Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Journey to the past


флешбэк Journey to the past

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://thumbs.gfycat.com/UnrealisticIcyAbyssiniancat-size_restricted.gif

Действующие лица:
Принц Кристиан, Натаниэль.
Время, место, погода, обстановка:
19 июня 1997 года.
Локации различны. Ясно и жарко. Вечер.
Пролог:
Настало время окунуться в прошлое и понять, где свернули не туда родители Кристиана и какова роль в жизни принца самого Натаниэля.

+3

2

- Ха-а-а-алу!
Вобрав в легкие побольше воздуха, он крикнул - правда, получилось это несколько заунывно и печально. Кристиан знал, что демона не нужно звать - он сам придет, если сочтет нужным.
В эту ночь случилось кое-что совершенно из ряда вон выходящее.
Они спали не вместе.
Для этого было несколько причин, но не все из них были до конца понятны принцу. Понятно, что раны еще не зажили, но за гранью понимания остались те эмоции, которые скрывал каждый из них.
Натаниэлю повезло быть демоном - регенерация у них была намного лучше людской, а вот за свои раны, прежде всего, душевные, Кристиан не был так уверен.
Ужасно непривычно было спать в гордом одиночестве, когда никто не обнимает тебя сзади и не целует в шею, чтобы ты спал крепче. Возможно, эта черта в принце была донельзя сентиментальной и даже в чем-то женственной, но он совершенно ее не стеснялся. И несколько раз признавался самому себе в том, что одиночество для него худший враг.
Он знал, что Натаниэль всегда рядом, и даже если отвернутся другие, он…
“Нам нужно отправляться прямо сейчас, чтобы вернуться в зените Альгмару. Знаю, что ты мог еще недостаточно набраться сил и никто из нас не отошел от этого в полной мере...Но…
Я не могу больше ждать!
Промедление может дорогого стоить! Может быть, это действительно проклятие, и оно будет действовать до тех пор, пока совершенно не подчинит меня? Нет, однозначно, тянуть больше нельзя. Мы выходим сегодня, и если нужно...
Я могу даже понести тебя, Натаниэль”.

- Натаниэль, место, куда мы идем, находится в большом отдалении от столицы, - пояснял молодой человек, зная точно, что демон его слышит. Он всегда слышал, только не всегда появлялся во всей своей красе. - Перенесемся туда или, может, ты хотел бы пройтись? Впрочем, лучше бы нас никто не видел.
Кристиан задумчиво покрутил в ладони несколько черных шариков, содержащих в себе заклинание телепорта. Маленькие рога, скрытые ныне под идеальной иллюзией, все равно причиняли дискомфорт, и ладонь юноши периодически так и тянулась к голове, намереваясь любой ценой те как-нибудь уничтожить.
Разумеется, сейчас их легко было прятать…
А вот что будет потом, когда они будут расти и расти?
Нет, этого нельзя было допускать. Нужно было узнать, откуда это, что за проклятье положено ему и как с этим дальше быть. Лихорадочно выискивал принц информацию, и из надежных источников узнал, где живет нужный ему человек.
Тот, кому ведомо не будущее, но прошлое.
- Не могу и не хочу идти туда один, - поджав губы, заявил Кристиан, в последний раз кидая взгляд на зеркало и поправляя выбившуюся из прически длинную красную челку. Он был до боли похож сейчас на себя самого несколько лет назад, когда еще мальчишкой начал узнавать много нового не только о себе, но и о тех замечательных вещах, которые можно вытворять с другими. Обернувшись, молодой человек вытянул вперед руку с телепортаторами, а второй указал на дверь, предоставляя право выбора.
По крайней мере, это он еще мог сделать, дабы как-то себя успокоить. Обычные житейские мелочи - именно они помогали в особенно сложных ситуациях..
Улыбка, живая и почти искренняя застыла на юном лице, полном энтузиазме.

Внешне

https://i.pinimg.com/564x/b5/9e/c3/b59ec3adf3fd52341a593fcf1eb7797b.jpg

+4

3

Ему больше всего нравилась темнота, как неизбывное вечное время года, наступления которого ждешь с тоской, проросшей витыми лозами винограда между ребер. Собраться в ней, живой и теплой, означало спрятать от всего мира, что так тяготеет с солнечному свету. Закрой руками уши, затки их ладонями так сильно, как только сможешь и слушай, как темнота поет тебе свои сказки об алеющем горизонте, который она так ненавидит. Как и он. Но близился вечер, что не принесет в раскаленные за день мраморные дворцовые покои и следа прохлады. Солнце уйдет и сумерки падут на плечи таинством обещаний, шепотком надежды и новой волной обжигающего жара иного толка, нежели чем тот, что заставал всех прятаться под навесами днем. 
Живу ли я?
Существую ли?
Могу ли я?
Маг-но-лия?..
Магнолии, душные светлые цветы, от розового к белому, цветением и ароматом своим нагоняли тоску. Он задыхался от их засилья, пока руки и шею стискивали плотные кожаные ремни. Он бы не убежал никогда, просто не смог бы, но ей думалось, что он этого хочет. И рабство в темном подвале с прямоугольником пошлого солнечного света пахло магнолиями.
Демон слышал, его зовет хозяин, и темнота вокруг него пришла в движение. Натаниэль приоткрыл глаза, еще не понимая, завершились ли его ужасающие видения, или это просто очередной хоровод нескончаемой серости, спрятанной за цветущими садами хозяев. Его губы изогнулись, выдыхая порцию рваного дыма. «Дайте мне с ароматом ветра» - задумчиво сказал он, вертя в руках золотое колечко. И теперь то, что курил демон, отдавало дикой степной травой, скрипело на зубах невиданной свободой, проникало в легкие хвойным приторным запахом гари. Даже сквозь песчаную дремоту Натаниэль понял, что его зовут.
Он пошатнулся вперед, обвитый цепями дыма, ароматного и дающего в голову своим тяжким ароматом, что сбивает с ног демонов, выпрямился перед хозяином посмотрел на него диковатыми красными глазами, посасывая кончик трубочки.
- Я сделаю так, как прикажешь, - отозвался он монотонно, чисто тряпичная кукла, что вытягивают за нитки из пыльного чулана по весне.
Сизый дым просочился сквозь обветренные обкусанные губы, ластясь послушной кошкой, обвил его шею, прильнул к груди.
Натаниэль убил свою чувство ощущения реальности, задавив его все, до чего только можно было дотянуться во дворце. Перед его глазами порхали всполохи огня, а за дымом толпились силуэты. Те, кто были до. Те, кто будет после. Приказывайте. Говорите. Безымянные.
Демон двинулся вперед, втянув в себя очередную партию дурманящего запахом свободы дыма, поймал губы хозяина, вдыхая в них этот едкий аромат, пропитавший все вокруг.
- Пожалуйста, повелевай, - с придыханием прошептал Натниэль, прижимаясь к принцу, стискивая его плечо свободной рукой, чуть сильнее, чем требовалось. – Я никто без этого.
Выбор бы сейчас убил его. Только четкие указания, приказ что одеть, куда идти и кем стать.

Свернутый текст

https://i.ibb.co/rv5YqTY/9ccbc85b60bac4dc085305faa1972555.jpg

+3

4

Кристиан хмурился, и со стороны было похоже, что принц стремительно взрослеет на несколько лет сразу. И без того начинавшие появляться на коже признаки усталости, казалось бы, стали ярче и их уже нельзя было скрыть даже простенькой иллюзией.
Удивление зажглось во взгляде.
- Эй, ты чего это?
"Твои губы пахнут свободой, а твои пальцы...
Они всегда были такими тонкими и сухими? Где ты нахватался этого, халу?"

Ладонь принца сжалась на руке Натаниэля, ярче обозначая присутствие хозяина рядом с рабом. Сейчас демон уже не был тем, каким забрал его к себе Кристиан, да и сам принц изменился...в какую только сторону? Они пережили вместе слишком много всего, и у них не было возможности вернуться назад. Нет, теперь нужно было смотреть лишь вперед и шаг за шагом преодолевать новые трудности.
"Я ведь предупредил. Сказал, что ты должен быть готов.
Что же ты? Забыл?.."

- Натаниэль, ну, что же это, - ловко скользнув вбок, принц перекинул руку демона через свое плечо. - Я тут готовлюсь, значит. Жду. И тебе известно, что...
Договорить он не успевает, потому что вихрь телепортации уносит их прочь из душной комнаты, к воздуху, в действительности пропахшему свободой и плавящемуся от жары. Хотя здесь немного прохладнее, чем во дворце и еще где-нибудь в пределах столицы. Место, в котором очутилась пара, отличалось пейзажем от всего, что могли представить себе закоренелые столичные жители.
Это был не пустынный оазис, но скалы, черные и холодные, равнодушные к чужим происшествиям. И по левую сторону от тех скал должен был быть неприметный, маленький и узкий вход в пещеру. Кристиан не был уверен до конца, что правильно определил место, но иного выбора у них все равно не было. Ветер, заметающий следы всякого живого существа, беспокойно встрепенул полы одежды и плаща, который принц накинул на плечи демона.
"Не хочу, чтобы тебе стало хуже.
В такой ответственный момент ты должен быть рядом со мной. И ведь...в конце концов, это твоя идея - отправиться в это место. Я же все сделал. Все, чтобы разобраться. Чтобы узнать".

- Пошли, - несмотря на то, что демон был не слишком тяжелым, Кристиан не собирался тащить его на себе всю дорогу до входа в пещеру. Натаниэль хотел, чтобы ему приказывали? Что же, пускай будет так. - Где ты был, демон? Я ведь дал тебе время...Это так ты поправляешь свое здоровье?
"Я видел, как ты смотришь на меня, чем полон был твой взгляд.
Ты пытаешься увлечь себя чем-то кроме меня? Нет...Нет, нет. Ты не можешь. Лучше ты не найдешь."

Несколько шагов оставалось им до неприметного входа в пещеру, расположенную прямо в отвесной скале, и принц, державший демона за руку, вдруг заставил того прислониться к ледяной поверхности горной породы. Запах никуда не делся, только стал чуть слабее.
- Смотри на меня, - молодой правитель завел ладонь Натаниэля чуть выше его головы, и позволил заклинанию медленно окутать их обоих, накладывая временную иллюзию. Касание губ к губам было таким же легким, как воспоминание об одиноко проведенной ночи. Кристиан решил непременно восполнить этот пробел уже двумя ночами и чем-нибудь еще, что точно растормошит их обоих. - Веди себя прилично. Мы в гостях.
Он потянул Натаниэля за собой, утягивая во мрак казавшейся безжизненной пещеры.
Но внутри тускло поблескивал огонь.

+2

5

Все бы ничего, и с этим миром можно жить, если бы не… гребаные, мать их, порталы.
Демон пошатнулся и упал на камни, целебные спасительные камни, которые никуда не двигались, не дергались и не ускользали из-под рук. Его вырвало желчью, тягучей слюной умирающего от жажды отравленного алкоголем и травой человека, и только спасительная твердость земли и боль от падения помогли ему не потерять сознание.
- Да нормально все, - огрызнулся демон, утирая рот. – Потерпи еще пару минут и поймешь, что более готовым, чем я, просто быть невозможно. Если бы ты знал, что тебя ждет, ни по что бы не пришел в здравом рассудке и твёрдой памяти. Я же тебе говорил, что это будет болезненным опытом и что нужно будет обязательно убить этого шамана? Ты обещал, что не забудешь, обещал, что сделаешь.
Его бросало то в жар, то в холод и немного шатало из стороны в сторону, даже когда принц помогал идти. От тепла тела Кристана становилось не по себе и снова мутило. Запах хозяина сбивал с толку, больше всего хотелось оттолкнуть его подальше, обойтись и без его помощи, но долг раба любить то, что любит господин, быть с ним рядом и служить щитом. Сейчас он должен был принять урон на себя, хотя предпочел бы обменяться рукопожатиями с лучшим палачом Вселенной, чьи тонкие методы даже его порой смущали.
Только свет впереди и темнота, только они, как маяк, одиноко горящий в ночи. Сердце билось слишком сильно. Натаниэль зашипел и обвис на Кристиане, потянув его вниз. Судороги в ногах стали лишь секундой задержкой. Демон оттолкнул хозяина и поднялся сам.
- Нет, - выдавил он из себя сухими губами. – Я не в гостях. Я дома.
Он несмело прошел внутрь и замер. Перед очагом, в котором всегда горел огонь сидела женщина, возраст которой невозможно было определить. Не молодая, но и не старая. Не красивая, но и не ужасная. Она была одета бедно, но и роскошно. В ней было все, что можно только лишь было собрать в одном образе. Натаниэль первым прошел к огню и сел рядом с ней, не напротив.
- Я дома, мама, - произнес он, поцеловав сухую руку, лежащую на колене.
Женщина вздрогнула и подняла лицо. Медленно осознание достигло, зажегся огонь в ее глазах.
- Дорогой, я ждала тебя. Так ждала, - и голос ее был полон тепла. – Ты выглядишь измученным. Плохо питаешься? Плохо спишь? Дай мне посмотреть на тебя.
Она прикоснулась к его щеке, подтягивая к себе. Лицо женщины вдруг изменилось. 
- Ах, - выдохнула она и вдруг отдернула руку. – Убил их всех, так? Ради него одного. Может, не стоило?
Натаниэль поморщился.
- Стоило. Они все того стоят, - нехотя прошептал демон. – Почему бы и не убить? Им так лучше.
Женщина покачала головой.
- Приготовь нам. Напиток. – Натаниэль потер шею, смотря в огонь. – Отправь в прошлое.
- А надо ли? Тебе все известно.
- А этому ребенку требуется подтверждение.
Они вдруг оба подняли глаза на принца и посмотрели на него. Похожие и разные одновременно.

+2

6

"Убить да убить.
Какой ты скучный, демон, все бы тебе убивать!"

От Кристиана не скрылся факт изменившегося поведения Натаниэля - конечно же, выглядел и вел себя тот не так, как обычно. Неужели чем дальше от цивилизации, тем более дикими становятся демоны? Принцу ужасно не хотелось в это верить: ведь окажись он демоном в действительности, о долгих прогулках...придется забыть?
Или это все проклятые фантазии, слишком бурное воображение, которое жило в молодом наследнике престола еще с раннего детства?
Этот поход должен был стать в определенном смысле решающим - очень многое зависело от его итогов. Думал ли Кристиан, что однозначно будет ими доволен?
Конечно, нет.
Здесь нет слуг. Здесь нет ничего привычного. Здесь никто не будет ручаться за то, что все пройдет гладко, и любое желание наследника исполнится сей же миг. Никто никаких гарантий принцу не давал, да он и сам осознавал, что итоги могут быть неожиданными. Обескураживающими. А то и способными убить на месте. Негромко вздохнув, юноша последовал за демоном в полумрак пещеры.
"Дома, ты сказал? Что?.."
То, что происходило дальше, удивляло чуть более, чем совершенно. Выходит, Натаниэль был прекрасно осведомлен о том, что будет тут происходить, да еще и родственников своих привлек?.. Кристиан мысленно раздраженно цокнул языком, в кои-то веки предпочитая смолчать.  Наговориться сегодня он явно еще успеет, если только с ним не будет происходить действительно то ужасное. о чем предупреждал демон.
Но к чему было Натаниэлю врать теперь?
- А меня ты не счел нужным предупредить, к кому мы идем, - произнес молодой человек, хмуря брови и на мгновение задерживаясь за спиной Натаниэля. "Его матушка тут живет в одиночестве, а он даже и не навещает ее? И вообще, что мешает жить тут вместе, избегая рабской участи? Удивительные создания..." - И что же тебе известно? Почему ты сразу не сказал?..
Да, Кристиан прекрасно слышал все разговоры - акустика в пещере была просто превосходной. Кристиан вообще не любил, когда от него что-то скрывают, и сегодняшний случай мог запросто выбить почву из-под ног вспыльчивого наследника престола.
"То есть, ты серьезно, да?
Все знал, и ничего мне не сказал?
И тебя не волнует, что я должен буду убить твою мать?"

Принц переводил взгляд с одного лица на другое, и не перестал хранить загадочно-задумчивое выражение даже тогда, когда уселся подле демона перед огнем.
"А может, это и не мать вовсе...
Так...И что же ты знаешь, Натаниэль? Что не рассказывал мне, и какую тайну скрываешь? Погоди-ка, я не могу поверить, что мы тащились сюда просто так?
Бред какой-то!"

- Вы действительно родственники? - недоверчиво покосившись на шамана, поинтересовался Его Высочество, и сложил прихваченную с собой сумку возле своих ног. - Какой будет ваша цена?
"Какой ты гад...
Как ты мог вообще подставить так свою мать? Ты так сильно желаешь ей смерти? Боги, я не понимаю этого. Что сейчас движет тобой, если ты сам мог все рассказать мне?"

По-хорошему, о цене можно было и не спрашивать. Но неодобрительный взгляд Кристиана был направлен только на демона. Может, следовало убить его, а не бедолагу шамана? Равноценный обмен.

+1

7

Женщина не обратила внимания на слова гостя, глядя только на демона рядом с собой.
- Как некультурно, - хохотнула она, потрепав своего «сына» по щеке.
Демон что-то невразумительно проворчал и поморщился. Ему хотелось пить и спать. Рассудок едва ли держался в истощенном теле, постоянно куда-то соскальзывая. Ему то казалось, что они во дворце и до мягко кровати всего несколько шагов, то он видел кровавые картины очень далекого прошлого, то большую ванную.
- В каком-то смысле она – все матери, - неуверенно пояснил Натаниэль наклонившись к принцу. – В ней память каждой из них. Я позволил ей сегодня стать моей, потому что встреча с твоей нам ничего не принесет. К тому же будет грубым просить тебя убить свою собственную мать. Хотя…
- Почему ты все сидишь! – Женщина резко толкнула его в бок, прерывая все размышления. – Ты привел гостя, или своего любовника? – Она вдруг ухватила демона за руку и отодвинула его назад, нагибаясь вперед, чтобы увидеть принца. – А ты не слишком молод? Ай, дай я на тебя посмотрю хорошенько.
Натаниэль облегченно откатился назад и поднялся, отправившись готовить напиток для ритуала, рецептуру которого прекрасно знал. По сути, в пещере и не было ничего, кроме того, что помогло бы ему с задачей. Никакой еды, никакой одежды, никакой утвари.
Женщина между тем тискала щеки и плечи принца, продолжая приговаривать:
- Какой худенький. Кожа да кости. Совершенно не за что схватиться. Точно в твоем вкусе? – Она вдруг шумно расхохоталась и увидев, что Натаниэль отошел подальше, ухватила принца за грудки и подтянула к себе. – У вас серьезно что ли? Внуков не ждать, да? Он всегда был странным мальчиком. Необычным. Он позаботится о тебе, а ты позаботься о нем, ладно? Он же никогда не попросит о помощи.
Демон стоял у костра с деревянной глубокой чашкой и с видимым сожалением наполнял ее водой.
- Отстань от него. Он мой хозяин, а не любовник, - Натаниэль бы с большим удовольствием выпил ту воду, а теперь ему приходилось иметь дело с собственной «матерью» какой она должна быть и медленно подкрадывающимися симптомами отравления. – Одно другому мешает.
Женщина покивала с самым уверенным видом и украдкой подмигнула принцу.
Демон отвернулся, чтобы не видеть выражения лица Кристана. Черта между ними проведена, и пусть уж лучше она будет такой, чем отсутствует полностью. Может, так будет не так больно? Напиток теперь был готов. Натаниэль сел у очага и первым сделал глоток зелья.
- Я буду твоим проводником. Через меня ты увидишь прошлое и все, что тебе важно. Сосредоточься на том, что тебе важно. Если будет опасно – уйди. – Он глубоко вдохнул и скрестил ноги, сосредоточив свое зрение на огне. – Проводи меня туда, мама.
Его плечи дрогнули, зрачки расширились.
Женщина держала в руках чашу.
- Оставишь его там? Можешь и не ходить, если не хочешь, - произнесла она, не предлагая зелье. – Он справится там один, столкнувшись со всеми своими страхами. Он сильный мальчик.

+2

8

"Мать всех?
К кому, во имя всех богов, мы вообще пришли?"

Кристиан знал, что сомнения - это плохо. Тем более в часы, когда тебе нужно всеми правдами и неправдами узнать тайны своего "проклятия". Да и проклятье ли это? Или же какое-то благо, дарованное свыше и способное наставить тебя на путь истинный?
Принц не мог знать.
Именно поэтому несколько дней назад он опрометчиво впустил страх в собственное сердце, позволив тому вцепиться корнями и прорасти. И, наверное, потому, отчасти, и выглядел сейчас для этой женщины бедным худым мальчишкой, совсем еще подростком, собравшимся прыгнуть в бездну. Но если бездна зовет, то зов ее преодолеть попросту невозможно. Оставалось лишь...довериться.
То, что говорила женщина и как она это произносила, могло сбить с толку окончательно, но принц настойчиво отталкивал в сторону собственное раздражение. Сейчас не до него.
"Одно другому не мешает, так ты сказал?.. Но кем же хотел бы быть ты сам? Что ты знаешь и чувствуешь теперь после того, как узнал все мои секреты?
И что еще ты знаешь, что неведомо мне?"

Все  это было в высшей степени любопытно. Что дальше? Нет ли возможности, что здесь и сейчас вершится великий обман десятилетия? За свои двадцать лет Кристиан прекрасно понимал, насколько сильной может быть человеческая ложь. А демоны...Да, они наверняка врут как дышат и дышат как врут. Сглотнув тугой комок в горле, принц мысленно отметил еще одну черту, объединившую его с этими существами.
Ложь.
Есть ли что-нибудь настоящее теперь?
- Я уже здесь, - юноша потянулся к чаше, которую держала женщина. - Это моя история.
Чуть звякнула пара бусин, подвязанная к поясу. Послушные движениям рук, они качнулись в сторону, издавая последний звон в пещере, после которого наступила тишина. Зелье, что обожгло горло непривычным вкусом, постепенно уничтожало все вокруг, но не голос, сорвавшийся с губ молодого наследника.
- Я не хочу, чтобы он был один.
А дальше - ничего.
Дальше была только странная, большая и гротескно темная бездна, которая затягивала хуже, чем зыбучие пески в пустынях. Нужно ли было кричать и бояться? Нет, то время прошло, но ощущение падения было настолько затянувшимся, что невольно принцу захотелось уцепиться за что-нибудь, пусть даже маленькое и несуразное. Вытянув руку вперед, он ощутил под ней только какие-то скользкие камни и...
Отвратительный в сути своей запах разложений.
От такого вполне должно было замутить, но Кристиан сумел сдержаться, проходя через туманную завесу вперед, доверившись своим смутным ощущениям. Он не мог узнать этих мест, хотя они слишком отчетливо напоминали какие-то трущобы на задворках столичного города. Или то была не столица?
Нет, однозначно, эту улицу Кристиан знал. На ней он был когда-то.
"Почему здесь туман? Я никогда не видел в Зейтуне тумана, и потом...холодно. Слишком холодно, отчего так? Неужели во всем виноваты воспоминания?"
Мимо него быстрыми шагами прошли две фигуры, одетые в темное и...
Лишь мелькнувшие под косынкой женщины алые волосы заставили Кристиана окликнуть их. Не по имени, нет, но как-то совсем знакомо.
"Мама?.."

+2

9

Даже в наступившей темноте его неизменно мутило от какого-то глубокого, будто постороннего, не принадлежащего этому миру, ужаса. Прошлое пугало его своей монолитной неизменностью. Там таился не только страх, унижение, но и вещи куда более жуткие, заставлявшие стыдиться. Пережить их один раз было достаточно болезненно, а показывать кому-то, возвращаясь снова, вовсе казалось самой ужасной пыткой, на какую не способен ни один палач.
Натаниэль стоял, опершись рукой о стену деревянной хибары, когда мимо него прошли эти двое своей процессией с Кристианом в качестве сталкера. Он проводил их глазами, чуть более безразличными, чем обычно. К счастью, эта часть воспоминания его мало касалась. К несчастью, это ненадолго.
Демон подобрался, взъерошил рукой волосы и пустился следом.
- Откуда у тебя эти воспоминания? Генетическая память? – Спросил он, поравнявшись с принцем. Да, на этих призрачных улицах, он не следовал за ним согбенной тенью, а шел рядом в полный рост, своей легкой пружинистой походкой, держа руки на перевязи для сабель. – Они здесь не в первый раз, заметь.
Женщины действительно слишком уверенно, чтобы показаться даже со стороны сомневающимися. Только лишь весьма заметные мелочи выдавали в них посторонних. Слишком чистые руки придерживали капюшон слишком дорого плаща. Никто не защищал их даже от случайных прохожих, но на них работала магия – отвод глаз. Для любого случайного зрителя они ничем не отличались от местных жителей и все просто отводили глаза в сторону, едва завидев их.
Путешествие их, впрочем, на этом участке пути оказалось коротким. Они добрались до какого-то неприметного дома и вошли внутрь. Демон уверенно потянул на себя дверь, приглашая хозяина пройти первым. Тут ему незачем было проверять безопасность, им ничего не грозило кроме той боли, что приносила сама память. Внутри было темно и тихо.
- Я согласна, - выпалила одна женщина, слишком порывисто скидывая с головы капюшон, раскидывая по плечам огненные волосы.       
Ответом ей была тишина.
- Ты понимаешь, что здесь происходит? – Нехотя произнес демон, положив подбородок на плечо принцу. Этим жестом, теплым и доверительным, он будто заставлял холод и страх прошлого отступить. - Вообще ничего не соображаю и голова болит.

+2

10

- Н...Не знаю...
Кристиан был обескуражен происходящим. Он знал, что ему предстоит совершить путешествие в прошлое, но воспоминания ведь не принадлежали ему...Каким образом он сумел попасть в прошлое, которое существовало еще до его рождения? Неужели настолько велика сила, дремлющая в нем, что при помощи нее можно настолько широко раздвинуть рамки времени и пространства?
И теперь принц даже не знал, что думать и какие знания из всего увиденного окажутся действительно полезными.  Может ли так случиться, что все?
Становилось холоднее.
В такие моменты внутреннего холода и опустошения Кристиан предпочитал не бродить по улицам, выискивая неизвестно, что, а нежиться во дворце в объятьях Натаниэля. Порою, конечно же, не только нежиться, но и делать множество других увлекательных вещей...
Но хождение за призраками прошлого явно в круг его любимых занятий не входило. И сейчас, напряженно наблюдая за двумя силуэтами, смутно знакомыми, Кристиан ловил себя на мысли, что прошлое может оказаться совершенно не таким, каким ему того хотелось бы. Он пытался расслышать, о чем говорили между собой двое, но не сразу заметил старую женщину, сидевшую едва ли не на полу перед своими визитерами.
От касания демона Кристиан вздрогнул, словно бы пробуждаясь от сна.
- Это...мои родители, я вспомнил мать, кажется...На портрете во дворце она изображена именно такой, - негромко произнес молодой человек, неосознанно погладив демона по щеке. - А отец...что-то не так здесь. Ммм...Нужно послушать, как думаешь?
Принц сделал шаг вперед, привычным движением заключая ладонь Натаниэля в свою, приближаясь к стоявшим фигурам еще больше.
- Не хочу пугать Вас, Королева, но Вы, похоже, совершенно отчаялись, - произнес чей-то молодой голос рядом с сидевшей на полу женщиной. Это оказался кто-то, похожий на человека с белозубой улыбкой и кожей пронзительного светлого оттенка - настолько белого, что он выделялся ярким пятном среди темных стен строения. - Вероятность смертельного исхода крайне велика, и не стоит исключать...
- Замолчи, - резко оборвал речь существа король Кинмоку, выглядевший как простой смертный, но не потерявший своего царского достоинства. - Не вы поможете, так кто-нибудь другой из вашего племени. Вам должно быть радостно помочь нам взамен на ваши жизни и жизнь ваших детей.
- Никто не станет помогать Твоему Величеству, ведь то, что ты хочешь, опасно для обеих сторон. Что ты станешь делать, если не выиграет от этой сделки никто?
Кристиан увидел, как сильно дрогнули губы Короля, а рука привычным движением потянулась к рукояти меча.
И лишь Королева, подавшаяся вперед и оказавшаяся перед своим супругом, сумела остановить возможное кровопролитие.
- Пожалуйста, не нужно...Я уже приняла решение. Так... - она одарила старую женщину мягкой улыбкой, и Кристиан тяжело сглотнул, вспомнив, насколько часто видел такую у Оливии. Одно лицо...- Делай, что должна.
Старая, полуслепая чародейка криво ухмыльнулась.
- Хорошо.
При помощи своего спутника она поднялась, и скрипнули ее старые, дряхлые кости. Не мигая, смотрела она в сторону принца и демона, а затем, растянув рот в жуткой беззубой улыбке, указала пальцем прямо на то место, где стоял Натаниэль.
- Но только мой сын будет жить.
Кристиан резко обернулся, пытаясь понять, не указывает ли старуха куда-нибудь в другое место. Но сделать ничего не успел, потеряв концентрацию и позволив тени воспоминаний рассеяться, принять другую форму. Единственно, что успел он - это крепко обнять демона, не позволяя тому потеряться в завихрениях памяти.  А еще - вполне возможно - принц слышал, как старуха назвала какое-то имя.
"Ничего...Ничего не понимаю!
Как это? Что произошло?"

- Натаниэль...Мои родители...заключили сделку с демонами? - Кристиан размышлял скорее для себя, но ему отчаянно необходима была поддержка Натаниэля. Оттого, может быть, так сильно он стискивал сейчас его в объятьях, и не думая отпускать.  - Ты знаешь что-то об этом...так?
"Почему она указала в его сторону? Случайно? Кто там был еще? Третий, кроме них..."
- Жизнь за жизнь. Моя кровь взамен твоей.  Мы будем жить.
Слова как из ниоткуда заставили едва ли не пригнуться, но рефлекторно принц выхватил из-за пояса короткий нож. Что-то большое и жуткое двигалось в их сторону, и можно ли было от этого защититься?
Как в тени укрыться от тени?
А слова - словно песня, повторяемая многократно, назойливая, скучная и ужасная.  Но не разобрать слов и не понять их целиком, потому что не тебе это делать. Не тебе.

+1

11

Разбираться в прошлом весьма болезненно, будто сдираешь с себя шкуру, слой за слоем и показываешь миру то, что видеть никто не должен был. Счастье если то, что прошлое остается в прошлом, и боль может принести любое случайное слово, озвученное мнение по этому поводу. Многое вспоминать совсем не хотелось, не хотелось и участия, жалости, слов поддержки или оскорбления. К такому он не хотел быть готов никогда, но воспринимал в итоге все на удивление легко. Тело, болезненное, заспиртованное, пропитанное сладковатыми опиатами, горькими настойками и прочими прелестями жизни осталось где-то позади, пустой оболочкой, тянущей назад, не дающей затеряться. Тут должно быть легко, и голова болеть не будет. Действительно, первая часть воспоминаний показалась даже какой-то излишне легкой. Даже «матушка» вовсе не напугала его. Он уже даже привык к странностям этой старой карги, неважно насколько часто они встречались.
Натаниэль чувствовал на себе прикосновения принца, столь откровенно беззащитные, жаждущие хоть какой-то реальной поддержки.
- Может быть, откуда мне знать? Но что они хотели, какой была сделка и что обе стороны получили в результате? Нужно знать больше, но и тогда все равно никаких выводов не сделать. Каждый поступает сообразно той ситуации, в которой оказался. Вероятно, на то были причины, - он пожал плечами и отвел взгляд, полностью игнорируя обращение в их сторону. Это могло быть намеренно, а могло быть случайностью, какой смысл переживать.
В сгустившихся тенях, что так напугали принца, демон нашел успокоение. Его тут ждали, сюда он мог бы вернуться, если бы это место продолжало существовать. На какое-то время он остался один, совсем один в полной темноте, и к ногам его выкатился помятый мяч, сшитый из кожи. Уродливая игрушка, затертая до дыр, штопаная-перештопанная по сто раз. Натаниэль присел на корточки и поднял его. Что-то знакомое, теплое было в этом. Кто-то громко втянул воздух и демон поднял рогатую голову. Перед ним стоял мальчишка лет шести.
- Это ты потерял? – Демон приподнял мяч и протянул его вперед.
Мальчишка неуверенно взял его в руки, развернулся и пошел, все ускоряя шаг. Темнота отступила. Натаниэль обернулся назад, ища глазами принца.
- А это мой дом. Первый дом, если быть точным. Тебе интересно?
Перед ними высились серые деревянные дома, серые глухие стены под серым низким небом.
- Скраймир, - почти выплюнул это название Натаниэль, поднимая голову. – Один из самых дальних миров обитаемой Вселенной. Формирующаяся планета, где поселились таки колонисты. Много камней, целый пояс вулканической активности и совсем немного поразительных редких ресурсов, исчерпанных уже на других планетах. Мы были вторым поколением детей, родившихся здесь.
Он смотрел вслед убегающему мальчишке с мячиком. Бледная кожа, черные, яркие как блестящая смола кудри, большие живые карие глаза, одежда не по размеру. Его ждали такие же, чем то похожие друг на друга ребята. В дверях дома появилась женщина, наделенная губительной красотой увядания. Тонкая, изящная, прекрасная. Она крикнула что-то и помахала рукой. Двое ребятишек побежали к ней.
- Тут ничего, - жестко заявил демон и видение распалось. – Что-то еще интересно? Тут простой закон – можно переходить по воспоминаниям прошлого, если знаешь, куда обращаться. Я твой компас в этом мире. У меня на беду хорошая память. Хочешь, увидеть, как все происходило?
Он махнул рукой и снова провалился в темноту. Теперь серое небо покрылось трещинами огненных разводов, где-то падал, сжигая все, пылающий дождь. Натаниэль, высокий, прямой, с гордо поднятой головой, стоял спиной к принцу рядом с каким-то человеком. Со спины в них даже было какое-то сходство, одно ощущение безнадежной без башенной решимости, смелости обреченного. Рядом с демоном стоял бледный высокий парень, с болезненным лихорадочным блеском в карих глазах он смотрел куда-то вперед, а обветренные губы, дрогнув, выдали одно только злое «хочу». Сверху обрушилось сжигающее нечто, огромное и живое, и все заволокло дымом. Когда пыль улеглась, Натаниэль стоял над телом человека.
- Он еще жив. Но не знает, что натворил, - печально усмехнулся демон, упираясь носком ботинка в человека. – Я. Я не знаю.
За его спиной пылали серые дома, на земле лежали обгорающие трупы. Несколько. Один взрослого и один ребенка.
- Если есть вопросы, то это тут результат моего решения. Я же говорил, что демонами не рождаются. Монстрами становятся по своей воле. Я захотел, но погубил многих этим желанием. У меня был дом. Он сгорел. У меня были родные. Им пришлось тоже сгореть. Только у них тоже было право выбора – жить так или остаться мертвыми. Они тоже сделали свой выбор. Виновен ли я в их смерти? – Он одним резким движением ноги перевернул человека лицом вверх. Тому было очень плохо. Глаза закатились, пальцы сжимались в судорогах. – А ведь было весело.
Натаниэль снова оскалился в недоброжелательной улыбке. Вокруг стало темно. Он повернулся к принцу лицом.
- Мой выбор, не чей-то еще. – За его спиной на мгновение появилась мощная фигура, огромная, метра в три ростом, с мощными лапами, покрытая фиолетовым мехом, с лихо закрученными двумя парами рогов. Видение пропало, будто легло на плечи демона, сливаясь с ним. – Тебе тоже надо подумать над твоим выбором. Пока ты смог передохнуть от своих воспоминаний. Можно идти дальше, если тебе все еще интересно. Только берегись, мы не можем долго это выдержать даже чередуясь.       
Все вновь поглотила мгла, сырая и холодная.

+1

12

"Кто будет жить?
О чем они все?
Где...правда? Я не понимаю, но страшно хочу понять!"

У Кристиана опять было слишком много хочу, но этот странный мир, от которого кругом шла голова, казалось, таил для него еще больше загадок, нежели мир реальный. Но у кого можно было спросить, что произошло в королевской семье на самом деле? Едва ли остались на Кинмоку люди, посвященные в правду, но...может стоило интересоваться лучше и искать больше? Да только воспоминания это штука весьма безжалостная.
И увидеть их от демона, о котором принц знал не так много, как ему хотелось бы, было настоящим даром.
В свое время Кристиан пытался спрашивать у демона, сколько ему лет, где он жил, откуда родом и когда успел накопить столько знаний в разных областях. И с поразительной ловкостью Натаниэлю удавалось уйти от ответа, как будто и не было у него никакого прошлого, достойного заинтересовать монарха.
И как оказалось, он бессовестно врал.
Разумеется, картины детства были очень похожими на то, что мог увидеть любой человек подле себя - обычные ребятишки, обычная мирная жизнь в небогатом месте.
"Семья? Это его брат или...?"
Кристиан не успел зацепиться за видение, как не успел и понять, что именно привлекло его во всем этом. Зато успел осознать, как стремительно наполняется голова его свинцовой тяжестью. И виной тому были не увиденные картины прошлого, нет...
- Твоя семья... - прошептал принц, глядя на поверженного человека, о котором говорил Натаниэль. Таким человеком когда-то и был его верный демон. - У тебя никого не осталось?
Голос дрогнул, а внезапное желание обнять и прижать к себе казалось таким...естественным. Кристиан почти преодолел его, хотя и не чувствовал в том необходимости. По правде говоря, он и не знал, как реагировать на увиденное и какие слова в целом сумеют как-то поддержать вечно уверенного в себе Натаниэля. Да и нужна ли ему сейчас такая поддержка? Не расценит ли он ее как жалость или как подачку?
"Он совершенно один в этом мире.
Не к кому прийти. Никто не назовет его по имени...
Кроме меня".

- Натаниэль...Да. Пойдем. Мы пойдем дальше. Я очень хочу узнать, что выбрали мои родители и что я теперь могу сделать с их выбором.
Принц взял ладонь демона в свою и потянул к себе, прикрыв глаза.
- Будь со мной.
Ему было не страшно, хотя и определенная доля опасений после всего увиденного присутствовала. Он не знал, что еще такого страшного может подкинуть им прошлое.  Мог только догадываться, в чем суть этой сделки.
- Когда я сделаю выбор, не оставишь ли ты меня?
Вихрь воспоминаний перенес их в маленькую, душную комнату, освещенную лишь одним маленьким огоньком от свечи.
- Я умираю, дорогой.
Голос женщины, полулежавшей на постели, был слабым и тихим, но довольно ясным. Алые волосы, расплескавшиеся по плечам, были уже не того насыщенного оттенка, как прежде, а синяки под глазами и выпирающие ключицы лишь подтверждали слова женщины. Даже из-под плотного одеяла виднелся большой шар живота.
- Наше дитя...будет не таким, как другие. Поверь мне, он... - тут женщина сморщилась, словно почувствовав что-то внутри, заставившее ее остановиться. Мужчина, что стоял рядом с ней, судорожно сжал ее бледную ладонь. - Станет лучшим....со временем. Изменится. Сделает свой...выбор...
Она закашлялась и продолжала до тех пор, пока ее не прервал голос мужчины.
Только теперь Кристиан заметил, что в комнате был кто-то еще. Третий.
- С этим ничего нельзя сделать? - король, почти такой же бледный, как супруга, но сохраняющий должное самообладание, взглянул куда-то в сторону сгустившихся в углу теней. Сверкнула белая улыбка, заставив принца вздрогнуть и отойти на шаг назад.
- Тебя предупреждали, че-ло-век, - нарочно вычленяя буквы, произнес мужчина. Только теперь Кристиан увидел выступающую из головы четверку ребристых закрученных рогов. Трясущийся палец указал в сторону большого живота королевы Кинмоку. - Наш род теперь в твоем сыне, и ты уже сделал свой выбор.  Он будет жить. Он изменит этот мир. И да поглотит тьма его разум!
Тяжело дыша, Кристиан рванулся в сторону видения, выпуская руку Натаниэля и пытаясь ладонями развеять жуткое представление, напугавшее его.
Рванулись сквозь иллюзию его рога, выросшие ныне и не терпящие никаких над собою издевательств.
Он беззвучно закричал.

+1

13

В иллюзии своей принц рванулся к нему, разгоняя призрачный туман, молотя руками по его груди, пока он просто стоял, снося все удары. Потому ему и не нравилось прошлое, оно слишком жестоко, и не оставляет никаких надежд, обнажая саму реальность. Все было именно так, а не как ты запомнил. Придется это осознать.
Демон перехватил руки принца и негромко начал:
- Скажи, разве никто никогда не винил тебя в смерти твоей матери? Обычно такое происходит часто. Твоя сестра не злилась на то, что ты отнял у нее мать? Никто тебе не говорил ничего подобного? Неужели они точно знали, что винить тебя не в чем, что это решение полностью только твоей матери? В чем магия этого события, никак не могу рассмотреть. Но ты еще не все узнал, чтобы принимать решения. Ты видел происходящее со стороны, но тебе оставлен выбор. Оставлен всегда. У большинства его не бывает, знаешь ли.
Вокруг них была темнота, никаких картин прошлого или будущего, только кромешная тьма, в которой ощутимы лишь прикосновения и слышен голос.
- Очевидно, что ты не виновен в ее гибели. Но чувства не бывают рациональны, а дети рождаются жестокими. Я как раз тот, кому стоит напоминать о том, что это он убил свою мать. Но моя семья со мной была всегда. – За его спиной собрались густые тени, они потянулись к нему, большие и маленькие, встали в ряд, окружили. – Когда я сделал  свой выбор, им тоже был предложен свой. И мать моя была со мной, рождаясь снова и снова, появлялась неизменно в моей жизни, чтобы я смог убить ее снова. Она всегда умирает от моей руки, напрямую или косвенно. Умирает, чтобы родиться снова. Иногда она даже не знает, кто она. Но умирает. Чтобы напомнить мне о моем поступке, о моей вине. Ее годы, прожитые и непрожитые, добавляются к моим. Однажды мой путь завершится, потому что есть еще и тот, другой.
Темнота вокруг них растаяла, отворились огромные тяжёлые двери, окованные золотом. В парадной зале все сверкало и сияло роскошью. На возвышении стоял трон, величественный и огромный, а перед ним спали, посапывая чудовищно огромные демоны. Натаниэль уверенно прошел к нему, упал на одно колено.
- Повелитель. Я вернулся.
На троне зашевелилась небольшая фигурка, раздался возглас, полный ликования и тонкий изящный юноша сорвался с пьедестала, перемахнул через демонов и повис на шее Натаниэля.
- Я так рад! Я знал, что оставлен тут не зря! Я так рад тебе, брат, - он стиснул тонкими пальцами плечи демона и положил свою голову ему на плечо. – Вы с мамой не забыли меня, верно? Я спал так долго, я ждал так долго. – Он вдруг порывисто отстранился и ударил раскрытой ладонью по груди Натаниэля, надул щеки. – Долго! Я думал, вы меня бросили.
Изящный Повелитель вдруг замер, выглядывая из-за брата. Его лицо изменилось, как рябь на воде, по нему вдруг пробежали едва заметные выражения презрения.
- А это… он?.. – Медленно спросил Повелитель. – То тело, что вы мне нашли?
Натаниэль молча кивнул, не поворачиваясь назад, не глядя на Кристиана.
- Твоя судьба править нами, ты должен вернуться. Мы так долго работали над этим, так долго ждали, - голос его звучал глухо и немного устало.
Повелитель хищно ухмыльнулся.
- Ах, это ведь действительно не было сложно для кого-то с твоими талантами, братец? – Он медленно подошел к принцу, и теперь, когда они стояли рядом, можно было заметить бесспорное сходство в мелочах. Осанка, движения, выражения горящих золотом глаз. – Мой брат лучший лжец. Он может всё. Совсем все. – Ласково поведал юноша. – А теперь, когда ты узнал сам всю историю, когда проникся ею, когда сам пришел ко мне, по своей воле, в мой склеп, ты уже больше не можешь никуда бежать. Понимаешь, да?
Повелитель провел тонкой рукой, украшенной когтями-напалечниками по шее принца, склоняясь к нему.

+1

14

Ничего не помогало.
Все было...напрасно?
Невыносимо тяжело дышать и существовать в месте, которое не признает тебя своим. Рядом с тем...Да, нужен ли Кристиан Натаниэлю так же, как и сам демон нужен принцу? Вечно самостоятельный, знающий себе цену и решающий, что и как делать. Кому из них можно было вручить такую характеристику?
Обоим по отдельности. А вместе?..
Рассказ о семье заставил принца напряженно всмотреться в окружившую их темноту. Голос Натаниэля, обычно такой мягкий и обволакивающий с головы до пят в тончайшие шелка, стал каким-то другим, заставляя волноваться все больше. Но принцы не должны бояться демонов по определению. Они должны смело идти вперед, с громадным мечом наперевес и рубить головы недоброжелателям.
"Что с ним не так?" - взволнованно подумал юный принц, отступая на шаг назад перед просветлением во тьме.
Наверное, ему следовало спросить самого себя, что не так с ним. И отчего прошлое вдруг перестало быть таким настоящим и мрачно-безрадостным? Все потому, что перед ним было не будущее.
Кристиан смотрел на Натаниэля и чужака и едва мог поверить собственным глазам. Что он вообще мог сделать - снова налететь на иллюзию, попытаться разорвать связь? Нет, он мог лишь бесконечно долго, медленно кусая губы, смотреть, слушать и запоминать.
- Брат?.. - произнесли сухие, алые от покусываний губы, и в горле его все пересохло до такой степени, что любой вздох давался с большим трудом. Великолепие окружающего пространства меркло, пока истинно подсвеченной фигурой в этом месте оставался Натаниэль. Для принца все выглядело слишком правдиво, а для Натаниэля...Это было то, к чему он все это время стремился? Все долгие четыре года он просто...
"Лгал".
Жесткое, ужасно неприятное слово скрипнуло в мыслях.
Лжец.
Кристиан до последнего не хотел называть так Натаниэля, но, похоже, ему придется признать: демон врал как дышал. Врал во всем - начиная от слов и заканчивая поступками.  И как было больно видеть это теперь, и стоять, не в силах что-то сделать...
...пока к нему не обратились напрямую.
Тот, кого Натаниэль называл Повелителем, поднимая внутри принца новую волну яростного негодования, был отчасти похож на Кристиана, но сознание упорно отторгало этот факт. И это обращение... Тело. Кристиана передернуло - лишь боги знали, какое заклинание первым пришло на ум при взгляде на это наглое создание.
"Мразь".
- Бежать?
Его трясло.
Ему было страшно и не по себе от тех эмоций, что поднимались в нем кипучей, раскаленной лавой. Он не был уверен, что испытывал нечто подобное прежде, и неконтролируемая ярость вполне могла бы сжечь все в радиусе нескольких километров. Но было ли все увиденное правдой?
Никто не увидел бы, скольких усилий стоило заткнуть глотку собственному страху. Конечно же, все навалилось сразу, и ни у кого не было бы причин чувствовать себя абсолютно уверенно.
Но принц знал, что не может иначе.
Он был рожден, чтобы править.
"Ты не тому существу говоришь эти слова, демон.
Твой Повелитель - это я".

- Я никогда не бежал, - мелкие искорки смеха рассыпались по полу золотыми звездочками. Не мигая, он смотрел на того, кто был таким похожим. На того, кто пытался увести Натаниэля. А еще - это было известно всем - у золотых знатных детей было прекраснейшее воспитание в плане боевых искусств. Их учили сражаться - что за власть, коли не может себя защитить? И оттого, прекрасный в своей гибкости и растяжке, Кристиан нанес первый удар. Щедро сдобренный внутренней магической силой, удар пришелся точно в центр груди тонкого юноши. Рога принца, налившиеся теперь багровым цветом, немилосердно жгли голову - кажется, они еще больше увеличивались в размерах. - Беги сам, тварь.
Все, что он увидел, вдруг резко замелькало перед глазами. Слова, объятия, решения.
И тогда принц снова задрожал, чувствуя, как пробуждается в нем другая, опасная сила, способная разрушать звезды. Но вместо вполне очевидного взрыва где-то высоко над ними полыхнуло пламя. Так похожее на огонь, оно им на деле не было, и лениво перетекало по расколотым пробитым небесам.
- Тело.
Одежда, и прежде небрежно наброшенная, совершенно свалилась с гибкого тела, являя обнаженный торс.
- Я для тебя был лишь телом?
Правая ладонь метнулась в сторону, захватывая отлетевшее прочь существо и заключая то в плотный вакуум. Вне всяких сомнений, его сила возросла до колоссальных размеров, вот только...надолго ли? Кристиану было неважно. Его основной целью было сказать все, что он давно уже прятал от чужих глаз и ушей. Этому никто не должен был мешать. Звуки вокруг них меркли, словно сам мир - вместе с братьями, демонами и тронными залами уходил на второй план.
- Я верил тебе, я...сделал бы все, чтобы дать тебе то, чего ты заслуживаешь, чтобы ты...был рядом. Но ты...Я не знаю, как назвать это. Я чувствую, что мой гнев сильнее меня, и он убьет тебя, каким бы мудрецом ты не был. Ты лжец. Ты убийца. Ты...я не скажу тебе - ты и сам знаешь. Но есть еще кое-что.
"Лжец.
Ты все знал и молчал, ты...
Ты заслуживаешь наказания, и ты получишь его. Сейчас".

Его ладонь совершенно привычно легла на чужую шею, выросшие за несколько минут когти царапнули тонкую кожу с живительным биением под нею. Нажми еще чуть-чуть, и сила рванется из-под пальцев, проникнет в чужие кости. Так и было - разрушая ткани и мышцы, его рука хваталась за что-то внутри - тонкую ниточку, связывающую реальное с видимым в этом причудливом мире.
Губы нашли чужой рот, проникли внутрь, желая уничтожить жар ярости, поглотившей мир.
- А сейчас знай и живи с этим.
Жутковатый хруст пронзил пространство - как будто ломались чьи-то позвонки.
Глаза в глаза.
Не было лишней шелухи, была только абсолютная, нужная ему сейчас тишина. В глазах, представляющих расплавленное золото без зрачков, мелькнула нежность - и тотчас же исчезла. Хруст? На деле это Кристиан, изогнувшийся в неестественно покорной, статичной позе, негромко прошептал - так, чтобы слышал только Натаниэль.
- Я люблю тебя.

+1

15

Ему всегда было страшно, что кто-то особо внимательный может вдруг захотеть заглянуть внутрь него и обнаружить, что яркий демон совершенно… пуст. Чувства очень хорошо давались Натаниэлю, и не просто потому, что он знал, откуда они берутся, а потому, что они не касались его напрямую, и он мог выбирать, кого играет сегодня, точно зная, какого результата достигнет. Это произошло с ним не сразу, просто в один день демон понял, что обычные тревоги несколько притупились, он пресытился и любовью, и страстью, и болью. Теперь, даже если они и появлялись в его жизни, то проходили совершенно спокойно, ровно и контролируемо. Потом и это пропало. Он выцвел, как старая скатерть, забытая на брошенном дворе разбитого особняка. Жить стало просто. Теперь он просто видел, куда ведут чувства, как они выражаются, к чему приводят. Теперь он был совершенно пустым. И это тоже было просто. Вставая перед принцем Кристианом, расцветая перед ними яркими цветами, демон наполнялся им, отражая его истинную сущность, реагируя на его желания. Как он менялся, когда поворачивался спиной? Снова становился пустым и снова наполнялся, возвращаясь.
Лицо его, всего лишь несколько секунд назад живое и подвижное, выражающее усталость, страх и недовольство, превратились в посмертную маску ледяного спокойствия.
- Ты всегда любил только себя, - бесстрастно сообщил Натаниэль.
Его указательный палец коснулся лба принца и легонько толкнул его.
Этого движения хватило, чтобы обрушить мир. Все распалось пеплом, рванувшемся навстречу. Принц отшатнулся назад, но на самом деле это пол начал движение навстречу к нему, и, соприкоснувшись, тоже стал пеплом. Все сыпалось вокруг, мир умирал и рождался заново. Пепел падал с неба, оставался на губах и ресницах привкусом смерти.
Это снова была та комната в ветхой лачуге, в которую в первом же видении прибыли родители принца, только с другой стороны. Все вокруг было серым и отдавало пеплом. На черной низкой лавке сидел человек. Нет, это был вовсе не человек. Это был он, Натаниэль. Вместе цветных одежд благородные сдержанные тона, изящные со вкусом подобранные украшения, черный стек в ухоженных красивых руках, затянутых в белые перчатки.
- Они согласились, - мрачная неопрятная женщина в мешковатом балахоне остановилась в дверях, заискивающе заглядывая в глаза демону.
- Конечно, - со свистом стек рассек воздух, хлопнувшись в раскрытую ладонь. – Тогда останусь тут и продолжу работу.
- Поему именно здесь?
Демон неопределенно пожал плечами, метнул испепеляющий взгляд в угол, где произошло какое-то движение.
- Я сказал не двигаться. – Твердо напомнил Натаниэль, поднимаясь. – Эти или другие. Какая разница. Кто-то подойдёт нам. А теперь, - он скользнул в тот темный угол, где в неудобной позе сидел богато одетый человек. – Хозяин, Вы не хотите отвести своего раба домой, чтобы он мог снять то, что у Вас там под одеждой? – Кончик стека провел по лицу человека, резко ударил по плечу, почти ласково скользнул ниже, заставляя ткань натянуться, обозначить упругие узлы веревки. – Очень не хотелось бы, чтобы нам кто-то помешал, верно?..
Он наклонился вперед, вовсе не несчастный, не замученный, позволяющий столько власти над собой, сколько мог выдержать сам. Снова все распалось на пепел…
«Хе-хе-хе, вот это откровение. А ты думал, что был один? – Юный насмешливый голос принадлежал тому, кого называли Повелителем. – Были и другие, но безумие забрало их раньше, чем они созрели. Ты выжил. Возможно, потому брат присматривал за тобой?» 
Его Величество Король проходит темными коридорами к спальне сына. Он мрачен, серьезен, а голова низко опущена. Он открывает дверь. Сын спокойно спит, разметавшись на подушках. Еще не мужчина, но уже и не мальчик. Король напряженно выдыхает и делает шаг вперед.
- Не надо, - властный голос принадлежит кому-то невидимому, чье присутствие отмечено только легким запахом каких-то трав и сверкающими в темноте красными глазами.
Король замирает.
- Он мой сын, - и голос его звучит просительно, унижено.
- Пока что да. Но ты заключил сделку. Потому не надо. – Уверенно отвечают ему. – Не мешай.
Король морщится, бросает последний взгляд через плечо на спящего сына и уходит.
Темнота и пепел. Пепел и огонь, лижущий пятки.
Золото, роскошь, богатые покои, упоительные ароматы фимиама. Тонкий изящный Повелитель в шелковом халате на голое тело сидит на кушетке, склонившись вперед. Натниэль спит, положив голову ему на колени.
- Ты снова нашел меня, те-ло? – С легкой улыбкой отмечает Повелитель, проводя тонкими пальцами по витым рогам брата. – Знаешь, ты меня уничтожить то не можешь. Я мертв. Но твоя ярость действительно открыла мне путь поближе к тебе. Ты сам ведь пришел ко мне, тебя никто не заставлял. Мама и брат помогли тебе найти путь. Удивительно, как мы связаны, правда? Я всегда был таким слабым, немощным, бесполезным. А потом стал… немощным демоном. Моя единственная сила – делать других сильнее. Мои прикосновения дают им сил, чтобы стать сильнее. И мой ненавистный брат зависим от меня. Сколько он уже живет без меня? А ведь со мной он был сильнее, крупнее и страшнее. Теперь, с тобой, ты не заметил, каким он стал? Как тяжело ему? Как он экономит силы, отказывается от своей магии, чтобы сохранить хоть немного энергии. Это его проклятье, он обязан вернуть меня, чтобы выжить. Ведь мой братец умеет только выживать, всеми правдами. А я быстро истощаюсь и умираю. Потом жду, когда моя безумная матушка и идеальный братец вытащат меня, - его рука сомкнулась в кулак, но минутная вспышка ярости пропала так же быстро, как и появилась, и голос снова стал мелодичен и спокоен. – Ты не спрашивал, какое желание у него? Нет ведь, не спрашивал. Братец, которому приходилось в одиночку заботиться о нас с мамой, наниматься в помощники, чтобы выкроить хоть немного денег, пожелал свободы. Потом стал рабом. Для тебя.
Повелитель рассмеялся, подался вперед, принялся напевать какую-то тягучую, сводящую с ума колыбельную.

+1

16

Все обращалось в прах.
Разве мог кто-нибудь когда-нибудь сказать правителю Кинмоку, что он что-то делает не так? Где и когда он пошел по кривой дорожке и что заставило прийти к мыслям, которые он, наконец, решил озвучить?  Да, разумеется, терпел и выжидал он слишком долго - может, поэтому все полетело в бездну?
Сердце пропустило удар, а внутри будто что-то порвалось, надсадно звеня.
Да, Кристиан любил себя. Это правда.
Но только ли?..
От картин, которые показывал ему теперь демон, неимоверно сильно болела голова - да так, что хотелось бы лечь навзничь и уйти, закрыться от всего.
"Почему?"
О, конечно же. Принц, блистательный принц, которого никто и никогда не отвергал, вдруг получил нечто подобное, и совершенно не был к этому готов. После того, что, как и где было, он просто подумать не мог, что ответ может быть таким...удручающим? Да, теперь солнечный король действительно чувствовал себя на дне самой глубокой бездны и не желал оттуда возвращаться. Взгляд его потемнел, а руки тряслись, как от долгой, невыносимо тяжелой  работы. И сам он, казалось, стал гаснуть, словно тонкая свеча неверия.
- Перестань...
Кристиану не хотелось больше ничего видеть и слышать.
Такое бывало с ним настолько редко, что поневоле он ощутил гнетущее чувство страха, застрявшее тугим комком где-то посередине горла. Разумеется, он не мог не смотреть - жизнь демона, о которой на деле принц знал ужасно мало - представала как на ладони. Стоило бы поинтересоваться этим раньше, припереть к стенке, допросить...
"И почему я этого не делал?.."
Он не терял равновесия, хотя по ощущениям ноги начинали подводить его. Мелкая дрожь, заставлявшая прятать все другие чувства, кроме боли и страха, подальше, могла бы завладеть принцем окончательно, если бы не слова. Речь, заставившая губы растянуться в странной, кривой, полубезумной улыбке. Мелькнули маленькие острые клыки из-под верхней губы.
- Так ты мертвец.
Он не смог сдержаться и расхохотался. Дальнейшие слова уже прошли мимо него, когда, забывшись, он двинулся вперед, собирая в кулак энергию для решающего удара. И кто сказал, что делать это нужно физически? О, нет...
- И что ты сделаешь мне, мертвец? - оглохнув к чужим мелодиям, принц слышал только собственный напев, молодой и уверенный. Ты не достоин говорить со мной. Ты не достоин его.
"Тот, кому я решил отдать себя - это не ты.
Это он".

Взмах рукой заставил взметнуться сотни пепелинок в воздух, и развеять привычную обстановку превосходным по своей силе сиянием. Силой злой, дерзкой и молодой.
Стряхнув с рук остатки магии, он шевельнул пальцем, заставляя время в воспоминаниях замереть, забирая себе то, что нужно. Того, кого желало его сердце. Одна фраза - и отказываться от всего? О, нет. Не в этот раз.
- Спасибо за картины прошлого. Мне понравилось. Нам с Натаниэлем пора домой. А ты теперь посмотри.
Забрав Натаниэля на руки, Кристиан улыбнулся, мотнув головой в сторону иллюзорных стен и потолка над ними, помрачневших еще в несколько раз больше.
Воспоминания закружились, заполняя пространство картинами - четыре года назад. Три. Два месяца. Три недели. В каждой из них они были вдвоем - в разных комнатах и разное время суток, года. С разными вещами и в разных одеждах, но куда чаще - без нее. С зеркалами. Водой. Вином. Смеялись. Разговаривали. Спали, обняв друг друга руками и ногами. О, несомненно, картин было много, и они были лучше всех прежних.
- Я должен был сказать это раньше, понимаю. Я избавлю тебя от горя. Ты не вернешься сюда - и едва ли это будет последнее, что я сделаю для тебя. Пойдем домой, дорогой.
"Ты нужен мне. Как никто другой нужен".
Картины - он любовался ими. Но больше - тем, кто был в его руках. Как и всегда.

+1

17

Когда он проснулся. Даже не проснулся, а просто пришел в себя, резко сев в темноте той пещеры, куда они пришли накануне, было все так же темно. Болело что-то в груди.
- Всё закончилось? – Натаниэль обронил в пустоту.
Сон, или явь, они не коснулись его почти никак. В голове было туманно. Что именно уберегло его от плохих воспоминаний о путешествии, он понятия не имел. То ли виной всему выкуренное, то ли выпитое, то ли то, что случилось там.
- Ой... – он удивленно коснулся своего лица пальцами, стирая дорожки слез. – Что это?..
У костра билась, закинув голову назад, женщина, что отвечала за их путешествие.
- Кристиан, - только и позвал в темноту демон, опираясь на руки. Кажется, ноги подвели его в этот момент. – Ты обещал мне, Кристиан. Закончи.
Натаниэль постучал кулаком по ногам, но это не помогло. Боль ощущалась, только возможность двигаться не вернулась.
- Не могу двигаться.
Он был в том диком мире только проводником, тенью с чувствами, но не более. Не демон задавал вопрос, и не он искал ответ на него, только лишь указывал путь. А старая женщина была не более чем привратником и маяком, позволившим им вернуться назад, сгорев без остатка при этом.
Натаниэля вдруг скрутило, он отвернулся и снова прочистит желудок, на этот раз пустой тягучей слюной. Ему тоже немало досталось за это время. Что-то изменилось, он ощущал это на своей шкуре, и то, как он обратился к принцу, вышло у него само собой, естественно.

+1

18

- Да, я...
Принц, могучий и умный, красивый и яркий, не мог пошевелиться в первые несколько секунд после того, как они возвратились в реальный мир. Он отчетливо помнил, что происходило там, и слишком сильными были еще его переживания, чтобы просто выкинуть их из головы.
На дрожащих ногах он подошел к женщине, бившейся в некоем подобии транса, и резко провел клинком по ее горлу, вспарывая плоть и забирая жизнь.
"Он ничего не помнит?..Но...как?.."
Принц ощутил, как налились румянцем его щеки. Значит, нужно сказать это еще раз...ох, как странно будет это повторять!
Странно, но он не чувствовал ничего по отношению к шаманке, словно бы та и не была человеком вовсе...Но вот слова Натаниэля насторожили - и, скорее, не их содержание, а сам его голос...Принц убрал клинок обратно в ножны и обернулся к демону, оказываясь возле него быстрее, чем какие бы то ни было слова.
"Он называл ее своей матерью. А там, в том мире, был его брат...Брат, которого не уничтожить и который будет терзать его еще боги знают сколько лет.
Но неужели и в этом мире ты ответишь мне "нет"?"

В другой ситуации он бы горько усмехнулся, но сейчас его сила нужна была Натаниэлю - чувствовал себя демон абсолютно точно неважно. И слезы...почему они были на его лице, почему он будто бы ничего не помнил? Кристиан присел рядом с демоном и коснулся ладонью его лба.
- "Что это было", ты хотел  бы знать? - сила потекла от него в сторону демона, напитывая ткани и клетки. - Это было мое признание в любви. Тебе. Да, немного не так я себе это представлял, но...
Монарх улыбнулся, уже привычным движением укрывая значительно выросшие рога и когти иллюзией, и без всяких лишних слов поднимая Натаниэля на руки. Демон не казался ему таким уж тяжелым...Неужели сила растет настолько быстро, что Кристиан перестает замечать вес в собственных руках?
- Я отнесу тебя домой. С нас хватит на сегодня, нам обоим нужен отдых. Останься со мной сегодня, хорошо? Я очень сильно скучал.
"И я могу говорить тебе это каждую ночь. Или день, не столь важно.
Услышь меня в этот раз, прошу".

+1

19

Он слабо пытался оттолкнуть принца, отодвинуться от него. На миг в его глазах промелькнул гнев.
- Я сказал тебе, что вернулся домой, когда мы пришли сюда. Куда ты собираешься вернуться? Туда, где тебе нужна эта иллюзия? Где тебе нужно прятаться и скрываться? Отстань, я не пойду туда. Я не хочу туда! – Демон сжал кулаком плечо принца, но это и все, на что у него хватило сил. Его начинало лихорадить от бессилия. Снова. Кажется, такое бывало уже и не раз, когда блистательная принцесса со своим набором сил защитницы планеты оказывалась слишком близко к нему. – У тебя нет больше дома. Как только они узнают, что ты, у тебя не будет дома. Проснись. Ты хочешь стать таким же рабом, как и я? Не обрекай меня на это, я не хочу умирать там, где все меня презирают, неважно, что я сделал им.
Ему стало жарко и холодно одновременно. Голова кружилась, перед глазами плыло в горячечном бреду подобие реальности. Он мог только сбивчиво шептать, отказываться, умолять, надеясь донести свое желание хоть в этот раз, но, даже находясь на грани обморока, точно знал, что принц его не выполнит. Никогда не выполнит. Он будет думать только о себе, не замечая ничего вокруг, не зная как меняется мир за его спиной, не думая о том, как живут его подданные. 
«Хватит» - в темноту колодца, глубокого и черного падали мысли.
«Оставь меня, хватит»
«Прошу, только не туда»
«Нет»

+1


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Journey to the past