Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Good luck!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://pa1.narvii.com/6756/ee6fa7c49e7627d9da5d9ef05a509120f5dc37de_hq.gif

Действующие лица:
Саюри,  принц Кристиан (ГМ), Аурелин.
Время, место, погода, обстановка:
10 июля 1997 года. Дом советницы Ашерат, после улицы города и темные кварталы, ночь.
Пролог:
Зависть ужасна, и может толкнуть на поистине ужасные поступки. Однажды твоя доброта и искренность ударятся о скалы непонимания, но...Возможно, ты отыщешь в темноту светоч спасения.
А рыцари и благородные магические звери - чем не классика?

+5

2

ГМ вводная
Разумеется, Ашерат была в курсе о том, что на ее дом совершили своеобразное нападение. Стоило ей к вечеру переступить порог дома, как тотчас же к ней бросились слуги, наперебой рассказывая о случившемся. Подошла к ней и Руфь, невольно пострадавшая в результате неожиданной атаки. Девушка была тиха и серьезно, а потом любезно попросила госпожу о диалоге наедине.
В нем она и рассказала о том, что сделала Саюри, и что с нею было потом. Руфь показалось, что девушка вернулась в кухню какой-то совсем уж расстроенной и подавленной.
Ашерат слушала вести молча, но все слуги знали, что в такие моменты госпожа их размышляет особенно усиленно. Женщина предпочитала обдумывать все наедине с собой, ни с кем особо не советуясь.
Но Саюри с тех пор она больше не беспокоила, лишь единожды приказав девушке читать ей письма от дворцовых вельмож, что скопились за неделю, да наказывая Руфь приносить своей рабыне ягодные пироги.
А ныне маленькую комнатушку  Саюри, щедро выделенную ей хозяйкой,  заливал свет Альгмару. Ветер ласково шевелил персиковые деревья в саду, и в целом ночь была тиха и безмятежна…если бы не шаги на лестнице.  Слуги точно знали, когда стоило им воплотить в жизнь свой ужасный план – избавление от фаворитки хозяйки.
Все дело в ревности.
Никому и никогда в доме Ашерат не доставалось столько внимания и ласки, сколько получала Саюри. А уж когда девушке выделили пусть маленькую, но отдельную комнату, что немыслимо по отношению к рабам. Украшения, безделушки, дополнительная еда – это прекрасно. Но комната? Нет, это было совсем уж немыслимо.
А потому, заслышав про то, что в город нагрянули инопланетные торговцы, слуги решили, что этот шанс подходящий, нельзя его упускать.
Они действовали сообща. Выждав момент, пока Ашерат удалится на покой, слуги тихонько подошли к заветной дверце. Зажать Саюри рот рукой для рослого садовника, приходящего пару раз в месяц, не составило труда. Закинув бедняжку на плечо, не без помощи других завязав ее в принесенную с кухни старую скатерть, главный похититель последовал через черный ход на улицу.
И была лишь одна служанка, что знала о плане, но ныне осталась дома, отказавшись участвовать в похищении. Руфь. Девушка дала слово молчать, и потому все время просидела в кухне, зажав руками уши и вгрызаясь в губы. Не хватало ей пожизненного презрения со стороны...вроде ак друзей?
Слуги в количестве двоих мужчин и женщины, что договаривались о встрече с торговцами, направились в условленное место со своей поклажей, освещаемые лишь светом Альгмару да звезд, по тайным тропам вдалеке от стражи… Никто не должен был узнать, что произошло сей ночью в доме госпожи Ашерат.
В противном случае их головам не бывать никогда на прежнем месте, ибо настигнет их меч правосудия.

+4

3

Вновь сон. Один из тех, нещадно сжимавших грудь, заставлявших задуматься,  погружавших , будто, в воспоминания, которые все еще не позволили раскрыть себя.  К подобным ночным переживаниям Саюри стала относиться теперь несколько отстраненно. В противном случае, участившиеся ночные кошмары, та странная музыка, наполнявшая трепетом боли сад несколько дней тому назад, рассуждения на тему: «Кто я есть?», - все это не давало возможности разуму отдохнуть. Казалось, что если кирин углубится в это беспокойство, переступит грань реальности, окунувшись в омут снов и навеянных грез, то сойдет с ума…
Новое видение, навеянное подсознанием, перенесло Саюри  в  пустое помещение. Девушка, в привычной для неё манере, сидела на деревянном полу перед старцем. Этот человек не был ей близким по крови, но казалось, что он являлся  родным по разуму. Речь шла о выборе. Наставник делился своей мудростью, что стоит быть внимательным, представ перед выбором: не следует опираться на то, что является почетным, удобным, признанным обществом. Выбирать то, что находит отклик в сердце, что хочется сделать, не опираясь на последствия.   
Странным образом, или все списать на банальное совпадение, эти ночные грезы отвечали на один из вопросов Саюри.  Была некая неопределенность в своих поступках, но теперь, с полученной уверенностью и поддержкой, кирин перестала сомневаться. Она не жалеет о том, что показала  силу исцеления, что отказалась от сомнительного выбора и не стала перечить голосу совести, что, как и раньше, пыталась помогать всем жильцам дома Ашерат, только вот они теперь настороженно к ней относились, а у кого-то в глазах вспыхивал огонёк зависти и ненависти.  Неужели доброта в этом мире настолько наказуема? Оказывается, что да…
Саюри чутко спит. Всегда надо быть наготове, хозяйка может позвать к себе в любое время суток. Даже ночная сорочка, специально сшитая на манер причудливых нарядов, выбранных именно для этого раба,  больше напоминала легкое  платье, подолом до пят, белого цвета, с широкими рукавами. Серебряные бубенчики на ночь снимались, а светлые  длинные густые волосы заплетались в косу.
Сон был прерван, стоило только уловить, как скрипнула открывшаяся в комнату дверь.  Сквозь полудрему девушка увидела лишь отдаленный ровно льющийся свет  свечи, а после грубая мужская рука зажала рот невольницы. Первые секунды бездействия, от непонимания, осознания  происходящего, сыграли свою роль. Схватившись пальцами за чужую ладонь, не имея  возможности и пискнуть, кирин попыталась оттолкнуть от себя ногой еще одного обидчика, но… Каковы силы,  еще полностью не пробудившейся хрупкой девушки против двух или трех людей, рьяно ведомых отнюдь не благородной целью. Накинули плотную ткань, заворачивая в неё, лишая возможности двигаться и, подобно скрученному ковру, закинули на плечо.
Все произошло слишком быстро, будто планировалось не первый день.  «И они меня не ударили», - не лиши сознания, отправляя разум в небытие, значит, не хотели, чтобы на теле жертвы появились синяки или раны.  Что-то наподобие Саюри уже видела, переживала, когда только попала к работорговцу. Тот мастер темных дел грамотно себя вел и дорогой товар не калечил, но за проступки  ценных рабов наглядно страдали другие, менее важные.
Теплый, освежающий ночной воздух. Прохладно не было, даже оголенным ногам, ведь никакой быстро действующий вор не станет давать жертве время надеть обувь. Кирин  не сопротивлялась, понимая, что терпение у каждого имеет свой предел. К голове стала приливать кровь, вызывая боль в висках, а перед глазами  мелькали: то угол старой скатерти, то камни, которыми была вымощена дорога.  Это добродушное создание не понимало, куда её несут, петляя по улицам, но уже догадывалось для чего.

+3

4

А тем временем тот самый меч правосудия, с которым им предстояло еще столкнуться, проводил очередную бессонную ночь в прогулках по ночным улицам столицы, поскольку днем по улицам ходит толпа людей, и через неё крайне сложно пробиться, чтобы добраться до нужного места целым, невредимым и без каких-либо потерь - с мелкими воришками, снующими туда-сюда в поиске тех, чьим богатством можно поживиться, уже имела возможность познакомиться, но каждый раз, ловя их за руку с поличным, когда пытались стащить с пояса небольшой мешочек со всеми имеющимися в наличии деньгами, коих было немного, отпускала, однако деньги не отдавала. Можно было бы их и местным стражам порядка сдать, но большинство этих воришек были детьми, у которых, видимо, нет ни семьи, ни дома, куда они могли бы возвращаться, и которые от полнейшей безнадежности ступили на пути Неведомого.
Полное безразличие местных властей по отношению к этим детям вызывало праведное негодование у рыцаря. Хотя она в целом поражалась местным нравам и законам - слишком отличалось то, что она видела, от того, что было на Рамиасе. Его нельзя было назвать утопией, государством, в котором нет никаких проблем и все счастливы, но в нем царил порядок и не было того разброда и шатания, которое наблюдалось на Кинмоку. Хотя, нужно отметить, Кинмоку без этого самого разброда и шатания, пожалуй, и не было бы Кинмоку - Раванна интуитивно это понимала, пускай совсем недавно начала знакомство с этой планетой.
А еще ей нравилось бродить не по главным улицам, а по тем укромным уголкам, где не ходит стража и куда не заглядывают мирные жители, не способные себя в случае необходимости защитить. Это было небезопасно, понимала это прекрасно, но иначе не могла - так и город лучше изучит, и, возможно, сможет потренировать свои боевые навыки, ибо именно по ночам активизируется деятельность различных незаконных организаций, представители которых уже пару раз имели дело с воительницей и наверняка рассказали своим товарищам о появлении в городе нового хранителя порядка.
Однако судьба решила ей подкинуть задачку посложнее и потому гораздо интереснее. Мечница слышала о том, что иногда людей воруют, чтобы затем продать на невольничьих рынках, но никогда не видела, как это происходит. И трое людей, один из которых нес на плече что-то, завернутое в скатерть, не могли не привлечь к себе внимания и не навести на подобные мысли. Так что следующие минут десять-пятнадцать, не больше, просто следила за ними издалека. Когда же троица начала подходить к границам квартала, где, по слухам, обычно и проводятся невольничьи рынки, решила всё же вмешаться.
Аурелин, в полном боевом облачении, скрытом под плащом с капюшоном, возникла словно из ниоткуда перед незнакомцами, хотя на деле просто вышла из-за угла, чем вызвала у них соответствующую реакцию. А затем, выдержав небольшую паузу, дабы они немного пришли в себя и были способны к нормальному разговору, спросила:
- Позвольте узнать, что Вы делаете в этом районе в столь поздний час? И что несете с собой? - кивнула в сторону скатерти и положила обе руки на рукоять меча, выжидающе посмотрев на неудавшихся похитителей.

+3

5

Они могли бы идти чуть быстрее - об этом поспешили напомнить две женщины, опасающиеся за провальное окончание операции. Они шли окольными путями, которыми обычно следовали слуги да воришки. Но никто не отменял тоо факта, что страже вдруг захочется проверить именно эти пути. У ночных блюстителей закона всегда какие-то особые мысли в голове витают, не так ли?
Вообще, все должно было закончиться хорошо. Так убеждали себя злоумышленники, и не зная, что замышляют истинное зло.
Они всего лишь расставляли все по своим местам.
То, что их хозяйка настолько сильно привязалась к новой рабыне - непозволительное пятно для ее репутации. Она могла бы повесить все дела в доме на слуг, а Саюри...Саюри была бы просто украшением. Невероятная роскошь, допустить которую было бы нельзя.
Над слугами госпожи Ашерат непременно стали бы смеяться.
Нужно ли им было становиться всеобщим посмешищем? Разумеется, нет. Никто не любит, когда смеются над ним или нею. Лучше быть хорошим слугой, чем убогим шутом.
"КТО"? - промелькнуло в головах всех троих, когда путь им преградила женская фигура, закутанная в плащ. Три пары глаз несколько секунд рассматривали изрядно любопытную незнакомку, пытаясь понять, отчего та интересуется. Все кошки ночью становились серы, кроме тех, что сверкали кристальной белизной. Не опознав в чужой прохожей представителя стражи, слуги немного осмелели, и даже рослый садовник подбоченился, немного подкинув Саюри на плече. Своей большой рукой он подправил скатерть на будто бы неживой девушке. Странно, но та даже не сопротивлялась. Смирилась со своей участью?
У слуг была лишь одна проблема. В целом в столице редко кто из слуг ходил с оружием. Максимум - кинжал или нож, но у садовника при себе был лишь небольшой серп, а у женщин - и того меньше. Зубы да ногти, коли их можно было даже с натяжкой обозвать оружием.
Словом, у незнакомки было оружие, которое легко было заметить по позе. А у слуг - ничего.
И проблем им тоже не хотелось - свидетели в таком деле явно не нужны. Потому план созрел в их головах так же почти одновременно.
- Не твое дело, - спешно выпалила одна из женщин, пухлая девушка с медно-рыжими кудрями по имени Фируза. Она чаще всего занималась уборкой, а ее пальцы были нещадно разбиты ранним артритом. - Иди куда шла, своей дорогой.
Фируза быстро кивнула своим спутником, и те, почти синхронно развернувшись, свернули в следующий переулок. Вступать в перепалку с вооруженной госпожой точно не стоило - звуки однозначно привлекут много внимания, да и противопоставить им нечего, кроме брани.
Оттого, тихо ругаясь, трое - не считая Саюри - ретировались прочь в надежде, что преследовать их никто не станет.
Кому интересно, куда и зачем отправляются слуги по ночам? Может, господину или госпоже внезапно захотелось  новый наряд или скорпиона из пустыни? Кто их знает, этих господ...

+2

6

Мысли, поглощенные рассуждениями и поиском ответов, могут надолго отвлечь от реальности, но про ту самую реальность не стоит забывать.  Не украли же недавно Саюри только ради того, чтобы вынести её за пределы города, чудесным образом снять печать раба и отпустить на волю. К счастью, даже при нынешнем состоянии и определении себя в этом мире,  кирин не обладала излишней наивностью, граничащей с глупостью и недальновидностью.  В сложившейся ситуации стоило хоть что-то предпринять, чтобы о себе позаботиться.
Если пленник ведет себя слишком тихо, спокойно, то он или и в правду смирился, или что-то задумал. Вновь оказаться на рынке рабов, а, может, еще в каких злачных, неприятных местах, списывая  все на очередное жизненное испытание, конечно, приемлемо, да и плыть по течению всегда проще, но…  Даже в продуманных планах есть изъяны. Саюри нашла такой. Пусть её и замотали белым полотном, лишили возможности двигаться, но вот рот заткнули краем скатерти. Пока девушку тащили, та языком выталкивала своеобразный кляп из ткани, превозмогая головную боль. Нет возможности двигаться, так будет говорить, вдруг, вразумит своих похитителей и, если её вернут обратно, возможно, никто ничего не заметит.
Облегченно выдохнула, когда справилась с первой задачей и уже хотела приступить ко второму пункту – начать дружескую беседу, только остановились резко похитители.  Послышался незнакомый женский голос. Человек проявил  заинтересованность при виде странной процессии, только проговоренные в ответ слова, лишили пленницу решимости. Не сама речь заворожила, просто Саюри узнала голос говорившего – Фируза. Эта, отзывчивая женщина, как казалось раньше,  занималась уборкой в доме Ашерат, а сейчас её можно записать чуть ли не в главари группы слуг по похищению.  В итоге, нарисовался свидетель, от которого теперь поспешно попытались отвязаться, быстро свернув с переулок.
- Несут меня неизвестно куда, неизвестно зачем! – раздался звонкий голос, будто еще один ответ на вопрос незнакомки, эхом разнесшийся среди пустоты ночных улиц, так привлекая  к себе внимание. Появился шанс на спасение, то надо им воспользоваться, а не прикидываться белым скрученным ковром.  Специально не кричала в манере: «Спасите-помогите-украли», ведь тогда для случайных слушателей троица похитителей точно обозначит свою деятельность.
- Зачем вы это сделали? – теперь, если Саюри решат заткнуть, то лишние уши и глаза наверняка заметят, каким образом это произойдет, навряд ли по-дружески. Да и кто станет просто так таскать по закоулкам столицы закутанных в скатерть людей.
Надежды не было на то, что получит хоть какие-то вразумительные ответы, от тех с кем делила кров и еду. Свои версии разум стал выдвигать еще в тот момент, когда удалось узнать Фирузу. Почему от кого-то хотят избавиться? Зависть, обида, ревность, извечный взгляд со стороны, что кому-то везет больше, живется лучше, чем остальным – все эти причины давно знакомы миру. 
«А как же Руфь?» - у слуг были общие комнаты и, когда кто-то задерживался, особенно в позднее время суток, то подобное наталкивало на определенные мысли. Возможно, именно кухарка спохватится, что вот нет её соседки. Тогда, если доблестная воительница, гуляющая в одиночку по ночам, не решится продолжить преследование, то помощь придет из дома?
Варианты, просчеты развития событий, надежда, что все еще обойдется и может уладиться  в лучшую сторону.

+3

7

Счастливая садовница спешила по темным улицам, прижимая к груди глиняный горшок. В горшке сидел невзрачного вида кустик, весь усыпанный белыми снежинками мелких цветков. Наверное, пока шла смена перемена климата, ему было не комфортно: его укрывал большой стеклянный пузырь, не иначе, выдутый нарочно ради этого случая. У нее ушло немало времени, что бы выторговать этот кустик. В народе его называли "Улыбкой гор". Он рос на самых острых пиках далеко от столицы. И вот наконец, он попал к ней в руки. Пришлось допоздна спорить с торговцем, пока на небе не вспыхнули звезды. А какой торг ночью? У некоторых купцов есть поверье - никаких сделок после заката. Они убежденно верят, что священные боги и огонь наблюдают за ними, а за поздний торг их неминуемо настигнет кара. Вот и этот торговец был из тех, кто дорожил святостью Священного огня. Договорившись на цену, названную девушкой, он поскорее сунул горшок ей в руки, намекая на поздний визит. А Луна только этому была и рада.
Немного проплутав в темноте, она услышала странные голоса в переулке. И притом - крайне подозрительные. Прижавшись к стене, Луна осторожно заглянула в переулок, где собралось несколько мужчин и женщин, что-то бурно обсуждающих. Над их головами был длинный предмет, похожий на свернутый ковер.
— Несут меня неизвестно куда, неизвестно зачем! - послышался еще один голос и Луна вздрогнула, округлив глаза. Неужели голос раздался из странного предмета? Все еще притаившись за углом, она наблюдала за странным происходящим.
— Зачем вы это сделали? - Вновь послышался тот же голос. Женщина тут же шикнула на странного рода предмет и даже ударила по нему яростной рукой. Но звонкого шлепка не послышалось. Лишь глухой удар смогла расслышать цветочница. "Да что же там такое происходит?!" Кажется, внутри того предмета был кто-то, обладающий звучным девичьим голосом. В сознании Лунафрейи тут же пронеслось несколько вариантов - девушку либо похитили и несут в свое логово, либо несут к рабовладельцам, либо хотят продать в один из публичных домов, которых в городе немалое количество. В любом случае ее нужно было спасать. Закусив губу, блондинка некоторое время помялась на месте, раздумывая как действовать. Город в это время плохо охранялся стражей. И бежать за ними было далеко и неразумно. "Что же мне делать! Как помочь этой бедняжке!" Луна тревожно осмотрелась по сторонам - как назло рядом никого не было. Что бы отвлечь похитителей было достаточно момента неожиданности. Но как же освободить ту, что держат в качестве добычи?
Крепко прижав к себе кустик под стеклянным куполом, девушка еще раз всмотрелась в темноту переулка. Рядом с одним из домов был чей-то небольшой садик с одним яблочным деревом, да лозами винограда, оплетавшими небольшой тын. Идея тут же пришла в голову волшебнице. Все еще оставаясь в тени, она постаралась запихнуть горшок в сумку, но стеклянный купол все еще торчал из ее чрева. Убрав за спину пузатую сумку, Луна пригнулась и как можно незаметнее постаралась приблизиться к похитителям. При ближайшем рассмотрении их оказалось трое: двое мужчин и женщина. Это намного облегчало задачу Фрейи. Ей не впервой было  бегать по узким улочкам, сбегая от преследователей. Спрятавшись за очередным углом дома, девушка присела, выглядывая из своего укрытия. Время уходило, и троица могла двинуться дальше. Это было первый раз, когда Лунафрейя совершала нечто подобное. Легко вскинув кисть руки, девушка чуть повернула ей в воздухе. Ее сознание было сосредоточено на виноградных лозах. Из своего укрытия, она видела, как крепкие и гибкие ветви стали разрастаться  - лозы стали длиннее и крепче, пролезли сквозь неплотную перегородку и медленно потянулись к похитителям. Луна все еще не отрывала своего взгляда от лоз, стелющихся по дороге и тянущихся к троице. Одна лоза уже оплетала ноги мужчине, вторая только подбиралась к женщине и второму мужчине. Мужчина дернулся, но лоза прочно держала его. Он вскрикнул, стараясь удержать в руках длинный предмет, но не получилось. Пытаясь освободиться от неожиданной напасти он лишь отдал весь вес сообщнику. Но у того возникли те же проблемы. Женщина пыталась разорвать путы, но ее ногти только царапали плетущиеся стебли. Еще один небольшой взмах руки Фрейи привел к тому, что еще несколько лоз тут же бросились в атаку. Мужчина выронил из рук девушку - лозы оплели его плечи. Этого было достаточно. Фрейя выскользнула из своего укрытия, тут же бросилась к похищенной и освободила ее из плотного куска материи. Рассматривать ее не было времени, но в воздухе сверкнули локоны, похожие на ее собственные. Думать об этом было некогда.
- Бежим! - Луна крепко схватила блондинку за руку и потянула ее на себя, помогая той подняться с земли.
Заметив, что кто-то помог девушке, мужчина стал плеваться ядом. Луна лишь вскинула на него взгляд. Она не боялась его. Что он мог сделать ей? Той, которую видит в первый и последний раз. Женщина визжала, мужчины грубо проклинали путы, что держали их. У одного был с собой серп, но он даже не мог вытащить его - стебель оплел его руки, крепко прижав их к туловищу.
- Ах ты тварь! Я найду тебя, стерва! Обеих вас найду! Да я вас! - он было рванулся, но лозы держали крепко.
- Ну же! Бежим! - все еще держа блондинку за руку, Фрейя бросилась в противоположную от них сторону, устремляясь в сеть переулков и улиц, разбегающихся в разные уголки города.

+1

8

Еще таилась надежда, что все поправимо, только бы похитители пошли на контакт, что-то объяснили и тогда… Этого «тогда» не случилось, вместо ответов на Саюри шикнули и ударили, чтобы не кричала и не задавала лишних вопросов. Пусть поступили и подобным образом, но все равно хотелось верить, что ситуация поправима. Пусть в глубине сознания и стало зарождаться понимание, что всему виной именно существование самого кирина. Её появление в доме Ашерат, отношение к окружающим, поведение, нескрываемая наивность и доброта. Нашлись те, кому подобное запало в душу и не давало покоя, выгрызая изнутри, как червь яблоко. Никакие слова или  убеждения не сработают, только само исчезновение Саюри решит все их проблемы.
Пусть первая попытка переговоров и провалилась, но сдаваться нельзя, даже если та воительница, от которой похитители успешно скрылись, решила не преследовать сей странный отряд. Надо уметь действовать и самой.
Помощь подоспела совсем неожиданно, как и весьма странным образом. Кирин могла наблюдать лишь немногое, что творилось вокруг неё – простынь мешала кругозору, но вот  странные звуки, крики – это легко улавливалось. Велась какая-то борьба, причем всех троих похитителей с чем-то непонятным.  Девушку же попытались сначала передать, а после и вовсе выронили на дорогу. Не самое лучшее приземление, без возможности хоть как-то сгруппироваться и обезопасить себя. Разве что при падении, инстинктивно, приподняла голову, насколько это позволяла плотно обернутая, сковывающая движения, ткань: «Благодарна я той доброй душе, которая решила вмешаться». Появился шанс на спасение и не только свое. Вдруг раскаются похитители, и проблему удастся решить мирно, без смертей. По крайней мере, Саюри прекрасно понимала, что будет с каждым из участников столь странного поступка, если все раскроется и достоверно станет известно госпоже Ашерат.
Сама бы не освободилась от белой скатерти так быстро, как хотелось бы. И снова помощь подоспела. В тот момент, когда каждая секунда на счету и главный фактор – неожиданность играет огромную роль, никто не даст времени прийти в себя. Незнакомая девушка потянула кирина за руку, помогая той встать. Очередная резкая смена положения к хорошему самочувствию не привела: до этого момента, сколько пришлось болтаться вниз головой, потом это падение на дорогу и сейчас уж слишком резкий подъем. В глазах заметно потемнело, но снова устраиваться на земле нельзя. Схватившись за руку спасительницы, Саюри сделала несколько шагов вперед. К своему недомоганию еще примешались крики окружающих. Стало жалко тех, кто причинил ей боль, особенно после того, как удалось разглядеть, в какой ситуации они находятся: оплетенные зелеными путами, будто сами растения по велению прекрасной магии, помогали рабу. Позже, она осознает, как все произошло, но сейчас нет времени на раздумья. Из уст одного мужчины полилась грязная брань и угрозы. И неужели после подобных криков и возни никто из жителей  улицы так и не решится проверить, что тут происходит.
- Ну же! Бежим! – при этих словах на первое место все-таки вышел инстинкт самосохранения. Каждый делает в своей жизни определенные выборы, которые подкидывают или резкие повороты, спуски, или выводят на новый путь. Похитители сделали свой выбор, а кирин свой.
Бежать следом за незнакомкой сначала было не просто, но  уловив её шаг, не выпуская изящной теплой ладони из рук, Саюри приноровилась.
- Спасибо, что решились помочь всего лишь рабу, - даже если  разговоры сейчас и  излишни, но не смогла девушка сдержать свою благодарность. К тому же, пусть спасительница знает, что вызволила не простого человека, а бесправную невольницу.
Старалась не отставать, насколько это было возможно, ведь бежала босяком, в легкой длинной ночной сорочке, которая  путалась в ногах и мешала. Куда направлялись и в каких переулках пытались скрыться – этого кирин так же не знала. Для неё сейчас город был огромным неизведанным муравейником, уснувшим на ночь.

+3

9

— Спасибо, что решились помочь всего лишь рабу, -поблагодарила девушка, но Луна лишь кивнула в ответ. На разговоры не было времени, дыхание сбивалось, приходилось петлять среди улочек и переулков словно зайцы в западне. В легких, от быстрого бега, горел воздух, дыхание становилось затрудненным, но страх быть пойманными гнал их все дальше, все быстрее. Остановилась девушка лишь тогда, когда не услышала за собой погони. Только тогда она выпустила руку девушки и прислонилась к стене ближайшего строения, тяжело дыша и жадно глотая воздух. Ее била дрожь. Чуть отдышавшись, Фрейя несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Дыхание выравнивалось, но появилась жажда. Стараясь не обращать на нее внимания, цветочница отлепилась от стены и подошла к девушке, которая была в похожем состоянии.
- С тобой все в порядке? Извини, что пришлось бежать, иначе бы мы не оторвались, - чуть хрипловато произнесла Лунафрейя, приседая рядом с другой беглянкой. Вокруг них не было ни души. Все дома были закрыты на крепкие замки, а окна - на ставни. Но так лишь показалось ей. Стена здания, к которой прислонилась блондинка, вдруг озарилась полосой света масляных ламп. Рядом с ними открылась дверца, из которой показалась девушка с точеной фигурой, и распущенными длинными волосами. На ней было короткое бюстье, расшитое все сверкающими бусинами, и прозрачная воздушная юбка. Одежда не скрывала ни одного изгиба тела, все было видно через голубую ткань. Луна так и замерла. За девушкой показался мужчина. Он прижал к себе девушку, положил руку ей ниже спины.  Заметив двух блондинок, он выпустил девушку и передал ей мешочек, где звякнуло несколько монеток. Заметив взгляд мужчины, незнакомка обернулась на двух беглянок. Подкинув в воздухе мешочек с монетками, она придирчиво осмотрела девушек. Фрейя смутилась под ее взглядом и от вида одеяния, но незнакомка лишь тихо рассмеялась.
- Вы что, сбежали откуда-то? - напрямую поинтересовалась она. Не в первый раз она видела таких - жен, покинувших мужа, рабынь, бежавших от хозяев, премиленьких дев, которых ждал публичный дом. - Если так, то я вас спрячу до утра. А там смешаетесь с толпой и покинете город, или еще куда. Заходите, давайте.
Луна поколебалась несколько секунд, но, все же решившись, взяв спасенную за руку, повела ее в приветливо открытую дверь. Конечно, это было полным безрассудством, но выбора не было. Либо бродить по улицам до рассвета, где можно наткнуться на стражу и провести несколько дней в темнице, либо пойти туда, куда пускают, пусть даже там их поджидают неприятности. Вид девушки добавлял смущающих фактов: это явно не обычный дом, или таверна, или постоялый двор. Скорее всего, это было заведение другого рода.
- Не бойся, я с тобой, - Луна тряхнула длинными светлыми волосами, до этого заплетенными в косу, но сейчас она распалась и из нее выбились отдельные пряди. Она сама поражалась своей решимости, но все же, что-то подсказывало ей, что все будет хорошо. Втроем они прошли сквозь небольшую дверцу и оказались в небольшой комнатке, где стояло несколько пуфов и был расстелен ковер, местами уже потрепанный и в нем проглядывалась дорожка, по которой часто совершают один и тот же маршрут. На стенах висели несколько затемненных красным стеклом ламп. Откуда-то звучала музыка и множество голосов, как мужских, так и женских. Кто-то пронзительно взвизгнул, но тут же раздался смех. Девушка, не обращая на это внимания, жестом позвала беглянок за собой. Они прошли через небольшой коридор, и мельком увидели просторную комнату, занимающей почти весь первый этаж, украшенную шелковыми и кружевными драпировками, где среди подушек сидели мужчины, а рядом с ними восседали девушки, одетые точно так же, как та, что вела их за собой. Только их наряды различались цветом и вышивкой. У кого-то из девушек на голове была вуаль, спадающая за спиной. Посреди комнаты было круглое возвышение, где в такт музыке кружились и танцевали несколько девушек. В воздухе витал странноватый дымок, источающий травяной запах. Цветочница так и замерла, рассматривая во все глаза странное заведение. Она уже догадалась, что был один из публичных домов, где за несколько монет можно было получить весь букет любви. Но одно дело слышать и знать об их существовании, а другое - побывать в нем. Густо порозовев, как при беге, девушка опустила взгляд и быстро юркнула к лестнице, ведущей на второй этаж. Не выпуская руки другой девушки, Фрейя поднялась наверх, где были просторные комнаты с закрытыми дверями. Из -за некоторых дверей слышались странные звуки и сдавленные голоса. Крепче стиснув руку второй блондинки, Луна шла в другую комнату, предназначенную для тех, кто живет здесь. Это было небольшое помещение, где стояло  три кровати, небольшой столик. Подоконник был завален различными бутылочками. В одном из углов были навалена горка ковров.
- Тесно конечно, но сможете переждать ночь-то. Садитесь к столу, - отозвалась их спасительница. Из под кучки ковров в углу она вынула три небольших чаши и бурдюк для воды. Разлив по чашам бордовый напиток, она отпила из своей чаши и посмотрела на девушек. - Меня зовут Айше. Как вы догадались, это не дом для знатных девиц. Но не беспокойтесь, ничем опаивать или попыться удерживать вас я не буду. Итак полно народу, сами видели. Рассказывайте, как вы докатились до такой жизни, что по ночам бегаете от черт знает кого.
Сняв с плеча сумку, Луна вздохнула, потирая место где был ремешок сумки, оттягивающий плечо горшком с цветком. Она чуть отпила вина из чаши, что бы утолить жажду.
- Меня зовут Луна, - представилась садовница сразу двум девушкам. Все же, она никогда не говорила в открытую, кто она такая. Чаще представлялась дочерью фермера, которая приехала в город. Вот и сейчас она рассказала ту же историю. - Я в городе нечастый гость. Приехала на торг, но не рассчитала времени и припозднилась. Пока шла к таверне, где остановилась на ночь, услышала странный разговор и  троих людей - они несли какой-то ковер, но остановились. И тогда я услышала из ковара голос... Там была девушка. Внутри ковра. Я их отвлекла, и они выронили ковер. Тогда я схватила ее за руку и мы бежали, пока не оказались здесь. А вот как ее зовут, и как она очутилась в ковре я не знаю...

+2

10

Сейчас перед Саюри открывался новый мир, пусть и в пределах всего одного города, одного квартала, но и этого она ранее не видела.  Как живут другие люди столицы, что происходит в темное время суток на улицах, как щадяще прохладен воздух, не пропитанный ароматом трав и цветов из пышных садов знати.  Её память хранила в себе воспоминания, связанные только с дорогой к рабовладельцу, тем страшным заведением, где производились торги и домом госпожи Ашерат.  Вот сегодня, по воле случая и темных человеческих чувств, перед кирином приоткрылся совсем иной мир.
Пробежка по пустующим улочкам давалась нелегко. Саюри уже давно столько не бегала, как казалось самой девушке. Организм отвык, ведь никто не говорил оббегать сад хозяйки в несколько кругов, все сводилось лишь к неторопливым прогулкам, да помощи по дому.
Чтобы отвлечься от накативших неприятных чувств усталости, беглянка пыталась наблюдать за окружением и прислушиваться, запоминать. Пусть  все дома и выглядели несколько одинаково, просто где-то дверь чуть выше или ниже, где-то есть ступени ко входу, а вон  там  лестница, приставленная к стене, но это быт простых людей.
Наконец, остановились. Погони не было, удалось оторваться, как и пока не встретились стражники, патрулирующие ночной город.  От непривычки и накатившей усталости ноги стали подкашиваться, но Саюри, как и её спутница, прислонилась спиной к прохладному камню стены дома, найдя так поддержку для своего изнуренного тела.
- Со мной все хорошо, - голос, пусть и был слегка сдавленным, ведь дыхание так еще и не восстановилось, но ноты радости никуда не делись из произнесенных фраз. – Главное, что Вы не пострадали…, - она хотела еще добавить слова благодарности, но не всегда все происходит именно так, как нам хочется.
Обернувшись на звук открывающейся дверцы Саюри с нескрываемым, каким-то детским  интересом стала рассматривать появившуюся женщину. Её одежда, внешний вид создали в разуме образ легкого  облака, озаренного светом заходящей Нагаре. Взгляд голубых глаз юркнул и к мужчине, стоявшем позади незнакомки. 
Порой, проницательность и жизненный опыт некоторых людей впечатляют. Как быстро и легко  женщина, принявшая мешочек с монетами, определила, что перед  ней беглянки. И как быстро она согласилась их приютить на пару часов, даже не выслушав никаких просьб, объяснений  или иных слов.
Саюри не боялась, для неё сейчас происходящее было в новизну, но при этом девушка прекрасно улавливала настороженность своей спасительницы.  Открывшееся изучающему взору помещение с незнакомыми людьми определило контраст вкусов. Кирин прекрасно знала, что дом госпожи Ашерат, её предпочтения считались многими слишком скромными, а то, что считается нескромным в этом мире,  девушка еще не видела. И вот сейчас перед глазами подобная картина красок, ароматов,  образа жизни. Ей стало интересно, причем никакого стеснения или смущения не чувствовалось. Собравшиеся воспринимались как обыкновенные люди, проводящие время по своему вкусу и желанию. Эх, если бы память кирина оказалась бы не погребена под неизвестными «печатями» подсознания, тогда она с легкостью объяснила бы все совсем иначе. 
Остерегаться было нечего, особенно когда впереди тебя, сжимая все сильнее ладонь своими пальцами,  идет уверенным шагом все тот же спаситель-проводник.  Даже странные приглушенные голоса и сладострастные звуки, еще пока не портили общего впечатления об этом месте.
Вот и очередная комната, которую радушно согласились выделить девушкам, чтобы переждать ночь. Заняв одно из мест у стола, Саюри превратилась во временного слушателя. Представление двух спасительниц, небольшие их рассказы о себе для первого знакомства и понимание, что по воле случая столь разные люди оказались сейчас вместе.
- Благодарим Вас, госпожа Айше, что приютили нас, - вместо того, чтобы пробовать предложенный алый напиток, кирин легко поклонилась, укладывая руки на колени. -  Не каждый распахнет двери дома для незнакомок. Надеюсь, доброта Вашей души озарит все начинания.
- И госпожа Луна…, - девушка перевела взгляд на другую собеседницу, - прошу, примите вновь  слова признательности. Вы спасли меня от темной неизвестности, - навряд ли бы что-то хорошее сулил  удавшийся план похитителей.
-  Я – Саюри,  рабыня одного из членов совета Его Высочества - госпожи Ашерат, -  она не видела смысла в том, чтобы скрывать кем является, даже если потом излишне выданная информация выйдет ей боком. Главное,  сейчас обе спасительницы поймут, с кем говорят, кого приютили, и какие возможные последствия могут быть от подобной встречи. – Меня выкрали, а отважная госпожа Луна спасла, -  вот тут уже никаких излишних уточнений, хотя сама рабыня в облаках  не летала. Она понимала, что на преступление пошли её знакомые, те, с кем она днями ранее, улыбаясь,  беседовала; кому помогала; с кем делила обед и ужин.  Так же все еще таилась в сердце надежда, что получится избежать серьезных последствий.
- Как необычно все сложилось под звездным небом, нить сияния Альгмару свела столь разных людей, -  радость от нового знакомства сейчас притупляла боль в ногах. – Госпожа Айше, возможно, я могу чем-то помочь, чтобы отплатить за Вашу доброту? – как в особняке своей хозяйки каждому предлагала  помощь, так и тут не смогла Саюри отстраниться от подобных слов. – Что-то зашить, прибрать, вымыть, - если тебе сделали добро, то и надо отплатить тем же, все равно после пережитого потрясения  не клонило в сон.
- А рано утром, как будет дозволено, хочу отправиться обратно в дом хозяйки, - кто-то подобные речи воспримет как выписанный себе лично смертный приговор – украденный и спасенный раб добровольно возвращается к своей прошлой жизни.  Однако, Саюри не видела иного пути. Она чужая в этом мире, не приспособленная к жизни за пределами богатого дома, не знающая обычаев и взглядов местного общества. Главное же, куда ей еще идти? Даже путешественники, прежде чем отправиться в дальний путь все планируют. Много, сидя в одной ночной рубашке, да со сбитыми, кое-где в кровь от быстрого бега, ногами, не запланируешь. Становиться попрошайкой или очередным бедняком в неблагополучном районе – тоже не лучший выбор для жизни.

+1

11

Обе девушки обратились в слух, стоило только Саюри открыть рот и начать свой рассказ. Пока Айше махнула рукой, мол какая она госпожа, Луна же покачала головой - хороши две госпожи, которая одна продает себя и свою любовь первому встречному - поперечному, а вторая наложница будущего короля Кинмоку! В любом случае, девушка им явно льстила.
— Благодарим Вас, госпожа Айше, что приютили нас, — вместо того, чтобы пробовать предложенный алый напиток, кирин легко поклонилась, укладывая руки на колени. —  Не каждый распахнет двери дома для незнакомок. Надеюсь, доброта Вашей души озарит все начинания.
- Да брось, какая я госпожа? Госпожа я только для мужика, которому хочется, что бы я была сверху и главенствовала над ним, скажешь тоже, - фыркнула Айше, раскидываясь на подушке у стола и медленно потягивая вино. - Девочка, я прошу тебя: не называй господами тех, кто помог, особенно когда прячешься в публичном доме.
- Ах! - только и всплеснула руками блондинка, когда Саюри обратилась к ней. - Не переживай, так поступил бы любой, кто увидел бы подобное. Я не сделала ничего такого, за что стоило бы поблагодарить меня.
—  Я – Саюри,  рабыня одного из членов совета Его Высочества — госпожи Ашерат, —  она не видела смысла в том, чтобы скрывать кем является, даже если потом излишне выданная информация выйдет ей боком. Главное,  сейчас обе спасительницы поймут, с кем говорят, кого приютили, и какие возможные последствия могут быть от подобной встречи. – Меня выкрали, а отважная госпожа Луна спасла
- Член совета... Видимо твоя госпожа очень знатна и занимает важный пост... - Лунафрейя взяла руку девушки со стола и сжала ее в своей, выказывая поддержку. - А за что так с тобой? Ты что-то натворила, или причина кроется в чем-то другом? Если ты расскажешь, то мы сможем помочь тебе.
– Госпожа Айше, возможно, я могу чем-то помочь, чтобы отплатить за Вашу доброту? Что-то зашить, прибрать, вымыть. А рано утром, как будет дозволено, хочу отправиться обратно в дом хозяйки.
- Куда?! - Глаза Луны округлились от услышанного. - Нет. Нет и нет! Саюри, поверь, не знаю, что там произошло, но если вернешься - то тебя ждет новое похищение, или даже чего похуже. Поэтому прошу, не ходи туда! Я знаю, что ты честная девушка, но ради всех святых, послушай меня - не возвращайся. - Слово "смерть" комом встало поперек горла Луны. - Я найду хорошее место, где ты сможешь жить, не быть чей-то рабыней. Я смогу защитить тебя. Если надо, пойду к самому принцу, что бы он уберег тебя!
- Не беспокойся, девочка, будь просто гостьей. И послушай совет подруги, - отозвалась спасительница, но тут дверь открылась и в проем просунулась голова другой девушки. Она осмотрела всех девушек чуть удивленным взглядом. - Чего тебе, Мойра? Какая змея тебя укусила за твой сладкий персик, что ты оторвала его от колен какого-то мужика?
- Прикуси язык, Айше! Не то я выдеру когда-нибудь твои волосы!
- Ах ты паршивка! Выдрать она собралась! Я на тебя посмотрю, когда мужики узнают, что твоя грудь всего лишь кусок ваты! Пошла работать!
- Пришли множество господ и хозяйка сказала, что бы все кто есть помогли! И ты не исключение!
- А не пошли бы вы... Я свое на сегодня отработала. Так что катись к сотне демонов!
Фрейя во все глаза наблюдала за происходящим: она знала, что некоторые девушки недолюбливают друг друга, но впервые видела двух ночных жриц, которые так переругивались друг с другом. Только потом она поняла: они все одна большая семья. Да, может и со своеобразной работой, но семья. Светловолосая улыбнулась и тихо прыснула в кулачок. Обе противницы тут уже услышали ее тихий смех и оглянулись на блондинку - чего это с ней?
- Наверно хорошо иметь такую подругу, верно? - обратилась она сразу к обеим девушкам.
- Подругу?! - Айше расхохоталась так, что чаша с вином подпрыгивала в ее руке и обрызгала сладкими липкими каплями стол. Когда она закончила смеяться, то утирала уголки глаз, где блеснули слезинки от смеха. - О все святые! Тоже мне подружка! Да если бы еще она моих мужиков не переманивала, плоскогрудая такая, цены бы не было!
- Да что мелет эта ненормальная?! Откуда вообще такая взялась?! - Мойра тряхнула рыжей головой, переводя взгляд с Айше на Луну. - Я?! Уводила твоих мужиков?! Да хоть одного вспомни!
- Одного?! А десять не хочешь?! - Вскипела Айше, поднимаясь из- за стола, что бы взашей выгнать рыжую.
- Погодите, - прервала обоих девушек Луна. - Саюри, кажется ты хотела помочь? А что, Айше, если мы поможем вам на этот вечер? Думаю, развлекать гостей и подавать им вино не так уж и сложно... Только если это требуется от нас...
- Уверены? Мужчины у нас разные бывают, могут и руки распускать, попросят посидеть с ними, положить руку то им между ног, то еще где. Это не таверна, где просто нужно подносить еду и вино, - нахмурилась Айше и все-таки взашей, едва не пинками, вытолкала Мойру из комнаты, захлопнув за ней дверь.
- Думаю справимся да, Саюри? - Блондинка решительно посмотрела на другую девушку.
- Если все же решили, то разубеждать не буду, - вздохнула Айше, выуживая рядом с горой ковров клубок одежды. Выбрав там два комплекта одежды, она бросила их девушкам. - Переодевайтесь. А то в таком виде всех мужиков распугаете! Одна встопорщенная и в ночной рубашке, вторая с кустом в сумке!
Взяв первую попавшуюся одежду, Луна переоделась в бюстье и юбку, похожие на наряд Айше, но более скромные и менее вызывающие. Белый шифон и позолоченные украшения из медной проволоки добавляли некой красоты и изящества. Вдвоем девушки помогли переодеться Саюри, и Айше тут же усадила ее обратно за стол, высыпав гору подвесок, браслетов и гребней для волос. Причесав длинные волосы девушки, она стала укладывать их в прическу. После Саюри, Айше занялась волосами Луны - серебристо - светлые пряди она высоко  приподняла и заколола двумя медными гребнями со сверкающими хрусталиками стекла, которые будут таинственно мерцать в полутемном помещении. Заодно и прикрепила вуаль за ее спиной, как у некоторых девушек. Надев на Луну тонкую позолоченную цепочку с крупным стеклянным, искусно ограненным под алмаз, камнем, их наставница подвинула к ней несколько браслетов. Осмотрев дело своих рук, брюнетка лишь махнула рукой. И так сойдет.
- Запомните одно - вы здесь для общей кучи, просто принести вина и унести. Будет кто-то плохо вести себя, или звать провести время наедине - тут же зовите меня, ясно? И что бы обе были у меня на виду, поняли? - дала последнее напутствие Айше, обеим девушкам, прежде чем они спустились вниз, где их уже ждали. Луна послушно кивнула, оглянувшись на свою знакомую.

Платье от Айше

+2

12

Надо радоваться каждой прожитой минуте, каждой новой встрече, каждому мгновению, которое как-то изменило жизнь.  Вот и сейчас Саюри  улыбалась новым знакомым, даже когда одна из них отмахнулась, а Луна взяла руки кирина, чтобы поддержать. Вот оно – мгновение, когда случайно встретившиеся люди становятся ближе, показывая свои искреннее чувства. Саюри не знала, что такое лицемерие или же, как намеренно угождать собеседникам речами. Она говорила то, что думала, как считала нужным в знак уважения, оберегая от лишних хлопот, и если появлялись какие-то невзгоды, то все старалась брать на себя.
Стоило белокурой спасительнице завести речь о госпоже Ашерат, то девушка тут же кивнула, отмечая, что её хозяйка высокого статуса в обществе. Только если сейчас украденный раб начнет распространяться о своих домыслах, высказывать догадки, разве не заставит еще больше переживать за себя. Саюри этого не хотела, поэтому лишь прикрыла глаза, продолжая легко улыбаться, так опуская одну из тем разговора.
То, что высказали обе собеседницы на счет возвращения в дом хозяйки, немного удивило. Они не знали, какая советница, но даже если и решит Ашерат как-то наказать жертву случая и людской зависти, то пусть так и будет. Убежать или просить у кого-то помощи, скрываться – эти мысли настолько сейчас перечили светлому взгляду на ситуацию, убивали надежду на лучшее, на защиту виновных в столь глупом поступке. Уничтожали веру, что каждому можно дать шанс исправиться. Идея прятаться, просить помощи у правителя взбудоражила совесть. С такой ношей чистой душе просто не получится выжить. Кирин отрицательно покачала головой на все реплики Луны и Айше и уже хотела дать объяснение словами, как дверь в помещение открылась и на пороге появилась еще одна незнакомка.
Иногда стать свидетелем чьего-то разговора – это погружение в новое и неизведанное. Для Саюри подобным была сама тема перепалки. За пару фраз жительницы этого дома обговорили, с весьма «лестными» замечаниями, внешность друг друга, а окончили и вовсе тем, что одна у другой уводит мужчин.
«Если подобное происходит, то не лучше просто принять ситуацию как есть: довольные люди никого ни у кого не уводят, а преданные ни к кому не пойдут», - явно слишком высокие суждения для подобного заведения, но каждый видит ситуацию со своей стороны. В один момент даже захотелось встать и просто обнять двух ругающихся. Неужели подобные странности других повод для ссоры, но кирин  наблюдала, пересилив себя. Навряд ли кому-то по вкусу крики и ругань. К счастью, выход из ситуации нашла Луна.
— Думаю справимся да, Саюри?
Приободрившись, девушка воодушевленно кивнула. Если подобная работа поможет отплатить за гостеприимство, уладит возникший спор, не будет обузой для Айше, то ведь разве это не прекрасно!
Предложенная одежда была слишком откровенной, по мнению рабыни, но если в этом необходимо работать, то она справится. Подобного еще не приходилось носить, все новые вещи Саюри, сшитые исключительно на заказ, отличались отстраненностью от этого мира, воздушностью, но в то же время скрывали большую часть тела.  Наряд для второй помощницы сильно не отличался от новых вещей Луны, разве что цветом. Темно-синий оттенок  легких тканей тут же показал контраст бледности кожи кирина, её серебристых волос. Что до предложенных украшений, то в очередной раз вспомнились вкусы Ашерат: рабы в её доме носили бубенчики, вплетенные в волосы, служившие частью декора одежды или просто как безделушки. Так и сейчас, лежавшие на столе браслеты, подвески и гребни казались частью общего знакомого образа.
Выслушав наставления от опытной жрицы любви Саюри помедлила. Она остановила Луну, перехватывая её руки, накрывая своими ладонями, искренне смотря той в глаза:
- Пожалуйста, не волнуйтесь за меня, - и ведь казалось, что удалось найти родственную душу – такого же заботливого человека, готового кинуться на мощь любому, даже незнакомцу, не смотря на его статус и ситуацию. – Или же, как Вам такое? Вы беспокоитесь обо мне, а я о Вас, - вновь легкая добродушная улыбка на губах и понимание, что пора приниматься за временную работу.
- Луна, пожалуйста,  - кирин говорила немного шепотом, чтобы не услышали посторонние, пока девушки уже спускались по лестнице в общий зал. – Объясните, что это за место, и что значит «могут и руки распускать, попросят посидеть с ними». Неужели присесть напротив и вести интересные беседы – это настолько страшно? – наивный вопрос, с легкостью показывающий некоторое непонимание.  То, что было в жизни Саюри до потери памяти еще сокрыто. Когда сидела в клетке у работорговца в оборванных обносках, то не возникали подобные мысли, что уж говорить о доме Ашерат, где за ценными живыми покупками присматривали, и они были неприкосновенны.

+3

13

— Пожалуйста, не волнуйтесь за меня, - попросила девушка, но Фрейя лишь отрицательно покачала головой. Такому не бывать, пока она намеревается вернуться в тот дом, к своей хозяйке. С одной стороны, такую преданность еще стоит поискать, с другой... Как же она не понимает, что все это может закончится ее гибелью?
- Прости, Саюри, но не могу. Мне печально говорить об этом, но послушай, прошу: не возвращайся. Как бы ты не любила свою госпожу, но то что я видела сегодня... Может так случиться, что если ты вернешься, то твои недруги предпримут еще одну попытку похищения, и ты свои дни закончишь в подобном заведении, а именно это место еще приличное по сравнению с тем, что может быть, либо твои дни сочтены... Я не хочу пугать тебя, но увиденное никак не выходит у меня из головы: не от хорошей жизни люди идут на такое. Вне зависимости от того, исполняют ли они чей-то приказ, или их самоволка...
Блондинка вздохнула. То место, где жила она сама, намного отличалось от того, как живут другие люди. Даже живя при гареме принца, она никогда не сталкивалась с подобной враждебностью. Никто не опустился бы до такого низкого поступка.... Может потому что все знали, что у всех равные и одинаковые условия? Или находили радость в чем-то другом... Задумчиво закусив губу, цветочница призадумалась, но в этот момент ее руки накрыли маленькие прохладные ладошки Саюри.
- Или же, как Вам такое? Вы беспокоитесь обо мне, а я о Вас, — вновь легкая добродушная улыбка на губах и понимание, что пора приниматься за временную работу.
- Поэтому я и сказала тебе, что найду тебе другой дом, где тебя никто не тронет, - улыбнулась блондинка, наблюдая за улыбкой Саюри. - Что ж, пойдем поможем Айше.
— Луна, пожалуйста,  — кирин говорила немного шепотом, чтобы не услышали посторонние, пока девушки уже спускались по лестнице в общий зал. – Объясните, что это за место, и что значит «могут и руки распускать, попросят посидеть с ними». Неужели присесть напротив и вести интересные беседы – это настолько страшно? 
Лунафрейя так и замерла на лестничной ступеньке. Когда-то, она была такая же, не до конца понимающая, что это такое. Но подруги в ее родном уголке живо объяснили ей, какие бывают мужчины и как стоит вести себя. Но Саюри... В каких тепличных условиях она жила? Стоило только представить... Немного подивившись такому вопросу, девушка прильнула к знакомой и стала шептать ей на ухо:
- Со мной можно на "ты", это было бы так лучше для нас всех. Дорогая моя, не позволяй никому из гостей прикасаться к тебе, даже если они будут предлагать тебе деньги или любые блага взамен. Ты не одна девушек, что работает здесь. В наши обязанности входит улыбаться гостям, подливать им вина. В крайнем случае присесть на соседнюю подушку за столом и развлечь разговором, но ни в коем случае, что бы они клали руки тебе на бедра, колени, касались тебя где-то еще. Так же это касается того, если они будут тебя звать куда - то. Скажи, что для начала ты должна спросить разрешения старшей сестры.  Если кто-то вздумает такое сделать - тут же зови меня или Айше. Договорились?
Улыбнувшись Саюри, Луна легкой походкой прошла за Айше, где та выдала им два посеребренных кувшина для вина и указала на служанку, которой можно отдать пустой кувшин и получить вновь наполненный взамен. Послушно кивнув, Луна несколько тревожно посмотрела на Саюри. Справится ли она? Сама Луна не впервой сталкивалась с подобной работой - но одно дело развлекать и наливать Кристиану, которого ты знаешь, а здесь  - незнакомые тебе люди. Все же это внушало волнение. Подхватив кувшин, блондинка прошла в большую полутемную комнату, наполненную красноватым светом от масляных ламп, накрытых красным стеклом, полную гостей. В зале звучала музыка - кто - то из девушек играл на инструментах, несколько других танцевали на возвышении, кружась в неестественном свете и мягких складках ткани, вьющейся вокруг их ног и рук. Все это было в новинку для нее. Рядом с некоторыми мужчинами сидели юные девушки, со смехом накидывая на шею мужчин воздушные накидки и притягивая их головы к своей груди. Мужчины же жадно прильнули к ним, сжимая округлости под невесомой тканью бюстье. В ответ девушки лишь отталкивали мужчин, играя с ними в такую игру. Луна смутилась, но тут же заметила Айше, припоминая ее наказ - быть всегда в ее видимости. Сама брюнетка вольно раскинулась на одной из подушек, что-то шепча на ухо мужчине рядом с собой и положив руку ему на грудь.
- Красавица, будь добра, налей старому вояке вина, - услышала рядом с собой голос Луна. Обернувшись на зов, она тут же расцвела в улыбке, как и подобает послушной девушке, подающей напиток своему господину. Слева от нее сидел мужчина. Серебро уже тронуло его темные волосы, но все же тело было его крепким и сильным.
- Конечно, мой господин, - опустила взгляд карминовых глаз блондинка, осторожно подходя к мужчине, что бы не пролить вино, и стала как можно аккуратнее наливать пряный напиток ему в чашу.
- Сколько не прихожу сюда, ни разу не видел тебя. Как зовут тебя прелестница?
- Сирения, мой господин, - отозвалась блондинка, не покривив душой и сказав чистую правду. Вернее, назвав свое второе имя, данное ее приемной бабушкой в ее же честь. Мужчина сначала удивился, округлив глаза, а потом прищурился.
- Красивое имя. Будто веточка сирени.
- Все верно, господин. В честь этого цветка и дали мне имя.
- Знавал я в давние времена красавицу с таким же именем. Но она была лет на двадцать старше меня. Я тогда был мальчишкой, но влюбился в нее впервые. А потом она вышла замуж и уехали далеко с мужем из столицы. Давно это было. Уважь старого, присядь рядом, Сирения. Да подлей мне еще вина. Только для этого и прихожу сюда, полюбоваться на молодость, да выпить вина.

+1

14

Интересно прислушиваться к словам окружающих. Так и сейчас Саюри уловила иную точку зрения на свою беду. Возможно, Луна так же  права, что не будет жития  бедной рабыне, если та вернется в дом хозяйки и наказание от Ашерат окажется не самым страшным и болезненным. Если уже среди друзей появились такие завистники, подобные мысли о неравенстве в отношении госпожи,  то тяжело будет вновь ужиться. Желающие избавиться от привилегированной девчонки  станут действовать совсем по-иному, только вот не пугало подобное её.  Жить с постоянно тебя грызущей совестью, с мыслями, что поступила неверно или же бояться за свое существование. Саюри точно понимала, что не выдержит первого – душевные страдания загонят её в темноту мыслей и рассуждений, за которыми не удастся разглядеть красоту свободы, а если еще приписать к этому кошмары снов…
Но, лучше серьезные разговоры оставить на более поздний срок. Сейчас же пора приниматься за новую работу! Пояснения от Луны, на счет увеселительного заведения, кирин молча выслушала, принимая все как наставления и правила, которые лучше не нарушать. Возможно, в некоторых моментах что-то воспринялось слишком буквально, но разве это не самый быстрый способ перенять опыт и избежать ошибок.  Деньги, любые блага – как бы это странно не звучало, но подобные ценности не интересовали. Пусть те же звонкие монеты и нужны для покупки еды или жилья, но вот гнаться за ними казалось чем-то странным. Разве не лучше всех материальных благ душевное спокойствие и внутренне развитие, познание окружающего мира, чем привязка себя к навязанным  ограничениям.
Следом за Луной Саюри направилась к Айше. Вот уже в руках   один из кувшинов, наполненных алым напитком, отдающим легким терпким ароматом.  Вино, по крайней мере на той памяти, что сейчас с каждым днем все больше и больше пополнялась, светловолосая не пробовала и не стремилась познать его вкуса. Зато теперь увидела, в каких количествах его употребляют тут. Будто именно этот напиток неотъемлемая часть  веселого отдыха.
Красноватый свет от маслянистых ламп, общий гул разговоров, смеха, музыки, смесь разных запахов;  легкая красота движений танцовщиц, заигрывающая нежность и  доля грубости посетителей – все это, казалось, дополняло друг друга.  В подобную ночную сказку теперь надо было вписаться и Саюри. Девушка нашла взглядом Айше, как и заприметила работу Луны.
«Быть тенью, везде поспевающей», - нисколько не грустные мысли. Наоборот, получится испробовать что-то новое, проверить свои силы. По крайней мере, легко проходить между посетителей, стараясь делать, по привычке, это как можно тише, для рабыни труда не составило. Когда твоя хозяйка отдыхает и надо проскользнуть мимо её комнаты так, чтобы ни один бубенчик не зазвенел, то придется научиться еще той ловкости и мастерству.
Чтобы избежать возможных конфликтов или нарушения тех правил, обозначенных  Луной, Саюри пыталась подходить к тем столиком, за которыми уже сидели дружные компании разгоряченных мужчин и пленительных красавиц. У них свои беседы, прелестницы под боком есть, у кого-то и не одна, а вот вино быстро заканчивалось.  Что до буквальности, то как раз речи о том, что никто не должен её трогать восприняты напрямую. Даже если кто-то случайно вскидывал руку вверх, резко вставал или пытался ухватиться за край воздушной ткани темно-синей юбки, то кирин, улыбаясь, изворачивалась, тут же убегая. Наверное, со стороны подобная игривость выглядела весьма забавно, да и сама Саюри восприняла все как игру.
- Будто иной мир, со своими пестрыми красками, правилами жизни и послевкусием отдыха в свободные часы, - на эмоциях девушка все высказала той, что принимала пустые кувшины.
- Девочка, и откуда ты такая? -  насмешливое удивление и, чтобы побыстрее отвязаться от странной разносчицы напитков, вручила ей очередной полный до краев кувшин вина.
Явно временная собеседница не разделяла увлеченность новой работницы, как и не понимала нескрываемой заинтересованности белокурой во всем происходящем.  Саюри смотрела в общем на все, что творилось вокруг неё. Неизвестная смена обстановки, новый опыт. «Как будто на представлении», - не раз она спрашивала  других слуг об уличных артистах и их номерах, вот и сейчас происходящее было частью какого-то спектакля.
С очередным кувшином вина кирин направилась к столику, за которым сидела Луна и свободно вела беседу с незнакомцами. Было радостно видеть, насколько непринужденно и спокойно она разговаривала с мужчинами, поддерживая разговор. Наверное, такому мастерству где-то обучалась.

+3

15

Заметив, что к ним приближается Саюри, девушка, уважительно поклонившись гостю, привстала из-за стола и протянула второй блондинке руку. Когда та подошла ближе, Луна переняла у нее кувшин свободной рукой, а протянутой  мягко сжала ее запястье, усаживая беглянку рядом с собой так, что бы сама Фрейя была между ней и мужчиной. Все же стоило оберегать  девушку, тем более в таком месте.
- Какая еще прелестная девочка, - молвил мужчина, не отводя взгляда от Саюри. Ее темно - синий, будто цвет ночного неба, оттенок одежды подчеркивал цвет ее волос и глаз так же, как жемчужно - белый амарантовые глаза и сиреневатые волосы Фрейи.  - Вы сестры? Так похожи...
- Да, это моя младшая сестра, господин. Ее зовут Сакура, господин, - быстро ответила и улыбнулась  Лунафрейя, аккуратно и заботливо подливая вина гостю, не давая времени ответить Саюри. Поставив кувшин на стол, она под низкой столешницей нашла хрупкую ладонь Саюри и ободряюще сжала ее. Сделав вид, что она берет в руки ее кувшин, полный вина, блондинка шепнула ей. - Ничему не удивляйся и отзывайся на имя "Сакура". Меня же называй Сиренией. Так будет лучше.
- Сакура? Интересное имя. Две сестры, два цветка. Я же Имрилл, - мужчина причмокнул губами от вина. Судя по виду он был вполне безобидным. Он был уже не особенно молод. В его возрасте может даже у него есть свои сыновья или дочери, но как говорится - седина в бороду, бес в ребро. В волосах и кудрявой бороде могучего мужчины, застряло уже порядочно снега, но телесная осень ни в коей мере ещё не коснулась его. Наоборот – самая мужская пора. Быть может, немного убавилось молодого проворства, но с мальчишеской прытью повыветрилась и глупость, зато силы и опыта – хоть отбавляй. В таком возрасте мужчины женят выросших сыновей и с нетерпением ждут внуков. Но их самих ещё вполне считают за женихов, и некоторые девушки даже находят, что такой муж много лучше неоперившегося, ненагулявшегося юнца. Ростом Имрилл был не великан, но выглядел кряжистым, словно дубовое корневище, волосатые запястья такие, что пальцами одной руки не вдруг и обхватишь. Только когда он откинулся на подушках, можно было увидеть, что у него нет одной руки. Он не пытался коснуться девушек, он был просто уже рад от того, что рядом с ним красивые девушки, которые ловят и внимают каждому его слову. А он рассказывал им свои истории из жизни, местами даже забавные. - Так вот, отправились мы значит, далече с караваном. Я в то время был наемником и за небольшую плату оберегал товар и обозы в пути - а то люди бывают ушлые. Да и дорога лежала дальняя, мало ли кто мог позариться. И я примкнул к этому обозу, со своим сыном. После недели пути, в одной из таверн, к нам попытался наняться один мужчина. И только представьте себе - у него была ручная летучая мышь! Вот это зверь! Не спит при свете дня, как обычные мыши, глаза блестят, клыки мелкие, но острые, летает как в жопу ужаленный! Тут мужик, будто вышел из глухомани....
- Эй! Ты! Блондиночка! Иди сюда! - от соседнего стола послышался голос, указывающий на Саюри. От мужчины явно чувствовался запах вина. Он изрядно перебрал, поэтому его голос и тон был неподобающим даже для  этого места. На несколько секунд повисла в зале повисла тишина. Луна положила руку на плечо девушки, не давая ей встать и таким жестом прося остаться на месте. Она сама легко поднялась на ноги, отбросила за спину локоны волосы, оправила вуаль за спиной, подхватила кувшин с вином и повернулась к тому, кто звал. Айше, чуть поодаль, не спускала с них глаз. Она даже будто случайно пересела поближе, что бы в случаи необходимости прийти на помощь. или позвать вышибалу, который тут же бы выкинул пьянчугу из "приличного" заведения.
- Прошу прощения господин, но я покину вас на некоторое время, - отозвалась Луна, чуть кланяясь Имриллу, но на самом деле лишь шепнула Саюри. - Оставайся здесь, он присмотрит за тобой.
Выпрямившись, она направилась к другому гостю, что так властно хотел заполучить
- Я хотел ту хорошенькую блондиночку, в синем, но ты тоже ничего, - мужчина посмотрел на Луну, которая заботливо подливала ему вина. Его взгляд скользнул по ее груди и открытому декольте, украшенном позолоченными элементами. Опустился ниже, к талии, где висел ряд бусин, переходящий в пояс юбки. Сквозь высокий разрез юбки он видел ее стройные ноги. Кончик его языка прошелся по губам. Он перевел взгляд на Саюри, но потом вновь вернулся к Лунафрейе, вновь прошелся по ее груди. Блондинка чуть насторожилась, но продолжала легко и непринужденно улыбаться, опуская кувшин на стол. - А вы близняшки что ли? У меня никогда не было близняшек. Я хочу купить вас обоих на ночь.
- Простите, господин, но мы не предоставляем таких услуг, - спокойно и мягко отказала мужчине Фрейя, но тот схватил ее за тонкое запястье, решительно и резко притягивая к себе. От неожиданности девушка покачнулась и чуть было не упала, но все же оступилась. Ее тут же обдало волной выпитого вина. Тут же появилась Айше, показывая себя во всей красе - распущенные волосы, улыбка, раскованная походка.
- Может господин предпочтет меня? Я уж точно знаю, как приласкать вас, - брюнетка протиснулась к мужчине и положила руку ему между ног, медленно проводя ей вверх и вниз по его штанам.
- Пошла прочь, потаскуха! Не тебя я хочу купить! Их обеих! - Он оттолкнул Айше, все еще не выпуская запястья Луны. Айше упала между гостем и столом, не отрывая взгляда от посетителя. Все тут же притихли. Такого еще не бывало.
- Но господин... - Айше хотела повторить слова  Лунафрейи о том, что обе девушки не работают здесь, но он грубо прервал ее.
- Почему в том месте, где продают женщин, я не могу купить себе женщину?! Раз они здесь, значит продается! И если не могу купить обеих, то одну точно заполучу! - Голос мужчины повысился и он был явно разъярен. Видимо давало о себе знать выпитое вино. Он потряс в воздухе рукой, где было зажато запястье Луны. Девушка попыталась вырваться, но рука мужчины плотно вцепилась в нее. - Я покупаю ее себе на ночь! И плевать, сколько стоит эта продажная девка! Я выбрал ее! Сколько она стоит? Я даю за нее пятьсот золотых! Пятьсот!
Достав с пояса кошель с монетами, он бросил его на стол. Внутри кожаного мешочка звякнули монетки. Айше перевела обеспокоенный взгляд с Луны на мужчину. Все в зале затихли - и разговоры смолкли, и музыка. И где же вышибала, когда он так нужен? Несколько гостей - мужчин поднялись со своих мест. Они пришли сюда развлекаться, быть в окружении красивых девушек, а этот пьянчуга портил им вечер. Мало того что грубо схватил Луну, так еще и оттолкнул Айше, которую многие знали и она нравилась им.
- Тут приличное заведение, так что отпусти девушку, - попытался успокоить Имрилл разбушевавшегося мужчину, но тот лишь грязно выругался. Имрилл сам встал на ноги, готовый сразиться с пьяным. Гость и сам поднялся со своего места, все еще не выпуская руку садовницы. Мысли, словно перепуганные бабочки в поле, роем вились в голове Луны. Девушка еще не придумала как выкрутиться из этой ситуации и отчаянно искала выход. Вздохнув, она покорно поклонилась гостю. Все вновь замерли, наблюдая за сценой.
- Если господин этого хочет, - отозвалась с улыбкой Сирения. Он бросила взгляд на испуганное лицо Саюри и непроницаемое лицо Имрилла. Айше хотела было возразить, но не стала, понимая, что это решение Луны. Или же у нее не было идеи и она просто хотела успокоить наглеца и отвести его подальше, что бы не было скандала? Мужчина же все принял к должное, проворчал, что так сразу и надо было поступить. - Пойдемте со мной, господин.
Мужчина выпустил руку девушки и позволил ей взять его крепкую мужскую ладонь в свою, хрупкую, девичью. Цветочница улыбнулась и повела мужчину к лестнице, где были отдельные комнаты для уединенных встреч и личные комнаты девушек. Пока они поднимались по лестнице, он не сводил взгляда с ее бедер. Распахнув первую же дверь в свободную комнату, Луна пропустила господина вперед, после прикрыла осторожно дверь. В такой комнате она была впервые - те же масляные лампы, что и в зале, но вместо подушек стояла большая кровать, покрытая покрывалом с подушками. По бокам от кровати стояли прикроватные столики, где был кувшин с вином и чашами. Мужчина тут же упал на кровать, ожидая, когда к нему подойдет та, которую он купил. Но блондинка не спешила к кровати. Она подошла к вину и разлила его по чашам.
- Прошу вас господин, осушите бокал, что бы быть в хорошем расположении духа, - с улыбкой произнесла девушка, протягивая мужчине чашу с ароматным красным напитком. Он принял подношение. С каждой каплей вина он терял самообладание и разум, а она оттягивала момент близости. Он подхватил длинный подол юбки Луны, наматывая воздушную ткань себе на кулак. Он уже предвкушал, как положит свои руки на ее бедра, как будет сжимать их, а она будет сидеть на нем сверху, раздеваясь. Она пока чт присела на краешек кровати, не приближаясь к нему. Она просто не могла себе позволить, что бы кто-то прикасался к ней подобным образом. Нцужно было срочно искать выход. Ее взгляд скользнул по кувшину. Можно было напоить его до бесчувствия, а можно и по другому...
- Иди ко мне, блондиночка. Я хочу тебя, я купил тебя. Теперь ты моя на эту ночь.
Но этим мечтам не суждено было сбыться. Развернувшись, Фрейя схватила со столика керамический кувшин с вином и резко ударила им мужчину по голове. Тот не ожидал удара, который пришелся по его голове. Кувшин тут же от удара разлетелся осколками, орошая все вокруг себя вином. Алые капли упали на белое одеяние Луны, расплываясь по ткани точные алые цветы. Удар оказался настолько неожиданным и сильным, что мужчина тут же отключился на кровати, выпустив из рук край юбки садовницы. Она же сама тяжело и испуганно дышала, отскочив к стене. Дверь тут же со стуком распахнулась. На пороге стояли Айше и Саюри, такие же испуганные, как и она сама. Заметив капли на ее одежде, Айше испугалась еще больше.
- Это...
- Вино... Я ударила его кувшином по голове... - испуганно прошептала блондинка, прижимая дрожащие пальцы к губам. Первый раз она ударила кого-то подобным образом. Она даже испугалась, что убила его. - Я... Я...
Айше тут же подлетела к мужчине, щупая его запястье, и рассмеялась. В ее голосе слышались истеричные нотки. Продолжая смеяться, брюнетка упала коленями на кровать. В ее голосе было можно было почувствовать облегчение.
- Нет, ты не убила его. Он без сознания - слишком много вина и удар по голове. Этого достаточно, что бы он отрубился...

+2

16

«Сакура?» - прекрасные цветы этих деревьев, когда легкий ветерок разносит сладкий аромат, роняя лепестки. Но примерять на себя чужое имя – стало не по себе. «Так надо, Саюри», - девушка улыбалась, переводила взгляд то на Луну, то на мужчину, одобрительно кивая, подтверждая слова «сестры».  Хорошо, что ей не понадобилось все подтверждать вслух, угнетая себя еще больше, ловя на лжи. Поддержка, оказываемая названной родственницей, приободряла. В один момент светловолосой  показалось, что это она помогает соседке, просто своим присутствием тут, рядом. Воодушевляет и её  Луна, но и излишняя забота и опека так же улавливаются.
Пока Имрилл рассказывал о своем прошлом, кирин, стараясь не упускать и слова из интересных историй, попутно сравнивала себя и «сестру». В правду девушки оказались очень похожи, причем не только внешне, но, как выяснилось, еще и по характеру.
— Эй! Ты! Блондиночка! Иди сюда! – раздался в приказном тоне мужской голос. Саюри обернулась, увидев, что один из посетителей, уже изрядно опьяненный терпкостью вина и желаниями тела, указывал на неё. Она хотела привстать и подойти к этому господину. Все-таки раз  вызвались помогать, то сдержит свое слово, но, Сирения остановила. Интересно, что ею движет в подобных ситуациях – желание всех защитить? Неужели сейчас кирин выглядела настолько беспомощно,  что её решено было оградить от явившихся мужских желаний.
Произошедшее дальше с лихвой дало объяснение на сомнения Саюри. Подвыпивший  клиент разбушевался, осыпая претензиями заведение, и тишина… Точно, как перед грозой или штормом на море, когда любое громкое слово покажется лишним перед затаившей дыхание природой.  Бунтарь, подобно младенцу, требовал лишь ту, которая пришлась ему по вкусу, грубо оттолкнув Айше. Даже когда Луна предложила свою компанию, то не сразу согласился, но, оценив все достоинства девушки, найдя в ней сходство с первой понравившейся, казалось, остудил пыл.
Сакура наблюдала со стороны, причем все происходящее её тяготило. Она чувствовала себя виноватой в происходящем, ведь все началось с её предложения о помощи, потом подкрепилось непонятным желанием спасительницы к защите и вот во что вылилось.  Угнетение себя и своей беспомощности, ведь именно таковой она кажется окружающим, если верить их поведению, внутреннее моральное давление и очередное понимание, что стоит вернуться к госпоже Ашерат, в золотую клетку, пусть и со своими строгими правилами.
Настойчивая перепалка продолжилась, в ход еще оказались пущены и деньги. Пятьсот золотых – немалая цена заявлена всего за ночь. Ведь есть и такие женщины, которые не считают себя продажными, но за подобную сумму, ради денег дают согласие. Когда утвердительные слова послышались от Луны, кирин удивилась, но не в коем случае не записывала её в число тех, кто желает нажиться. Сейчас девушкой, скорее всего, двигал груз обещаний помочь, понимания, что из-за всей ругани станет хуже заведению и, как вновь показалось – чувство защиты слабых. Неприспособленная к подобной жизни, к столь настойчивому вниманию Саюри, естественно, посчитала себя виновной – очередная порция угнетения личности.
Проводив взглядом Сирению, девушка перевела взор, полный нескрываемой тревоги, на оставшегося рядом господина. Ранее он пытался заступиться за честь «сестры», но та, понимая во что все может вылиться, быстро все переиграла на свой лад.
- Прошу меня простить, господин, - она легко поклонилась, вставая с места. Собеседник же её не удерживал, наверное, осознавая всю тяжесть ситуации.
Направившись к Айше, а после уже и следом за ней, Саюри поскорее хотела разобраться в сложившейся ситуации.
Звонкая предсмертная мелодия разбившегося кувшина, звук разлетевшихся осколков уловить удалось еще в коридоре. Вбежав в комнату, прикрывая за собой дверь, чтобы меньше любопытствующих что-то разузнало, кирин остановилась рядом с Айше.  Первоначальное впечатление быстро оказалось развеянным. Оно и к лучшему, а то и смерть пламенного возжелателя женских прелестей Саюри взяла бы так же на свой счет.
- Я рада, что все обошлось, -  облегченно выдохнув, кирин подошла к Сирении, беря её ладони в свои: - Пожалуйста, береги себя. Не стоит поступать столь опрометчиво, - и ведь все равно казалось, что в той ситуации Айше могла бы найти иной выход, чем подобное самопожертвование.
Да, им повезло, что мужчина не отдал душу богам, в которых верит. Даже сложно было представить, как жить с подобным грузом на душе, что ты убил человека, пусть и такого наглого, нахального, но все же человека.
- Давай ты пойдешь отдыхать, - Саюри  пыталась улыбаться, пусть кто-то и посчитает, что в нынешней ситуации подобные эмоции излишни. По крайней мере, будет весьма странным, что дом увеселения взял те деньги и так быстро, не прошло же  ночи, новоиспеченная жрица любви вновь появится в общей гостиной и станет разносить вино. – А за меня уже хватит волноваться, - будто этими словами она окончательно все  решила. Проведя, чуть касаясь, пальцами по волосам Луны, кирин направилась к кровати.
- Госпожа Айше, - пусть ранее и просила брюнетка так её не называть, но ничего не предложила взамен по обращению, столь же уважительного. -  Наверное, из-за этого происшествия у заведения могут быть проблемы, - все-таки столько звонких монет отдал неизвестный, что заставило о нем сложиться мнению, будто сейчас бессознательно в ароматах вина лежит человек не низшего достатка. – Я постараюсь сгладить некоторые моменты, - присев на край кровати, Саюри аккуратно протянула руки к незнакомцу. Даже сейчас, кем бы он ни был, все равно ей казалось, что не заслуживает подобного обращения – вот так в мыслях никто не осуждался из присутствующих.
Как и было сказано ранее, пострадавший жив, дышит, но ему не до страстных пробуждений, после выданного «снотворного».  Аккуратно перебирая его волосы, ощупав голову, без труда удалось найти небольшую рану, из которой до сих пор шла кровь. Накинув себе на колени край простыни, Саюри опустила поверх неё и голову  мужчины.
- Простите, но память я не умею стирать, - наверняка подобная сила сейчас бы как раз пригодилось, хотя, с другой стороны, как-то люди выкручиваются и без обмана. Расслабившись, приподнимая левую руку, девушка поднесла её к ране. Никаких заклинаний, выкриков с активацией ярких умений, ничего. Лишь внутренняя чистота, безмятежность и всепрощение, понимание ценности каждой жизни, кому бы та не была дарована. Гармония в душе открывает путь к чистой магии – дымка света, исходящая от ладони девушки окутала рану, будто вбирая в себя всю боль пострадавшего тела.
- Не останется даже шишки.

+2

17

Чудесами полна была планета.
Никто уже давно не относился к магии как к чему-то невероятному, ведь для многих жителей волшебство стало необходимым явлением в повседневном быте. Были и те, кто в целом без магии жить не могли и не желали этого делать. И никто не стал бы упрекать за это.
Каждый выживал как мог, а вот целители всегда ценились особенно.
Айше завороженно наблюдала за действиями Саюри и, лишь когда ее новая подопечная закончила колдовать, позволила себе вздохнуть.
Такое светлое и нежное, а главное - полезное волшебство - всегда вызывало неприкрытое восхищение. Ведь сама Айше не стала развивать в себе магию, и если у нее что-то и осталось теперь, то только огромная харизма и обаяние. Ну, и подвешенный язык - хотя это и не совсем магия была. Так, лишь полезное умение, помогающее Айше держаться на плаву.
- Ты настоящая мастерица! Училась где-то? - поинтересовалась госпожа Айше, разглядывая творение Саюри. И тут же подмигнула девушке, явно на что-то намекая. - Слушай, а может, останешься здесь? Мне тут такие люди нужны!
Айше мягко улыбнулась Саюри и Лунафрейе, и собиралась сказать что-то еще, но в дверь неожиданно постучали. И стук был весьма тревожный и активный.
В проеме показалась голова одной из девушек, одетой в красное.
- Айше, там...Эти, стражники пришли. Требуют тебя и, кажется, проверку затеяли.
Айше закатила глаза.
- Чего, опять? - девушка вздохнула. - Только же на прошлой неделе приходили, изверги. Опять им бесплатного вина наливай...Ладно. Скажи, что я сейчас приду.
Улыбнувшись девушками, Айше протянула им ладонь и пожала их руки.
- Вам сейчас лучше уйти и отдохнуть как следует. Не хочу, чтобы у вас были из-за меня проблемы, - произнесла она, с неким сожалением поглядывая в сторону мужчины. Он был исцелен, это восхищало и поражало, но подставлять едва знакомых милашек Айше не хотелось. - Выйдете через черный ход - вон та дверь, а за ней налево и по тропке через кусты. Все понятно?
Поднявшись, Айше легонько коснулась голов девушек, как бы благословляя их, и скрылась в дверях, обронив перед этим:
- Спасибо вам за вашу помощь! Заходите еще.

+2

18

Магия исцеления не забрала много сил, но зато, сколько приятных мыслей тут же появилось. Пусть этот похотливый мужчина и был изрядно пьян, приставал к Луне, за что и получил! Она не осуждала поступок спасительницы, но и не примеряла его на себя, все равно не окажется уже в такой же ситуации. Легче на душе становилось от того, что проснувшись, незнакомец не сможет предъявить ничего ни Айше, ни заведению, особенно, если будет смутно помнить то, что происходило в комнате. Вот она – волна счастья за спасенную ситуацию, что сама Саюри оказалась полезной. Это волнующе приятно, пусть и мимолетно.  И, конечно же, Луна – зародилась надежда, что её не станет терзать совесть за совершенный поступок.
— Ты настоящая мастерица! Училась где-то? – на сей вопрос кирин отрицательно покачала головой. Она нигде не училась, но даже если что-то подобное и происходило в прошлом, то вспомнить не может. Её магия появлялась просто по желанию, от концентрации, искреннего стремления помочь, но навряд ли подобные объяснения сейчас уместны. Лишь легкая улыбка на губах – реакция на похвалу.
Предложение остаться Саюри так же молча отклонила, опуская взгляд на свои руки. Знала бы она, как в дальнейшем сложится судьба, возможно, не стала бы так поспешно отвечать.
Луна молчала, возможно, и хотела бы что-то сказать, но в дверь настойчиво постучали, и тут же появилась еще одна девушка в комнате.
«Проверка? Посреди ночи?» - странность какая-то, но если  сопоставить все время, что тут удалось провести.
Поднявшись с кровати, провожая Айше улыбчивым благодарным взглядом, девушка подошла к зашторенному окну. Светало. Уже давно заметно темнота отступила в сторону, пуская на улицы мягкий свет предрассветных минут.
Покинув комнату, пробравшись к тем самым кустам, о которых говорила куртизанка, Саюри вновь озвучила своей спасительнице  план – она вернется к госпоже Ашерат и, если Луне по пути, хоть немного, то кирин не против компании.  Кто бы что не говорил и не утверждал, но именно возвратившись обратно светловолосая избежит душевных терзаний и угрызений совести. Нельзя отвечать на добро, проявленное человеком, злом, даже если это самое добро и было сделано в каких-то личных целях и с умыслом.
Из увеселительного дома девушкам удалось выбраться без происшествий, конечно же, они не забыли сменить одежду на свою. Так рабыня вернется в дом снова в ночной рубашке и босяком, с мыслями, что, возможно, получится разобраться в ситуации без лишней жестокости.

— Эпизод завершен -

0