Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Звезды порой сияют слишком привлекательно ярко


флешбэк Звезды порой сияют слишком привлекательно ярко

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Хрупкие цветы манят хищников, пока хищники не попадают в их капкан.http://forumuploads.ru/uploads/001a/32/39/31/t77119.jpg
Действующие лица: Принцесса Оливия, Граф Карлайл
Время, место, погода, обстановка: 20 мая 1992 года. Теплый летний день, ясное небо с редкими белыми облаками, сияющая до ослепления нагаре, шелест листьев на ветках деревьев, цветущие травы. Сад при дворце. Время в районе 10 часов утра.
Пролог: Оливия - нежный хрупкий цветок, которому не дадут править планетой, но доверяют заботиться о ее жителях. Одинокая, нежная, ранимая, а от того слишком наивная и добрая, видящая в людях только хорошее - отличная черта, чтобы никого не подпускать слишком близко к сердцу.
Граф Карлайл младший - молодой повеса, как и подобает возрасту, втайне поглядывающий на всех приемах и балах на принцессу, никогда не решался подойти к ней как-то иначе, чем позволяли приличия и этикет, чтобы выразить свою симпатию. А есть ли вообще эта симпатия на самом деле или это всего лишь игра гормонов и бурной фантазии?

Пока граф старший отсутствовал по заданию короля, младший наконец решил подарить принцессе привезенный из прошлого своего путешествия сюрприз. На удачу юноши ему встретилась почти сразу на входе во дворце служанка Оливии Миэлис, сообщившая, что Ее Высочество ушла гулять в сад. Огромный сад, где люди порой теряются.

Отредактировано Принцесса Какью (2020-01-02 12:09:16)

+7

2

- Оливия, детка, ты бледна сегодня. Все в порядке? - в последние дни по докладам репетитора, что помогал оттачивать мастерство танцев принцессе Кинмоку, девушка была тише обычного, менее эмоциональна, насколько это было возможно с ее в принципе кротким нравом, и выглядела то ли больной, то ли подавленной. - Может, сегодня отдохнешь?
Какью присела в реверансе, представ перед королем, склонив голову, поднялась и открыто встретила испытующий внимательный взгляд отца.
- Здравствуйте, отец. Да, все в порядке. Благодарю за Ваше внимание, - девушка еще раз присела в глубоком книксене, поклонившись. С отцом отношения были далеко не близкие, особенно после того, как он стал активно потакать Кристиану в его идее стать следующим королем. К тому же он так редко в принципе звал на аудиенцию свою родную старшую дочь, что метеор забыла, что такое родительская ласка и внимание. - Вы мудрейший правитель, Вам виднее, как мне сегодня распорядиться своим временем. - Она так и стояла со склоненной головой в книксене, не выпрямляясь. Лучшая тактика, по мнению Какью, в отношениях с отцом, была полнейшей покорностью - так хотя бы невозможно было вызвать его гнев. Даже если король никогда не гневался на дочь, девушка знала, что в ярости он мог отдать и опрометчивый приказ, а испытывать на себе такие решения как-то не хотелось.
- Оливия, поднимись, подойди ко мне, - король протянул руки к дочери. Он никогда не говорил ей, какая она выросла красавица, но втайне всегда восхищался и не мог скрыть чувств, накатывающих как цунами, от взгляда алых глаз, так похожих на глаза любимой покойной жены.
Девушка встала с ровной осанкой, безэмоционально посмотрела в глаза отца и подошла, вкладывая свои руки в протянутые к ней мужские ладони.
- Сегодня до обеда ты свободна, а после обеда поедем с Кристианом на прогулку в лес, идет? Твоих подопечных возьмем с собой - думаю, они пока не готовы самостоятельно управлять лошадьми, - Его Величество притянул дочь к себе и усадил рядом с собой на трон. - Хорошо?
- Как скажете, отец, - скромно склонила голову девушка. - Я могу идти?
- Что, у тебя не найдется даже пары минуток для своего папы? - искренне удивился и расстроился король. Что она могла ему ответить? Что он больше был отцом для Кристиана, чем для нее?
- Что Вы, Ваше Величество! Я буду с Вами сколько пожелаете, - Оливия не вытаскивала рук, но они лежали безжизненными конечностями в мужских ладонях.
Несколько минут отец с дочерью просидели вместе на троне за пустым, казалось, разговором, который тем не менее пошел на пользу обоим: Какью, вроде, немного повеселела, да и король успокоился, убедившись, что дочь здорова. Напоследок, прежде чем принцесса ушла, король попросил ее все же показаться лекарям, и взяв с дочери обещание, продолжил заниматься государственными делами. Метеор ушла с горячими руками и обещанием, которое тут же пошла выполнять.

- Ваше Высочество, Вы хорошо себя чувствуете? - Рами, любимый лекарь Оливии, осматривал девушку с помощью магии.
- Да, Рами. Меня прислал отец показаться. Ему доложил милорд Герин, будто я плохо выгляжу в последние дни, - пожаловалась принцесса. Добрый старичок Рами всегда особенно тепло относился к одинокой девушке, а Оливия ему доверяла в свою очередь чуть больше, чем кому-либо во дворце.
- Вы действительно бледны, Ваше Высочество, но в целом я не вижу серьезной опасности. Вам бы кушать постабильнее, чаще гулять и бывать на свежем воздухе, и спать по ночам, - Рами рассматривал какую-то скляночку с зельем.
- Я сплю по ночам. Но к Вашему совету прислушаюсь и прямо сейчас пойду погуляю. Спасибо, Рами, - коснувшись ласково плеча старичка, принцесса улыбнулась ему и ушла.

Сад был любим Оливией, потому что когда-то некоторые цветы она сажала и выращивала здесь сама под присмотром мамы. Было это слишком давно, а ощущения, что здесь хорошо, заякорились в теле. Принцесса блуждала по тропинкам меж цветов, пока не дошла до беседки.
Любимая беседка.

Сев на скамейку, девушка глубоко вздохнула, облокотилась, подперев голову предплечьем, устремила взгляд на море и погрузилась в размышления, отключившись от внешнего мира.

Отредактировано Принцесса Какью (2020-01-03 23:28:21)

+6

3

Теплый майский денёк встретил графа яркими лучами Нагаре, светящими в окно, точно в лицо Сину. Невольно зажмурившись, парень лениво открыл один глаз, затем второй. И какого черта, темные тяжелые шторы были одернуты, ведомо это было только одному Богу. Окинув взглядом комнату, остановил его на пустом месте на кровати рядом с собой. Вот так-так, похоже юная прелестница уже сбежала из его покоев оставив графа в гордом одиночестве. Ещё бы, а никак старый граф хватится пропажи, ведь это была его любимая наложница и сегодня ночью, Син вполне себе осознал почему. Смуглокожая девица, родом с какой-то разоренной планетки, теперь уже он и не помнил с какой именно. Отец частенько привозил рабынь ото всюду, куда только его посылали с дипломатическими миссиями. Зачем ему нужно было столько, не понимал даже любвиобильный Син. Должно быть сказывался возраст старика, всем известно, "седина в бороду - бес в ребро".
Поднявшись с постели и распахнув окно, мужчина посмотрел на свой стол, на котором стоял скромный подарок для Ее Высочества. Красивый цветок с далёкой планеты "Иония", эта планета была вся покрыта причудливой растительностью, и казалось что не люди управляют королевством расположившимся на ней, а непосредственно сами растения. А прелесть именно этого цветка состояла не в том, что он был весьма экзотичным на вид, а в том что если его владелец начинал грустить растение начинало петь. Что это была за дивная магия, граф не знал. Но песня была очень красивой, правда по мнению самого Сина, навивала ещё большую тоску. Так как он предпочитал более ритмичные мелодии, а если под них еще и танцуют красивые женщины...

- Ну что, сегодня ты отправишься к принцессе. И будешь ей напоминать о моей скромной персоне - довольным голосом протянул Син, застегивая на запястье внушительный золотой браслет.
Подувший в окно свежий ветерок, ещё больше улучшал настроение, намекая на то, что на улице весьма приятная погода. Собственно на Кинмоку почти всегда была хорошая погода, исключение составляли лишь слишком жаркие дни. Когда, кроме того как прятаться в тени и попивать прохладительные напитки, больше невозможно было чем то заниматься.
Посмотрев в огромное зеркало, во весь его рост, Син отметил про себя, что не так уж у него и мало шансов похитить сердце его возлюбленной. Высок, статен, красив и самое главное чертовски обаятелен. К тому же, мужчина считал себя вполне скромным, но с этим утверждением отчего-то не соглашался ни кто в его окружении. И более того, они ещё умудрялись распускать за его спиной всякого рода сплетни, к которым он конечно же не имел ни малейшего отношения. И искренне удивлялся всякий раз, когда слышал эти истории. Хотя порой они играли ему на руку и некоторые девицы из аристократических семей, первые начинали строить парню глазки, несмотря на то, что это считалось жуть как неприлично.
Собравшись и прихватив подарок, Син бодрым шагом направился к выходу из поместья, однако в самых дверях столкнулся со старшей сестрой. Женщина оценивающе окинула его взглядом и заострила внимание на цветочном горшке в его руках.
- И куда ты направляешься? Скоро должен вернуться отец. Тебе следовало бы встретить его. - строгим голосом проговорила мадам. Шанни была самым старшим ребенком в семье старого графа, а потому чувствовала себя ответственной за всех. Старалась уследить за каждым шагом сестер и конечно же брата, считая что именно за ним нужно следить пуще остальных, так как она прекрасно знала его характер и поведение.

Син же,  не считал нужным отчитываться перед ней, он уже был взрослым мужчиной и это было попросту смешно. Потому, деликатно отодвинув сестренку в сторону он продолжил свой путь, крикнув ей на ходу. - Мне назначено в королевском дворце  - естественно он соврал. Конечно у него бывали встречи с Его Высочеством, которые правда больше походили на попойки. Но вот так, что бы вдруг сама принцесса пригласила его, такого никогда не случалось. Да и не случиться никогда, если он вот так будет ждать и каждый раз отговаривать себя одним и тем же предлогом.
Она особа королевских кровей, а ты всего лишь граф.

Войдя на территорию дворца он учтиво здоровался со всевозможными вельможами, аристократами и приближенными к королевской семье.
Где искать принцессу? Вот так без предупреждения, вломиться в ее покои. Это уже слишком.
Раздумья графа прервала весьма удачная встреча. На выложенной камнями тропинке он заметил служанку принцессы. Мужчина не знал имени девушки, но точно был уверен что, видел ее рядом с царственной особой.  Всего несколько вопросов, напускная вежливость и приветливость, и вот парень четко знает, где находиться неуловимая возлюбленная.
Королевский сад отличался великолепием, чего в нем только не было. Причудливые деревья, кудрявые кустарники и конечно же, множество цветов. Поговаривали, что сама королева сажала некоторые из них.
Довольно скоро отыскав беседку о которой говорила служанка, граф замер засмотревшись на прекрасную даму. Она имела крайне задумчивый вид и всматривалась в даль. Для себя он уже давно понял, что принцесса была прекрасна в любом расположении духа, и каждый раз особенно прекрасной была ее улыбка. Постояв так еще несколько минут, граф подошел ближе.

- Ваше Высочество, разрешите побеспокоить Вас в минуты отдыха. У меня к вам очень срочное дело. Оно не терпит отлагательств. - громко проговорил граф Карлайл младший и преклонив одно колено, пред Леди склонил голову, ожидая позволения поцеловать руку принцессы. Будь пред ним другая, он бы не стал рассыпаться пред ней и строить из себя столь приличного человека, так он вел себя лишь с Оливией.

Отредактировано Граф Карлайл (2020-01-04 00:37:26)

+8

4

Он больше времени уделяет и проводит с Кристианом, а потом удивляется, почему я так отдалена”, - наблюдала за течением мыслей принцесса. - “Кристиан то, Кристиан сё, Кристиан молодец, посмотри, какие успехи у моего мальчика. А я так, всего лишь дочь, всего лишь отличница, которая не может сначала как следует набедокурить, а потом блеснуть внезапно знаниями и успехами! Потому что не так воспитана”, - Оливия злилась? Милая, добрая, чуткая Оливия злится? - “Мне и злиться-то нельзя. Ты же принцесса, Какью! Веди себя подобающе! - А Кристиану он таких слов не говорит, хотя тот ведет себя порой хуже городских мальчишек! Главное отличие - достоинство, с которым он шкодит”, - девушка была расстроена. Ее откровенно печалило собственное положение, поведение младшего брата и отношение отца к происходящему. Одна радость была - метеоры. Забавные мальчишки, братья, они были так искренни в своих эмоциях и отношении к принцессе, что занимаясь с ними метеор забывала о невзгодах, печалях и грустных думах.

При дворе было много знати, много фрейлин, много молодых аристократов, большинство их которых были повесами по зову гормонов, а также нюнями или под стать Кристиану вояками. О, третьих Какью терпеть не могла, и старалась оградить себя от общения с ними. Благо, во дворце они появлялись редко и только по каким-нибудь делам или по приглашению, в том числе на бал. Балы давали знатные, веселые; на них же плелись интриги и ткались сплетни. Поэтому большей радостью для принцессы было, если ее отпускали в город: служить народу - вот была единственная отрада для молодой особы королевских кровей.
В связи с последними событиями теперь отец вряд ли отпустит меня в город в ближайшее время”, - Какью скисла. Ей хотелось в город, к обычным людям, которые не юлили, не лебезили, были исркненни и честны в своих обращениях, словах, отношении, чувствах. Если любили ее, то не стеснялись показывать, если принцесса не нравилась кому-то или по их мнению ошибалась говорили открыто и прямо.
Тяжело вздохнув, девушка почти легла на руки, спрятав голову под согнуто в локте правой рукой.
Ах, Нитэ, я скучаю по нашим спорам”, - мудрый старик Нитэ, дед большой семьи, которая держала самую большую мастерскую по изготовлению обуви. С ним все споры превращались в конструктивные дискуссии и диалоги, из которых Оливия многому училась.

Погруженная в свои мысли Какью не услышала, как к беседке кто-то подошел, поэтому вздрогнула, услышав мужской голос. Обернувшись, принцесса увидела стоящим на одном колене в метре от нее мужчину.
Син Карлайл, младший граф.
Человек, которого Оливия плохо знала, а верить сплетням и россказням фрейлин не желала, хоть и прислушивалась к ним и ждала новых подробностей и историй, как продолжения захватывающего романа, какие в свободное время порой читала девушка.
- Здравствуйте, Ваше Сиятельство, - принцесса встала, присела в книксене, склонив голову,протянула руку. Ей не нравились все эти этикетные приемы, хотелось просто поднять его и попросить обходиться без официоза хотя бы наедине. “Что мне мешает?” - вопрошала мысленно девушка, глядя на склоненную голову. - “Я его не знаю. Если верить слухам, он безобидный верный дворянин, кружащий головы дамам направо и налево. Неверный мужчина, чье сердце как быстро разгорается пламенем страсти, так быстро укасает". - Вы не побеспокоите моего отдыха, если не будете пугать столь резкими словами как “срочно” и “беспокойство”, - она улыбнулась, заставляя графа поднять голову и посмотреть ей в глаза. - Не люблю, когда собеседник отводит взгляд. Можно так не суетиться, граф Карлайл, а спокойно изложить, что за дело. Я никуда не тороплюсь, ведь, как Вы можете видеть, у меня действительно время отдыха, - принцесса все также нежно улыбаясь потянула мужчину вверх, чтобы он поднялся с колен, после чего отпустила его руку. Смотреть сверху вниз ей нравилось меньше, чем снизу вверх: естественная разница в росте была более мила честности Оливии, чем этикетные манеры.
- Присядете со мной? - Какью указала на лавку, что опоясывала всю беседку. - Так что привело Вас ко мне? - она внимательно посмотрела на молодого человека, сев со сложенными на коленях руками и ласково улыбнувшись.
Син Карлайл был старше ее на три года. Длинные, собранные в прическу, волосы цвета меди, зелено-карие глаза, тонкие губы, ровные черты лица, и, безусловно, хорошо физически развитое тело. - У него были все атрибуты, чтобы кружить головы молодым особам, а при желании и не только молодым. Но Оливия предпочитала узнавать души, а не смотреть на оболочку, ведь внешность часто бывает обманчива.

Отредактировано Принцесса Какью (2020-01-05 15:47:23)

+6

5

Не вольно граф вспомнил портрет, который видел в королевском дворце. На нем была изображена покойная королева. И сейчас, когда принцесса повзрослела, она стала так похожа на свою матушку. Те же глаза, те же великолепные волосы, царственная осанка, вот только улыбка отчего-то не выражала той доброты, которая была у Королевы. Помнится однажды, когда граф был совсем еще ребенком, он потерялся в этом саду и никак не мог найти дорогу. Деревья, которые сейчас казались красивыми и сказочными, в то время были жуткими великанами, по своему злому умыслу не выпускавшие маленького Сина обратно ко дворцу. Ему казалось, что чем дальше он заходит в сад, тем больше эти злые растения склоняются над ним и вот от превратят мальчишку самого в какой-нибудь цветок. Так еще и назло, он будет самым обычным, а то и вовсе вырастит каким сорняком! Тогда малец схватил столько страху, что разревелся так сильно и громко, что все девчонки во дворце позавидовали бы его умению. И о чудо, ему на спасение, на эти громкие детские вопли, прибежала сама королева, прогуливающаяся неподалеку. Тогда ее добрая улыбка просто затмила весь мир, деревья перестали казаться монстрами, да и кусты уже не представляли угрозы. Взяв маленького графа за руку, женщина вывела его обратно к отцу, от которого он так ловко удрал заигравшись в искателя приключений.
Так вот, а улыбка принцессы сейчас была больше наполнена печалью. От того и поселила в сердце графа, тревогу. Она столь изящно протянула ручку для того, что бы граф мог поцеловать ее в знак своего почтения и преданности. Что он незамедлительно и сделал, легко коснувшись губами шелковой кожи.

- Простите Ваше Высочество - поднявшись граф широко улыбнулся девушке. - Конечно же, дело это не столь срочное что бы пугать Вас им - продолжил мужчина все это время держа руку с цветком за своей спиной. Вот он сейчас возьмет и подарит ей его, а она тут же растает, как все девицы с которыми Син имел дело до этого. Ага, сейчас. Размечтался! Не будь таким заносчивым, все же не с обычной девицей разговариваешь. Граф одергивал сам себя, и одновременно с этим испытывал какой-то нелепый стыд за свои мысли. Да что же это такое, отчего она так влияла на него, заядлого сердцееда и повесу.

- Присяду с Вашего позволения - опустившись на скамейку рядом с принцессой, Син уже было приготовился вручить ей свой подарок, который по-прежнему был за его спиной. Как вдруг, этот самый цветок начал "петь свою песню". Как не вовремя... Но вот только Карлайл младший не испытывал чувств грусти или печали, а потому он озадачено взглянул на принцессу.
- Отчего сердце принцессы полно тоски? Кто-то посмел обидеть Вас? Одно Ваше слово, и я уничтожу обидчика. - мужчина нисколько не юлил и не преувеличивал, впервые в жизни он не просто хотел затащить девушку в постель, а действительно испытывал к ней теплые чувства и ее горе, не могло не зацепить и его.

- Я привез его специально для Вас - достав из-за спины подарок, протянул его возлюбленной. - Это не просто цветок, он всегда чувствует настроение вокруг и издает вот эти звуки, когда кто-то грустит.- поставив горшок на скамью между собой и девушкой, взял ее руку в свою. Такая тонкая, словно ивовая веточка. И холодная, несмотря на то, что погода была теплой. Говорят, что у людей с холодными руками, горячее сердце, наверняка это определение безоговорочно подходило и принцессе. Народ любил ее, и простые люди и аристократы, все восхищались ей. Граф знал об этом, так как слышал это от той же знати, да и его слуги поговаривали о том что думают о юной представительнице королевской семь. Да вот только вчера он слышал, как его младшие сестры восхищались манерами Ее Высочества, а самая младшая Катрин и вовсе переживала о том, что ей так хотелось бы стать похожей на Оливию.

+4

6

Жаркое дыхание согрело внезапно поледеневшую руку, а губы обожгли кожу на кисти.
“В такую жару холод? Нет, только не заболеть”, - хотя понятно было, что она не больна: озноб выглядел и ощущался по-другому.
Здесь было волнение.
“И с чего бы мне вдруг волноваться?” - скептически размышляла Какью, улыбаясь графу и садясь на скамейку. - “Подумаешь, наедине с графом”, - и тут она поняла, что врала себе. Принцесса не просто волновалась - она побаивалась, ведь обычно наедине она оставалась только со служанкой или край с метеорами, которым была как старшая сестра, но не как девушка. С мужчинами бы, кто бы они ни были, Оливия ни разу нигде не встречалась тет-а-тет.
Дыхание замерло, будто девушка затаилась, как жертва, которая спряталась в кустах, мимо которых проходит хищник, чтобы ее не заметили, кровь отлила от конечностей и лица, где-то уронив небольшой булыжник в желудке.
Улыбка графа была искренней и доброй, что способствовало отступлению страха. “Смотри, он улыбается. Злые люди не могут так улыбаться”, - Какью была слишком чувствительна к энергетике людей, поэтому ей было не сложно отличить, какой души перед ней человек. Син что-то держал за спиной, но Оливия не придавала этому значения: мало ли что у него там. Может, он хочет узнать, как подступиться к какой-нибудь из фрейлин, посоветоваться о том, как лучше вручить подарок, что ей нравится, показать подарок на оценку понравится или нет той особе, что сегодня занимает мысли графа - версии были какие угодно, ведь принцесса для всех была в первую очередь другом, доверенным опорным плечом, поддержкой, но никак не девушкой, которой мог предназначаться подарок.
- Хорошо, - девушка приветливо улыбнулась, поправляя складки на юбке и выравнивая дыхание. Ей было не страшно драться что в рукопашную, что с помощью магии, не страшно одной ходить в город и общаться с любыми существами, что встречались в Зейтуне, но страшно было остаться наедине с мужчиной, чья репутация шла впереди него самого. - Да, конечно, - она еще раз указала рукой справа от себя на скамейку.
Мужчина сел. Оливия смотрела перед собой на лес, что простирался за дворцовым садом, когда вдруг полилась какая-то песня. Удивленно вскинув брови и округлив глаза, девушка вскочила и стала оглядываться по сторонам. Встретив озадаченный взгляд графа, принцесса замерла, стоя напротив.
- С чего Вы взяли, что мне тоскливо? - Оливия все еще была удивлена, поэтому не могла даже улыбнуться, чтобы срочно выровнять хотя бы на лице эмоции. - Что за дивная песня? Кто это поет? - источник звука был где-то рядом, слух не мог врать, но в саду не водились такие цветы, иначе Какью знала бы о них. - Ах, что Вы, - засмеявшись и махнув рукой, ответила метеор, - убивать каждого, кто кого-то обижает, людей не хватит на планете, - девушка вернулась обратно на свое место. Не успела Какью дать ответ, что ее беспокоит, как Карлайл младший вытащил из-за спины то, видимо, ради чего пришел - подарок. Цветок в горшке. Оливия была настолько поражена, что застыла от изумления и не заметила, как ее правую руку взяла крепкая мужская ладонь.
Пара крепких стеблей, у корней которых росли еще несколько поменьше, имели бутоны переливчатых цветов между рыжим, розовым, желтым и алым. Тот, что был раскрыт, источал вместо аромата дивную песню, похожую на мелодию небес, если бы небо могло звучать.
- Какое чудо… - прошептала Какью, внимательно разглядывая растение. Принцесса подняла глаза, полные слез и благодарности. - Благодарю Вас, Ваше сиятельство! - прошептала девушка. - Мне никто никогда не дарил таких подарков, - руки были ледяными, пальцы и того холоднее. Левую ладонь метеор поднесла к приоткрытым губам, в которых замерли слова, которые не могла подобрать принцесса, рассматривая растение. - Он… необычен и, безусловно, прекрасен.
Она медленно отняла руку от лица и, опустив к цветку, коснулась его листьев, что формой отдаленно были похожи на плющ. Нежно улыбаясь и трепетно касаясь листьев и бутонов, метеор подняла глаза, влажные от непролитых слез умиления, на мужчину.
- Ну вот, теперь все будут знать, что у меня на душе, - Оливия засмеялась. - Придется как следует спрятать его. Могу я дать ему имя? - только теперь Какью заметила, что граф держит ее ледяную руку. Его ладонь была теплой, обволакивающе большой для ее хрупкой кисти.
- Мало ли что бывает. Ситуации складываются по-разному, не всегда, как нам хочется, - наконец удалось ответить на вопрос Сина. - Вот и взгрустнулось немного, - а теперь ей было еще грустнее, потому что очень хотелось хоть кому-то излить душу, пожаловаться, рассказать, наконец, как ее достало это соперничество с братом, на которое тот все время подстегивал. Но Син Карлайл был одним из приятелей Кристиана, потому что брат любил собирать вокруг себя толпы лучших из лучших по его мнению, не важно в чем, а, значит, был не ее лагеря. Да и во дворце друзей завести было вообще невозможно для особы королевских кровей: потому что недоброжелателей было больше, чем тех, кто относится к тебе хорошо. Каждый ждал, что ты ошибешься там или здесь, чтобы убедиться, что и короли не лучше их. И каждый день приходилось доказывать всем, что ты лучше. Оливия так давно бежала этот марафон, что забыла, какая цель у него была изначально и смысл.
И цветок запел пуще прежнего.
Ужасное растение”, - хихикая с прикрытым ртом, думала девушка. - “Выдает безоговорочно и сразу”, - стоило засмеяться, как настроение поменялось и растение почти замолкло.
- Его задача поднимать настроение своим пением? Откуда Вы его привезли? - Оливия была любознательна и любопытна. Она слышала от учителей по биологии о различных биологических видах, но подробно инопланетную флору они, конечно же, не проходили. Глаза загорелись, руки согрелись, любопытный взгляд испытующе выжидающе устремился прямо в глаза графа.
Интересно, ничего, что он так долго держит мою руку?” - было не неприятно, но странно. Обычно ее руки находились в мужских только во время танцев на балах, а в повседневной жизни она брала за руку только брата или метеоров, и то, если нянчилась с ними. - “Рук Кристиана я не держала в своих с позапрошлого бала”.
Именно тогда младший брат устроил такое, что был строго наказан и лишен возможности присутствовать на последнем балу. Но разве это хитрое создание можно было удержать на месте, тем более что-то запретив? Конечно Оливия видела, как он превращенный с помощью магии в другого человека не просто пришел на бал, но развлекался от души.
И отец ему все спускал с рук, даже зная об этой выходке тоже.
Хорошо, что цветок не отображает, если его владелец злится”, - промелькнула мысль, когда Какью поняла, что на смену грусти, удивлению и любопытству пришла немая ярость, не отражающаяся на лице никак, кроме тщательной улыбки.

+5

7

Прелестницы всегда реагировали на подарки по-разному, но все таки чаще всего это были радостные крики, оханья или даже крепкие объятия за которыми следовали поцелуи благодарности. А графу действительно было из чего строить свою статистику, он любил женщин ровно так же как и любил делать им подарки. От этого, парень ещё больше был идеален в их глазах, а при всей своей деланной скромности на людях, на самом деле тщеславием этот мужчина не был обделён нисколечко. Все те дамы, чьи сердца он уже успел похитить, несмотря на все его похождения наверняка были бы рады ещё одному, а может и большему количеству свиданий с этим подлецом. И за что только женщины любят таких вот?
Однако, реакция принцессы в корне отличалась от всех этих девиц. Пред ним была очень красивая девушка, которая сейчас больше походила на ребенка из сиротского приюта на окраине города. Да да, именно так. Ведь ее реакция была так похожа на реакцию этих обездоленных детей. Папенька графа был попечителем этого самого приюта, и Сину пару раз доводилось бывать там, и он видел их глаза полные благодарности. Вот и девушка смотрела на него именно так будто она была родом не из королевской семьи, у представителей которой было все: власть, деньги и куча подданных. Да боже мой, все что было у правящей династии можно было перечислять до следующего утра. Вот только Син не учитывал тот факт, что у них не было свободы, что следовало держать себя в "ежовых рукавицах", для того что бы соответствовать давно сложившемуся положению в обществе.

Несмотря на то, что у него и принца Кристиана была довольно большая разница в возрасте, граф честно мог признать, что принц был его другом. Хотя наследник был довольно молод и совсем недавно отметил совершеннолетие, сказать что это был ребенок, нет отнюдь, ему совсем не подходил детский статус. Но помимо того, в первую очередь он был родным братом Оливии. И вот теперь, Карлайл младший смотрел на принцессу, которая так сильно отличалась от своего родственника. Она не была столько избалованна, была скромна и прекрасна в своей кротости.
Как много сказано во взгляде осторожном, сейчас именно это определение подходило к сложившейся ситуации.
- Он не прекраснее моей повелительницы - смотря в глаза принцессы сказал граф, совершенно не собираясь отводить взгляда, несмотря на то что правила этикета говорили об обратном. - Я понимаю, что это довольно скромный подарок и Ваше Высочество достойны гораздо большего, но как только я увидел его, сразу же вспомнил о Вас. - Син действительно думал именно так. Сердце влюбленного мужчины было готово отдать все что есть девушке сидевшей рядом.

- Отчего же им знать, Вы можете не открывать никому его тайны. Имя? Конечно, он ваш. - хотелось еще добавить, что, как и мое сердце, но мужчине пришлось сдержать себя. Вообще Какью оказывала на него поистине волшебный эффект. Ему еще никогда не приходилось так держать себя в руках, и ведь все потому что волновался как мальчишка, боялся сболтнуть лишнего и показаться ей нелепым. Такое случается с каждым мужчиной, несмотря на его возраст он начинает порой вести себя  как мальчик.
После слов принцессы, цветочек запел еще громче чем прежде, а после почти сразу же утих, мелодия становилась все тише. А Ее Высочество тихонько смеялась, прикрывая ротик изящной ручкой. На мгновение граф даже растеряно посмотрел по сторонам, пытаясь понять что именно вызвало ее смех. Неужели же, он был настолько нелепым, что Оливия не сдержала эмоций и засмеялась, да так заразительно, что он и сам не удержавшись засмеялся.

- Признаться,  не знаю, что так насмешило Вас, но смех ваш очень заразителен. - стало так все равно, даже если причиной смеха был сам граф. Откинув с лица, упавшую на него длинную прядь волос мужчина только сейчас осознал, что не выпускает девичью руку из своих рук. Неприлично? Да наплевать, отпускать ее вообще не хотелось. Хотя они и не были близко знакомы до этого, только это не отменяло того, что с ней было хорошо и спокойно.
- Поднимать настроение? Если честно я не знаю, не задавался этим вопросом. - а ведь и правда, когда Син его увидел, он нисколько не поинтересовался задачей этого цветка, да и была ли она вообще эта самая задача. - Но если он способен на это, то моя принцесса будет меньше грустить, и это самое главное - с теплой улыбкой сказал, вспоминая огромную оранжерею, в которой он приобрел это чудо растительного мира. - Планета Иония, она очень далеко отсюда и там множество диковинных растений. Наверное, такой флорой больше не может похвастаться ни одна планета во всей Вселенной. - на несколько секунд задумавшись констатировал граф. Сколько уж он посетил планет вместе с отцом, а такой больше и не видел.

- У нас в поместье, скоро будет праздник фейверков. Отец купил их у каких-то мастеров алхимии и теперь хочет устроить в честь этого праздник - старый граф был любителем наделать шуму, не меньше чем его сын. Син в какой-то мере даже уступал отцу в его эпатажности и масштабности. Но против опыта он и ничего не мог поставить, во всяком случае пока.
- Смею надеяться, что Вы согласитесь посетить сие скромное мероприятие. Думаю вам понравится, ведь это должно быть очень красиво. К тому же, я планировал пригласить и Его Высочество принца Кристиана. - вообще изначально, младший Карлайл совершенно не собирался никого звать, но откровенно больше было шансов если принцесса будет приглашена не одна, а с братом. Да и никто не посмеет распускать никаких слухов.
Только теперь Син отпустил ее руку, к которой казалось бы уже прирос.
- Простите, я слишком увлекся нашей беседой.
Конечно, так она тебе и поверила. Уже наверняка ей рассказывали вездесущие фрейлины, кто ты такой есть.

+5

8

- Он не прекраснее моей повелительницы.
Глаза в глаза.
Оливия онемела, замерев на месте. Лицемерил ли граф? Пытался угодить? Играл? Врал? В серьезность таких слов было опасно верить, потому что можно было угодить в ловушку под названием иллюзии, и подумать, что мужчина в нее влюблен. “Скажу, что цветы и люди несравнимы - могу оскорбить его искренние чувства”, - в любой другой ситуации Какью могла бы позволить себе дерзнуть, но сегодня был не тот момент.
- Не будь Вы графом, а я - принцессой, подумала бы, что Вы флиртуете со мной, граф Карлайл, - и ее рука все еще была в его ладони.
Дольше, чем положено.
Ох, сплошные нарушения этикета…”. - Принцессе было все равно, что мог подумать об этом молодой мужчина, но ее беспокоило, что он мог стать источником сплетен и слухов, которые могли опорочить имя принцессы, чего допускать не следовало: народной любимицей стать было непросто, но очень быстро можно было потерять весь свой имидж при дворе, создаваемый годами кропотливого усердного тяжелого труда.
- Ценность подарка не в его цене, - покровительственно улыбнулась девушка, переводя мудрый взгляд с графа на цветок и обратно. - Если бы доверие можно было купить дорогими подарками, дворец был бы переполнен драгоценностями и прочими великолепными изысканными безделушками.
Неужели она была похожа на ту, чью любовь можно было заслужить только бриллиантами да магическими амулетами и книгами?
- Чего, по Вашему мнению, я достойна? Что Вы подразумеваете под “гораздо большим”? - даа, попали Вы, граф Карлайл младший.
- И чем же, позвольте узнать, этот цветок заставил Вас вспомнить обо мне? - проницательный томный взгляд алых глаз, от которых сейчас нельзя было укрыться. Какью часто казалось, что она ведет себя старше своего возраста, но куда было деваться, когда в пять лет ты хоронишь маму и остаешься опорой для отца и новорожденного брата? Жаль, Оливия никогда ни с кем не флиртовала - не ее типаж поведения. А хотелось, очень хотелось. Но легкомысленность была недоступная принцессе черта, а от того приходилось довольствоваться лишь подслушиванием сплетен у фрейлин да собственными фантазиями и домыслами, которые никогда не порочили ни одну из сторон: девушка умудрялась оправдать каждого, кто становился героем сплетен в ее ушах.
- Могу, - подтвердила Оливия. - Но это не значит, что не найдется ученых при дворе, кто знает о таких растениях, и желающих рассказать этим ученым, откуда доносится столь чудесное пение, - улыбка погрустнела, а цветок запел чуть громче. Девушка снова засмеялась, уже более спокойно.
- Мне смешно от того, что теперь у меня есть собственный индикатор хотя бы одной моей эмоции и, соответственно, который будет тут же сообщать об этом. Принцесса будет поймана с поличным собственными руками, - усмешка и подвывающий небесными мелодиями цветок. - Придется что-то делать со своими эмоциями, - девушка пожала плечами.
Смех графа был легок и непринужден. Искренность - вот что вытаскивала Какью из людей, когда они общались с ней. Никто не мог врать и притворяться рядом с той, кто являлся самой чистой звездой Кинмоку. Син откинул упавшую на лоб прядь волос. Движение было таким легким, естественным, изящным и… манящим. На миг захотелось самой поправить эту прядку, заведя ее за ухо кончиками пальцем, нежно глядя в глаза. Ей хотелось бы в него влюбиться, но это могло стоить слишком дорого, а честь, увы, не восстанавливается. "Не во дворце. Не с королевскими особами".
Мысленно пришлось дать самой себе пощечину за такие мысли. С дамским угодником нельзя было забываться, тем более увлекаться и верить в серьезность его намерений. “Просто граф хотел выказать знак внимания и принцессе, коль она оказалась родственницей хорошего друга, который по счастливому стечению обстоятельств наследник престола. Прикрывает тыл, так сказать, со всех сторон”, - подковерные игры Какью ненавидела, хотя людей, которые их вели, не столько не уважала, сколько жалела. - “Они думают, что мы - сильные мира сего, поэтому против нас надо плести интриги, поэтому нас надо ублажать и быть нашими друзьями. Потому что иначе однажды мы можем под любым предлогом их уничтожить”.
Варварское мышление. Больное. Но поделать с ним Оливия ничего не могла, пока была всего лишь принцессой. Поэтому приходилось терпеть и учиться смотреть на такие вещи сквозь закрытые глаза.
- Граф, Вы слишком долго держите мою руку, - добрая улыбка, ласковый голос, и ладонь мягко покинула руку Карлайла. Не хотелось верить человеку, который мог оказаться обычным лицемером - никто ведь не был защищен от обманщиков, что населяли придворных аристократов. “Возможно, поэтому у меня нет друзей”, - грустная мысль, и цветок снова запел чуть громче. - “Надо будет что-то с тобой придумать”, - вздыхая, Какью взяла горшок в руки и поставила к себе на колени, внимательно разглядывая листья, цветы, бутоны, при этом поглаживая руками стебель, листья, касаясь земли и горшка.
- Не уверена, что буду с ним меньше грустить, - девушка печально улыбнулась, глянув на графа. - Но благодарю Вас за участие. Цветок замечательный, - более живая улыбка, и взгляд вернулся к растению. - Альби, знакомься, это граф Карлайл младший, - метеор погладила растение по бутонам кончиками пальцев и повернулась корпусом в сторону мужчины. - Граф, позвольте Вам представить моего нового друга - Альби. Иония… - протянула Какью. - Я почитаю что-нибудь в нашей библиотеке более подробно про нее. Вы меня заинтересовали. Благодарю, - девушка чуть склонила голову, прикрыв глаза.
Фейерверки у Карлайлов были уже не первый раз - граф был падок на диковинные разновидности развлечений, в который входили фейерверки. Благо, король на них тратил казну только по торжественным поводам вроде нового года или дня рождения кого-нибудь из семьи. Когда приглашение только начало озвучиваться, Какью замерла с радостным изумлением на лице. Но продолжение, в котором говорилось о приглашении брата, заставила эмоции застыть на лице с расплывшейся по нему улыбкой чеширского кота.
Брат. Куда без него”, - когда-то Оливия сама его воспитывала, нянчилась с ним, пока этот гаденыш не подрос и не стал задирать сестру, вытаскивая на марафон “кто станет правителем планеты”. И пока, увы, лидировал близко к победе Кристиан. И это ужасно раздражало.
- Если… отпустит отец, - вкрадчиво ответила девушка, отводя взгляд от мужчины и перемещая его всецело на растение. Тщательно разглядывая каждый сантиметр цветов с приклеенной нежной улыбкой на лице, Оливия пыталась справиться с обидой, что начинала давить на девушку изнутри. "В связи с последними событиями он может запретить мне выходы и в свет."
Конечно, ее нельзя было приглашать одну, но почему повсюду с ней шел вездесущий младший брат, которому обещали все, не удостоив даже крупицы благодарности за то, что когда-то Какью пришлось выбрать быть сильной, и взять на себя заботу о брате и выбитом из колеи смертью любимой жены отца. Но если бы ей предложили, с кем пойти - с братом или фрейлинами, принцесса предпочла бы вообще никуда не ходить. И тот и другой вариант действовали ей на нервы, испытывая на прочность выдержку королевской особы.
В такие моменты Оливия ненавидела свою жизнь, участь, что родилась в королевской семье, а главное, себя, за то, что была такой слабой в своей покорности и полном отсутствии хитрости.
- Ничего, все в порядке, - девушка улыбнулась и махнула той рукой, что пару минут назад покинула “объятия” ладони графа. Ей хотелось бы, чтобы он взял ее за руку, посмотрел честно в глаза и все сказал, зачем пришел, но слава шла впереди героя, отнимая у него часть доверия. Плюс дружба с братом, о похождениях которого принцесса тоже была наслышана… В общем, ситуация была из разряда “и хочется, и колется”, потому что хотелось, очень хотелось верить графу, узнать о истинных его помыслах и чувствах, а с другой было страшно обмануться: ничто не бьет больнее собственных разрушенных иллюзий.
- Ваш отец любит праздники. А Вы? - метеор перевела взгляд алых глаз от растения, внимательно глядя на Сина. Его поведение, известное при дворе, говорило о том, что мужчина вел легкомысленный образ жизни, но был ли он таким на самом деле?
“Ты уверена, что хочешь это проверять?”

+4

9

Что было в головах у правящей династии, было известно им самим. Какими они были на самом деле и о чем были думы? Граф не имел ни малейшего понятия и все еще не понимал, хочет ли он знать это на самом деле. Пред ним сидела принцесса Какью, столь прекрасная и кроткая. Но такой ли она была на самом деле? Возможно эта девушка была опьяненной властью особой, и всей душой ждала возможности взойти на престол.
Но разве могла ли она помышлять об этом? Сейчас она сидела такая хрупкая и невинная, стесняющаяся держаться за руки. Идеально сочетающаяся с шумом моря, как будто она вот так всю жизнь, сотканная из морской пены, сидела здесь любуясь на синюю воду и всматриваясь вдаль, в ожидании корабля. Корабля на котором приплывет отважный рыцарь в сверкающих доспехах и спасет ее от одиночества. Возможно даже заберет в свою страну, что будет столь красивой и нежной, легко станет для девушки новым домом.
Отпустив руку принцессы мужчина внимательно смотрел на нее, получая от этого огромное эстетическое удовольствие. Будто некий ценитель редкого искусства, увидевший картину необычайной красоты, которая увы не принадлежала ему.

- Альби? Очень приятно - смеясь ответил граф  и даже сделал вид, что пожал растению руку, если бы его листочек только мог быть рукой.  - Смею надеяться, что вскоре он прекратит петь свои песни.
- Мой отец не просто любит праздники, он жить без них не может. - утвердительно кивнув сказал граф вспоминая все эти увеселительные мероприятия устраивали отцом лично. Должно быть если, его не удостоили дипломатической должности, отец предпочел бы быть устроителем королевских праздников, вот где был бы действительно огромный масштаб и размах.  А эти чудо фейерверки, которые он покупал у лучших алхимиков Зейтуна и привозил их из других королевств. Самым запоминающимся в прошлый раз, был огромный огненный феникс, который  должно быть занял все небо над поместьем Карлайлов, а затем взорвавшись осыпался на гостей блестящими, каким то чудом не сгоревшими бумажками с пожеланиями.

- Потому я вам с уверенностью обещаю, если вы придете, то не пожалеете. Там действительно будет на что посмотреть, ведь мой старик не любит проигрывать даже самому себе, а это точно означает, что раз он затеял снова праздник такого формата, значит нашел еще более яркий и масштабный салют. - в этом Син действительно был уверен, у старого Карлайла всегда было так, удивить остальное дворянство, порой было одной из главных задач в его жизни. А уж если на этот праздник придут сразу двое представителей королевского рода, тогда уж точно все пооткрывают рты и будут говорить об этом целую неделю. Вот только сам Син преследовал другие интересы, ему было глубоко плевать на пришедших гостей.

Флиртую ли я с ней? Именно это я и делаю, но могу ли я себе позволить признаться ей в этом?
Недолго молчание и взгляд глаза в глаза, а затем честный ответ с вспыхнувшим огоньком в глазах.
- Ваше Высочество, ах если бы Вы только позволили звать вас по имени. Ведь Ваше имя столь прелестно, Оливия. Не устояв пред красотой вашей души,  я позволил себе немного флирта с Вашим Высочеством от того, что сердце мое принадлежит отныне только вам одной. - граф склонил голову пред ее Высочество, он сказал ей то, что вот уже в течении полугода лежало тяжелым грузом на его сердце. И теперь уже отступать было некуда, он своей рукой только что перерубил канаты на которых держался навесной мостик над гневом всей королевской семьи.

- Под гораздо большим Ваше Высочество я подразумеваю то что  - подняв голову сказал граф серьезным тоном. - Я бы подарил вам свою жизнь, не подумайте, я не пускаю пыль в глаза, я сейчас совершенно серьезно. Знаете, я уже давно отговаривал себя от этого разговора, да в чем только прок? - тяжелый вздох, а  затем натянутая на лицо добрейшая улыбка. Зачем же он все таки сказал это?
Вот же дурак, она завтра об этом забудет, а ты еще долго будешь сам себе припоминать.
Один ли он был такой честный? О нет, позвольте напомнить что пред ним сидела не обычная девушка, которая была дочерью торговца или фермера. Она была принцессой и признаний в любви ей доставалось больше, чем графской семье прибыли от всего их имущества. Не каждый осмелиться на такое, но какое число юнцов все равно пытали свое счастье отправляя принцессе письма или вот, так как сам граф говорили это ей лично.

Пронзительный взгляд красных глаз, мурашки по спине. Такое чувство, что она видит его на сквозь, знает о нем все. Может читать мысли и наперед предсказывает будущее. Знает его настолько хорошо, насколько он не знает сам себя. От того граф поднявшись подошел к противоположенной стене беседки и уставился на море. На  спокойные легкие волны, которые заворачиваясь в белые барашки выбрасывались на берег, смывая на своем пути мельчайшие песчинки и либо выкидывали их еще дальше на берег, или же затягивали в море оставляя в воде возможно теперь уже навсегда. Кто из них был вот такой песчинкой? Отчего-то, думалось что именно Оливия. Наверняка все решения за нее принимал Отец, а в дальнейшем это будет делать брат.
- Простите меня Ваше Высочество, я не должен был, не имел никакого права говорить вам это все. Еще раз, прошу простить меня - с грустью в голосе проговорил он смотря на свою повелительницу. Еще никогда граф не чувствовал себя вот так. Никогда не отступал пред женщинами, а теперь что?

+6

10

Песня поста

Граф выпустил ладонь Какью. Руке тут же стало пусто, словно ее лишили какой-то важной составляющей ее жизни. Принцесса чувствовала на себе взгляд мужчины, но не могла на него ответить: не хватало духу. Сейчас, когда ей было всего восемнадцать лет, тем более в такой обстановке, где они были наедине и никто не мог им помешать и нарушить их беседы; когда она была дочерью могущественного правителя, что управлял и владел жизнью и судьбой девушки, а он был сыном графа - аристократической семьи при дворе, условно говоря ниже рангом.
Син пожал растению листочек, как руку настоящему мужчине при знакомстве, чему принцесса искренне нежно улыбнулась.
- Думаю, прекратит, - тихо ответила девушка. - Когда-нибудь точно прекратит, - хихикнула Какью, а про себя подумала, что все когда-нибудь умирают.
- У каждого свои слабости и увлечения, - подтвердила метеор, перебирая задумчиво листву Альби. - Вы наверняка знаете увлечения моего брата Кристиана, вы ведь дружны? - принцесса повернула вбок голову и бросила вопросительный взгляд на собеседника. - А так как вы дружите, то можно предположить, что увлечения у Вас такие же, как у Кристиана? - внимательный изучающий взгляд, готовый уловить малейшую эмоцию. “Вот и узнаем, врет нам свет или нет”, - Оливия была любопытна, когда дело касалось вычленения правды из клубка слухов и сплетен. - Верю, что Ваш отец вложит всю душу, силы и ресурсы, чтобы праздник получился поистине грандиозным, но в связи с новыми обстоятельствами я не могу поручиться за положительное решение отца в этом вопросе. Думаю, брата он отпустит в любом случае, так что Вам скучать не придется без друга, - равнодушно пожала плечами Какью. В конце концов, на балу будет столько девушек наверняка, что Карлайл младший быстро забудет, если вообще заметит отсутствие Ее Высочества.
Их взгляды снова пересеклись - прямой и честный.
Признание графа заставило Оливию онеметь, замерев на месте. Такое сумбурное… это было признание в любви? Он просил называть ее по имени, но о таком не говорил ей никто! Даже старлайты не звали ее по имени, а они были к Какью гораздо ближе, чем Карлайл младший. Склоненная голова говорила о том, что признание было от сердца, честное и чистое, хоть и скомканное и… неубедительное?
Метеор не могла понять, как можно любить одну, при этом чуть ли не каждую ночь меняя девушек в своей постели. Однако слова, последовавшие, когда он поднял голову, были еще нелепее, наивнее. Легкомысленнее.
Похоже, не выдержав затянувшегося молчания и взгляда алых глаз, Син встал и отошел к противоположной стороне беседки, откуда открывался самый красивый вид на море. С легкой полуулыбкой на лице принцесса поставила горшок Альби, что снова чуть громче подвывал, на пару герц, на лавку, встала и, отряхнув юбку от земли, медленно подошла к графу и встала рядом. Глубокий вдох, взгляд на море, локти опираются на бортик беседки, взгляд на водную гладь, волнуемую ветром.
- Чудесная погода сегодня, не правда ли? - легкая нежная улыбка, взгляд, ласкающий каждую волну, любое движение воды, небо, облака, что попадали в поле зрения. Сину надо было дать возможность успокоить чувства и мысли. - Обожаю море. Оно всегда дарует мне какой-то особенный покой. Проясняет мысли.
Мужчина повернулся в ее сторону и… принес извинения. Извинения? За то, что признался в том, что чувствует? “Перед кем Вы извиняетесь? Передо мной или перед собой?” - хотелось задать ему вопрос.
Какью повернулась лицом к Сину, положила правую руку ему на грудь и, глядя в глаза, проговорила, будто вкладывая каждое слово лично ему в руку.
- В первую очередь Вы не должны были просить у меня прощения за то, что чувствуете, и тем более за то, что принимаете решение говорить или нет. Это Ваше право, - ей хотелось защитить его чувства от него же самого. - Не умаляйте своих чувств, прошу Вас, больше никогда.
Глубокий (возможно, даже тяжелый) вдох, Оливия отняла руку от груди графа, и снова повернулась лицом к морю, на этот раз положив руки, а не опираясь локтями на бортик. Счастливая улыбка.
- Милый граф, я отвечу Вам честно, надеясь, что Вы услышите меня правильно, - принцесса повернулась к Сину, улыбаясь своей самой ослепительно радостной улыбкой. - Не скрою, что при дворе о Вас ходит слишком много… - девушка замолчала, подбирая слова, - щепетильных слухов, которые мне приходится слушать. А так как Вы дружите с моим братом и на балах я бываю свидетельницей вашего с ним поведения, у меня нет повода сомневаться в том, что слухи по большей части правдивы, хоть и каждый раз я пытаюсь мысленно Вас оправдать. Не буду лгать, репутация у Вас роскошная, но по имени не зовет даже брат меня, - она накрыла своей ладонью его руку. - Прошу Вас услышать меня правильно. Я не знаю Вас, Вы друг Кристиана, мы общаемся только на светских приемах и балах только по правилам этикета. Этого слишком мало, чтобы звать меня по имени.
Девушка помолчала, делая вдох выдох, слушая пение Альби, прикрыв глаза. Почувствовав, что нашлись нужные слова, чтобы продолжить говорить, принцесса открыла глаза, подняла голову и посмотрела прямо в глаза графа, нежно улыбаясь.
- Добрый граф Карлайл, легкий флирт - это не порок, и я не осуждаю его. Но, простите, мне очень сложно верить Вашим словам после Вашей славы. Единственное, чем можно развлекать себя на приемах, это собирать истории, на которые не скупятся придворные дамы во всех подробностях и красках, и часто Вы являетесь их героем. Мне не понять, как можно любить одну девушку (если мы говорим о любви), а… - Оливия запнулась, будто поперхнулась собственными словами, краснея и отводя взгляд. Говорить о столь неприличных вещах ей было чуждо и сложно. - Ну, Вы поняли, - смущенно прошептала принцесса. - А жизнь… - теперь взгляд, встретивший зелено-карие глаза, был печально честен и прям. - Ваша жизнь и так отдана королевской семье. Вы с отцом служите королю Кинмоку, а так как я его дочь, соответственно, частично мне.
Жестокая правда, которую нельзя было обойти стороной. Реальность, которую кто-то должен был впустить в эту беседку.
- Я рада, что Вы приняли решение рассказать о том, что чувствуете, - она легонько сжала его руку. - В благодарность за Вашу искренность я предлагаю уговор: если однажды вдруг нас постигнет слишком долгая разлука, за время которой Ваши чувства не угаснут, я разрешаю Вам назвать меня по имени при первой встрече, - только теперь она отняла свою руку от ладони графа, снова вздыхая и нежно улыбаясь. Альби лил свои благословенные мелодии не жалея сил: алые глаза были полны печали.

+5

11

В этом мире бывает порой, не разобраться кто шут, кто король. Именно шутом себя сейчас ощущал Син. Да он был графом по праву рождения, аристократ с большим состоянием. Вот только что с того, когда дело касалось чувств...
И вообще с чего это ему думать о любви? Чувства, чистые и искрение, да это же просто смех да и только.  С чего он вообще придумал, что может любить? Да еще кого, саму принцессу. Чушь собачья. Вот только взгляд ее приносил боль, там в груди слева. Щемило? Впервые в жизни, так непонятно, не ясно. Хоть бросай все и беги, прячься в своих палатах и вели некому не заходить в комнату. Только лишь слуге приносящему вино, да ему можно. Ему нужно...
Не смотреть ей в глаза, один единственный выход. Слушать шум листвы при дуновении ветра, отрешиться, забыть этот разговор? Но что так ранило? Отказ... Это был не первый отказ в жизни графа, вот только чувства, они приносили с собой непонятные ощущения. Задели за живое? Что тщеславие или эгоизм?

Подошла ближе, такая воздушная, легкая. Перевела тему, по всей видимости не желая говорить об этом.
Море, когда-то в детстве граф хотел стать мореплавателем. Посетить самые отдаленные места планеты. Бороться с морскими волнами, и поднимать паруса попутному ветру. Но отец быстро выбил это из его головы. Он должен был быть при дворе и когда-нибудь занять место родителя в королевском совете. А адмиралы нынче не были нужны. К чему Син вообще об этом вспомнил? Никто никогда не знал о этих мечтах, разве только папенька, да верный Сайлас.

- Море? Принцесса, а Вы путешествовали морем? Там, далеко от берега вода настолько свежая и прозрачная. Хотел бы я сравнить его с людьми, но море более глубокое и чистое. - должно быть граф имел в виду самого себя, но продолжать эту тему не стал. Зачем, он и так уже сказал лишнего сегодня.
Нужно было просто передать этот цветок через служанку.
Ее рука на груди, такая неожиданно теплая, хотя совсем недавно была холодной. Отчего такие изменения, неужели от его слов. Не должен просить прощения? Нет, он не должен был все это говорить. С самого детства его учили что нужно думать что и кому ты говоришь. Особенно это касалось высшего света, там нужно было думать десять раз. Тогда отчего, он все это сказал принцессе, не подумав при этом ни единого раза?! Ответ... Ответа он и сам не знал, на свой вопрос, задаваемый самому себе.
Убрала руку, ощущение что отняли что-то важное, необходимое. Остановить ее, вернуть назад. Нельзя, держи себя в руках. Слухи, как всегда двор полнится ими.

- Слухи? Что же, они всегда не к месту - с улыбкой произнес граф, вполне себе догадываясь что именно рассказывают придворные дамы. Это вызывало искреннюю улыбку потому что было смешно. Смешно от того, что многие из этих дам сами были героинями этих историй, но упоминали ли они об этом, когда посвящали в них Ее Высочество. - Знаете, я не стану от вас скрывать и говорить что все это выдуманные истории. Не стану потому что такая ложь все одно, станет известна и раскроется.
- Любовь? Когда эти чувства ответны, тогда должно быть имеет смысл хранить верность человеку, а если нет, тогда стоит ли? Не поймите меня превратно.

Ее рука вновь накрыла руку мужчины. Должно быть это всего лишь жест поддержки, принцесса всегда была доброй. Столько раз она поддерживала своих подданных, не зря народ ее так любил. И вот теперь очередь дошла и до графа. Вся ирония была в том, что такие жесты давали надежды, возможно так это воспринимал только Син, ведь когда человек тебе симпатичен, ты все его поступки воспринимаешь, как нечто обращенное к твоей персоне. Вот только тепло ее бережных рук, так не хотелось что бы это заканчивалось, пусть длиться вечно. Может именно это тепло заставит графа измениться? Даст ему почувствовать, что больше никто и не нужен вовсе.
- Уговор? - ощущение даримого девушкой тепла исчезло вместе с прикосновением ее руки.- Хорошо, вот только если встреча произойдет на балу, то вы и первый танец подарите мне - граф подмигнул девушке, стараясь вести себя так, каким он всегда представал в свете.

- Мне пора идти ваше высочество. К большому сожалению, дела не ждут. Особенно когда они резко выдуманы - изящный поклон принцессе, мимолетная улыбка. Граф не стал дожидаться, когда королевская особа позволит ему уйти. Вместо того развернувшись он отправился к выходу. Гордо с прямой спиной и тяжестью в груди, но показывать это было нельзя, он и так слишком много сказал, выставив себя шутом гороховым. И перед кем, пред самой желанной им девушкой.
- Принцесса - остановился за пределами беседки. - Знайте, я не отступлюсь. - нахальная улыбка на прощание. Пусть у него не так много шансов, но это не значит что их нет совсем. Пусть даже один на миллион, но он есть.

+4

12

Какью слушала графа, внимала его голосу, интонациям, словам, но все, что могла сделать, это как можно мягче и нежнее отвечать: на большее сегодня она была не способна. На большее у нее не было пока ни власти над собой, ни ощущения хозяйки положения.
- Нет, Ваше сиятельство, не плавала, - смиренно ответила с легкой улыбкой на губах Оливия. - И люди бывают глубокими и чистыми. Просто, возможно, Вы еще не встретили такого человека, которого можно было бы сравнить с морем, - ласковый взгляд коснулся мужчины, глядящего вдаль. Она понимала, что скорее всего задела его гордость и самолюбие, но ложь по мнению метеор была бы большим наказанием. - Слухи всегда не к месту, но они не рождаются просто так: им всегда нужен повод. Вы не согласны со мной? Рада, что мы честны друг с другом.
От чего улыбка на лице, а цветок снова завел свою песню, с новой силой? Уж не расстроена ли она, что Син признал, что все истории о его победах на любовном фронте самые настоящие? - Какью почувствовала себя наивной дурой.
Да, конечно, младший граф говорил все верно. С чего ей пришло в голову судить о человеке по его поступкам с другими, когда она совершенно не знала его лично? “Стоит уяснить этот урок”, - мысленно отругала себя принцесса.
Какью успела только дать согласие, что если придет на бал, подарит первый танец графу, как тот срочно стал откланиваться и спешно покинул беседку, пообещав напоследок, едва обернувшись, не отступаться. Глядя ему вслед со смешанными чувствами Оливия лишь подумала, что отдала бы ему все танцы на этом балу, если бы только он оказался таким, каким она его видела, а не каким он выглядел в ее глазах по слухам. “Не отступайтесь, граф, и пусть Ваши чувства победят мои страхи и недоверие”.
Альби пел свою чудную песнь, пока ветер резвился с волосами принцессы. Девушка стояла спиной к выходу из беседки и глядела в море, в волнах которого, кажется, навсегда был спрятан образ Сина Карлайла, признавшегося в своих чувствах к ней - звезде, оказавшейся с ледяным сердцем.

+2


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Звезды порой сияют слишком привлекательно ярко