебя, порой надо отгородиться от всего, стать хладнокровной, равнодушной, ведь иначе, зная, что твои пусть и обращённые во благо действия приносят боль, как ты сможешь точно и спокойно протыкать иглой кожу, разрезать плоть? Не сможешь, допустишь страшную ошибку, ведь твоё сознание более не будет ясным. Сострадать больному можно либо до, либо после.
Но не только от этого нужно было уметь закрываться. Умудрённые опытом учителя говорили, что в её практике могут попадаться самые разные личности, и следовало лечить человека, а не то, чем он занимается. В этом был долг настоящего целителя, это было превыше всего. И, как знать, ведь иногда случается так, что, спасая, исцеляя тело, можно помочь и душе.

А ещё Айрис знала, что для всего есть причина…
- Что заставляет тебя делать это? – отчеканивая каждое слово, низким гулким голосом спросила она, всем своим видом обратившись в застывшего дикого зверя, что словно шипел, рычал и угрожающе подвывал одновременно.
…и узнать её бывает крайне важно.

Внезапно Лисица ощутила всю тяжесть кошелька, что оттягивал ремешок её платья: теперь спасённые деньги перестали её радовать. Знай она раньше об истинности Лисьего танца, о том, чем завершится погоня за воришками, хотела бы тогда она не узнать Йоннена, смогла бы она пройти мимо? Ответ для неё был болезненно прост и очевиден – нет.

Всегда приятный её слуху клич щурок сейчас только раздражал. Как и все эти восхитительные краски и запахи вокруг. Впервые ей захотелось ничего не чувствовать. Ничего. Это была пугающая мысль.

Отредактировано Айрис (2020-02-06 14:29:53)

+2

11

Когда-нибудь, кому-нибудь ты говорил столько правды за один раз? И не припомнишь. Твоя жизнь порою шла под знаком лжи, но ты, наверное, был самым наивным из вашей маленькой стаи. Ты мог внезапно безоговорочно довериться кому-то, а мог вздыбить против него шерсть и оскалить зубы. Твое настроение было переменчивым, как и мир вокруг тебя, и нечто, как тебе казалось, постоянно ставит тебе подножки. Глупо было обвинять кого-то другого в том, что ты совершал сейчас.
Ты признался ей. Назад пути уже не будет.
По сути...ты сделал большую глупость, за которую Оз мог бы с легкостью настучать тебе по голове. Не только Оз, но и другие члены стаи: ты уже представлял себе во всех красках их лица, когда расскажешь, что доверился едва знакомой лисице. Однако ключевым было именно это! Вы были родичами, и то, с какой силой тебя тянуло к ней, нельзя было описать ни одним известным словом. Ты не мог даже догадываться, что чувствуют люди, когда видят десятки и сотни таких же, как они.  Приятные чувства, удовольствия, или же наоборот гнев, зависть и обиду? Может быть, желание показать себя и доказать, что ты лучше других.
Здесь ничего такого не было. Здесь и сейчас ты чувствовал слишком отчетливо, как тревожно вздрогнула ее рука, и как ей наверняка хотелось бы не верить твоим словам.
Ты доверился ей, и хотел бы, чтобы она сделала свои выводы о том, кто ты такой.
"Ложь...Я мог бы сказать ей что-нибудь другое. Например, что я связан с выпечкой и радую столичное население не только красивыми движениями. Или просто о том, что по ночам предсказываю судьбу.
И почему-то начал именно с этого. Почему? Именно...Правда..."

Ты мог бы долго спрашивать себя и ее, почему все произошло так. Однако оно уже случилось, и ты не можешь сказать, что это была шутка, или же ты растерялся и сболтнул лишнего. Слишком отчетливо проскользнул на языке этот намек: никакой лжи. Я хочу сказать тебе правду, я хочу, чтобы ты тоже ощутила это. Странно, но ощущение правдивости происходящего начинало наплывать седым туманом в голову. Как будто что-то в действительности могло измениться. И оно менялось. Медленно и пугающе.
Тебе сложно было воспринимать столь стремительную смену настроения просто, как данность. Все произошло слишком быстро и начинало выходить из-под контроля, настолько сильно, что тебе, к стыду своему, захотелось убежать прочь и больше ничего не видеть. Даже не вспоминать.
Айрис ничего не говорила, но этого было и не нужно.
Ты знал, что она скажет. И понимал, что будет с тобой, если она уйдет. Ты упустишь ее. Насовсем. Навсегда.
- Семья, - коротко, повторно правдиво отвечаешь ты, не найдя никаких более вариантов для обращения к ней. Она не должна разочаровываться в тебе и дальше, а судя по долгому молчанию, первый этап разочарования и непринятия уже произошел. Тебе было совестно...почему-то. Раньше ты бы не задумываясь сказал что-нибудь другое, или ушел бы от ответа. Винить семью в том, что происходит? Не винить, но... - Меня не заставляют.
Ты не смел поднять на нее глаза, сосредоточенно разглядывая скопившуюся на кончике травинки прозрачную влагу. Тебе отчетливо думалось, что ты сказал нечто ужасное. Сначала про себя, а после и почти оболгал собственную семью. Невероятно сложная ситуация, в которую ты сам себя загнал.
Больше не касаясь Айрис, ты замер, став глухим к посторонним звукам. Совсем как по ночам, когда испытывал первую волну наплывающих на разум тонких видений.
- Я...когда я попал сюда лет десять или даже больше назад, мне встретился...человек? Наверное. Я не знаю, до сих пор не знаю, но почему-то думаю, что он божество, хотя и иногда очень похожее на человека. Тот, кто держит в своих руках весь преступный мир столицы. Я не один такой был из тех, кто попал к нему под крыло. Я обязан ему своей жизнью, как и всем тем, кто воспитывал меня, давал мне кров и пищу, знания и свободу. Знаешь...я мог бы стать рабом, учитывая мою внешность: люди здесь любят созданий с необычным внешним обликом.
Но я не стал им, и все благодаря семье. Так просто...получилось.
Я делаю это, чтобы не стать для них обузой. По местным законам я уже пять лет как совершеннолетний, и я хочу сам о себе заботиться. Быть с семьей и помогать уже им. Так, как они помогли мне и будут помогать неоднократно.

Ты устало наклонился и медленно опустился на живот. Отчетливо помня, что эта поза означает расслабленное спокойное состояние, ты вытянулся на траве и чуть прижал уши.
- Я просто не умею больше ничего. Понимаешь? Вернее...Есть еще кое-что. Но теперь...
Во имя духов, как сложно было тебе подобрать слова! Почему в этот раз все так непросто, хотя в иных случаях ты практически не задумывался, а просто говорил?
- Не знаю, захочешь ли ты узнавать что-то дальше. Наверное, я ужасен теперь для тебя.
"Если скажешь правду, я пойму.
Я ужасный для многих. Это ничего.
Оно со временем...заживет?"

+2

12

Айрис принялась гладить свой хвост, как делала с детства всякий раз, когда была сильно взволнована. Это немного успокаивало. Лисица слушала внимательно, очень внимательно, невольно отслеживая мельчайшие изменения в его голосе, в его интонациях.

Могла ли она представить себе бо́льшую откровенность? Подобное было для неё в новинку, и она не до конца понимала, почему Лис рассказывает ей всё это. Да разве о таком вообще хоть кому-нибудь говорят? И не будет ли у него потом из-за этого проблем? Самой травнице не нравилось лгать, скрывать свои чувства и настроения, это казалось ей чем-то бессмысленным и даже противоестественным, но она знала, что люди очень часто поступают именно так, и уже успела к этому привыкнуть. В природе же всё было совершенно иначе, природа всегда была предельно честна и откровенна, а своим главным учителем Лисица считала именно природу.

Ей вдруг стало так больно, особенно когда Йоннен заговорил о рабстве. Это явление Айрис больше всего не понимала в местных законах. Лишать кого-то истинной свободы - как можно!
И она знала, что он имел в виду. Наставница с детства предостерегала Лисицу об этом, говорила ей быть очень осторожной и внимательной, и ни в коем случае не разрешала девочке ходить в город одной, пока та не подросла. Впрочем, Айрис и сама туда не стремилась, так что соблюдать эти правила было не трудно.

Неожиданная капелька скатилась по её щеке, обжигая кожу.

- …Наверное, я ужасен теперь для тебя.
- Не говори так, - смахнув слезу, тихонько молвила она, - Слышишь? Даже не смей так думать.

Ей было больно видеть его таким. И вдруг девушке подумалось, что именно её реакция могла так огорчить Лиса. Но почему? Она же не сказала и не сделала ничего плохого, не оттолкнула его, не убежала, а осталась рядом, рядом с ним. Да и могла ли она оттолкнуть его, того, кто был так похож на неё? Даже в их судьбах, как теперь узнала Айрис, было нечто схожее: они оба росли, оторванные от своих кровных семей, и до сей встречи не знали никого из их вида. В этом непростом мире они были совершенно одни. Должно быть, Йоннену бывало очень одиноко, как одиноко иногда бывало и самой Лисице.

Что ж, она узнала, что и почему им движет. Это было очень важно для неё.

Была ли травница разочарована? Это не совсем то слово, не то состояние. Это как когда ты впервые встречаешь ещё незнакомые тебе душистые побеги, чьи цветки пахнут мёдом, а заваренный с ними чай начинает горчить. Но глупо же из-за этого разочаровываться в ни в чём не повинном растении? Ведь если его внимательно изучить, можно найти ему много других полезных применений, под пытливым взором травника у любого растения можно раскрыть множество иных полезных свойств и достоинств, а из любого опыта следует извлечь свой урок, и в следующий раз просто быть осторожней… Многое, из того, что ей было непонятно, Айрис пыталась объяснить себе через знакомый ей мир трав, так было всегда.

Зато… зато он с самого начала сказал ей правду. Лисица знала, что это - трудный выбор, который требует смелости.

- Я благодарна тебе за то, что ты решил быть честен со мной… Я очень это ценю, правда. Но… позволь и мне быть с тобой откровенной: это не просто… - говорить было трудно, слова комом застревали в горле, - Это надо осмыслить.

+1

13

Когда долго думаешь о всех превратностях судьбы и о характере, которым наградила тебя мать-природа и воспитавшие существа, невольно начинаешь задумываться над тем, все ли так уж гладко в твоей жизни. Ты не жаловался на какие-то свои недостатки, предпочитая умалчивать о них в общении с посторонними. Точно так же поступал и с собственной профессией: не спеша, сначала прислушивался и приглядывался к тому, с кем общаешься, а затем высыпал информацию по крохотным горсточкам.
С Айрис такого не вышло.
Почему-то твой разум решил разом вывалить на лисицу всю правду, и внутренне ты был крайне обеспокоен таким своим поведением. Ты пробовал мысленно представить ложь в отношении этой девушки, и у тебя это совершенно не вышло. Ты вдруг ощутил себя каким-то маленьким, если не сказать, ущербным, и совсем не значимым в тех делах, которые у тебя успешно получались.
Упершись лицом в траву, ты вдыхал ее запах и думал том, как сложился бы день, если бы тебе не встретилась Айрис, и уже сейчас мог дать однозначный ответ. Как обычно. Кто-то сказал бы, что ты дурак, раз одна встреча с девушкой может изменить весь день, а то и все ближайшее время. Потому что почти все в твоем окружении верили: каждый сам кузнец своего счастья. И если ты не сумел позаботиться о собственном счастье, то нужно бы отобрать у тебя меха да отправить на свалку, доживать свой век.
Или, как ты уже успел упомянуть в разговоре с Айрис, сдать в рабство.
Только вот там ты бы умер; лисы не могут находиться в неволе, ты точно это знал, хотя тебе и не доводилось испытать это на собственной шкуре. Ты никому не пожелал бы такой судьбы, и свобода была для тебя все равно что воздух для всех живых существ.
Айрис ответила неожиданно. Ты даже бросил в ее сторону удивленный взгляд, пускай его и не было заметно из-за твоей позы. Хвост резко дернулся в сторону, касаясь пушистым кончиком ноги Айрис. Ты это заметил и тотчас же смущенно выдохнул: странные шутки придумала природа, касательно лисиц.
"Она говорит так, как будто мы знакомы уже несколько лет. Пытается как-то поддержать и увести меня от  того настроения, в которое я сам себя загнал. Видишь ли, здесь все непросто... Я взвалил на твои плечи ужасный груз, и тебе решать, что ты будешь с ним делать. Можешь забыть, можешь выбросить, а можешь поселить в своем сердце и попробовать смириться. Не знаю, насколько у тебя это получится...
Я бы хотел верить, что ты не бросишь меня из-за того, кто я такой.
Но я уже сказал много правды. Нужна ли еще одна?"

- Извини, - еще раз вымолвил ты, едва только ее голос стих и оставил в твоей голове многократно усиленное эхо. Ты говорил в землю, оттого голос звучал приглушенно и будто бы не принадлежал тебе. - Я не подумал о тебе, когда стал рассказывать. Встретить сородича впервые за столько лет и...И узнать, что он преступник, обманывающий людей...Я даже не знаю, что бы я сделал на твоем месте.
Хотя ты знал. Здесь был единственно возможный вариант, который  раскачивался у тебя под носом в крохотной капельке влаги, пахнущей свежей травой.
Ты сам виноват. Это ты взвалил на нее эту тяжесть. Тебе следовало помочь. Или...
"Я буду говорить".
- Мне уйти?..На время, не насовсем? - ты специально уточнил, чтобы Айрис не подумал, будто ты собираешься покинуть ее навсегда. - Или я как-нибудь могу помочь? Я бы хотел...
Хвост снова скользнул по ее ноге, шевельнулся несколько раз и опал.
Слегка дернулась левая лапа, выдавая жест нетерпения.
- Я бы хотел помочь тебе справляться с трудностями, - произнес ты на одном дыхании и, наконец, вынул голову из дивного созерцания травы на свежий воздух. - И не испортить все только больше. Ты...
Втянув носом воздух, ты почувствовал соль.
Этот запах стал новым ударом. Прямо в грудь. Наотмашь.
- Ты расстроилась из-за меня, Айрис? - снова уронив лицо на ладони, ты глубоко вздохнул. - Глупый лис. Все испортил...
Ты ждал ее ответа, хотя больше всего тебе хотелось просто оставить эту невинную душу и не притрагиваться к струнам ее души своими острыми когтями.
Поранишь.

+1

14

Это было так странно: они были знакомы всего несколько мгновений, но говорили так, будто знают друг друга уже очень-очень давно. На самом деле Айрис действительно испытывала нечто подобное. Именно по этой причине с самых первых минут их встречи Лисица сказала ему «ты»… Иначе она просто не смогла, язык не повернулся, ну невозможно было обращаться на «вы» к тому, кого, кажется, знаешь уже всю жизнь! Но почему? В чём скрывалась этому причина? Неужели дело было только лишь в их внешнем сходстве? Сейчас травница не могла найти ответ на эти вопросы.

Пока он говорил, нежный мех его хвоста несколько раз коснулся её ноги. Это прикосновение было очень приятным, но вновь вызвало у Лисицы то странно знакомое чувство, будто когда-то она уже испытывала нечто подобное…

- Я бы сказала, что единственной моей трудностью сейчас является неидеальность нашего мира, - девушка усмехнулась и смахнула уже с другой щеки ещё одну слезинку. Айрис показалось, что она не до конца поняла то, что Лис имел в виду на самом деле, - Ты задаёшь не простые вопросы, Йоннен. И, да, я расстроилась, потому что мне кажется, что я огорчила тебя, хотя и не могу понять, чем, - звук её голоса изменился, он стал мягким, а губ коснулась слабая улыбка, - А ещё… Мне кажется, что на самом деле ты всё же обо мне подумал, именно поэтому всё и рассказал, - Айрис подтянула к себе ноги, обхватила их руками и уложила подбородок на колени, обвив себя хвостом так, что он полностью укрыл её босые когтистые ступни. Её задумчивый взгляд был обращён куда-то в сторону ручья, - Как-то я слышала, что люди лгут как раз потому, что в глубине души совсем не думают о других… Не знаю, может, я и не права, но отчасти я согласна с этим.

После недолгого молчания она, наконец, задала тот вопрос, который уже давно мучил её: - Почему ты говоришь мне всё это? Ты ведь ничего обо мне не знаешь.

Подул лёгкий ветерок. А травница всё не переставала раздумывать над всем, что услышала сегодня. Слабая улыбка всё ещё играла на её губах.
Людской мир был очень переменчив и жесток, но ведь таким, порой, бывал и мир природы. И к тому, что в нём творилось, Лисица всегда относилась намного спокойнее, с большим пониманием. Так почему бы не попробовать взглянуть на всё иными глазами, совершенно с другой стороны, узнать и постараться понять другую правду, чужую правду… Охотник же всегда будет выглядеть героем, до тех пор, пока львица не расскажет всем свою историю.

Внезапно Айрис подалась вперёд и нависла над Лисом, её длинные волосы упали вниз. Какое-то время она молча разглядывала его лицо.
- Йоннен, тебе не кажется, что ты сгущаешь краски? – наконец, спросила она, всё так же продолжая нависать над ним, лишь улыбка на её губах стала чуть ярче, - Но, зачем?

Отредактировано Айрис (2019-11-20 16:27:22)

+2

15

Действительно, почему?
Почему ты решил так наказать Айрис и взвалить на нее груз ответственности за то, чего, возможно, она знать не хотела? Это все твоя вина, и ты должен был быть осторожнее со словами, прежде, чем так общаться со своим сородичем. Ты ждал этого закономерного вопроса, и отчасти боялся его. Потому что не мог знать заранее, как следует ответить, как следует себя вести. Но, возможно, в том и была твоя проблема? Тебе не нужно было думать, а нужно было просто делать, как и было изначально.
"Айрис, мы оба задаем сложные вопросы, и я действительно о тебе ничего не знаю...Теперь уже поздно что-либо менять и брать свои слова обратно. А если...попробовать заново?"
Ты не знал, что говорить. Не мог догадаться, по какому поводу тебя так задела реакция Айрис: вы ведь действительно едва знакомы, и по сути никого из вас не должно особенно волновать, что думает другой. Однако странным образом тебя это волновало, и продолжало тревожить. Ты решил быть честным с ней с самого начала, и это было, пожалуй, самым приятным ощущением за все то время, что ты провел наедине с девушкой-лисицей. Эти признания...Они до боли напоминали теплые семейные посиделки.
"Не надеялся, не знал, что буду настолько откровенным с кем-либо не из членов семьи. Решил, что она сородич, и доверился ей. Так нужно, я чувствую, что так нужно. Мне было бы куда более совестно лгать ей..."
Слишком много противоречивых мыслей, от которых хотелось уйти глубоко под землю. Именно этим ты и занимался неосознанно, запуская когтистые пальцы в изумрудно-зеленую траву. Тебе будто бы хотелось спрятаться даже от собственных мыслей, и лишь голос Айрис по-прежнему удерживал тебя на поверхности, не давая совершить еще больше глупостей, ем ты уже успел сделать.
Тебя это слегка удивляло. Почему девушка не прогнала тебя, почему позволила говорить и дальше и даже как-то касаться себя? И еще...
- Я честно не знаю, почему мне вдруг захотелось рассказать тебе все, - выдохнул ты, спугнув своим дыханием неосторожно севшую на стебелек травы разноцветную букашку. - Обычно я не веду себя так, и что-то правда разболтался в твоем присутствии. Это сложно объяснить. Потому что меня часто предупреждали, что все кругом будут пытаться меня обмануть. И потому я должен избежать это и обмануть первым.
С тобой я не могу этого почти физически. И сам не понимаю, что не так. Почему мне было, к примеру, не сказать, что я простой танцор и на досуге пытаюсь делать выпечку?

Ты еще раз вздохнул, поворачиваясь к девушке лицом и видя ее над собой.
Картинка неожиданно поплыла у тебя перед взором от столь резкой смены положения. Айрис начинала вести себя увереннее, и тебе это тоже было трудно объяснить. Ты был удивлен тем, что парой минут ранее мог потерять лисицу навсегда, а теперь она...
Так близко.
Она как видение, которое можно ощутить между ладоней. Теплое и настоящее.
Неосознанно ты протянул к ней ладонь, чуть задевая длинные прямые волосы, мягкие, как дорогая ткань, доступная лишь в дни особенных празднеств на местном рынке.
- Потому что я привык к тому, что судьба переменчива, и все, знакомое тебе, может рухнуть в одночасье, - снова произнес ты, задержав взгляд где-то на ее подбородке. Отчего-то он показался тебе чуть более острым, чем было при первой встрече. - И у каждого из нас есть свои маленькие секреты. У тебя ведь тоже, правда?
Ты приподнялся на локте так, что ваши лица - благодаря твоему росту - стали вдруг очень близкими. Ты продолжал разглядывать ее, и теперь переключил внимание на кончики ушей. Цвет сильно отличался от твоего, но форма была чем-то похожа. Почему-то это считалось среди вашего народа едва ли не сокровенным.
Если ты позволяешь кому-то гладить свои уши и хвост, то  это высшая степень доверия. пока рано было говорить о таком между тобой и Айрис, но грезить никто не запрещал.
- Я и правда о тебе совершенно ничего не знаю... Может ли быть так, что мы с одной планеты? Айрис, ты мне расскажешь?
"Ничего не знаю, но уже хочу верить.
И уже понимаю, что безоговорочно тобою очарован..."

+2

16

Словно зачарованная, Лисица долго разглядывала рисунок радужки его глаз. Когда она, казалось, запомнила каждую чёрточку, девушка чуть отстранилась, чтобы рассмотреть и собрать его лисий образ воедино. Ах, как же ей хотелось прикоснуться к шерсти на его ушах, зарыться ладонью в мех его хвоста, чтобы понять, а такой же ли он на ощупь, как и её собственный? А его когти, а клыки? Они ещё более сильные и острые, или же сама Лисица не уступает ему в этом? Как много всего ещё хотелось бы узнать…

Услышав ответы Йоннена, Айрис задумалась, насколько же разной была их жизнь! Травница даже растерялась, не зная, что сказать, особенно, когда речь зашла о её секретах. Ей показалось, что в сравнении с Лисом, от которого всё так же сильно пахло тайной, она могла бы назвать себя открытой книгой, что написана ясным и простым языком. Девушка отстранилась ещё немного и смущённо улыбнулась.

- С одной ли мы планеты? Прости, но я не знаю… И насчёт секретов, боюсь тебя разочаровать, но мне кажется, у меня их совсем нет… Спрашивай меня, о чём хочешь, правда! - Айрис просто не знала, с чего начать, ведь она вела самую простую жизнь сельской травницы, и давно привыкла, что все вокруг всё про неё знают.

+2

17

Вам обоим определенно нужно было бы некоторое время просто молча посидеть. Близко друг к другу. Разглядывать. Пытаться находить различия. Вам не нужны были слова, когда все было понятно и без них. Только тебе, отчего-то, сложно было закрыть себе рот, и ты отмечал, что Айрис ведет себя более сдержанно, чем ты. Неужели это из-за того, что ты разом вывалил на бедную девушку всю горькую правду о себе?
"Сделанного не воротишь...Я сам хотел быть с ней честным, и вот, что из этого получилось. Однако она еще не сбежала от меня, выходит, у меня есть шанс, что все сложится благополучно.
И что однажды я узнаю, в чем разница между разными хвостами. У нее такой же мягкий, я думаю, что, возможно, даже мягче, чем у меня.
Нет, нельзя об этом думать. В противном случае я точно скажу лишнего, чего она не должна слышать..."

Айрис, впрочем, и сама активно выбирала, что именно и когда ей слушать. Ты готов был рассказывать и дальше, однако никак не ожидал, что девушка пожелает услышать вопросы от тебя. Тебе редко приходилось задавать кому-либо вопросы, и потому ты чувствовал себя слегка...неловко? О, нет, это было не то слово. Вполне возможно, тебе было просто не по себе от того, что ее запах начинал медленно кружить тебе голову.
Ты никогда не встречал здесь сородичей, и оттого не знал, как они должны пахнуть и - главное - какое воздействие этот запах будет иметь на твой рассудок. Присутствие рядом Айрис пробуждало что-то давно забытое, и вместе с тем новое, как будто...ты уже знал ее когда-то, но под влиянием времени каким-то немыслимым способом сумел позабыть. И то, о чем девушка говорила...никак не укладывалось у тебя в голове.
- Ты не знаешь, откуда ты? - ты молчал достаточно долго: просто сидел, затаив дыхание и все еще разглядывая кончики ее ушей. В подобные игры вы оба могли, казалось, играть часами.
И это только начало.
- Или просто не помнишь? - ты запоздало подумал, что поспешил с выводами, и мог как-либо задеть этим высказыванием Айрис. - Прости. Я имел в виду, ты родилась здесь, на Кинмоку? Потому что я - нет. Я не отсюда родом, и все бы отдал, лишь бы только знать, что сейчас с моими родными.
"Я не исключаю, что они могут быть мертвы...Смутно помню, что там произошло, и невероятно сильно желаю вернуться. Когда же мне представится такая возможность, смогу ли я попросить тебя отправиться со мной?
Я мог бы просить кого угодно: Нааму, Элеазара, Оза...Нет, Оз не пойдет. В любом случае...
Я хочу попросить тебя. Почему? Почему мне кажется, что мы, все-таки, знакомы, и я чувствую это в каждом твоем движении, вдохе и даже повороте головы?"

- Айрис.
Ты вдруг посерьезнел, бросив взор на линию горизонта. Уселся на колени, некоторое время разглядывая какую-то абстрактную точку среди сгущающихся облаков.
- Можно...теперь взять тебя за руку? - ты спросил это перед тем, как вновь вернуть ей взгляд, полный дружелюбия и внимания. Мимолетная вспышка, определенно, вызовет у девушки вопросы, но с ними ты разберешься после. - Я не зря спросил, с одной ли мы планеты, видишь ли...Танцы это далеко не основная моя способность. Я умею кое-что еще, и в основном я известен в столице именно благодаря этому. Я не хотел бы тебя пугать...
Ты протянул свою руку ей, ожидая ее решения.
Именно ей сейчас предстояло стать ведущей в вашей спонтанной паре.

+2

18

То, что они делали сейчас, было очень похоже на то, как, знакомясь, долго и тщательно принюхиваются друг к другу дикие лисы, впервые встретившись на одной поляне. Это сравнение, к которому в своих мыслях пришла Айрис, привело девушку в восторг. Постепенно улыбка всё ярче расцветала на её губах.

- Видишь ли, Йоннен, - осторожно начала травница, заметив, как взволновал Лиса её предыдущий ответ, - Я точно не знаю, где я родилась… Наверное, можно предположить, что родилась я всё же здесь, на Кинмоку, потому как моя наставница, та, что заменила мне и мать, и отца, рассказывала, что я появилась у неё, когда мне ещё и года не было, но о моих родителях ей так и не удалось что-либо узнать, - сама же Лисица говорила об этом совершенно спокойно. Узнав о Йоннене немного больше, Айрис подумала, что, возможно, ему расти было труднее, чем ей, что чувство тоски и одиночества возникало у него намного чаще. Вероятно, легче пережить всё это, если никогда не знал своих сородичей. Да, иногда лисичка тосковала об этом, но случалось это редко, да и в груди саднило не так сильно, словно рана затянулась легко и быстро, или словно её и вовсе никогда не было. Всё же Айрис с первых дней получала искренние любовь и заботу от своей наставницы, да и другие взрослые были к ней добры. А что до детей… Да, бывало всякое, и порой маленькая лисичка грустила о том, что так сильно отличается от своих сверстников, но затем под чутким руководством своей названной матери она смогла взглянуть на свои хвост и уши с другой стороны, обернув свои отличия в своё превосходство. Да и в самом деле, как можно было стыдиться такой красоты? А тоска по родным корням со временем переросла в жгучий интерес и страстную надежду однажды узнать, кто же она на самом деле.

Мы часто забываем, что очевидные нам вещи другие могут вовсе не замечать. Вот и Айрис не сразу сообразила, что как раз об этом и стоило поведать Йоннену. Но Лис заговорил первым, приятно удивив травницу своей просьбой.

Девушку давно тянуло вновь прикоснуться к нему. С блеском в глазах она взглянула на протянутую ей руку, но природную лисью осторожность было трудно побороть, и потому Айрис заколебалась на мгновение. Плавным неспешным движением травница вложила свою кисть в его раскрытую ладонь. Ей было крайне любопытно узнать, а что же будет дальше?

Лисица даже не замечала, как медленно и неотвратимо приближались вечерние сумерки.

Отредактировано Айрис (2020-02-06 15:12:13)

+3

19

В целом было немного странно теперь спрашивать у Айрис, можно ли взять ее за руку. Ты уже успел коснуться ее, успел присмотреться и, опять же, успел даже подержать ее теплую ладонь в своих когтистых руках. У нее была очень нежная кожа, намного нежнее твоей, и ты бы очень хотел найти этому объяснение.
Вы оба осторожничали, и это было логично...только с одной стороны. Со второй же ты начинал подозревать, как на самом деле глуповато это смотрится со стороны. Две взрослых лисицы, которые держатся на расстоянии и вместе с тем уже чувствуют себя едва ли не родственниками. Ты, привыкший верить в предзнаменования и предназначения, уже отыскал во всем этом определенный смысл. Тебе начинало казаться, что все это, непременно, однажды бы случилось, и мысленно ты обвинил себя в том, что успел потерять терпения.
Тот, кто ждет достаточное количество времени, непременно получает желаемое. Тебе же, в силу молодости и неопытности, хотелось всего и сразу.
"Я и так изрядно успел ее напугать за такое короткое время. И еще...приближается тьма, и мне вот-вот нужно будет покинуть Айрис, чтобы заняться тем, к чему я привык. О, Нагаре, отчего ты так немилостива к живущим под твоими лучами? Отчего тебе не задержаться еще немного и не одарить живых своим великолепным светом и теплом? Мне нужно буквально несколько минут, чтобы...
Все рассказать".

Когда ты крепко сжал в своей руке хрупкую девичью ладошку, твои пальцы были уже очень горячими. В целом, наступление трансформации чем-то напоминало то, что происходит обыкновенно с оборотнями. Стремительно растет температура тела, расширяются зрачки, дыхание становится сбивчивым, а сердце бьется жутко быстро. Айрис, обладавшая чуткими ушами, наверняка это поймет.
Так что не было у тебя никаких минут, были только жалкие клочки мгновений, способных принести лишь мнимое облегчение.
- Если бы ты была с моей планеты, ты бы наверняка знала, что есть особое племя, живущее особняком и в стороне от всех прочих.
Свободной ладонью ты отчаянно рыскал по широким карманам и, наконец, нашел подвязанную изнутри деревянную лисью маску, чуть покрытую позолотой. Она всегда была с тобой для того, чтобы в случае чего не испугать проходящих мимо существ твоими жутковатыми глазами. И даже несмотря на то, что по столице передвигались демоны, бывшие куда более страшными - особенно в гневе - ты предпочитал скрываться.
Вот и сейчас ты глубоко вдохнул и приложил маску к лицу, чувствуя, что не успеваешь сказать нужные фразы. Но, возможно, успеешь сделать это, если видения сразу не уволокут тебя в свой мир?
Единственная была твоя надежда.
Волна трансформации заставила тебя чуть отползти от Айрис и сжаться в комок, потому что изнутри тебе было очень жарко. На какой-то момент в ушах зазвенело и ты перестал ощущать пространство вокруг себя. А когда миновало несколько мгновений, ты уже не видел ничего - ни травы, ни неба, ни Айрис.
- Нужно было сразу сказать тебе, кто я.
И вновь ты почти обманул эту прекрасную девушку. Простит ли она тебя теперь, останется ли с тобой?
Ты не отнимал от лица маски, глядя куда-то вниз, а ставшие черными лапы убрал под себя. На то, что Айрис станет возиться с тобой, ты не особенно рассчитывал, однако надежда теплилась в тебе приятным огоньком.

Отредактировано Йоннен (2019-11-25 17:50:53)

+3

20

Какой же неожиданно горячей была его рука! Но, постойте, что за звук уловили её лисьи уши? Неужели это… сердце? Определённо, это был звук сердца, что билось очень сильно и очень быстро. И сердце это принадлежало Йоннену. На мгновение Айрис даже испугалась за Лиса, ведь подобные симптомы наблюдались при лихорадке. Но такая болезнь не случается внезапно… Если только это не… Магия!

Из того, что успел сказать ей Йоннен, Айрис поняла, что ничего не поняла. Всё произошло так быстро.

- Ого!.. Вот это да-а-а… - только и сумела выдохнуть Лисица, - Никогда прежде я не видела ничего подобного, даже во снах!.. -  широко распахнутыми глазами она разглядывала преобразившегося Йоннена, - А у меня, между прочим, очень красочные сны! – вдруг хихикнула лисичка. Она была в восторге от увиденного.
Не сдерживая своего любопытства, Айрис потянулась к Лису, остановившись у самого его лица. Она принюхалась к нему. Если бы не его запах, можно было подумать, что это – два разных существа, ведь окрас изменился совершенно, да и маска теперь скрывала его лицо.
Хотя, нет, запах всё же тоже изменился, но лишь немного: теперь от Йоннена ещё сильнее веяло тайной.

- Зачем тебе эта маска? …Изумительное исполнение! – темнота, что всё больше сгущалась вокруг них, нисколько не мешала травнице в мельчайших деталях разглядывать то чудесное зрелище, что предстало перед ней.
- Йоннен, - ласково произнесла она его имя, - О чём ты говоришь? Я думала, ты уже поведал мне свою самую страшную тайну. И, как видишь, я всё ещё здесь! – Лисица улыбнулась. Она хотела прикоснуться к нему, взять его за руки, которые он отчего-то спрятал, но побоялась: а вдруг нельзя? Она же не знает, как и почему действует эта магия. Вместо этого девушка поудобнее уселась перед Лисом, - Откуда опять этот печальный тон? Ты чего-то боишься?
И что это за волшебство?.. Йоннен, прости, но я ничего не понимаю! Ты ведь всё мне объяснишь, всё расскажешь, да? – в радостном нетерпении её хвост забил по земле, - Мне так интересно!
…Но,
- шевельнув ушами, Айрис вдруг поняла, что может лезть не в своё дело, и попыталась унять свой хвост, - Если, конечно, ты можешь и хочешь это сделать, - всем своим видом Лисица старалась показать, что и отказ она согласна принять, хоть ей и было жутко любопытно.

Отредактировано Айрис (2019-11-26 09:47:15)

+3

21

Ты однозначно мог выделить всего две существующие реакции на твое превращение, в этом люди и им подобные были удивительно просты и понятны. Первым это нравилось, они восхищались изменениями, которые в тебе происходили. Вторых это пугало, порою даже до такой степени, что они стремились убраться подальше. Ты бы не стал винить в чем-то Айрис, если бы она сейчас убежала: в конце концов, это ее личное дело, как реагировать на изменения.
Однако судя по тому, что ее запах был по-прежнему очень близким и сильным, девушка решила остаться. Мысленно ты с облегчением выдохнул, едва заслышав слова восхищения в свой адрес.
“Выходит, тебе иногда могут сниться предсказатели?” - внутренне улыбнувшись, подумал ты, представив, что было бы, если бы вы столкнулись в мире снов. Наверное, эта встреча могла стать даже более яркой, чем та, которая уже произошла в вашей реальности. Иные бы фыркнули, что ты преувеличиваешь, однако все было так, как и должно было быть. Красочно. Красиво. Так, чтобы точно запомнилось.
- Мне спокойнее с этой маской… - пояснил ты, приготовившись распутывать клубок чужих опасений и сомнений. И все же - это было очень странно для тебя - ты не ощущал какого-то страха по отношению к себе. Да и был ли он? О, едва ли, иначе ты бы не оставался на одном месте...
“Ее голос...Такой мягкий и нежный. Пушистый, я мог бы даже сказать так, если бы так можно было описать голос. Хотя почему нельзя, если очень хочется?”
Ты бы многое отдал, чтобы сейчас увидеть, какие эмоции расцветают на лице Айрис, помимо вполне очевидного интереса. Девушка ждала объяснений, а ты не знал, с какого момента лучше начать, с какой стороны вести повествование. Разве нужно было оно, в общем-то? Что бы ты сделал на месте Айрис, если бы тебя вдруг очень заинтересовала чужая личность? Чего бы ты ожидал: полного рассказа или же каких-либо определенных, четких сведений?
- Видишь ли… - ты не спешил отнимать маску от своего лица, предпочитая устраивать прочие демонстрации немного погодя. Пускай Айрис пока привыкает к тому, что ты будешь ей рассказывать.  - Из-за того, чем я занимаюсь по ночам, некоторые люди считают меня лжецом и тем, кто наживается на чужих несчастьях, - ты сделал небольшую паузу, и поспешил добавить: -  Хотя это совершенно не так.
Сглотнув тугой комок в горле, ты уселся поудобнее и снова вздохнул.
- У каждого из нас есть какой-то дар, и я уверен, что у тебя он тоже есть, - наловчившись на толковании видений, ты стал говорить очень уж витиевато, что могло вполне запутать девушку. Нужно было быть проще, и подобная мысленная пощечина тебе сразу помогла. - Мой дар - это дар предсказаний, субъективное видение будущего. Многие люди готовы отдать все, лишь бы только узнать свою судьбу и, вероятно, попытаться как-нибудь ее изменить. С детства я занимаюсь этим. Проблема только в том, что...
Стоит ли говорить Айрис о том, что все не так просто и чудесно, как, возможно, она разглядела в твоих словах? В твоем ремесле, как и, по сути, в твоем даре, полным-полно подводных камней.
- Далеко не всем нравится то будущее, которое я показываю. И далеко не каждый может усвоить уроки из моих видений. Догадайся сама, на кого падает их - порою несправедливый - гнев?
Ты не спешил пугать Айрис и дальше. Разрушить все очарование момента было легче легкого, и тебя, будь ты на месте девушки-лисицы, все это, несомненно, насторожило бы.
Но так случилось, что ты это ты.

+3

22

Травница была несказанно рада тому, что Лис всё же решил вновь довериться ей и утолить её любопытство.
Поначалу Айрис показалось, что Йоннен преувеличивает, но затем пришёл её черёд насторожиться.
- М-м, я поняла, о чём ты, - Лисица обвила себя хвостом и зарылась пальчиками в его мех, - Эта сила действительно может быть очень опасной, - вдумчиво сказала она.
Заметив, как осторожно Йоннен подбирает слова, девушка задумалась. Может, ему пока трудно говорить, ведь превращение произошло совсем недавно, а она тут же налетела на него с расспросами. Может, ему нужно ещё немного времени, и пока стоит чуть больше поговорить ей самой? О чём угодно. Она подобралась к нему чуточку поближе.
- Знаешь, а я вот никогда не хотела узнать свою судьбу… Конечно, и мне бывает интересно, а что же ждёт меня там, впереди, но я предпочитаю самой всего дождаться… А чтобы узнать что-то определённое, или, тем более, к волшебникам за этим обращаться – не-е-ет… О, прошу, ты только не обижайся, ладно? Я искренне уважаю твоё ремесло и восхищаюсь твоим даром! Это великая сила… но, вместе с тем, и большая ответственность, верно? – склонив голову набок, Лисица улыбнулась. Всё это время она неотрывно глядела на Йоннена, продолжая разглядывать его новый облик, хотя и к прошлому она ещё не успела привыкнуть. Помимо прочего, ей было очень интересно, изменилась ли сама структура его шерсти, став совсем иной на ощупь, или же перемена коснулась только лишь цвета? А что же с его глазами, которые почему-то всё ещё были скрыты под маской?..
- Просто… узнать что-то конкретное, - тем временем продолжила Лисица, - я… немножечко боюсь, - Айрис виновато улыбнулась и неуверенно заёрзала на месте, - Хотя в детстве мы с девочками иногда развлекали себя простенькими гаданиями, но это же всё так, безобидные шалости, да и только, - девушке показалось, будто она сказала нечто неправильное, словно посмела оскорбить великого волшебника, что ныне предстал перед ней, хотя она и понимала, что не сказала ничего дурного, - Наверное, виной тому послужили многочисленные сказки и истории, что я наслушалась с детства… В них герои, так или иначе узнавшие своё будущее, почти всегда заканчивали плохо. Недобрые предсказания предотвратить не удавалось, а хорошие по тем или иным причинам не сбывались, или же сбывались, но со страшными последствиями…
Травница взглянула на ручей, на дне которого в свете всё ярче разгоравшихся звёзд поблёскивали камушки.
- Однако нельзя не согласиться с древней мудростью, которая гласит, что знание – это сила. Вероятно, я просто опасаюсь того, что сама ещё недостаточно мудра, и если вдруг услышу предсказание, то не смогу правильно воспользоваться подсказками Судьбы, и сама же всё себе испорчу... Ох, прости, должно быть, я изрядно утомила тебя своей болтовнёй! – Айрис вдруг спохватилась, что всё это время говорит без умолку, и, смущённо хихикнув, зарылась личиком в свой хвост, - Вот уж не думала, что мне когда-нибудь доведётся столкнуться с такой магией! – пробурчала она, не отрываясь от хвоста.

Отредактировано Айрис (2019-11-26 19:24:01)

+3

23

Теперь абсолютно точно нельзя было отступать. Встречались на твоем жизненном пути и те, кто за пять или даже более лет знал о тебе меньше, чем успела узнать Айрис за такое короткое время знакомства. Для вас обоих, по-видимому, это было настоящей загадкой, почему ты решил рассказать и даже показать все сразу. Стало ли тебе легче от того, что ты сказал и эти новости не вызвали резкого непринятия и отторжения у девушки? Разумеется. Ты никогда не чувствовал себя лучше.
- Я не обижаюсь, - ты несколько смущенно улыбнулся, заслышав вполне знакомые фразы из уст лисицы.
От многих ты часто слышал нечто подобное: я не верю в предсказания. Не стремлюсь узнать свою судьбу или получить какие-то намеки о будущем. Не хочу знать, что ждет меня за поворотами. Живу авантюрами. Здесь было только одно объяснение:  страх. Боязнь увидеть то, к чему морально готов не будешь и о чем, вероятно, будешь переживать и даже порою тосковать. Ты знал, что сказать таким людям и им подобным существам можно было только одно.
"Вас никто не заставляет".
Ты никого не принуждал приходить к себе, люди обычно спрашивали и находили тебя сами.
Ты не выкрикивал о своих услугах на улицах, как это однажды сделала Наама.
Ты просто ждал, терпеливо и мирно, сравнивая жизнь с текущей перед тобою рекой. Порою там проплывают обычные серые рыбины, которых килограммами несут рыбаки на продажу. Иногда можно было встретить радужную форель или иную экзотическую рыбу. Временами проплывали маленькие создания, чья чешуя горела золотом или драгоценными металлами, соблазняющими взор.
Все случалось в этой реке. Случались и такие интересные всплески, от которых нельзя было оторвать взгляда. Такой всплеск и случился в реке сегодня.
-  Всех пугает неизвестность, - промолвил ты, сделав глубокий вдох и повернувшись по звуку к журчавшему подле вас ручью. - Никто не хочет узнать, что умрет в ближайший день или потеряет что-нибудь важное. Все хотят знать о чем-нибудь приятном, о том, что согреет душу холодными ночами. Верить или нет, идти вслед за предсказаниями или не придавать им значения, пускай каждый решает для себя. Я лишь...
Делаю свою работу, потому что не могу иначе.

Пальцы на маске чуть дрогнули, выражая волнение. Ты слышал какие-то звуки и шорохи со стороны Айрис и ощущал ее дыхание совсем рядом. Как жаль, что ты больше не можешь видеть ее лица. Должно быть, в нынешнем освещении оно особенно прелестно.
Ты, видевший за свою жизнь лишь жалкий фрагмент ночного пейзажа, мысленно залюбовался представшей тебе картинке. И стоило только отвлечься, на долю секунды, как крупная дрожь заставила маску упасть из твоих рук, а пересохшие губы зашевелиться.
Раскрывающаяся перед тобою ткань видения была довольно неожиданной, и пришла не слишком вовремя.
- Края лесные. Дом. Родной твой дом. Там будет что-то интересное для тебя и полезное для тех, кто рядом с тобой. Трава густая, так, что лап не видно. Укроет ваши следы.
Очнулся ты словно по щелчку пальцев, когда белесый туман перед взором отступил, и пришла долгожданная, теплая темнота.
Ты несколько раз моргнул, уставившись куда-то в пространство невидящим желтым взором без зрачков.
- Айрис? Ты здесь?
Выглядел ты, по меньшей мере, растерянным, а по большей потерянным. Потому как видения не только лишали зрения, но и на несколько секунд заставляли выпадать из реальности. В том числе, и звуковой.

+2

24

Внимательно слушая, что говорит ей Йоннен, травница улыбалась краешками губ и временами кивала. Правда, она так и не поняла, как сам Лис отнёсся к её разговорчивости. Был ли он не против, или же, наоборот, она ему сейчас только мешала или даже раздражала. Вдруг Йоннен отвечал ей только лишь из вежливости?
Но зато Айрис поняла, что перемены коснулись не только его внешности. Кажется, он и внутренне изменился, став более сосредоточенным, отрешённым. В этом таинственном ночном свете предсказатель, порой, сидел так неподвижно, что в такие минуты был похож на прекрасную статую… Какое же удивительное создание она сегодня повстречала!
Задумавшись ненадолго, травница вновь взглянула на ручей, но звук упавшей маски заставил её обернуться и испытать очередное удивление. Давно же Лисице не доводилось удивляться так часто, тем более за один вечер. Её удивили и слова Йоннена, что, вероятно, являлись предсказанием, и сам вид Лиса, особенно его глаза, и его вопрос. Особенно его вопрос.
- Конечно же, я здесь! Ты, что же, меня не ви… О-о-о… - неожиданно для самой себя Айрис догадалась, в чём было дело, - Ты действительно ничего не видишь… Хм… А в этом есть смысл, - девушка ещё ближе подобралась к Лису, с интересом изучая его глаза, - Ведь взор предсказателя должен быть обращён во внутрь… особого пространства, а не во вне, верно? – как много вопросов жаждала задать ему сейчас лисичка, - Это и было предсказание? Но о ком оно? Или о чём? Оно… такое странное… Это… обо мне? – в лёгком испуге Айрис прижала к голове развёрнутые назад ушки и осторожно спросила, - Йоннен… А как мне следует сейчас себя вести? Может, мне надо поменьше болтать или вовсе сидеть молча?.. Могу ли я что-нибудь для тебя сделать? – о том, чтобы уйти, и речи быть не могло. Айрис определённо не собиралась оставлять Лиса одного, пусть ей и было немножечко страшно.

Отредактировано Айрис (2019-11-29 14:23:16)

+1

25

Тайна за тайной, секрет за секретом, и так до тех пор, пока ты не откроешь их все.
Пробуждаясь от видения, ты уже пытался расшифровывать его, однако пока совершенно ничего понятного для себя не находил. Они были слишком абстрактными и неясными, обобщенными и расплывчатыми. Ты наговорил Айрис, кажется, множество конкретных фраз, но отчего-то теперь разобраться в этой конкретике оказалось не по силам тебе. Не считая себя самым лучшим предсказателем на Кинмоку, ты, тем не менее, старался постоянно повышать планку, и делать собственные предсказания все более понятными для других.
"А чьи следы? Где ее родной дом, если она думает, точно не зная, что родилась здесь, на Кинмоку? Интересное и полезное одновременно...
Она занимается травами, значит, может найти что-нибудь новое и полезное среди трав? Выходит, здесь все куда проще, чем мне хотелось бы думать? Трава густая, что не видно лап. Не видно следов, чьих? "

Невидящий взгляд метнулся в сторону, противоположную от Айрис. В траве кто-то сильно шуршал, и уши встал торчком, реагируя на движение. Вероятно, это был какой-то ночной зверек, однако его присутствие сейчас здесь сильно раздражало, и ты, вдруг перестав быть похожим на статую, резко дернулся в направлении шума. Когтистая рука стиснула  траву, а вместе с ней в ладони оказалась маленькая тушка какого-то зверька. Судя по ощущениям, это была песчанка или даже кто-нибудь покрупнее, покрытый короткой, колючей шерстью.
Не то, чтобы ты или кто-нибудь из твоего народа часто питался подобной мелочью, да еще и в сыром виде, просто сработал охотничий инстинкт. И тебе попросту нужно было переключить внимание, потому что непонятное предсказание начинало угнетать не только тебя, но и, похоже, Айрис. Судя по количеству вопросов, она мало что поняла из того, что ты сказал, и это несколько расстраивало и сбивало с толку.
Сжав в ладони зверька так, что он не смог сопротивляться, ты задумчиво покивал головой.
- Да, оно о тебе. Обычно, если ко мне приходит кто-нибудь конкретный,  видение приходит именно о нем или о ней. Но я и сам не так много понял из того, что сказал. Думаю, оно о том, чем ты занимаешься. И тебе нужно отправиться на разведку в новые, неизведанные тобою земли, чтобы найти что-то важное.  Но так, чтобы тебя никто не видел, хотя это и странно: я в любом случае буду знать об этом.
Ты вздохнул, приподнимая пойманную добычу и вдыхая запах.
Да, определенно какая-то мышь, не успевшая спрятаться от твоей ловкой руки. Есть ее ты не собирался, а просто держал в ладони, чтобы она не шумела и не сбивала тебя с мысли. В голове и так был сплошной кавардак, не хватало еще, чтобы какой-то зверек путал тебе все дополнительно.
- Тебе не следует пугаться моих слов, - заслышав, что Айрис начала осторожничать, поспешил ты успокоить лисицу. - Предсказания весьма субъективны, как и будущее в целом. Ты можешь послушать его и довериться, а можешь поступить так, как сама хочешь. Каждый выбирает это самостоятельно.
Немного поразмыслив, ты осторожно опустил  зверька шуршать обратно в траву. В принципе, ты сказал все то важное, что и собирался изначально.
- Ты...можешь проводить меня в город? - негромко попросил ты, вытягивая вперед ладонь и становясь совсем уже похожим на беспомощного щенка, который ничего не видит, но уже пытается куда-то двигаться. - Семья начнет беспокоиться, если меня там не будет.
"Меня наверняка уже ищут, и я не предупреждал ведь, что собираюсь куда-то уходить...
Кто бы знал, что мой день будет настолько долгим и увлекательным в этот раз?.."

+1

26

Таинственные слова всё же были о ней… Отчего-то Лисицу успокаивало то, что в этом странном предсказании почти не было конкретики, и, даже после объяснений Йоннена, для неё оно всё равно оставалось неясным. Девушка глубоко задумалась над его словами и не сразу сообразила, о чём Лис её попросил.
Когда же до Айрис, наконец, дошёл смысл сказанного, сначала она вновь испугалась, а затем сильно огорчилась. Испугалась, потому что ей и днём-то в городе было не по себе, а идти туда ночью казалось совершенным безумием, тем более когда она так плохо в нём ориентировалась. Травница куда с большей охотой предпочла бы оказаться одна в самой дикой глуши в полночный час, нежели бродить по столице в тёмное время суток.
А огорчилась… потому что… Потому что ей совершенно не хотелось так скоро расставаться с Йонненом. Айрис показалось, будто те часы, что они провели вместе сегодня, пролетели словно миг.
Хвостом и руками обняв подтянутые к себе ноги, девушка уныло опустила на колени свою голову с плотно прижатыми к ней ушами, всем своим видом превратившись в один грустный пушистый комочек.
- Тебе в самом деле уже пора уходить? – почти проскулила лисичка. Вроде бы она узнала о нём так много, но отчего-то казалось, что не узнала ничего.
Или не узнала чего-то самого главного?

Отредактировано Айрис (2019-12-03 12:36:10)

+2

27

В твоей жизни было множество ситуаций, которые начинались примерно одинаково: "А что если...". Огромное множество вероятностей сопровождали тебя на каждом шагу, поджидали за каждым поворотом, и даже сейчас, чувствуя внутри лишь разгорающийся костерок любопытства и тревоги, ты столкнулся с возможностью выбора. Пожалуй, это было самое ценное из всего того, чем ты располагал. Не нужны были тебе золото и драгоценности. Оставили бы свободу выбора, и ты был бы самым счастливы лисом во вселенной.
Однако сейчас, по всей видимости, удача начинала постепенно отворачиваться от тебя. Вернее было бы сказать, не удача, но  способность обращаться со своим временем так, как заблагорассудиться.
Ты не всегда был способен решать самостоятельно, и в некоторых случаях другие от тебя чего-то ожидали. Ты не хотел заставлять других волноваться понапрасну, а потому тебе следовало бы изначально предупредить Айрис о такой возможности. Помимо "а что если..." в твоей жизни случались и некоторые внезапности, от которых никто не был застрахован. Порою - как сегодня, например - они сыпались как яблоки с дерева в период сбора урожая. Хорошо еще, что не на голову, а на землю, рядышком с могучими ветвями.
- Ты любишь яблоки? - вдруг спросил ты, вздрогнув от неожиданно прозвучавшего мягкого тембра. От тебя не укрылось то, с какой интонацией обратилась к тебе Айрис, и чем же ты мог ее утешить? Конечно же... - Мне вдруг так захотелось угостить тебя яблочным пирогом. Я знаю, где готовят очень вкусные, и я слышал, что они славились еще задолго до моего рождения по всей территории Кинмоку.
"Обещая ей еще одну встречу я...заставляю ее? Принуждаю? Нет, мне кажется, что здесь она тоже абсолютно вольна выбирать, хочет ли еще встречаться со мной.
И не знаю, угадала ли она, что мне тоже не хочется покидать ее теперь? Заметила ли, насколько нам обоим тепло и интересно рядом? Она весьма проницательна, но, во имя Великих духов, у нее довольно неуловимое и легкое настроение. Как крыло бабочки, которое сначала было здесь, а секундой позже мелькнуло уже в ином месте!
Смогу ли я справиться с тем, что чувствую сам и помочь ей разобраться с тем, что чувствует она? Разумеется...Я хотел бы помочь ей. Но захочет ли она?"

- Я могу посидеть здесь еще немного, - ты продолжил, заметив, что молчание несколько затянулось, и нужно бы украсить тишину чем-нибудь дополнительным. Вытянув руку вперед, ты попытался определить местоположение лисицы. Вышло это не сразу.
В конце концов, твоя когтистая ладонь легла на что-то теплое - вроде, это было похоже на макушку. Или нет?..
- Однако потом...да. Мне нужно будет уйти для того, чтобы предупредить Стаю. Но...
Ты вдруг резко поднялся, настолько, что даже сам удивился собственной скорости.
- Погоди, ведь я могу вернуться. Предупредить, а потом вернуться. Если ты, конечно, еще не устала от меня и тебе будет, о чем поговорить со мной. В таком случе, правда, я больше никому сегодня не смогу помочь...Или ты хотела бы тоже побыть рядом со мной в городе?
Ты не был уверен в том, что Айрис этого захочет и в целом ей эта затея придется по душе.
Но сколько же было вариантов: выбирай - не хочу!

+2

28

Едва услышав про яблоки и, тем более, про яблочный пирог, Лисица невольно облизнулась. Она вдруг осознала, что уже успела проголодаться. Но, будучи наедине с Лисом всё это время, здесь и сейчас, ещё непонятый страх заставил её позабыть о любых мирских потребностях. Этот же страх, затаившийся далеко в глубинах подсознания, заставил её погрузиться в печаль, когда Йоннен сообщил, что ему надо уйти… Надо, или же он на самом деле этого хочет? Должно быть, именно благодаря этим мыслям его предложение застало Айрис врасплох. А вдруг, если он сейчас уйдёт, они больше никогда не увидятся? Или, что ещё хуже, вся эта волшебная встреча окажется не более, чем сладким сном, от которого юная ушастая мечтательница вот-вот очнётся?
Йоннен - в глазах Айрис он был единственным в своём роде, уникальным, таким же уникальным, как и она. За всю свою недолгую жизнь лисичка ещё ни разу не встречала кого-то хоть немного похожего на неё, и даже не слышала о возможном существовании такого же чуда природы здесь, на Кинмоку, тем более в пределах одной столицы, а ведь она не раз об этом спрашивала!
Айрис так и осталась неподвижно сидеть, в замешательстве разглядывая траву, пока не приключилась ещё одна внезапность: на её голову вдруг опустилась его ладонь.
Травница медленно перевела свой удивлённый взгляд на Лиса, следом так же медленно поднялись и её ушки. Подобное поведение всегда дозволялось только лишь наставнице, но, как ни странно, Айрис поняла, что не имеет ничего против, хоть и была сейчас немного смущена. Его прикосновение принесло с собой приятное тепло, но закончилось оно так же внезапно, как и случилось. Йоннен вскочил на ноги, ожидая её ответа. Немного помедлив, девушка тоже встала.
А вдруг этот загадочный Лис, который уже успел запасть ей в душу, говорит всё это лишь из вежливости? Или даже из жалости… Быть может, ему вовсе хочется поскорее отделаться от её любопытного хвоста? Ах, как хотелось бы знать ответ наверняка!
Но откуда же столько сомнений в этой обычно уверенной Лисице, чья душа сейчас металась подобно захваченной в сачок бабочке?
И отчего же ей так хотелось вновь прикоснуться к нему?
Может, чтобы убедиться, что он и впрямь не растает в этом призрачном свете Альгмару, словно пустынный мираж?
Айрис колебалась. Но ведь он сам только что прикоснулся к ней. Значит ли это, что и ей позволено нечто подобное? Она решила, что да. В конце концов, от отказа никто не погибнет – она просто извинится и впредь будет знать, где лежат границы дозволенного.
Травница шагнула чуть ближе и осторожно взяла его когтистые руки в свои, обхватив их только лишь одними пальчиками. Он не растаял.
- Йоннен… Прости, что заставила тебя ждать с ответом, - она робко улыбнулась, глядя в его глаза, хоть уже и знала, что он не мог сейчас её увидеть, - И прости, я не подумала, должно быть, это было эгоистично с моей стороны… Я бы с радостью исполнила твою просьбу, и я даже готова попробовать, но, боюсь, сделать это будет не так просто…
Краешком клыка Лисица закусила нижнюю губу и смущённо потупила взор.
- Видишь ли... Ранее я поведала тебе о том, что почти не знаю город, но тем более я совершенно не знаю его ночью. Я никогда не ступала по улицам столицы с заходом Нагаре… Боюсь, при данном раскладе мы оба с тобой будем бродить по Кинмоку как два ещё слепых щенка, - травница мягко усмехнулась и, не размыкая с ним рук, вновь подняла свой взгляд на Лиса.

+1

29

"Почему так тихо?"
Лишь один вопрос бился израненной птицей в мозгу, причиняя ощутимое неудобство. Почему Айрис так долго размышляла над твоими словами? Что именно смутило ее? Или твое общество это сам по себе повод для смущения и невозможности быть самой собой для нее?
"Я не понимаю..."
И ведь оно было так просто к пониманию: ты почти ничего об Айрис не знаешь. Девушка уже успела узнать о тебе достаточно, чтобы сделать определенные выводы, а вот ты...Да, ты оказался слишком болтлив сегодняшним днем, и это несколько настораживало. Еще больше тебя должно было насторожить то, что ты как на ладошке у очаровательной травницы, и у тебя, кажется, больше не осталось от нее секретов. Что же, в свою очередь, Айрис могла скрывать или недоговаривать? Тишина это повод задуматься.
Однако все оказалось намного проще, чем ты боялся.
Айрис, оставив один из твоих вопросов без ответа, поведала тебе небольшую часть собственной истории. Должно быть, то была лишь капля в море ее воспоминаний и мыслей, и тебе не следовало бы так волноваться на этот счет.
- И из меня хорош защитник... - горько усмехнулся ты, на миг позабыв, что тебя защищает нечто большее, чем клыки, когти и магический артефакт.
Ты под защитой преданности Семьи.
"Наши люди повсюду", - вспомнились тебе слова Сола, которые он произнес однажды, пытаясь внушить тебе уверенность в собственной безопасности. "Если ты всмотришься в тени, то можешь увидеть знаки даже там. Это легко: настолько, что разглядит даже слепец".
Семья защитит тебя, ибо ты сам множество раз вставал на ее защиту. Ночь была временем не только ужасов и кошмаров, но и воров, убийц и расхитителей.  Семья ждет тебя. Семья примет и обогреет. Укроет и защитит от любой напасти. Это ты знал лучше любого правила или заклинания.
Это была ваша клятва.
- Тебе нечего опасаться, - негромко произнес ты, стараясь вложить в голос как можно больше уверенности. Теплые пальчики Айрис ты побоялся сжать чуть сильнее, настолько нежными они были по сравнению с твоими руками. Впрочем, у когтей было исключительно практическое применение, они не были украшением или чем-то еще. - Мы войдем в город и будем под крылом у Семьи. Нужно только добраться туда. Я могу идти по запаху, но, поскольку ничего не вижу, тебе нужно будет направлять меня, чтобы я не свалился в какую-нибудь яму - их здесь немало.
"Слепым заклинателям лучше не двигаться с места. Я не знаю, что делают в таких случаях у меня на Родине, и в какую сторону направляются провидцы. Сидят ли на месте или контактируют с внешним миром?
Для этого совсем не обязательно видеть.."

Пушистый лисий хвост был достаточной длины, чтобы задеть кончиком тонкую кожу на лодыжке девушки. Черные шерстинки, блестевшие в свете ночного спутника, мелькнули ближе к траве.
- Все когда-нибудь бывает в первый раз, - ты улыбнулся, зная абсолютно точно, чувствуя по запаху, что смотришь сейчас в ее лицо. Смотришь, но, увы, не может угадать ее эмоций. Растерянность? Страх? Любопытство? Возможно, купаж был настолько разнообразным и ярким, что сама Айрис с трудом могла ориентироваться в своих эмоциях.
А потому ты сделал первый шаг сам, ступив на мягкий песок ближайшей импровизированной дорожки.
"И все же...хочешь ли ты остаться?
Или нет?.."

+1

30

Семья…
Услышав это слово из его уст, Айрис невольно поёжилась, ведь она прекрасно поняла, что Йоннен имеет в виду, и ещё не успела свыкнуться с мыслью о другой стороне его жизни.
И что же, теперь ей предстояло встретиться и с остальными членами его своеобразной Стаи, не это ли он хотел сказать? А чего же хотела она сама?
Ещё и его хвост вновь коснулся её ноги. Что Лис хотел ей этим сказать? Или же это была всего лишь случайность?
Айрис задумалась. Будь на его месте не представитель лисьего вида, а совершенно зрячее любое другое существо, она бы, долго не раздумывая, отказалась. Однако, если бы это существо тоже было слепо, она бы помогла… А если бы он сам всё сейчас прекрасно видел, подобно их дикому собрату, пошла бы тогда она за ним? Увы, но ответить на этот вопрос было уже куда труднее.
Ей определённо было любопытно, интересно, узнать нечто новое, нечто иное, другую сторону привычной жизни. Всё же лисичка любила, порой, ввязаться в авантюру, но все её прошлые невинные приключения не шли ни в какое сравнение с тем, что сейчас предлагала ей судьба. Было ли ей страшно? Пожалуй, она назвала бы это не страхом, а предосторожностью, ведь после такого знакомства вся её спокойная прелестная жизнь могла сильно измениться, и далеко не в самую лучшую сторону.
А что же бы сказала ей наставница, какой совет могла бы дать? Как жаль, что её сейчас не было рядом. Выходит, не ко всему успела она подготовить свою хвостатую подопечную, эх.
Пребывая в смятении, травница вздохнула собственным мыслям и поджала губы. И всё же ей казалось, что что-то тут не так. Почему Йоннен был так спокоен и словно бы даже игрив? Если Айрис верно поняла его слова, значит, она совершенно спокойно могла довести его лишь до городских ворот, а там просто передать Лиса в руки тех, кому он доверяет, да и уйти обратно с чистой совестью. Отчего же на её душе вдруг стало так неспокойно? Либо она неверно истолковала его эмоции, как и саму сложившуюся ситуацию, либо… хитрец что-то замышляет.
- Подожди, - девушка остановила его, потянув за руку. Может, пришла пора всё выяснить? Или же хотя бы часть.
- Йоннен, ответь мне честно: почему ты так откровенно, так просто говоришь мне о своей, кхм, жизни? Почему ты посвящаешь меня даже в самые сокровенные детали, говоря об этом так легко, словно рассказывая о своём обеде? Что-то не верится мне, чтобы в вашей среде было так принято… И почему ты вдруг хочешь сейчас разделить со мной своё ночное ремесло, если я, конечно, верно тебя поняла… да ещё и пирогами вздумал угощать? – голос травницы звучал настойчиво, но спокойно, не было в нём и злости или раздражения.
Да, Лисица уже спрашивала у Йоннена нечто подобное, но его ответ был, мягко говоря, расплывчатым. А если они с ним были одной породы, то он мог запросто схитрить, это она прекрасно знала по себе. Обхватив его ладонь обеими руками, одной из них Айрис как бы невзначай перехватила его запястье: быть может, по биению его сердца ей удастся узнать, говорит ли он правду.
Этому нехитрому лисьему трюку мать-наставница обучила Айрис ещё в детстве, когда заметила, сколь чувствительным было её восприятие.

Отредактировано Айрис (2019-12-27 18:49:01)

+1


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Catch me if you can!