Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Memories fall

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://www.trendmutti.com/gifdumps/animierterpicdump378/3.gif
Действующие лица:
Cейлор Сатурн, Йоннен
Время, место, погода, обстановка:
1 июля 1997. Прохладный столичный вечер, не слишком оживленно. Улица Кривого Рога.
Пролог:
Порою знать судьбу очень важно, если ты предупрежден, значит, может избежать досадных ошибок в будущем. Но что делать тем, кто судьбу знать не желает, а странные знаки от нее получает?
Предсказатель поможет и направит тебя, дитя Смерти и Рождения. Возможно, поможет вспомнить что-то, что давно забыто и утрачен, что для тебя лишь сон.
Или на сей раз ты поможешь не только другим, но и себе?..

+4

2

Порой, когда хочешь подумать в одиночестве, нет ничего лучше прогулок по людным местам. Толпа отвлекает, мешает сосредоточится на самой себе, а это именно то, что сейчас нужно.
Дома Сны, не смотря на то что были не слишком редкими, не были на столько... всепоглощающими? Тревожащими?
Нет, иногда, после Сна, она долго не могла заснуть, случалось и так, что для того, чтобы успокоиться, приходилось вставать и идти в оранжерею или библиотеку. Но сейчас, здесь. Почему так не спокойно?
Сны были всегда, сколько себя Хотару помнила, и нельзя сказать, что в детстве они не пугали. Это было бы откровенной ложью. Мало кому могли прийтись по душе Сны, в которых приходили беды.
Но становясь старше, разговаривая с учителями, ощущая поддержку семьи, пришло принятие себя. Кто-то управляет огнем, кто-то изобретает зелья, а ей снятся сны о будущих бедах, больших и маленьких, страшных и просто тревожных. Бывает. Не всегда удобно и комфортно, но и вполне привычно и даже полезно.
Но сейчас? То, что происходило днем, с ней, фактически не влияло на Сны. Частота, интенсивность, подробность и ясность - все это никак не соотносилось с тем, на сколько плохо или хорошо Хотару было перед тем, как она ложилась спать.
С другой стороны, то что она видела во Снах так или иначе, но влияло на ее состояние после видений. К тому же, Хотару всегда была скорее сторонним наблюдателем, чем участницей событий, которые видела...
Конечно, в какой-то миг захотелось смалодушничать, убедить себя, что это просто дурной сон. Такие тоже случаются. Но врать было глупо, в двойне глупо врать самой себе. К тому же, если все-таки что-то снится, значит это зачем-то надо. Или кому-то надо. Или нужно для чего-то. Но столь смутные образы, которые скорее чувствуешь, чем видишь...
Хотару рассеянно пробежалась кончиками пальцев по свертку с книгами, который несла, как будто прикосновениями пыталась поймать ускользающую мысль-ощущение.
Здесь, в столице, у нее не было того, с кем можно было обсудить или посоветоваться по поводу Снов. Большая часть свиты, не смотря на всю преданность и теплые отношения, не были теми, с кем можно было подобное обсуждать. Эсме, не смотря на то, что у них сложились очень теплые, доверительные, отношения, к видениям относилась немного настороженно. Да и, к тому же, Хотару сейчас нужны были не слова поддержки, и утешительные заверения, а чуть больше ясности.
Разумеется, первым делом нужно было самой быть достаточно спокойной, прежде чем пытаться разобраться с тем, что снится. А это спокойствие давалось неожиданно трудно. То, что жениха не оказалось дома неожиданно сильно задело, не смотря на все заверения о том, что его внимания потребовали неожиданные дела, которые не терпели никаких отсрочек. Нет, она прекрасно понимала, что кроме планов и желаний, есть очень веское, непробиваемое "надо" и чем выше ты находишься, чем больше у тебя власти, тем жестче и весомее это "надо". И все же...
- Молодая госпожа! - Резкий окрик Эсме заставил вздрогнуть и резко вернуться в реальность. Ох, Великий Хаос! Она так задумалась, что едва не налетела на человека... или будет вернее сказать лиса?
- Ох, прошу прощения. - Хотару мучительно покраснела, сильно прижимая сверток с книгами к себе. Давно она так сильно не выпадала из реальности. - Надеюсь, я не задела вас...

Отредактировано Сейлор Сатурн (2020-04-17 15:59:54)

+2

3

Очень теплый, отличающийся каким-то безрассудно трепетным спокойствием день, наконец, отдал свои права во владения вечера.  Тебе были знакомы эти странные ощущения, что охватывали улочки и переулки с наступлением летней прохлады. Столица дышала по-новому. Вместе с нею иначе вели себя люди, тотальное большинство из которых стремилось уединиться в домах рядом со своей семьей.
Праздники, что длились в столице целые ночи, пока не спешили волновать людские умы своей шумной радостью, а потому сегодняшние часы были временем идеальным для того, чтобы подумать, открыть старую книгу воспоминаний или, возможно, избавиться от застарелой раны-проблемы?
Пожалуй, что так. Не стоит позволять переживаниям безбожно ранить тебе душу, в противном случае ты непременно начнешь ранить ею других.
Выбранная сегодня тобою улочка Кривого Рога имела собственную историю. Как и все то, что спешно отстроили после тяжелой пробежки Хаоса по планете. Тяжелым кованым сапогам Ужаса Мироздания так и не удалось вскрыть вены городских воспоминаний и втоптать в грязь благородные узоры на домах и среди дорожек.  Ты помнил эту улицу как нечто поразительно нелепое, испещренное надписями на старых желтоватых домах, и с непременной вязью ударов рогов подле стен.
Дело в том, что этим переулком часто перегоняли на рынок скот, в особенности, козлов да баранов. Не миновать было драки, а после - суровых наказаний от пастухов. Здесь было множество стычек, и всю улицу пронизывал дух совершенного упрямства. Люди здесь жили тоже особенные. Твердолобые донельзя, и живущие в тех домах поколениями.
Ты расположился подле дома, в котором жила ласковая седовласая старушка. Ей было около шестидесяти, однако неизвестная тебе болезнь точила ее, словно червь, и выглядела она много старше.
Тебе было жаль ее, и все, что ты мог сделать - это радовать ее периодически собственноручно вылепленными булочками в благодарность за то, что однажды она спасла тебя от стражи, укрыв в своем доме. Тогда она сказала, что ты чудесный малыш, дала тебе яблоко и проводила до дома Оза, уже опираясь на клюку. С тех пор ты часто бывало возле ее дома. Она не возражала против твоего благородного дела распутывания судеб.
Однако никогда не спрашивала о собственной судьбе. Это удивляло тебя. Это заставляло отстраненно наблюдать за ее домом, слушать разговоры подле него.
Только сегодня ты не слышал ничего.
Ни звука, как будто старица уснула, и даже не дышала во сне.
И лишь когда в ее доме послышались знакомые шаги, ты успокоился, выдохнул, и надел на лицо маску, погружающую в транс куда лучше любых жреческих заклинаний.
Этим особенным, трепетным вечером, ты ждал кого-то особенного.
И предположить не мог, что особенная наткнется на тебя в буквальном смысле, едва не наступив в угольки с благовониями, что дал тебе Оз, и тотчас же рассыпавшись в извинениях. Благородная особа, которая не смотрит себе под ноги или же извечно смотрит в сторону горизонта?
Или, быть может, даже за его пределы?
Ты мысленно улыбнулся, не снимая маски и глубоко втягивая в себя потревоженный вечерний воздух.
- Значит, так необходимо, - произнес ты, глядя точно в ту сторону, куда чуть не угодила незнакомка. Совсем юная, должно быть. Ее вес был довольно-таки маленьким. Девочка? Молодая госпожа, как ее и окликнули. - Встречи не бывают случайными, госпожа. В особенности, те, на которые судьба Вас толкает.
Ты чуть поднял ладонь с колен, указав жестом на небольшой низкий табурет с подушкой напротив себя. Тебе, сидящему намного ниже уровня чужих глаз и не видящему ничего, по сути, было все равно, кто с тобой говорит и где стоит. Другим же, судя по всему, думать было некомфортно.
Отличное изобретение - деревянные стулья, скамьи и табуреты. Полезные.
- Думаю, вам не следует бежать дальше и поделиться своим временем со мной. Вы беспокойны, а оттого вам нужно замереть на миг, чтобы идти далее. Чтобы лучше увидеть, куда вы стремитесь.
Когтистая ладонь опустилась обратно на колени, а черный пушистый хвост чуть шевельнулся обвивая их.
Ты поглядел куда-то вверх, с удовольствием подмечая изменившийся позади себя фон запахов. Там что-то готовили. Для тебя ли?
- Юность беспокойна. Что, кроме юности, беспокоит Вас, госпожа?
Ты вернул незнакомке внимание так резво, как будто уже видел причины. И - главное - мог их исправить.

внешний вид

https://i.pinimg.com/564x/ac/cc/91/accc91f28fb870ebd46e228c42e5219d.jpg

+2

4

Хотару сделала несколько шагов назад, чтобы не нависать над лисом и быстро огляделась. Кажется Сны влияют на нее сильнее, чем казалось. Конечно, случались мгновения, когда размышления требовали полного сосредоточения и внешний мир переставал существовать, иногда даже такое случалось во время разговоров с учителями или родными. Но размышление над новой информацией или интересной задачей, это одно. И совершенно другое - размышления, когда находишься на оживленных городских улицах.
Да, она специально вышла в город, чтобы побыть в одиночестве и подумать, охладить голову, но это совершенно не означало то, что охлаждение будет приравнено к потере. Слава Хаосу, что рядом с ней Эсме и она не заблудилась куда-то в неприятности.
Сидящий перед ней лис не ощущался опасным. Маска немного нервировала, Хотару, хоть и не слишком сильно любила прямой зрительный контакт, все же предпочитала видеть глаза собеседника. И в то же время, маска в сочетании с многослойной одеждой и пушистым лисьим хвостом вызывала какое-то смутное ощущения узнавания. Очень мимолетное, почти не весомое.
Быстрый взгляд на Эсме показал, что в отличие от Хотару, той здесь не нравилось. Ни эти приземистые дома, которые вызывали ассоциацию с упрямо набычившимися крестьянами, ни сама пыльная, истоптанная тысячами ног, улица и уж тем более подозрительный тип, который больше всего походил на предсказателя о котором бродило столько слухов.
Тихий голос со странным акцентом, плавные движения, приятный запах благовоний, Хотару колеблется всего мгновение. Всего один шаг в сторону и легкое движение рукой, Эсме поджимает губы, по приходу домой состоится весьма неприятный разговор, но при постороннем компаньонка только склоняет голову и подходит ближе.
- Вы правы, случайных встреч не бывает, - улыбку почти не видно на губах, зато хорошо слышно в голосе. - Но, даже если тропа толкает упрямца в спину, все же не стоит забываться, и пытаться сбить с ног того с кем встреча столь важна.
Аккуратно присев на табурет, Хотару положила сверток с книгами на колени, и вдруг с кристальной ясностью поняла, что смутное ощущение, которое ее выгнало сегодня на прогулку исчезло. Конечно, возможно были виноваты благовония, но, нельзя было исключать и того, что не только они. Или даже совсем не они. И последнее было наиболее верным вариантом, достаточно было бросить беглый взгляд на Эсме. Нет, та в целом, на взгляд постороннего, выглядела совершенно безмятежной, но Хотару прекрасно умела читать мельчайшие тени эмоций на лице и в позе компаньонки.
Что же, если бесконечная тропа столь настойчиво нашептывала дорогу, то не стоит закрывать уши.
- Не уверена, что мне стоит сейчас замирать - в руках, на мгновение появилось фантомное ощущение гладкого древка. - Но остановка и разговор, возможно, не будут лишними.
И все же маска действительно беспокоила, сидящий напротив нее лис казался безмятежным и ощущался он странно, как будто они сидят по разным берегам быстротечной реки и Хотару, вглядываясь в отражение, пытается четко разглядеть отражение.
- Разве юность это то, что действительно может обеспокоить? Юность прекрасна, ты дышишь в такт просыпающемуся на встречу тебе миру, ты чувствуешь то, как не смотря ни на что, жизнь идет. Побеждает. Возрождается. Бесконечно близкая и вечно далекая... - Хотару на миг прикрыла глаза. - Юность не беспокоит меня, господин Лис. Меня беспокоят те, кто ходит ночами, кто сплетает свои, еще не пройденные в реальности, тропы с бесконечной жаждой и заставляет мир снов громко кричать о былом, что скоро станет грядущим.
Хотару подняла взгляд к небу, как же она любила это время суток, яркий и крикливый, полный жизни и движения день стремительно уходил, на его смену приходила ночь, такая же яркая в своей тишине, в своей таинственной жизни. Люди,в основном, боятся ночи, отпугивают ее светом, бесконечным праздником, громкими криками, и ночь послушно соглашается отступать. Но что случится, когда она решит возразить?
- Что вы знаете о Снах, господин Лис?

+2

5

Ты не помнил их, никогда не смог бы запомнить и вспомнить на утро, и дело было не только в твоей вынужденной слепоте. Ты даже голосов не запоминал, и потому к тебе шли за помощью, как к тому, кто не выдаст тайны, не проболтается, будет безмолвным хранителем вверенных ему участков судьбы.
Ты хранил сотни воспоминаний, но не разбирался в том, кому они, по сути, принадлежат. Зная о том, сколько разных путей пред людьми, ты все равно не распутывал их, словно маленькие канаты, ведущие в туман.
Помогая, ты лишь…подталкивал к жизни? Вероятно, это так.
- Вы просто…многого не пробовали еще, госпожа, и оттого вас беспрестанно тянет к разным тропам. Но определиться. Как?
Ты выразительно щелкнул в воздухе когтями, отчего тишину прорезал характерный звук.  Вероятно, твое поведение, прежде отличавшееся незыблемым спокойствием, могло удивить стороннего наблюдателя, однако ты никогда не кривил душой, общаясь с теми, кто приходил к тебе за помощью.
“Те, кто ходят ночами.  Те, кто беспокоят умы и не дают спокойно уснуть. Обращаются к самому глубинному и ранят исключительно изнеженные души металлом когтей.
Я знаю их. Знаю о тех, кто плетет Сны.
Эл…Элеазар? Он похож на того, кто может, и Оз тоже говорил об этом. Люди часто боятся тех, кто приходит к ним во снах, но ожидают ли они помощи от умеющих плести одну тропу с другой, или же для таких, как эта юная госпожа, все кругом – одна сплошная опасность? О, мне трудно поверить в это. Даже сидя на расстоянии, я чувствую не только тревогу. Множество беспокойных тайных желаний и большую силу. Знаешь ли ты о таковой, госпожа?
Видишь ли то же, что вижу порою я?”

Выпрямившись, ты посмотрел прямо на девушку, мелким, выверенным движением отнимая от лица деревянную маску. Ты не знал, местной была сидящая напротив госпожа, сколько ей было лет, и какого она была сословия, однако догадывался, что подобный фокус может напугать несведущих в ночной жизни Зейтуны.
Те, кто хорошо знали городские легенды и звали тебя Слепым Предсказателем, уже не могли испугаться.
Но приходилось ли молодой госпоже встречаться взглядом со слепым?
Глаза, словно заполненные белым туманом, не мигая, смотрел в одну точку – чуть повыше переносицы гостьи.
- Сны могут смущать старых и воодушевлять молодых, а порою - наоборот, - негромко произнес ты, положив маску себе на колени и не задумываясь пока о том, сколько придется продержать ее там и как быстро госпожа свыкнется с твоим обновленным лицом.  – Сны – большие обманщики и великолепные помощники, стоит лишь найти в них крупицу истины. Здесь точно так же, как с предсказаниями.
Ты глубоко вздохнул и, легонько дернув пушистым черным хвостом, слабо улыбнулся. Тебе нравился ход этого разговора. С самого начала. Хороший признак.
- Во снах предсказания оставляют меня, за то я благодарен им. Но вы…хотели бы знать, что означают ваши, вероятно? У вас есть вопросы, госпожа, которые вы никому не можете задать. Не из-за недоверия, ни в коем случае.
Ты чуть наклонился вперед, понизив голос до сокровенного шепота.
- Оттого, что Вас не поймут.
Ты знал, что юность тревожит снами, и притом, весьма часто. Никто еще не говорил тебе о том, что снится, а твои сны были короткими и безмятежными, в уплату за ночь, проведенные с бесчисленными витками событий.
Не всем везло так же, как тебе.

+1

6

И все же в городе ночь, совершенно не та, что в поместье. Здесь слишком много разумных, слишком много света, и кажется, будто этот свет и шум уже победили, заставили отступить ту, что властвовала тысячи и миллионы лет, заставили склонить голову. В городе ночь представляет собой что-то зловещее, темное, прячущееся в темных переулках, сворачивающаяся под навесами, ждущая своего часа под лавками.
В поместье ночь величественна. О да, в ней таятся опасности, но и полезного в ней скрыто не мало. А какие-то разговоры, например о Снах, лучше всего вести именно ночью.
- Вы правы, сейчас я стою на перепутье и очень многое будет зависит от того, шепот какой тропы окажется громче. Но разве у тех, кто старше так не бывает? Есть те, кто бездумно существуют и слепо идут тропой, есть те, кто вынужден подчиняться чужой силе и следовать не своему желанию. А есть те, кто несут на себе груз, мнимый или явный, и видят перед собой множество путей... - Хотару чуть склонила голову набок внимательно смотря на собеседника. - Хотя, это захватывает, не смотря на то, что выбор мучителен.
Так странно, ее никогда не держали в железных кандалах долга. Конечно, существуют определенные рамки поведения, ожидания, предположений и статуса. Но этим ограничен всякий разумный живущий среди себе подобных. Где-то рамки жестче, где-то они размыты, но есть всегда. И, в общем-то, выбор троп есть всегда, даже если мы не осознаем этого.
Каждое наше движение это выбор мельчайших "что если", они не влияют сразу и могут не повлиять вовсе, но мы все, в каком бы месте не казались, это всегда череда непрекращающихся выборов. Больших и малых, которые, не смотря ни на что, влияют на нас.
Движение Лиса заставляет сморгнуть, оно не достаточно резкое, чтобы в действительности напугать, но вот заставить сосредоточится на здесь и сейчас - вполне.
Маска в руках Лиса опять подкидывает смутное ощущение узнавания, хотя Хотару более чем уверена, что не встречалась ни с самим Лисом, ни с представителями его народа, и даже не читала о них. И все же. Резкость черт лица, пушистые уши и сама маска в когтистых руках, отдается чем-то таким... детским:"я так и знала!". И это ощущение даже сглаживает легкую нервозность от взгляда в слепые глаза. Хотя, на сколько, в действительности, слепые?  И что, в действительности, означает видеть?
- Предсказания... - Хотару на миг замолкает, она не совсем согласна с Лисом, но почему-то не может подобрать слов, чтобы точно сформулировать возражения. - Сны и Предсказания, по своей сути, лишь две стороны одной монеты. Просто кто-то видит то, что еще не свершилось, когда бодрствует, а к кому-то предостережения приходят только во Снах.
Хотару рассеянно поглаживает сверток с книгами, ей сложно говорить о Снах с тем, кого не знает. Точно так же, как сложно говорить о себе, с кем-то, кто не входит в ее близкий круг.
- Я хочу знать... - Эхом отзывается, все так же продолжая поглаживать сверток с книгами. - Когда ко мне приходят Сны, к сожалению, или же к счастью, мне не сложно истолковать их. Я немного завидую вам... - Хотару тихо смеется и внимательно смотрит на маску, лежащую на коленях Лиса. - Иногда хочется видеть многообразие возможностей, во всем их великолепии. От горя и бед, порой бывает сложно отойти, когда просыпаешься.
... И все же эта маска заставляет немного нервничать. Хотару безмятежно улыбается. Иногда ей действительно сложно, когда Сны отбирают слишком много сил, но она бы ни за что от них не отказалась. Это все равно, что лишится руки или ноги, к тому же, кому-то все-таки надо видеть и беды, чтобы иметь возможность видеть жизнь во всех проявлениях.
- Хотя, на самом деле, я бы не согласилась бы обменять эти Сны, на что-то другое. Но... здесь вы правы, я хочу понять, что могут значить просто сны. - Хотару на миг хмурится, подыскивая верную формулировку. - В последнее время меня преследуют простые сны. Или не сны.
Тонкие пальцы с силой сжимают сверток с книгами, сминая упаковку.
- Это не совсем сны, но и не видения. Все свои Сны я помню, порой помню лучше, чем то, что происходило со мной наяву. - Хотару глубоко вдохнула и заставила себя разжать пальцы. - Эти же... сны... это все так зыбко, так не реально.
После этих снов ей страшно, потому что кажется, будто вокруг все не реально, просто сон во сне. В счастливом сне и ей скоро придется проснуться.
- Я боюсь. После этих снов, мне кажется, что равновесие исчезает. Вам знакомо это чувство, господин Лис?

+1

7

"Мудрая, очень мудрая девушка.
Образованная, светлая, и со своими секретами, которые не поместятся ни в один карман на свете. Что же, такая может  запрятать и нож в рукаве, и несколько козырных карт у себя под подошвой туфельки.
Такая же, как начинающие великие умы Зейтуны".

Тебе становилось все интереснее, и тем более болезненным было бы внезапно прервать разговор, отвлекаясь на предсказание. Ты никогда не знал, каким образом явится оно, сколько времени ты потратишь на то, чтобы распутать его. Ясно было лишь одно: ни одно из твоих видений не касалось тебя напрямую. Судьба сделала тебя собственным помощником, предоставив направлять тех, кто желал узнать.
Ты не мог быть точно уверен, желает ли госпожа перед тобой узнать именно о будущем, взглянуть  хоть одним глазком на то, что ожидает ее подле одной из троп. Судя по словам – да, ей хотелось этого, и прозвучавшее «Я вам завидую», видимо, стало истинным катализатором.
Видение свалилось на тебе, как вода из ушата, и, на миг оцепенев, ты вгляделся в туман перед собой. Смена эмоций на лишенном теперь маски лице почти наверняка испугала девушку. Да только ты редко думал о том, что чувствуют в этот момент другие. Они приходили за будущим, и они получали его.
- Я вижу: тебя зовет море, и оно полно черноты. В твоих ладонях… - ты вглядывался в туман перед собой, и даже вытянул вперед когтистую ладонь, будто бы пытаясь расшевелить молочно-белое полотно. – Что это? Не могу разглядеть…
Слепые глаза прищурились в естественным желании разглядеть, узнать.
- Оружие. Похоже на оружие, - как незаметно, быстро и легко ты перешел к неофициальному и простому «ты». В такие моменты ты напоминал учителя, который общался с детьми и попросту считал нелогичным им «выкать».  – Море становится все темнее, а твое оружие сияет все ярче, подобно блеску звезд.  Но не в нем твоя сила. Ты бросаешь его. Ты идешь к морю, чтобы найти там что-то…ракушки? Не они нужны тебе. Что-то важное, нужное. То, что ты потеряла, забыла, и то, что ответит на твои вопросы. И еще…Кто-то?..
Видение резко оборвалось, и ты тотчас же тряхнул головой, глубоко дыша. Порою предсказания уходили легко и просто, а сейчас же ты ощущал нечто опустошающее рядом с собой. Подобное бывало нечасто, и сегодня изрядно встревожило тебя, заставив прижать черные уши к затылку, и потянуться рукой к стоящей подле табурета фляге.
Несколько глотков травяного отвара вернули тебе голос и прежнее состояние. Мятное спокойствие окружило твой силуэт, выпрямило спину.
- Вам страшно, госпожа? – не особенно ясно, к чему ты задал этот вопрос и зачем. Молодая госпожа говорила тебе о своих сновидениях и тревогах, а ты огорошил ее видением, из-за которого она вполне могла бы сбежать, и имела на то полное право. – Не нужно бояться. Вас хотят направить.
"Она может верить своим сновидениям и тому, что я сказал ей, а может не верить и уйти прочь, обозвав меня умалишенным.
Каждый день мы выбираем судьбу, и порою…она выбирает нас".

- Что видите вы? Расскажите, - ты вновь наклонился к девушке, ясно ощущая запах тревоги где-то за ее плечами.  – Море? Свет? Темноту? Реальность сновидений другая, она не может быть такой же объективной, простой и четкой, как та, в которой мы с вами сейчас. Мне…бывает так же сложно распутывать приходящие ко мне видения, и успокаивает лишь то, что добрая доля их сбывается. Потому что люди…послушны знакам. Они верят, что все так, и все так и происходит, если не вдаваться в подробности.
Ты на миг отклонился от нее, обратив взор куда-то в сторону. Из дома позади уже доносился знакомый сладковатый запах: старая дама часто зажигала особые благовония перед сном или же во времена бессонницы.
Корица и шафран, кажется.
- Вы сражаетесь, юная госпожа, но знаете ли, за что? Видели ли вы какую-нибудь цель, точку…то, к чему вам необходимо устремиться всеми силами своей души? Или же ваша дорога безгранична, словно то море, которое пришло ко мне сейчас?
Ты любовно огладил маску, лежавшую у тебя на коленях.
Никогда не говоря прямым текстом, ты предпочитал наблюдать и направлять, радуясь, когда люди верно понимали тебя и огорчаясь, если понимание к ним так и не приходило. Именно в такие моменты ты чувствовал себя по-настоящему живым.
Это значило, что ты живешь не напрасно. А приносить пользу – это ли не то, о чем мечтает каждый, в обществе живущий?

+1

8

Хотару она отстранено размышляет на тему того, почему у нее на языке расцветает горечь хны, когда она думает о долге. Думает, почему ее приводит в такое отчаянье, то, что она ощущает, на сколько зыбок этот мир. Эта реальность...
Разговор помогает. Даже не смотря на то, что она сейчас чувствует так много противоречивых эмоций, разговор помогает. Может потому, что она озвучивает свои мысли, которые собеседнику в достаточной степени понятны, а возможно причина в том, что они незнакомцы. Они сидят на перепутье троп, вдыхают ароматы ночи и специй, разговаривают, но это все...
С незнакомцем, порой, разговаривать легче, когда рамки условности так зыбки, что скорее напоминают мираж. Хотя она бы и не отказалась от чашечки чая и уюта библиотеки, под разговор. Но тогда бы вряд ли получилось разговаривать так легко.
Хотару вздрагивает, когда выражение лица Лиса меняется, ей хочется съежится и заткнуть уши. Желание на столько внезапное и острое, что на миг становится как-то слишком плохо. А потом приходит спокойствие. Такое же внезапное, как и детский испуг до того. Если Судьба шепчет в уши, нельзя пренебрегать ее советами, иначе все может обернуться совсем не так, как даже в самом твоем страшном кошмаре.
Сглатывая подступающую горечь, Хотару внимательно слушает. Запоминает. Если ее сюда так настойчиво приглашали, значит это действительно важно.
- Мне страшно, вы правы. - Что она могла забыть? Это намек на то, что ей надо призвать Глефу? Что как бы не было хорошо сейчас, но Глефа раз пробудившись все равно потребует, чтобы Ее... нет. Паника и паранойя в данном случае совершенно не продуктивна. Когда время придет, тогда оно придет, не раньше и не позже.
- И мне страшно, куда меня направляют. В противовес Снам, когда я могу лишь сказать, что беда идет, нет ничего слаще ощущения музыки жизни и уверенности в том, что этот мир настоящий. - Голос Хотару почти не дрожит, она осторожно, но настойчиво, разглаживает смятую упаковку свертка. Так проще отвлекаться и есть минимальное оправдание, исключительно для самой себя, почему она не смотрит в лицо Лиса. - Меня зовут проснуться, но я не хочу тишины.
Последняя фраза вырывается, как будто минуя сознания. Просто срывается с губ. Сама собой. Хотару глубоко вздыхает, она бы не отказалась от того, что выпил Лис и так быстро пришел в себя и едва не шарахается в сторону, когда в ее руках оказывается небольшой деревянный стакан, в котором налит все еще горячий чай.
Она совершенно забыла про Эсме, но как же хорошо, что та не забыла про нее. Не большой глоток прокатывается внутри мягким теплом и сладостью меда, возвращая в реальность, Хотару благодарно улыбается Эсме. Та кивает и выразительно качает головой, но выяснять отношения не время и не место.
- Простите. Я действительно ужасно испугалась. - Благодаря чаю появляются силы, чтобы взять себя в руки и вновь посмотреть прямо в лицо Лису. - И прошу прощения, за свою реакцию на ваши слова, это было крайне глупо и оскорбительно, перекладывать на вас ответственность за то, на что вы повлиять не в силах.
Хотару, если бы Лис мог ее видеть, сейчас склонила перед ним голову, не подражая провинившемся ребенку, но вполне осознанно выражая почтение и смирение. Но Лис не видит, поэтому единственное, что ей сейчас доступно голос, его интонации, и слова, потому что некоторые вещи действительно необходимо проговаривать в слух.
- Не хотите ли чая с медом? - Хотару на миг улыбается и едва заметно пожимает плечами. - Вы задаете сложные вопросы... Когда приходят эти сны-не-сны я не могу потом вспомнить, что именно в них происходило. Я не могу сказать вижу ли что-то четкое или эфемерное, тьму или свет. Я слышу шепот. И скорее, что-то... вы когда-нибудь вслушивались, как летают светлячки? И что ощущаешь, когда они садятся на руку?
Хотару на миг замолкает, пытаясь подобрать более точные слова. Задумчиво, не осознавая этого, крутит в руках стакан.
- Эти сны примерно такие же, но выматывают хуже Снов-видений. После них мне горько. Вы правы, снова, люди послушны знакам, но не все. Есть те, кто понимают, что знаки, это всего лишь знаки, к ним надо прислушиваться. Но нельзя им подчиняться слепо. Этому учит нас история, об этом говорят книги. - Тихий вздох, Хотару подносит стакан к губам, но только прислушивается к аромату, не делая глотка.
- Проблема только в том, что для большинство людей, знаки тоже самое, что дудочка в руках заклинателя змей для кобры. Для меня же, сейчас, это больше напоминает прикосновение к плечу, которое заставляет проснуться. И это немного пугает. Ведь может оказаться, что все то, что меня окружает сейчас, окажется не достаточно значимым. Что та тропа, по которой я иду, окажется ложной. Возможно этот страх мешает услышать то, что хотят до меня донести?

+1

9

Не видя чужого лица, ты абсолютно точно знал, насколько сильно подернуто оно теперь дымкой тревоги и ужаса. Да, порою твои слова могли вызвать неоднозначную реакцию. Бывало и так, что люди в страхе убегали прочь, что называли тебя сумасшедшим, что старались держаться впредь подальше от Слепого Йона.
И лишь ты оставался в этом мире неизменным, несмотря на череду событий, поменявших определенные твои взгляды на жизнь. Что-то должно было оставаться постоянным, как фундамент, на котором зиждется все земное.
- Откуда вы знаете, что вслед за пробуждением последует вечная тишина, молодая госпожа? – ты перестал смотреть прямо на свою гостью, и перевел взгляд куда-то ориентировочно в сторону ее ноги. Выглядело, наверное, несколько жутковато, поскольку в глазах твоих, по сути, не было никакого движения. Они просто мелко дернулись и, добавив к этому вечную загадочную полуулыбку, можно было получить вполне страшное сновидение, внезапно воплотившееся в реальном мире.
«Ей сложно говорить, но еще сложнее понимать. Она сталкивается, вероятно, каждую ночь, с чем-то, что большинство из разумных предпочло бы забыть и оставить в стороне  как простой страшный сон.
Таков удел немногих избранных: разбираться с тем, что приводит многих в ужас».

- Светлячки,- эхом отзываешься ты, и тебе неимоверно хочется вдруг увидеть лицо этой госпожи. Из ее уст слово «светлячки» звучит как-то  действительно светло и звонко, особенно красиво, а ты своему слуху привык доверять. Кончики ушей  в волнении дернулись, обозначив твое полное внимание. – Светлячки летят на тьму, чтобы осветить ее и встретить свое предназначение там. В темноте.  А вы…Для чего вы здесь?
Вопрос очень прост, но одновременно с тем наполнен глубокой философией. Каждый ищет свое место в жизни, и каждый решает, для чего ему направляться из точки А в точку Б в данный конкретный момент. Набрела ли на тебя девушка случайно, или же  целенаправленно искала ответы на свои вопросы, ты не знал.
Знала ли она?
Это тебе и предстояло выяснить: что известно ей и что она желает узнать, помимо страшных, пугающих ее юное сознание вещей.
Тронувший обоняние тягучий запах меда заставил тебя улыбнуться чуть шире. Это лакомство было популярно в столице, но стоило не сказать, чтобы дешево. После краха, что опрокинул большую часть планеты в состояние безжизненной пустыни, область пчеловодства восстанавливалась очень и очень медленно. И если с рыболовными и охотничьими промыслами все было в порядке, то цены на мед по-прежнему были очень высоки.
- В последнее время мои видения становятся все более тревожными, а даже если половина из них сбудется…для каждого из нас будет уготована новая тропа, - ты покачал головой, одновременно этим же движением отказываясь от сладкого напитка.  У тебя был отвар, которого хватало на полную ночь, и объедать благородных господ было бы неразумно.  – Вы беспокоитесь, что некто, привычный вам, ваше окружение и ваши друзья откажутся от вас, если вы решите вдруг выбрать что-то новое?
Предпочитая задавать вопросы, ты, тем не менее, утверждал что-то, убеждая собеседника в том, что все твои речи искренни и правдивы.
Так оно, в большинстве случаев, а особенно, сейчас, и оказывалось.
- Некоторые тропы не позволяют повернуть назад, - задумчиво произнес ты, повторно выпрямляясь и вновь поднимая взгляд на мудрую гостью. -  Некоторые позволяют делать выбор.  Но никто не определит это за вас. Вы выберете сами, когда настанет час и…раз вы сейчас здесь, юная госпожа, то вы что-то выбрали?
Не всегда за выбором следовало нечто определенное, и не всегда он был приятным и понятным. Люди выбирали каждый день, каждый день совершали ошибки и каждый день сваливались с намеченных путей.
Это ничего. Это не страшно.
Со временем все оказывалось на нужных местах, и лишь иногда можно попробовать торопить, если терпеть и ждать было больше невыносимо.
Это ли тот случай?

+1

10

- А что такое вечная тишина? - Хотару улыбается прикрыв глаза. Мир полон звуков. Шум ветра, разговоры, дыхание, шаги. Шелест дождя, стрекотание и рычание, музыкальные инструменты, чувства, мысли. За пределами этого мира, существуют другие миры, тоже полные звуков. И между этими мирами есть пространство, в котором, на самом деле, так же есть звуки. Вся эта, на первый взгляд, какофония создает неповторимую музыку, которая пронизывает все пространство и время. Музыку, которая означает жизнь. - Я не боюсь вечной тишины, да ее, на самом-то деле и не бывает. Жизнь побеждает всегда. Но есть те, кто заставляет мир взять паузу. Мне нравится этот мир, эта жизнь, и я эгоистично хочу, чтобы эта музыка звучала, как можно дольше...
Хотару делает небольшой глоток чая. Чтобы взять паузу. Господин Лис задает сложные вопросы, они помогают, ведь в правильном вопросе уже содержится большая часть ответа, но это не отменяет того, что отвечать на них сложно. Да, Хотару любит подобные разговоры, в них многое можно узнать и понять, но это не всегда означает принятие, или быстрое принятие, того, что узнала о себе. Хотя, и не на столько сложно, как могло бы быть.
Возможно, если бы она родилась и воспитывалась в другой семье, если бы у нее было другое окружение, если бы она была бы более легкомысленной особой, возможно, то, о чем сейчас говорил и спрашивал у нее Лис, вызвало бы более бурную реакцию. Ведь, в действительности, большинство разумных предпочитает делить мир несколько монохромно. И искренне верят в то, что их проблемы нечто ужасающе большое. И именно их жизнь, их дорога или праздность, величайшие ценности.
Но Хотару выросла в семье, где хорошие иллюзии ценились только, как элемент искусства, как магический дар, а для жизни выбирали, пусть и не всегда приятную, но реальность.
- Здесь и сейчас я для разговора с вами, господин Лис. - Хотару едва заметно улыбается и вертит стакан с чаем в тонких пальцах. - Если смотреть чуть более глубже, сейчас я здесь для того, чтобы понять о своих снах чуть больше, и, возможно, для того, чтобы сказать то, что должно быть озвучено. А если заглянуть чуть дальше... я не знаю. Не думаю, что моя тропа заключается лишь в том, чтобы видеть сны и плачем предупреждать о грядущих бедах.
Хотару допивает чай и молча протягивает стакан Эсме, ей не то чтобы очень хочется пить, но весь этот разговор лучше воспринимается под чай. То о чем они говорят одновременно слишком эфемерно и слишком реально. Чувства, ощущения, сны и предсказания. Все они иногда могут вводить в заблуждения, их не всегда легко понять, но и отмахиваться не стоит.
- Нас ждут трудные времена. - Спокойно кивает и тепло улыбается Эсме, когда та наливает новую порцию чая. - И впереди то, что так или иначе затронет всех. Но так ли плохи новые тропы? Конечно, мне страшно, неизвестность пугает, и изменения тоже пугают. Но нет ничего хуже, чем прекратить изменяться, замереть, остановиться. Вас пугают эти видения?
Горячий стакан в руках, запах трав и меда, запах подступающей ночи. Господин Лис сидящий напротив. Хотару крепко держит стакан в руках и рассеянно смотрит на то, как едва заметно подрагивают чуткие уши Лиса.
- Мой выбор могут не принять. Я хочу верить, что этого не случится, и что моя тропа не приведет к такому выбору, когда из-за принятого решения от меня отвернуться мои близкие. Но, к сожалению, такое может произойти. - Глоток чая согревает и заставляет улыбнуться, Хотару отчаянно не хочет просыпаться, не хочет слышать тот голос, который зовет ее ночами. И все же, кажется, определенности она хочет больше. Эти сны-не-сны слишком сильно выматывают, заставляют барахтаться в реальности, как в паутине голодного паука. И это страшно. И неприятно. И страшно неприятно. - А разве мы можем вернуться по тропе назад? Ведь вместо нас всегда возвращается кто-то другой. Как бы мы не оглядывались, как бы не страшились перемен, но каждый последующий день заставляет нас меняться. И получается, что даже если, вдруг, случается оказаться перед той же тропой, перед возможностью исправлений, разве делать новый выбор будет тот же разумный? - Хотару делает еще один глоток. - Но всегда ли мы выбираем? Иногда, когда наша воля сталкивается с чем-то неизмеримо большим, выбор делается за нас. Мы можем пытаться сопротивляться этой воле, зову той тропы, которую выбрали для нас, но на сколько сильно мы можем противиться этой воле? Я выбрала и выбираю каждый раз прислушиваться к тому, что хочет сказать мир, о чем нашептывают Сны.
И как бы она не противилась, Хотару прекрасна знала, что в конечном итоге выберет прислушаться к снам-не-снам. И даже не потому, что противиться воле мира и снов глупо, а просто потому, что бежать от ответственности ее не учили.

0

11

- Вы не были там, за завесой.
Твои губы непроизвольно растягиваются в улыбке, и со стороны это может казаться чем-то жутким. Когда улыбаются слепцы, это всегда наталкивает на какую-то страшную неопределенность. Чему, по сути, может радоваться и улыбаться тот, кто лишился зрения? Наверное, каким-то своим причудам, которые говорят лишь об одном: перед случайным путником сидит, обвив лапы хвостом, умалишенный. Радуется чему-то своему, храня маленькие секреты, которыми делится с дорожной пылью да нагревшимися на солнце камнями, где нашли свой приют ящерицы.
По сути, ты ни разу так и не спросил напрямую, несмотря на то, что в вопросах были сокрыты еще другие вопросы. Это как кусок пирога, внутри которого можно отыскать вишню, а можно наткнуться на случайно попавшую в тесто косточку или червяка. Никогда не угадаешь, когда и чем все закончится.
Ты размышлял лишь о том, что могло бы быть в итоге и принести пользу. Именно это успокаивало и заставляло улыбаться: быть полезным и привнести в чью-то жизнь новые краски.
- Там, где действительно правит тишина, все иначе, - ты неторопливо сбавлял тон голоса, отчего девушке могло начинать казаться, будто ты шепчешь.  Ощущая рядом кого-то еще, ты подумал о том, что наверняка интерес со стороны увеличился вдвое. Всем хотелось послушать о каких-то секретах: а их обыкновенно сообщали шепотом. - Молодая госпожа не из тех, кто последует за уготованной ей судьбою. Слышу это в ваших речах: вы не подпишетесь под тем, что с радостью принимают такие же молодые девушки. Вы едва ли хотите стать примерной женой, позволить жизни увести вас, увлечь в рамки быта. Не так ли?
Едва ли кто-то из тех девушек, что охотно выходили замуж в ранние года, и после жили только семьей, стал бы приходить сюда и говорить с тобой о таких вещах, как тонкие материи и сны.
Их, как правило, куда больше интересовали бытовые вещи вроде "Насколько счастливым будет мое замужество?" или "Сколько у меня будет детей"? Некоторые даже замышляли что-нибудь сотворить со своим нареченным, поскольку зачастую замуж выходили не по любви. Ты, не особо видящий смысл во всяческих церемониях, которые устраивали люди почти каждый день, не сумел бы помочь никаким советом.
Они могли изменить то, что им - по словам старых - положено по судьбе.
Судьба изменчива. Много троп перед тобою: выбирай любую, да не мешкай, коли решился. Иначе можно накликать беду, о которой потом сожалеть будешь.
- А что такое "большее? - не прекращая улыбаться, поинтересовался ты у девушки. Протянув ей ладонь, ты показал небольшую едва зажившую борозду по центру руки. Стычка, что случилась однажды про твоей вине, не давала покоя до сих пор. - Я могу пойти куда-нибудь сегодня, потому что на меня подействовало это большее. Но оттого перестану ли я быть самим собой? Не думаю, госпожа. Я все тот же Слепой Йон, каким знает меня столица и к которому стремятся после каждого наступления сумерек.
Все эти вещи, которые чащи всего происходили не по твоей вине...забывались достаточно быстро. И это не значило, что тебе не хотелось встретиться с ними вновь.
Новизна гнала вперед и заставляла дышать.
"Взять, к примеру, ее.
Желала ли она этого разговора, или думала, что все будет лучше, проще? Что уйдет она отсюда более расслабленной или, наоборот, загруженной?
До конца она не перестала быть собой".

- Даже поддаваясь судьбе, идите с ней рука об руку, не забывая о том, кто вы такая, - глубокомысленно изрек ты, кивнув то ли себе, а то ли пытаясь этим движением поддержать девушку. - Вы ведь знаете? Вы ведь помните?
Тот, кто благоразумен, покрутит у виска пальцем.
Как можно не помнить о том, кто ты такой, о, глупый смешной лис?

+1

12

Хотару качает головой, господин Лис все-таки не совсем прав. Жизнь, смерть, все звучит, что-то звучит громко, подобно пению утренних птиц, а что-то шелестит тихо, как сыплющейся песок. Она внимательно смотрит в лицо Лиса, которое сейчас больше похоже на гротескную маску и мало чем напоминает человеческое...
О да, иногда наступает краткий миг совершенной тишины. Когда не существует звуков не этой, ни той стороны, когда замирает сила, когда не рождается ни единой ноты. Это ужасно. Потому что только подобной тишиной можно стереть все. Действительно все. Это прекрасно. Потому что только из полнейшей тишины может родится все заново.
Вечной тишины не бывает. Хотару сжимает в руках стакан, но вместо цветочного узора ощущает под пальцами отполированное дерево. Возможно, она многого еще не понимает и не знает. Но кое что ей известно слишком хорошо.
- И все же она не правит там вечно. - Хотару в задумчивости склоняет голову набок, внимательно смотря в лицо Лиса. Именно сейчас, не смотря на видимые уши и хвост, не смотря на ногти, которые больше напоминают когти, именно в тот момент, когда Лис улыбается, видно на сколько он не человек. И это, почему-то, приносит успокоение. В отличие от маски на коленях предсказателя, на которую Хотару по прежнему старается не смотреть. - Да и когда тишина наступает, это, в действительности, краткий миг. Хотя, иногда, он может показаться вечностью.
Шепот завораживает, заставляет склониться ближе, на миг почувствовать оцепенение.
- Хм, а что значит "примерная жена"? Для кого-то, это заниматься домом, детьми и во всем подчиняться супругу. Для иных же, это быть надежным, боевым товарищем, для третьих поддержка в познании мира. Вы правы в том, что меня не прельщает быт тихих, тепличных цветов, десяток детей и ожидание супруга вечером со службы. - Хотару тихо смеется от представшей перед глазами яркой картины.
Отец был бы в ужасе, если бы дочь семьи Томоэ вдруг решила, что только детишки и ублажение супруга являются приоритетом в этой жизни. Нет, разумеется, продолжение рода это важно, точно так же, как не быть врагами с супругом и домашними, точно так же, как важно поддерживать клан, семью. Но кроме этого нельзя останавливаться, нельзя забывать о том, что мир, это не только ты и семья. Мир огромен. Мир прекрасен.
Хотару прекрасно понимает это, и страсть к познанию мира, узнаванию себя, через мир, что так отличала семью Томоэ, в полной мере передалась и ей. Неизвестное, загадочное, удивительное, то, что может ждать скрытое, как книгами и разговорами, так и узнаванием чего-то нового. Иногда для этого узнавания достаточно выучить уроки, но чаще всего одних уроков мало, только теория, зачастую, мертва. Но и отмахиваться от этой самой теории, если практика по каким-либо причинам невозможна, глупо. Потому что никогда не знаешь, какие именно знания и в какой момент жизни могут понадобиться.
- Но вы разве тот же самый, Слепой Йон, который здесь бывал месяц назад? Или полгода? Или год? - Хотару смотрит на ладонь Лиса. - Разве полученный опыт, не изменяет вас? Кто-то выходит за дверь утром, а вечером возвращается совершенно другим. Для кого-то нужно путешествие длиною в жизнь. Кто-то замирает, застревает в быту, но даже он, этот застывший кто-то, может однажды проснуться и осознать, что того, кто был им десять лет назад уже давно нет, но есть кто-то новый. Наша суть, возможно, остается неизменной... но какова она?
Последний глоток чая, Хотару прикрывает глаза, выдыхает. И открыв глаза передает стакан Эсме, компаньонке весь этот разговор явно не нравится, но та вообще не слишком любит магию, в особенности предсказания. Хотару ободряюще улыбается и возвращает свое внимание Лису.
- Но "большее" оно же тоже бывает разное. Когда мы дети, это "большее" наши родители и учителя, они выбирают, что учить, они рассказывают, что мы можем делать, а что нет. Потом, когда мы вырастаем, какие-то правила можем опровергнуть или изменить, или отпросить, но что-то останется с нами на долго. А если смотреть сейчас, это "большее", то что подтолкнуло нас столкнуться именно здесь и сейчас. И разве, после этого разговора не изменится что-то? Я не говорю, что что-то должно измениться кардинально, но иногда достаточно небольшой крупинки, чтобы переломить хребет верблюду. Кто знает, чем именно окажется это "большее" завтра?
Хотару замолкает, опускает взгляд и внимательно изучает собственные руки. Вопрос, который задал господин Лис, почему-то очень сложный, на столько, что перехватывает дыхание и снова всплывают множество вопросов, не к нему, а к самой себе.
- Я... сейчас я не уверена. Мне кажется, я помню и знаю, но эти сны... боюсь, что я забыла слишком многое... я не уверена, что хочу вспоминать, но что-то подсказывает, что я должна это сделать. Чтобы не потерять саму себя идя по той тропе, которая выстраивается под ногами.

+1

13

Вечность и мгновения.
Ежечасно каждое живое создание на планете выбирает, покинуть ли ему на миг круговорот событий или влиться в вечное противостояние тени и света, любви и жалости, злобы и коварства. Некоторым все это не нужно, и они попросту остаются в стороне, наблюдая за тем, как копошатся в этом мире другие.  Ты мог причислить себя к таковым наблюдателям, однако это не означало, что ты замер в пространстве окончательно.
Ты оказывал помощь всем, кто приходил к тебе, и сегодняшний визит никак не должен был стать исключением из правил. Порою ты позволял себе от тех самых правил отклоняться, да и незачем людям было знать, что те правила придумываешь ты себе сам.
Пускай лучше думают, что Слепой Йон подчиняется в действительности силам свыше, даровавшим ему способность слегка раздвигать грани времени.
Пока ходит молва, оживают старые сказки и люди готовы путешествовать по ним.
Ты негромко вздохнул, осознавая, как тебе, на самом деле, приятно беседовать с этой девушкой, и что подобных разговоров в твоей жизни давно не было. Вероятно, судьба специально посылает к тебе таких людей, чтобы ты мог не только работать самостоятельно, но еще и подсматривать что-нибудь у других.
Пускай даже юных.
- Я - тот самый, госпожа. Я останусь собой, что бы ни происходило вокруг меня, чего желаю искренне всем, кто приходит ко мне, чтобы слегка раздвинуть завесы будущего. Я путешествую вместе с ними, вы правы, но вся моя жизнь, вся моя суть...она видна вам. Я не рассказываю никому ничего лишнего, лишь то, зачем они пришли сюда, и в этом суть.
Да, праздные разговоры были не совсем по твоей части, ибо им ты мог уделять внимание, только находясь в кругу Семьи. С теми, кто приходит к тебе по ночам, ты старался вести себя чуть более сдержанно.
Да и, по правде говоря, редко кому из твоих гостей приходило в голову спрашивать тебя о чем-то личном. С великой долей вероятности, это им было попросту неинтересно, или же они просто отступали перед твоим даром, понимая, что любой вопрос предсказателю может поставить их на опасное тонкое лезвие ножа.
Тебе было слегка удивительно, что эта молодая госпожа задержалась у тебя чуть дольше, чем это происходило обычно.
Молодые девушки имели пагубную привычку налетать стремительным весенним вихрем, насыпать подле себя большую гору лепестков, привнося своеобразный хаос в обыкновенную жизнь уличного лиса, и после попросту исчезать. Живые, активные, очень дерзкие... Нет, однозначно, им было не до разговоров.
"Она другая. Я не могу увидеть ее лица, но уже чувствую, что она готова перевернуть мир в своем желании узнать истину. Она не боится своих тревог и не побежит сверкать в толпу под лепестками цветущих деревьев. Спокойно и размеренно, как сама госпожа Тишина.
Сколько ей?
По голосу будто бы не больше пятнадцати-шестнадцати...Кажется, именно в этом возрасте большинство девушек по местным законам выходят замуж, ибо стали совершеннолетними.
Сны тревожат тебя, потому что они - доля лучшая".

- Вы должны быть готовы к тому, что перемены вас коснутся, - наклонившись вновь вперед, ты положил ладонь на пальчики девушки, почти не касаясь ее остро заточенными когтями.  - Мои видения субъективны, и вам по силам отклонить свою тропу в ту или иную сторону. У вас дар, госпожа. Дар никогда не дается просто так, и даже ступив на грань черного моря тишины, вы сумеете обратиться к нему.
Ты отпустил руку девушки, не желая больше настораживать ее подобными речами.
В конце концов, она и без твоих разговоров могла знать достаточно: ее речи были грамотны, и тебе хотелось бы верить, что ты посеял в них зерно сомнений. Перестань сомневаться - и замрешь, поддавшись тишине. О, молодым не стоит этого делать.
- Это хорошо. Ваши сомнения...рано или поздно приведут вас к истине, - улыбнулся ты. - Я не очень хороший толкователь снов, но мне хотелось бы вам помочь. Если хотите, найдите меня днем, обыкновенно я занят на малой городской площади. Ориентируйтесь на звук бубна, и точно не потеряетесь.
"Ибо пока ваша жизнь полна музыки - все будет хорошо".

Отредактировано Йоннен (2020-05-02 13:14:19)

+1

14

- Если вы на столько хорошо знаете свою суть, значит вам повезло больше, чем многим разумным. - Хотару немного грустно улыбается. Иногда ей кажется, что она все-таки себя знает. Знает свое предназначение. Возможно, не самое легкое и не самое приятное, но она достаточно сильна, чтобы выдержать тяжесть своего дара. Да и семья всегда поддержит ее.
Но бывают моменты, почти как сейчас, когда она не уверена в том, что то знание, которое у Хотару есть, истинное. Нет, оно не ложное, но явно не полное. Совсем-совсем не полное. И ей, возможно, действительно страшно, узнать полноту своего предназначения.
Но, с другой стороны, миллионы и миллиарды разумных не могут найти себе места, мечутся в бесконечном поиске, пытаясь найти ответ на вопрос о своей цели жизни. На сколько часто разумные пытаются найти ответ на вопрос "зачем я родился?" и ей ли жаловаться на возможность узнать о том, зачем и почему она именно такая?
- На эту суть можно смотреть, да и смотрят, с такого огромного количества точек зрения. И все же, все эти путешествия, разве они не накладывают своей отпечаток на вас? Не приносят опыта и возможности чуть расширить вашу собственную точку зрения?
Ведь если замереть без изменений, то это будет означать только одно - смерть. Не важно, на сколько быстро она придет, но придет совершенно точно. Мир жесток в своем стремлении жить и развиваться, но тем он и прекрасен.
- Я думаю, что готова к переменам. Какими бы они ни были. Не могу сказать, что жду их с радостью и без страха, я не на столько смелая, но и отрицать их не собираюсь. - Как бы не хотелось обратного.
О да, перейти от путешествий и приключений на бумаге, к реальности, все-таки страшно. Но так или иначе приходится. Никто не сказал, что взрослеть и узнавать этот мир еще лучше, будет просто и легко. Сны скорее подсказывают, что просто не будет, никому не будет. Но все же...
Малодушное желание зажмуриться и вернуться назад в поместье, фактически, мимолетно. Любопытство и привычка не закрывать глаза на мир все-таки берут свое. К тому же, господин Лис прав, дар никогда не дается просто так.
Дар это возможность, глупо даже не попытаться воспользоваться возможностью. Да, ее основные дары это сновиденья и целительство, но и сны-не-сны, они явно не появились на пустом месте, как и амулет дающий вторую ипостась. Хотару многое дано, а значит, кроме возможностей у нее есть определенная ответственность. А тихие капризы, можно оставить где-то очень глубоко в душе.
Прикосновение господина Лиса, бережное и осторожное, вызывает улыбку. Против обыкновения, нарушение личного пространства малознакомым разумным, не вызывает протеста. Хотя, можно ли их назвать на столько уж малознакомыми?
- Я надеюсь лишь на то, что это не случиться слишком поздно. - Хотару тянется и осторожно касается тыльной стороны руки господина Лиса. - Непременно воспользуюсь вашим предложением. - Мимолетная пауза, достаточная чтобы встать и легким движениями рук расправить подол юбки. - Если вы, когда-нибудь, окажетесь за городом не далеко от поместья семьи Томоэ, то там вы сможете найти место для отдыха и приятных разговоров...
Хотару прощается с господином Лисом и кивает Эсме, им действительно пора уходить, пока в доме жениха не подняли шум и не отправились их искать.

0