Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Love me - that's all I ask of you


флешбэк Love me - that's all I ask of you

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://funkyimg.com/i/YUTK.jpg
Действующие лица:
Кристиан, Натаниэль
Время, место, погода, обстановка:
25 июня. Богами забытый дом в отдалении от столицы. Прохладно. Вечер.
Пролог:
У всех бывают свои маленькие откровения. И однажды они становятся слишком серьезными и важными. И ты понимаешь, что жизнь твоя уже никогда не будет прежней.
Может, пускай?..

+4

2

В доме было прохладно и замечательно. А еще, конечно, тихо, учитывая, что птицы, сидящие в клетках, все как-то разом замолчали. Большие и разноцветные, они больше напоминали товар для продажи на рынке, нежели что-то еще. Впрочем, иногда люди находят иное применение даже для таких прелестных созданий.
Все дело в их ценных костях.
При должном времени варки кости цветных птиц превращались в ценнейший экстракт, заживляющий раны и умиротворяющий сознание. Никакое растение в пределах Кинмоку не сумело бы сравниться с костями по эффекту действия...Проблема была лишь в том, что секрет поимки цветных птиц  был известен очень немногим людям, и старик, что продал свой секрет за баснословную сумму, должно быть, уже ушел глубоко под землю. Или же живет и здравствует на вырученные деньги - как знать.
Маленькая птичья кость вместе с мясом издавала приятный булькающий звук в маленьком котелке, подвешенном над очагом. Вкус у мяса был странноватый и специфический, не каждому пришелся бы по вкусу, но Кристиан знал, что улучшить любое блюдо помогут листья растений, собранных поблизости.
Не так давно демон сказал, что у принца больше нет дома.
Он ошибся.
Принц Кристиан был одним из тех, кто держал в рукаве еще несколько козырных карт, и одной из подобных карт было запрятанное в отдалении от столицы место, где Его Высочество нередко бывал, когда искал уединения от всех и вся. Нужно было привести себя и демона в порядок, и первой мыслью было отправиться сюда.
Потому что во дворце велик был соблазн убить кого-нибудь особенно любопытного.
Скромный небольшой деревянный дом внутри казался намного больше и богаче, чем снаружи. Скрытый от посторонних глаз защитными чарами, он находился вблизи одного из оазисов, которых силами магов столицы становилось со временем все больше и больше.
- Я принес кое-что, - провозгласил принц, застывший на пороге дома. Дверью служила плотная занавесь из разномастной ткани и, отогнув ее, принц втащил в помещение увесистый сундук. Всю дорогу ему казалось, что тот отпечатается на спине бедолаги вороного, но тому, похоже, было все равно на вес поклажи. - И еще скоро я закончу все дела и...
Он подбежал к огню как раз вовремя, чтобы снять кипящий котелок и поставить тот рядом с очагом. Переваривать кости тоже не стоило, иначе мог бы потеряться эффект.
Натаниэль всегда был тем, кто мог сам о себе позаботиться, но Кристиан счел нужным избавить демона от этого. Ему стало неожиданно приятно творить подобную суету и что-то делать для Натаниэля, отдаваясь этому с особым упорством.
- Там вещи. Подарки. Выбирай, что нравится, а что не нравится сожги, - задумчиво произнес Кристиан щелкая замочком на сундуке. - В ближайшие дни я никуда не пойду, совсем. Слишком сложно оставлять тебя здесь одного.
В теории не одного, но с птицами.
За все это время принц жалел всякий раз, когда ему приходилось отлучаться. Он не мог знать, что происходит с демоном, пока его нет, и думать о чем-то другом было тяжело.
Даже несмотря на то, что в душе все еще жили сомнения.
Принц думал, что это скоро пройдет.

+3

3

Последнее время ему действительно было запрещено вставать с постели в самом невинном формате этого ультиматума. Принц самоотверженно ухаживал за больным, как это принято у людей, отвергая саму мысль о том, что корни болезни демонов могут происходить из другого. Конечно, он так же самоотверженно откидывал руки демона, когда тот просто хватал его за одежду прося прекратить и полежать рядом. Вероятно, монарх просто не хотел допустить самой маленькой возможности навредить Натаниэлю, подорвав его силы хоть чем-то. Демон пытался утвердить свою линию поведения не долго, он действительно просто устал перечить ему, избегая душащей заботы. За короткую неделю его обтирали, поили зельями и бульонами, кормили питательными кашами с ложечки, укладывали спать строго вовремя, приносили редкие чаи, потчевали изумительными порошками из дальних земель. Натаниэль терпел сколько мог, но не исключал и того, что остается таким же слабым только потому, что ему приходится постоянно бороться с взаимодействием всех неведомых лекарств.
Он не поднимался с кровати, как и было велено, пока принц не вернулся. Не выходил на улицу без опоры на него и молчаливой тоской взирал на неугомонных птичек и очаг.
- Мне уже лучше, - безнадежным тоном сообщил демон в который раз за неделю. – Я тебе объяснял, что мне это все не нужно. Нужно передохнуть подальше от людей. Мне тяжко с ними.
Натаниэль потянулся, уткнулся носом в чистые белые простыни. Чего стоило принцу доставать их всякий раз, можно было только гадать.
- Ты что, боишься, что кто-то придет или я тут что-то устрою? В чем сложность?
Они с тех пор не заводили разговора о том, что произошло в пещере. Демон не объяснял ничего, потому что привык переживать перемены в одиночку, а принц, видимо, не хотел этого. И это правильно, наверное. Они не были ничего должны друг другу.
Принц в который раз пробежал мимо, что-то суетливо перенося.
- Ты ведешь себя как моя жена, - задумчиво сообщил демон, переворачиваясь в кровати. – Причем очень даже ничего, успешно. Как настоящая молодая хозяйка, не желающая допустить ни единой ошибки. Устрой иллюзию, объясним соседям, что мы молодожены, чем и объясним им смущающие звуки по ночам. Ах, их не было же. Потому что ты решил, что у меня нет сил. Конечно, как я мог забыть.
Он прикрыл глаза, что-то буркнул себе под нос.

+3

4

"Жена?"
Принц хмыкнул, ощутив, как хлынул к щекам робкий румянец. Вот кто бы мог знать, что в один прекрасный миг все придет к этому? Кристиан уж точно не смел и догадываться, что его бесконечные терзания выведут, в конце концов, к чему-то подобному. Заботе о демону. Жизни вдалеке от дворца, пока в столице все идет своим чередом.
Маленькой идиллией, которой суждено было с течением времени обратиться в совершенство.
"Я ведь и правда много думал об этом, и вот ты уже сам все видишь. Не пора ли признаться себе, что все получилось совершенно замечательно?"
- А что, тебе стало совсем грустно без тех...ммм...смущающих звуков? - принц улыбнулся, глядя в сторону очага и вдыхая сладковатый аромат птичьих костей. Явно чего-то не хватало, но теперь нужно дать жидкости слегка остыть, чтобы распробовать в полной мере. Но все постепенно, а пока нужно было разобраться с кое-какими вещами.
Монарх уселся рядом с Натаниэлем, стягивая с себя плащ и заодно уничтожая наброшенную иллюзию - столь искусную, что никакому магу во дворце так и не пришло в голову проверить природу странных колебаний подле ауры принца.  Ладонь легла на светлую простынь рядом с бедром демона.
- Да, я просто щадил тебя, потому что ты в последнее время выглядел неважно, - произнес Кристиан, заглядывая демону в лицо и пытаясь угадать хоть какую-то реакцию на свои слова. - Мне правда нравится заботиться о тебе...Уж из скольких ты заварушек меня вытаскивал...А помнишь, когда ты заболел и просил, чтобы я не уходил? Кстати.
Опустившись чуть ниже, принц ласково провел ладонью по линии руки Натаниэля вверх, остановившись около ключиц, пощекотав под подбородком.
- Можешь не называть меня больше господином или хозяином? Никогда, - в голосе мелькнула едва прикрытая грусть - но не оттого, что статус хозяина был так уж важен для Его Высочества. Скорее, это было связано со следующими планами, которые принц планировал претворить в жизнь как можно скорее. - Зови просто по имени. Или...ну, любые слова подойдут. Какие-нибудь старые - тоже.
"Нужно придумать ему какое-нибудь особенное тоже. Подумаю над этим".
- Так ты отдохнул уже? - как ни в чем ни бывало, продолжил принц. Перебравшись еще ближе, он протянул к демону ладони, становясь похожим на милую женушку еще больше, чем прежде. - Иди ко мне.
Он ждал разрешения, чего не делал раньше почти никогда.
Вся эта ситуация совершенно изменила психологию монарха.
- И там, в сундуке, есть кое-что особенное для тебя.

+2

5

Он всегда знал, как можно сделать момент лучше, как скрасить одиночество, что будет приятнее сделать вместе, с каким лицом говорить. Это были хорошие навыки, столь потребные для выживания раба. Демон чуть улыбнулся, искоса глянув на руки принца, ставшие за последние дни не такими холеными. Тут не приходилось на кого-то полагаться, нужно было делать все самому от рубки дров до готовки. Когда он только проснулся здесь, в этой шумной темной хижине, то первое, что увидел Натаниэль, на чем задержалось его внимание – в волосах принца застряла шелуха от лука, а щека испачкана растертой кровью.
- Грустно? Но ведь я так слаб, что тебе пришлось нести меня сюда, а после и спрятать всю одежду, чтобы я не сбежал, пока тебя не будет. Да, что мне еще оставалось делать, кроме как наблюдать за тобой и грустить из-за того, что ты строишь недотрогу, - с легкой усмешкой произнес демон.
Веселость быстро пропала с его лица. Натаниэль приподнялся, перехватил руку принца и дернул на себя, укладывая его в кровать. Теперь он нависал сверху, придавив для надежности Кристиана бедрами.
- Скажи, когда ты понял? Когда до тебя дошло, что я не останусь с тобой, что я готов уйти? Ты это заметил, пусть и не сразу, ведь твои проблемы увлекали тебя всегда гораздо больше чужих. – Он выпустил его руки и сел на краю кровати, потирая затекшую шею. – Я все еще не знаю, что ты искал, и что смог найти в прошлом, каким будет твое будущее. Я чувствую, что ты что-то думаешь, принимаешь важные решения, которые коснутся всех. Не натвори чего. Я должен буду уйти, потому что назад, как ты понял, не вернусь. Я не могу быть больше твоим рабом. И не буду.
Он подошел к сундуку, откинул крышку, бесстрастно посмотрел на богатства. Когда-то и у принца у кровати был целый ящик уникальных сокровищ, а теперь он просто предлагает сжечь лишнее. Хотя, точно не просто. Кристиан чего-то ожидал, вцепившись взглядом в этот сундук. Вздохнув, демон принялся выгребать подарки один за другим.
- Я понимаю, ты предлагаешь начать сначала? Ты думал о том, что останешься на планете? Чего ты хотел поменять? – Он поднялся, держа в руках край атласной мантии. Что-то звякнуло и покатилось по полу, исчезнув под кроватью. – Ох.
Демон оперся рукой о край и присел, просунув руку под кровать. Пропавший предмет сам попался в руку. Натаниэль вытянул на свет простое кольцо, без камней. На внутренней стороне оказалась гравировка.
- Что здесь написано? – Он спокойно протянул кольцо принцу, положив голову на край кровати.

+2

6

Кристиан поджал губы.
Готовясь к этому разговору, он не мог знать, каким он будет и к чему приведет. Демон - существо поистине непредсказуемое. Он мог пропадать, мог говорить странные вещи, мог делать все, что пожелает его душа. И никогда не получал за это по рогам, что наверняка удивляло немало его самого. Но и сам принц не переставал удивляться поступкам Натаниэля, он больше удивлялся себе.
Тому, что когда-то понял: он влюбился, как мальчишка.
- Я давно стал замечать, что тебе...становится скучно, - медленно протянул принц, поджав под себя колени и наблюдая за действиями демона. Ощущать тепло его тела было так знакомо и приятно, и ни одно ощущение не приближалось ни разу к чему-то подобному. - Конечно, у тебя были многие до меня, и в конце концов, что я мог бы тебе дать еще? Однажды уже пообещав себя. Я...наверное, горел слишком быстро для тебя. Скажи,
ты когда-нибудь думал о том, что я сумею заменить тебя кем-то? Так вот - я ни разу не хотел этого. Мы делали то, что хотели, и я был рад этому.

"Ты был подарком, но в то же время, хранил в себе столько противоречий, что мне порою становилось страшно - а что еще ты можешь сделать? Каким будет твое поведение в следующие несколько мгновений?
Я думал о тебе, и не мог остановиться на чем-то одного.
Ты, твои мысли, твои действия, образ и характер - все мелькало быстро и ярко, поджигая вновь и вновь. Мне нравится".

- И к тому же...я обидел тебя, - принц сжал ткань брюк, и без того прилипшую к телу, отчего та противно заскрипела. Отчего он стал так сильно волноваться, разговаривая с Натаниэлем? Раньше такого не было. "Ты еще вспомни те времена, когда в твоей жизни не было его". - Я ведь часто сначала говорю, а потом понимаю это. Я был напуган тогда и сказал...лишнее. Сумеешь ли ты простить меня? То, что я хочу сказать тебе сегодня я обдумывал давно.
Все это было не похоже на правду, потому что любой друг или подданный не узнал бы теперь в притихшем рогатом юноше пылкого принца Кинмоку. Такие моменты и впрямь были редкими, но Кристиан удивлялся, насколько органичным  было теперь его поведение.
"Боги, как это сентиментально...
Но он нашел его. Делай же. Ты хочешь этого".

- Аlkhulud maeaan, -  тихо сказал Кристиан в воцарившейся, совершенно идеальной для этого момента тишине. - В разговоре про...жен. Ты почти угадал. Это...для тебя.
Он заерзал на кровати, стараясь сосредоточенно глядеть на демона, но отчего-то вся уверенность куда-то постепенно испарялась. Однако взгляд, прикованный к Натаниэлю, выражал теперь не свойственную прежде нежность. Он был уверен в тех словах, которые говорил.
- Будь моей звездой во тьме. Стань главным в моей жизни. Мое сердце принадлежит тебе.
Принц протянул ему ладонь, чувствуя, как лицо наливается румянцем.

+2

7

Это было самым болезненным ударом в сердце, которое давно потеряло чувствительность. Оно, мертвое и черное, сжалось, забилось в истерике, рыдая. Натаниэль попытался растянуть губы в улыбке, но вышла кривая гримаса, полная сомнения и непонимания. Он взял его ладонь, подтянул к себе и медленно надел кольцо на безымянный палец.
- Тебе не кажется, что ты заигрался, великий принц? – Вздохнул демон, поднимаясь, но и не выпуская его руки.
Натаниэль присел на кровать рядом с принцем и провел языком по раскрытой ладони.
- Ты ведь знаешь, что ты должен делать, чтобы стать королем? Что нужно, чтобы вести народ вперёд? Я не вписываюсь в этот мир, тебе придется это признать, даже если пока ты не можешь. Ты, выбирая свою судьбу, не должен смотреть на меня. Ты боишься меня. Боишься, что я неправда, что все неправда. Очень ждешь, что я опровергну твои страхи, скажу, что все не так, что я служил тебе не потому, что это моя обязанность, не потому, что я хороший раб и надеялся выжить. Если хочешь, я пока сделаю вид, что это не так. Раз ты здесь, и нет никого кроме, то я сделаю вид, что между нами нет секретов, что мы можем быть вместе, что я люблю тебя. Хочешь? Конечно же, хочешь. – Он улыбнулся, опустил голову на грудь принца, прислушиваясь к тому, как бьется его сердце. – Я подумал, что влюбился, когда ты сам решился взять все в свои руки, лишь бы только упрямо доказать, что можешь. Твое лицо было просто восхитительно в тот момент. – Демон приподнялся, коротко рассмеявшись. – Столько лет назад, ты был таким наивным. Потом, знаешь, ты все же разочаровал меня. Ты понимаешь, что мне следовало уйти уже тогда? Когда ты начал пропадать по делам. Отпустить тебя. Было бы проще, найди я способ уйти с планеты. После этого не было дня, чтобы ты не разочаровывал меня. Твои игры, друзья, партнеры, выбор. Мне ведь действительно стоило уйти до того, как это началось, да? А теперь ты даже не можешь рассказать мне, что тебя смущает. Ты уверен, что можно это продолжать? Что ты не отстранился от меня сам, по своей воле, давным-давно? За что ты держишься по старой памяти?
Он замолчал, прислушиваясь к птичьей возне в клетках.
- Я тебе сказал, что можно начать сначала. Ты ведь не знаешь меня, и никогда не знал. И, похоже, узнавать не желаешь?
Натаниэль прилег рядом с принцем, подперев щеку рукой.

+2

8

- Я...сожалею.
Первая фраза вырвалась совсем скоро, и произнесена была надсадным, хрипящим от волнения голосом.
Взрослый, мужественный принц вдруг будто возвратился на четыре года назад, когда, совершенным мальчишкой, он пробовал много разного. Алкоголь, мерзкие для большинства развлечения, убийства, чужую кровь на вкус, издевательства над плотью и духом. Ему нравилось, его это забавляло. Он был готов делать еще и еще, пока сердце не перестанет стучать в груди, и с упоением тащил к себе все, что хоть как-то интересовало.
"А ты...
Все это время..."

Кристиан обхватил себя руками, чувствуя, что его тело бьет крупная дрожь. В словах демона не было согласия. В его словах не было отказа. Было кое-что намного хуже, чего Кристиан и боялся с самого начала.
Сомнения.
- Я делал очень много дряни. Каждый день и каждый час. Я... - он сглотнул, ведь слова совсем не шли ему на ум, застревали тугим комком в горле. - Да, я с каждым днем отстранялся все больше, и это иногда было сознательно. Я думал, что мои чувства ложь, пытался забыть их. Ты знаешь все, что я делал. И в конце концов я просто понял и принял это. Понял, что не придумал ничего и готов отдать тебе свое сердце. Потому и говорю тебе это все сейчас. Натаниэль.
Теперь лицо принца было уже не розовым, а почти красным - будто бы ему пришлось пробежать несколько километров по раскаленной пустыни. Демон мог ощутить, что сердце принца бьется так же быстро, как от бега.
Или от чего-нибудь еще.
- Я не играю с тобой! - почти выкрикнул он, резко разворачиваясь. Сверкнули глаза - то застывшие в них слезы - осколки зарождавшейся истерии - грозились окропить светлую простынь. - Это настоящее, и я...Хочу отказаться от того, что мне было предначертано. Ради тебя.
Кристиан отвернулся, чувствуя, как внутри что-то начинает невыносимо жечь.
- Побывав в прошлом...я узнал, кто я. Узнал, что судьба моя - вести за собой, но кто я - посмотри? - принц чуть наклонился вперед, сквозь тонкую ткань одежду проступил позвоночник. - Кого я поведу? Тех, кого назову своим народом. И ты тоже мой. Я хотел бы, чтобы ты был моим.
"Они пойдут. Но ты? Ты пойдешь за мной халу?"
- Узнавать тебя...Да. Я хочу. Хочу, чтобы ты смотрел на меня по-другому. Был рядом по-другому, и не потому, что должен, а потому, что тебе хочется. Хочу знать о тебе и жить тобой.
Кристиан вздрогнул в последний раз, поворачиваясь к демону и сворачиваясь в калачик подле его груди. Будто бы совсем недавно для него совершенной нормой было засыпать так. Руки Натаниэля всегда были особенными, отличными от других прикосновений, известных принцу. Он знал много, и демон тоже знал об этом. Слишком много сведений тоже не бывает, и Кристиан знал, что прошлое играет с ним злую шутку.
И дело тут вовсе не в растущих рогах, клыках и когтях. Он сам во всем виноват.
Губы, соленые от слез, прижались к  коже.
- Еще я видел там твоего брата. Я не отдам тебя ему. Никому не отдам.
"Если только ты сам не захочешь уйти"

+2

9

Он смотрел на него с затаенным интересом кота, что уже который час наблюдает мышиную нору. Что-то такое демон находил в эмоциях принца, что заставляло снова и снова возвращаться к нему, потакать его капризам, даже если это не будут приказы господина. Что-то, названия чему он и сам пока не знал, неуловимое, как дым от щепы.
- Ты на редкость путано признаешься в любви, если это именно оно, - вдруг заметил демон невпопад, с лицом того, кто готов в эту же секунду рассказать и указать на то, как оно правильно делается. – Хотя, ты должен знать, что правильного способа просто нет.
Натаниэль в задумчивости положил голову на подушку, подтянув ее под себя.
- Ты знаешь, выбирая любовь, ты делаешь большую глупость. Я знаю, ты никогда не пожалеешь о своем выборе, он не поспешен. Даже когда любовь уйдет, ты не пожалеешь. Но делая такой выбор, ты должен подумать о том, что останется тебе, когда любви больше не будет. Не перебивай меня, не говори что это навсегда, что ты вечно будешь влюблен. Сегодня ты влюблен, завтра ты в постели с кем-то еще. Мы это уже видели. Так что же тебе останется? Женщины, что сбегают с возлюбленными вопреки всему миру, тоже жертвуют всем и, чаще всего, находят потом утешение в детях. Это продолжение любви, её  новая форма. Пусть чувства к мужу угасли, но они будут жить в чувствах к детям. Понимаешь? Что может дать любовь мужчин, что будет всегда более уязвимой, неправильной, пустой. У нас ничего не останется через десять лет, кроме памяти. Посмотри на меня, на мое тело, сколько памяти я храню. Я останусь с ней, когда ты уйдешь. Снова. Это не будет проблемой. С чем останешься ты? Думаю, ты быстро найдешь замену, тебя будут ждать еще сотни и сотни. Таков уж ты. Потому я оставлю тебе условие, от которого тебе не отвертеться. Я останусь с тобой, если ты станешь королем. Только так.
Он медленно потянулся, чувствуя, как затекшие мышцы наливаются силой. Заскорузлый старый дом ему уже порядком надоел, как и вся та жизнь, которую ему приходилось вести последние несколько лет. Проводить свои порядки внутри дворца оказалось сложно, уж больно древняя система. Сложно, но справляться приходилось, прикрываясь свои растущим влиянием. Невидимая сила, что всегда за спиной, у которой всегда и везде есть глаза. Тот, кто шепчет в темноте. Кто приглядывает за всем. Он являлся к спящим, околдовывал своим голосом, выхватывая по одному, словно из колоды таро, карты. Наведаться к особо ретивому стражнику, презирающему демонов всем своим нутром, вырезать на его спине символ покорности, напомнить, что никуда ему не уйти. Никто не защищен, никто не может чувствовать себя в безопасности, пока он смотрит, пока он видит, пока он наблюдает. Принцесса не защитит, она далеко. Принц не узнает, ему все равно. Покуда в ночи есть только его красные глаза перед тобой, никуда не деться. Почему никто не заметил, что за последние годы во дворце рабы научились ходить прямо, поднимая головы? Почему никто не обеспокоен тем, что голос рабов стал слышен? Потому что некому беспокоиться. Пропасть между рабами и господами как всегда слишком велика, чтобы хоть кто-то начал видеть. А потом будет поздно.
- Ты ведь понимаешь, о чем я сейчас?
Он сел на кровати, заглянул с улыбкой в глаза принцу.

+2

10

Лицо его помрачнело, а глаза сделались совсем уж печальными. Не к лицу было принцу подобное выражение, но то было лучше, чем гнев или уныние, в которое Его Высочество периодически впадал. Кристиан прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться, но у него это совершенно не получалось.
В таком состоянии лучше всего было бы напиться да забыть обо всем, поскорее уснуть, чтобы пережить.
Но, как назло, сегодня он не привез с собой ничего крепче вина, а для вина время еще не настало. Особое душевное состояние требовалось.
- Конечно. Ты все знаешь. Все...прекрасно знаешь. И меня читаешь, как открытую книгу , да еще и будущее можешь предсказывать по каким-то там признакам...
Кристиан надул губы, быстро принимая полулежачее положение. И, разумеется, сходство с обиженным и оскорбленным ребенком демону можно было увидеть невооруженным взглядом. Тем более, с этим самоуверенным наглецом Натаниэль встречался на протяжении четырех лет ежедневно. Узнавал его со всех сторон, делал выводы и дарил новые миры. Постоянно. Отчего до юноши это все начинало доходить лишь сейчас?
Да, демон делал слишком много...ради чего? Потому что был рабом? Потому что готовил новое "тело" для своего обожаемого братца-повелителя?
Кулаки молодого демона сжались до побелевших костяшек. Образ того сладкоголосого молодчика все еще стоял перед его взором и никак не хотел покидать пределов разума.  Был один надежный способ, как изгнать  его совсем. Стоило ли пользоваться этим прямо сейчас?
Пожалуй...
- Королем чего, халу? Кинмоку? Ты сам сказал - как только они узнают, кто я - меня отвергнут, я сделаюсь изгоем для всех. Мне кажется сестра не примет меня и мой выбор, хотя она всегда относилась к демонам благосклонно. С тобой я могу не прятаться. А искоренить из сознания людей тот факт, что демоны - не грязь под ногами...Ты думаешь, я смогу это сделать? Даже вместе с тобой?
Страх медленно сковывал его тело: принц подобрал под себя колени и положил на них сверху голову. Нельзя было волновать себя и Натаниэля столь сильными переживаниями, но мог ли Кристиан когда-нибудь сдерживать свой характер? Это всегда получалось у него с трудом.
"Память останется, ты сказал?
Но мне мало будет лишь воспоминаний о тебе.
Ты обозначил своего брата тем, кто должен править вами...Кем? Я заберу его образ. Он не тот, кто достоин тебя, и если кто-то станет вершить судьбы народов, им стану я".

- Ты же знаешь, что по законам Кинмоку, чтобы стать королем, я должен жениться на благородной женщине, - произнес Кристиан, не глядя на улыбающегося демона. Что-то подозрительное было во всем этом. - Но я не хочу связывать свою жизнь с какой-то женщиной. Хочу быть с тобой. По-настоящему. Ты предлагаешь провернуть это как-то...понарошку? Но зачем тебе это, Натаниэль? Почему тебе важно, чтобы я был королем?
"Ты не хочешь меня, а хочешь мир, который я тебе дам?
Не понимаю..."

Принц медленно сполз с кровати, вытягивая ноги на полу и перестукивая пальцами по бедру.
- Или ты имел в виду...стать Властелином Демонов? Тем...о ком сложат песни и кто поведет свой истинный народ? - он почти прошептал. Образ из страшных сказок и вполне правдивых легенд повис перед мысленным взором.  - Снова путаюсь. А все знаешь, почему? Знаешь, откуда столько сомнений?
Кристиан приподнялся к кровати и положил подбородок на край.
- Потому что я тебя неделю не трогал.
"Да и ты не приставал, изверг".

+2

11

Натаниэль все еще улыбался, только теперь в этой улыбке было что-то угрюмое, зловещее, словно принц, сам того не зная, пошел по нужному пути, пока не осознав этого.
- Говоришь, люди будут недовольны? Так это проще простого. Нужно только и сделать так, чтобы людей больше не было, - он рассмеялся, уткнувшись лицом в подушку. – А уж как это сделать, решать тебе, не так ли?
Длинные темные пальцы протянулись вперед, легли на голову Кристиана, нащупывая округлые шишечки рогов с нежной молодой кожей вокруг, что пока еще не затвердела. Подумалось, что как-то само собой их роли сохраняются в вечном стазисе, принц снова и снова возвращается в состояние начинающего, почти новорожденного, делающего свои первые шаги в доселе неизвестном мире. В начале это было просто. Дикое, животное влечение, осознание собственной сексуальности, границы дозволенного, все прелести удовольствий. Чуть позже они стали изучать мир интриг, недосказанности, политики, большой и малой. Теперь, когда, казалось, неизведанного больше не осталось, принцу снова нужна помощь в его первых шагах в качестве демона. Натаниэль подобрался поближе к краю, чтобы ухватить молодые рожки губами, почувствовать во рту пока еще не чёрствые пластины. Он обвел их несколько раз языком, проверяя их чувствительность.
- Четыре года. Не наскучило еще? Впрочем, и не было тех лет. То я здесь, то ты там. Занят своими делами, в которых мне нет места. Что же теперь-то должно измениться? – Его пальцы в привычном ласкающем танце касались шеи принца, проходили по губам, скользили по плечам. – Снова твоя глупость и неопытность. Если у тебя есть действительно важный разговор, то начинай его после секса. Раз оно действительно важно, то сил хватит, а убежать уже никто не сможет, пусть и клонит в сон. Так быстрее и проще ругаться, засыпая все равно рядом.
Переводя тему в совсем другое русло, Натаниэль снова намеревался уйти от разговора, в котором не видел смысла. Можно ли прямо сейчас говорить о том, что будет потом? Кем нужно стать? Он был уверен, что продумав свое предложение, принц так ничего толком и не решил, витая в облаках.

+2

12

Кристиан поглядел на демона тяжелым, мрачным взглядом.
Даже спустя столько лет принц так и не научился распознавать, когда демон шутит, а когда серьезен. Вот и сейчас рогатый изверг постепенно вводил его в тупик.
- Что, предлагаешь перебить половину Кинмоку, а вторую половину этим запугать? - проворчал Его Высочество, не отводя взгляда от возлюбленного. Все же, манера общения у Натаниэля была особенная, не похожая ни на что. Это ли делало демона уникальным в глазах принца? Скорее всего. Кристиан вздохнул, понимая, что этот разговор может так ничем хорошим и не окончиться.
"Не хочу, чтобы ты был со мной потому что связан узами рабства.
Хочу...чтобы мы были семьей.
Хочу..."

Одного "хочу" было недостаточно, и принц понял вскоре, чего ему не хватало для того, чтобы привести мысли в порядок. Прикосновений. Вздрогнув, он замер, ощущая, как горячий язык обводит молодые рога. Это было приятно, и более того...возбуждало куда больше, чем что-то уже привычное и изученное.
"Не знал, что они настолько чувствительны...А что будет дальше?"
- Халу, стой, - не команда и не призыв, но просьба, сказанная ласково. Лицо налилось румянцев - казалось, и не было тех уроков, которые Кристиан получал от демона. - Я хочу, чтобы изменилось то, что было создано между нами, когда ты был моим рабом. Я обдумал это. Да, можешь считать меня дураком, но это мое решение. Я...Халу...Натаниэль...
Принц влез на постель, подобрался к демону на колени и склонил голову ему на грудь.
Такая доверчивая поза - Кристиан всегда любил ее. И любил просыпаться в ней наутро - было ощущение, что так он проспал всю ночь, в чужих...нет, в родных руках.
- Я не хочу, чтобы ты уходил, - тихо проговорил Кристиан, и голос его на миг дрогнул, выдавая внутреннее волнение. Так открыто и с такой нежностью ему не приходилось еще в чем-то признаваться.  - Ты сейчас будешь успокаивать меня. Говорить, что все хорошо, и что я король, - с течением слов он медленно расстегивал золоченые пуговицы своей одежды, - Но это не так. Я не могу быть в порядке без тебя. Сейчас я понял это. Ты скажешь что вокруг меня много людей, - верхняя часть одежды полетела прочь, обнажив бледное тело. По сравнению с предыдущими годами оно набрало массу, и теперь уже совершенно точно принадлежало мужчине, не мальчишке. - Но так ли они нужны, и..Нет,
я не хочу думать об этом. Тебя нельзя заменить. Тебя кто-нибудь любил, халу? Скажи,
- надавив в центр чужой груди, заставляя лечь, Кристиан был все так же внимателен, разглядывая демона. Желание смотреть никуда не уходило с течением времени. Принц медленно облизнул губы, склонившись над чужой шее. Одно касание оставило на темной коже ощутимый след. - Хочешь меня сейчас? Бери. Хочешь, чтобы я дарил тебе себя и мир каждый день? Я буду. Ты изменил меня, и теперь я изменю ради тебя мир.
Ладонь нашла пальца демона, сжала их - крепче, чем обычно. Подвела к собственной пояснице.
- Халу. Возьми то, что я предлагаю тебе. Это единственное, чего я хочу сейчас.
"Или провалиться прямо здесь, чтобы не думать больше ни о чем.
Слишком жарко..."

+2

13

Демон пожал плечами, выпятив вперед нижнюю губу.
- Я же сказал, что тебе решать, как это сделать, не так ли? Но это только одна твоя проблема, верно? Знаешь, как живут крысы? Их общество всегда поделено на категории. Есть те, кто управляет, они на верхушке. Они могут кусать чтобы доказать свою власть, заставить подчиняться. Есть те, что посередине. Они подчиняются верхушке. И есть те, на ком отыгрываются все. Их кусают, их задирают, унижают. Такое состояние общества вечно и совершенно неизменно ни при каких условиях. Убираешь из стаи прослойку и нижний слой, и оставшиеся лидеры тут же делятся, чтобы кто-то оказался в самом низу, угнетенный и забитый. При этом нижние слои выполняют свою роль просто идеально, будто бы и никогда не были лидерами. Точно такое же разделение произойдет, если убирать любые другие слои общества. Всегда будут лидеры, угнетенные, средние. Велика разница с теми безволосыми крысами, что ходят на двух ногах? Думаю, минимальна. Ты можешь тасовать своих подданных как угодно. Они и без тебя создадут рабов, господ и средний класс. Тот факт, что мы поделились по расовой принадлежности просто удача. Отдели демонов от людей, так они рано или поздно найдут тех, кто станет им рабами. Хочешь, чтобы это были люди? Это можно устроить. Только крысы не могут менять свою социальную роль покуда они в группе. Лишь отделив их от других, можно изменить это, - Натаниэль вдруг замолчал, отводя взгляд. – Хотя это просто история. Глупая и не нужная. Я не собирался тебе что-либо советовать, управлять твоим мнением. Решать только тебе.
Его руки прикасались, как и раньше, но появилось что-то еще между ними, чего демон пока понять не успевал, а может и не хотел. Он даже не хотел знать, очевидны ли те перемены и когда это произошло.
- Знаешь, я тут умирал. Долго и трагично. А ты поил меня водой, с какими-то там листьями. Теперь требуешь от меня чего-то очень активного. Ты не слишком жесток? Я не выживу! Точно не выживу. Но ты можешь взять все, что тебе нужно сам, - он улыбнулся, подтягивая к себе принца, заставляя его подняться выше. – Ты богат, любим, знаменит, красив. Справишься же?
Натаниэль вдруг приоткрыл рот, словно силясь что-то сказать, при этом не находя слов. Это было испытанием сложным. Куда более сложным, чем сражение с драконами.
- Любим… - наконец решился он, полагая, что этого пока должно хватить. По крайней мере, обозначить порог намерений.
Несмотря на слова, демон не был против происходящего, вполне мог справиться с нагрузками, что и демонстрировало недвусмысленно его тело.

+2

14

- Да, моя главная проблема - что делать дальше, - задумчиво промолвил принц, и желание больше ничего не говорить, на несколько секунд прочно залепило ему рот.
Вообще все, что нужно было сейчас - уже было рядом. Зачем было думать, когда можно было просто остаться здесь сколько нужно? Посидеть, поговорить, устать от бездействия и, накопив силы, поднять восстание. Принц неожиданно резко выпрямился, не особенно понимая, откуда такие мысли в его голове.
- Нет, ты прав. Ты определенно...прав. Знаешь, история Кинмоку насчитывает много войн, ведь столица это только верхушка айсберга. Мой дед рассказывал мне, что во времена правления его отца было огромное количество раздоров. У меня сейчас есть Совет, так же было и в стародавние времена...И вот кто-то начал творить бесчинства, запустив огромный механизм. И члены Совета попросту разругались между собой. А все почему? Потому что один внес разлад в группу, и остальные подумали, что могут так же. А еще...
Не собираясь отказывать в удовольствии себе и демону, он медленно спустился к его коленям и остановил взгляд между ног. Слишком соблазнительно просто.
- Ни отец, ни дед, ни те, кто были до них, никогда не позволяли рабам поднимать голову и...множиться, - взгляд его стал шальным, но не потерял прежней уверенности.  - "Позволь порочному семени пустить корни - и древо прорвет купол власти", - так говорил мне отец. Знаешь, сколько у него было рабов?.. Ты тоже там был, где-то рядом. Я видел это в твоей памяти.
Ничто не могло быть прежним после совершенного путешествия в прошлое, и Кристиан понимал это умом. Он запомнил все до мельчайшей детали, даже то, что ему хотелось бы поскорее забыть. И сейчас, снова находясь рядом со своим избранником, принц осознавал, насколько великая задача перед ним стоит.
Подарить красивый новый мир.
Каким он будет?
Какую реальность хочет для себя Натаниэль и будет ли вспоминать о своей родне, о брате, о годах притязаний и унижений? Да, то, что с ним делали, никому не дано забыть.
"Я поменяю это. Так, как я уже решил поменяться, сделав выбор и приняв его...
Я все сделаю, чтобы вновь видеть восхищение в твоих глазах. не рабское, нет, но совсем иное. И однажды я очень хочу услышать от тебя искренние слова.
Признание".

- Выживешь, демон. Я буду давать тебе отдохнуть, только скажи, что сил больше нет, - принц загадочно улыбнулся. Избавляться от одежды в такт такой улыбке - милое дело. - Скажи-ка мне "Переверни весь мир для меня, Кристиан", и я с удовольствием сделаю это. Знаю, это сложно...решать, когда всю жизнь был в рабстве. Но оставь это в стороне.
Юноша провел языком по внутренней стороне бедра демона, на миг вобрал в рот головку члена.
Ему всегда очень нравилось наблюдать при дневном свете,  и со смехом вспоминать, как когда-то ему это казалось постыдным и низким. Облизнув плоть несколько раз, Кристиан вновь посмотрел на демона.
- А вообще-то я думал о колечке на другое место. Если ты пугаешься столь очевидного знака. Оно у меня тоже есть. Только не в сундуке.
Замолкнув, заняв рот другим делом, принц выудил из кармана брюк что-то пронзительно блестящее новизной и позвякивающее. Только колечко ли показал он на вытянутой руке демону?

+2

15

В озвученные робкие надежды верить хотелось… и не хотелось. Мир не менялся так просто. А если и менялся, то не ради кого-то, о ком забывали в процессе. Жизнь жестока, не стоит ждать от нее подарков.
- Не думаю, что можно изменить все одним только желанием. Не верю это, - длинные пальцы прошлись по волосам принца, споткнулись на проступающие молодые рожки, задержались на них. – Но если хочешь, то я лучше поверю в тебя. Ты то можешь сделать либо все хорошо, либо большую глупость, которую я исправлю.
Одних прикосновений было мало, как всегда. Они порождали желание, оставляли ожоги на коже, которые можно было исцелить лишь повторными прикосновениями, минутами покоя, разделенной близости. Натаниэль помнил то ощущение, когда пряди волос проходят через пальцы, когда сжимаешь их на затылке, заставляя запрокинуть голову, срываться на хрип, демонстрировать лицо. Теперь он не мог дождаться того момента, когда можно будет держаться за рога… Его собственные, лихо закрученные, удобно хватать разве только для того, чтобы сорвать поцелуй, не позволяя сбежать раньше времени. Интересно, каким украшением будут рога принца? Не терпится увидеть.
- Ох, да ты серьезен.
Демон качнул головой, мельком глянув на новый подарок.
- Всегда удивлялся твоей способности слушать, но не слышать. Объяснимо, когда тебе говорит что-то раб, твоя вещь. Теперь будешь учиться слышать? – Он приподнялся, смахивая с ладони сверкающую игрушку. – Я знаю, за эти годы уже надоел тебе. Все это не кажется тебе новым, страсть отпылала свое, как и время нежности прошло. Мы теперь уже даже не наивные молодожены, да? Ты искал ответы на вопросы о своей сексуальности и находил их. Мы это оба знаем. Оба понимаем. Ты не мог быть стабилен эти годы, верно? Но если хочешь чего-то нового прямо сейчас, то попробуй все то, что мы делали раньше, вложив в это чувства. Без всего прочего. Увидишь, это тоже будет неожиданно.
Натаниэль провел языком по пальцам Кристиана, когда вдруг натолкнулся на прохладное кольцо на его пальце. Многие украшения и перстни просто мешали, если они не предназначены для особых случаев. Демон прижал кольцо зубами и, обильно смочив слюной, потянул вверх, да только оно не поддалось.
- У тебя и тут хитрое заклинание? Думал нацепить это на меня навечно? – Вздохнул он, оставив эту свою идею.
Его пальцы прошлись по пояснице принца, подхватив его под ягодицы, подтянули ближе к себе.
- Чего ты хочешь? – Выдохнул демон, сжимая, поглаживая и прикасаясь к нему.

+2

16

- Исправлять.
От таких слов Кристиан вдруг оторвался от своего занятия и недоверчиво глянул на Натаниэля. Порою слова демона поражали принца до глубины души, но в большинстве случаев ему ничего не оставалось, кроме как довериться опыту своего раба.
Теперь же, когда отношения между ними должны были выйти на новый уровень, нужно было искать новые решения. Множество людей верили в силу принца, желали видеть его своим будущим королем. А что же теперь? Теперь все было куда сложнее, ведь Кристиану нужна была вера демона. Он желал видеть его глаза - не доверие, но именно желание следовать рука об руку. И что бы ни произошло, они должны были быть опорой друг для друга. И отчего только Кристиан не сказал этого раньше?
"Я не был готов.
Сейчас, многое увидев, а обдумав еще больше, я точно знаю, что хочу видеть каждый день, как ты смотришь на меня. Не раболепно и не с собачьей преданностью, как пытаются делать многие.
Я хочу любить тебя. Хочу, чтобы ты тоже любил".

В мыслях принца было множество ответов, но по какой-то неведомой причине он не собирался сейчас озвучивать их. Ему казалось, что демон знает без лишних слов, и незачем в который раз его проверять. Не первый день знакомы, и многое уже автоматически встало на свои места.
- Только чувства? - зачем-то Кристиан переспросил, скосив взгляд на Натаниэля, любуясь чуть позже влагой на собственных пальцах. "Да, я хотел бы, чтобы ты стал моим навеки. Ты и был им, но мог исчезнуть, потому что все рано или поздно исчезает...Теперь я хочу, чтобы не было никаких условий." - И вот...снова. Ты спрашиваешь, чего хочу я.
"Однажды давно, когда я считал тебя вещью, я сказал, что мне плевать на твои желания. И ты будешь делать то, что желаю я. Твои желания не стоили ломаного гроша. Я стал твоим желанием.
Что же, теперь мы поменялись местами?"

- А может я хочу исполнить твое желание. Ты не думал об этом, верно? - Кристиан наклонился чуть вперед, касаясь разгоряченной грудью тела Натаниэля. Как и несколько лет назад, возбуждался он удивительно быстро, но теперь ему по силам было растягивать моменты близости на часы. - И ты отныне не спрячешься за твоими фразами вроде "что хозяин скажет - то я и сделаю". Нет. Так не пойдет.
Подавшись еще больше вперед, Кристиан накрыл губы демона своими, задерживая поцелуй на разительно долгое время. Даже вкус, казалось, сейчас стал несколько иным.
- Пока я хочу одного - чтобы ты не отказывался от меня, чтобы был со мной до конца, - тоненькая струнка слюны вытянулась за речью, и он тотчас же медленно слизал ее. В каждом его движении действительно чувствовалась та самая медленная, раскрывшаяся, словно бутон, сексуальность. - Когда я стану королем - встанешь рядом со мной? Не за мной и не у подножья трона. Рядом. Хочешь?
Найдя нужное положение, принц медленно усаживался сверху на чужой член, давая прочувствовать, осознать.
Ему нужны были искренние чувства? Он их получит!
"Я однажды отдал себя тебе, и сегодня отдаю вновь."
- Хочу, чтобы навсегда.

+2

17

Да, он торопился, когда ему давали такой шанс. Только демон мог ходить вокруг, поддразнивая господина целыми днями напролет. Особое удовольствие видеть и ощущать как молодое тело, находящееся на пике своей активности, самым честным образом реагирует на любой возбудитель, будь то мимолётное прикосновение или слово, произнесенное в самое ухо. Всякий раз рядом, но так далеко, словно на разных краях пропасти, Натаниэль был настолько недосягаем для самых простых низменных желаний принца, что заставлял его просто дрожать в минуты близости, требуя отдачи сразу же, без предысторий. Он хотел быстро, потому что ждал долго. Верно, потому это и происходило порой весьма стремительно, когда особым вкусом было само ожидание, а не страх попасться, быть застигнутыми на месте. Но даже такие легкие «перекусы» не отбивали аппетита перед главным блюдом, что перепадало ему по ночам. Не часто, потому что такая диета прикончит кого угодно. И снова принц торопился, невозможный в своей эгоистичной жадности, не способный противостоять моменту первого прикосновения, первого движения.
- Почему только я никогда не мог заставить тебя свободно кричать? – Большие пальцы его ладоней расположились на сосках Кристиана, чуть надавили, поддели синхронно ногтями. – Иногда это просто необходимо.
Руки прошлись по ребрам, легли на талию, пальцы сошлись на позвоночнике. Он задержал движение принца, резко надавил, двинувшись ему навстречу несколько раз, до конца, насколько это было вообще возможно.
- А-а-ах, - алый язык проворно скользнул по темным пересохшим губам. – Я спрашиваю тебя о желании. Да. Сегодня многое происходит впервые. Подумай-ка хорошенько, а выполнял ли я хоть раз то, что ты озвучивал или всегда делал что угодно кроме, заставляя раз и навсегда позабыть о том смешном и наивном пожелании, что высказывал наивный господин? Может, сегодня я впервые собирался услышать и выполнить, но уже нет.
Резкие движения вперед с мучительно долгими паузами, что ломают весь ритм. Он даже не позволял принцу касаться себя, не давал поймать ускользающее чувство эйфории.
- Что же мне заставить тебя сделать сегодня? Сколько раз?.. – Демон склонил голову набок, рассматривая либо принца снизу вверх. – Ты будешь плакать и молить меня остановиться? Полагаю, что нет. Так может хоть ради шутки? – Еще несколько резких движений с четкой паузой. – Продолжай…
Теперь его беспокойные руки отыскали ладони принца, сжимающие простыни, пальцы переплелись, предлагая в качестве опоры себя.

+1

18

"Ага.
Когда я спрашивал, как у тебя это получается, ответ всегда был одинаковым.
Просто делаешь, что хочешь..."

Секрет был прост и ларчик тоже просто открывался, но только у демона получалось так искусно и замечательно находить верную эмоцию и направлять ее в нужное русло.  Кристиан помнил: даже когда он был зол, даже когда гнев заполнял его голову чуть больше, чем полностью, у демона находился способ влиять.
- Хитрый.
Он нахмурился, пытаясь поймать ощущение в этой резкости, уловить то, что пытался донести ему Натаниэль. Спустя годы принц наполнил свою голову знаниями - ему уже не было так больно и страшно, как в первые месяцы. И он был уверен, что демон тоже увидел в нем кое-что новенькое. А еще - искренне надеялся на то, что тот перестал думать о прежних хозяевах, вспоминать о том, как те были хороши и что с ним делали.
"Я должен затмить ему свет и осветить тьму", - подумалось вдруг принцу настолько поэтично и романтично, что вокруг - по всем законам жанра - мигом должны были расцвести цветочки и защебетать птички.
Но цветов не было, а птицы  молчали, словно замерев в предчувствии беды.
И за всей этой тишиной Кристиан очень отчетливо слышал единственный звук - стук собственного сердца.
- Что...я...слышу... - через ощущения, через появляющиеся на глазах слезы, принц несколько раз пожалел, что не владеет телепатией. Насколько проще было бы сообщать о своих желаниях и показывать, что нужно в разные моменты. Впрочем, и без этого демон прекрасно все понимал и делал. - Ты хочешь поменяться со мной ролями? Хочешь...чтобы я покричал для тебя? Чтобы ты мог наказывать и  распоряжаться, а я стал бы на миг твоим слугой...Что же...
Прикусив губу, заставив кровавую капельку на нижней застыть причудливым пятнышком, Кристиан чуть ускорил темп, двигаясь, опираясь на чужие руки.
"Если хочешь мня таким - я буду", - читалось в его взгляде, слышалось в его слишком громких, но абсолютно естественных вздохах. "Три раза, пять или десять - неважно..."
Кристиан смотрел на демона уже несколько иначе: влажно блестящие золотистые глаза, клыки, выглядывающие из-под верхней губы, соленые капли пота, что застыли на лбу и шее. Он наклонился, демонстрируя не только алую макушку, но и еще неокрепшие рожки, склоняя голову к Натаниэлю в вполне естественном желании. Растущая внутри похоть и первые признаки приятных ощущений сделали улыбку его совсем уж шальной.
И уж кто-нибудь наверняка сказал бы, что не королю она принадлежит...не королю людей.
- Так оставь след. Сделай меня своим.
"Ведь это на самом деле твое желание?"

+1

19

Это жадность – когда кажется, что слишком мало всего, недостаточно времени, проведенного вместе и движения становятся неосторожными, эгоистичными и резкими. Пальцы сжимали так сильно, что кольцо вжалось в кожу, врезавшись металлом. Принц становился все сильнее, и иногда не осознавал происходящих с ним изменений, упорно держась за то, что нес в себе из прошлого. Но порой пока не сожжешь старого, новое не возвести.
Откровение нескольких секунд не сравнить с прожитой вместе жизнью. Но оно бывает значительно ярче.
- Как долго, говоришь, ты ждал меня?
Он приподнялся, чувствуя, как все сильнее сжимают его руки, бедра и тело принца. Короткие сильные движения, обжигающие, резкие и чувствительные. Теплая густая сперма украсила его живот картой наслаждения, смешиваясь с капельками пота. Демон медленно облизнул губы, поднимая взгляд на принца.
- Только попробуй сказать «всю жизнь», - улыбнулся он одними лишь губами, всматриваясь в лицо.
Натаниэль перевернул принца на бок, не выходя из него. Его пальцы скользнули по гладкой светлой коже, придерживая на весу ногу. Второй раз, более медленный и чувственный, начинался с прикосновений, движения вперед, дыхания. Лицом к лицу, куда ближе, чем раньше, глядя в глаза.
- Как тебе нравится? Как тебе действительно нравится? – Пересохшие запекшиеся губы перехватывали тяжелый горячий воздух, язык смахивал соль пота, проходя все ложбинки шеи и плеч.
Ему требовались объяснения, требовалась близость куда большая, чем сейчас, ведь он всегда был слишком жадным, и никогда не брал того, чего не мог взять без остатка.
- Да, - выдохнул Натаниэль тот ответ, который задолжал принцу.
Просто, легко.

+1

20

- До...Долго...
Было тепло.
Настолько, что не хотелось то тепло отпускать - в него хотелось закутаться, как в плотное покрывало особенно холодными ночами. Будто однажды на рассвете оно могло действительно исчезнуть, растаяв легкой дымкой. И тепло, как разгорающийся огненный шар Нагаре, со временем перерастало в жар.
В считанные мгновения в голове пронеслась мысль - а не лихорадка ли это? Не может быть жар настолько естественным и вызванным одними лишь прикосновениями. Когда все началось заново, Кристиан сжал чужую ладонь еще сильнее - хотя казалось, будто не могло быть больше. С демоном он мог не считать минут и часов, не задумываться о том, правильно ли поступает. Он мог доверять Натаниэлю и...
- Мне нравится быть собой, - выдохнул Кристиан, не отводя взгляда от соблазнительно бившейся жилки на шее демона. В этом освещении Натаниэль казался ему еще более сексуальным, чем в темное время и когда догорал закат. - Я люблю то, что ты даешь мне чувствовать...и то, что ощущаешь сам...
"Как при этом выглядишь. Что говоришь. Что делаешь.
Я знаю, что мы очень разные, и, вероятно, судьба неслучайно нас столкнула... Я теперь понимаю, о чем ты говорил и для чего было все это. Твои руки, речи и поступки. Все это для меня...И для тебя. Вместе."

- Да? - Кристиан вздрогнул, заслышав такое короткое и легкое слово. Как будто взмах незримого крыла, и снова меняется выражение на его лице. От вожделенного и страстного оно становится совершенно светящимся от счастья, и такая волна радости охватывает молодого наследника, что ее наверняка слышит и демон. Ему ведь всегда удавалось тонко ощущать то, что необходимо принц и то, чем он опечален или обрадован.
И зачастую причиной всему был он сам.
- Сладкий, мне...Кажется, я чувствую...такое счастье, - он медленно, сквозь зубы выдохнул и подался ближе, словно ловя жар чужого тела. Да и своего было предостаточно, чтобы делиться. - И мне так горячо. Что это? Я не знаю, но мне нравится это. Когда ты наполняешь меня.
Прислонившись к чужой груди, принц прикрыл глаза, потерся о кожу Натаниэля, испещренную шрамами и отметинами. Кристиан всегда любил разглядывать ее, и со временем оставил идеи расспрашивать о появлении каждой. Все это так не нужно и можно бы оставить на потом - к чему возвращаться вновь и вновь?
- Смотри...
Губы коснулись шрама возле сердца, а символы на покрасневшей, мокрой от пота спине наследника, беззвучно зашевелились. Стекая к губам, они передавали то, что творилось на душе у Кристиана. То, о чем он желал рассказать, но не мог подобрать слов. Всеобъемлющее счастье. Глубочайшее наслаждение. Эйфория, которая не наступала так долго, что ее вполне можно было считать безнадежной утопией.
Кристиан показывал не так много и долго, как ему хотелось бы - не все заклинания и собственные особенности давались ему легко. Нужно было тренироваться больше и упорнее.
Но не было на свете существа, кому он хотел бы подарить свои чувства без остатка.
"Я хочу всего его. И всего для него. Прямо сейчас."
- Это то, что я ощущаю. К тебе. Тебе нравится?

+1

21

От этого по коже прошли мурашки, отмечая наплыв эмоций куда более значительных, чем вся его жизнь. Можно было обжечься, просто глядя на солнце без защиты, так и тут можно было вовсе сгореть, стараясь соответствовать тому, чего от тебя ожидают. Демон больше не говорил о своих сомнениях, да и смысл, если все равно никто слушать не станет. В конце концов, может, это и есть смысл жизни – найти того, кто сделает тебя сильным. Возможно, ради себя же, ведь быть сильным одному это совсем не одно и то же что быть сильным вдвоем.
Хорошо было бы просто открыть грудь и спросить у хозяина, чтобы он расшифровал сам все, что написано там. Ответные чувства, яркие и сформированные, наполнили и затопили сознание. Демон прикусил губу, сжимая в руках принца.
«Ты нужен мне» - вполне отчетливо мысль связала воедино все эмоции.
Дальше разговоры и объяснения просто сгорели, пропали за ненадобностью, потому что каждое движение открывало тайну, отвечая на незаданный вопрос. Больше. Еще. Снова. Пока не иссякнут силы.
Наверное, в этот самый раз он и сам не знал, как и когда все закончилось, потому что уснул рядом.

0


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк Love me - that's all I ask of you