Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк И родные оказываются чужими


флешбэк И родные оказываются чужими

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Самые откровенные разговоры случаются ночью

http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/31/t63690.jpg



Действующие лица: Принц Кристиан, Принцесса Какью
Время, место, погода, обстановка: 21 июня 1997 года. Поздний вечер. Принцесса тем не менее после ванной переодевшись в свежее легкое платье в пол с короткими рукавами отправилась снова в кабинет: ее беспокоили известия из пустыни, которые она просмотрела мельком после ужина: слишком уставшая была. Тепло, но ночной ветер обещает быть холодным - все-таки пустыня есть пустыня, никуда не денешь ее климат.
Пролог: Принцесса Какью забыла о существовании родного младшего брата. Беда? Горе? Трагедия? Смотря для кого и с какой стороны посмотреть. Не обремененная более ни демоном, высасывающим жизнь, ни больными чувствами, отравляющими душу, Оливия ушла с головой в дела планеты. Удивленные и мгновенному выздоровлению и потери памяти принцессы советники как-то пытались намекнуть девушке, что Кристиан не просто один из членов совета, а наследник престола, но умалчивали, думая, что после болезни принцесса слаба и любое потрясение может снова свалить бедняжку с ног. Таинственная потеря памяти коснулась только личности принца, что удивляло не меньше, чем сам факт ее наличия. Метеоры решили, что ситуация больше не в пользу наследника - пусть сам с ней разбирается: подготавливать почву никто не будет для него.

Принцесса Какью трудится не покладая рук: теперь ее сложно найти где-то в одном месте. Утром она в кабинете, до обеда отправляется либо в Зейтуну, либо за ее пределы, если есть необходимость, а после ужина просматривает накопившееся за день новости. Если на ее взгляд дело может потерпеть до утра, Оливия позволяет себе отдохнуть.

Принца Кристиана раздирают на части последние новости: невесть откуда и почему растущие рога, причина, по которой они растут, предатель-кот, который все знал и не сказал хозяину сразу, сославшись на какие-то невнятные лепетания заботы о чувствах Какью, беременность сестры, демон, которого она носит под сердцем и, конечно же, Натаниэль. Его Высочество отсутствовал во дворце несколько дней. Но вернувшись наконец из своих дальних странствий единственно верным сейчас казалось пойти проведать сестру, которой осталось жить не слишком много, если Кристиан что-то не придумает, как ей помочь. Так почему бы не проведать, как там сестра? Ведь расстались они, мягко говоря, не очень хорошо. Однако родство никуда не денешь, как и ребенка, с которым что-то надо делать, а чтобы что-то делать, надо для начала помириться и найти компромисс.

Оливия стоит у окна спиной к двери, вчитываясь в доклад. Влажные волосы распущены.
В настроении ли Его Высочество для шокирующих новостей? И в каком настроении?

Отредактировано Принцесса Какью (2020-04-27 22:16:17)

+5

2

Во дворце принц чувствовал себя легче лишь в одном плане - в физическом. Здесь было, однозначно, прохладнее, а еще не было песка, который, казалось, скоро выдует все мозги. В пустыне жить, определенно, было куда сложнее, чем среди благ какой-никакой, но, все же, цивилизации.
Путешествие в прошлое выпило из него все соки, и за поддержкой...куда бы он раньше пошел? Конечно, высказать все кому-то, кому не безразлично. А еще перед тем, как кардинально что-то менять, нужно бы устранить кое-какие ошибки, совершенные в прошлом.
Кристиан не хотел вреда сестре.
Изначально у него созрел план решения всего мирным путем, но...
Как быть с ее новым положением? Как спасти ее? И стоит ли ее тревожить сейчас, зная, что на любую новость она может среагировать совершенно непредсказуемо? Кристиану не хотелось бы скандала королевского масштаба, тем более, что забот в ближайшее время станет еще больше. Мало того, что нужно думать о собственном будущем, так еще и сделать выбор, от которого будет зависеть жизнь целой планеты.
В обычной ситуации он налил бы им по бокалу вина и они обо всем спокойно поговорили бы, но памятуя о том, как они расстались в последний раз...Нет, этого делать было нельзя.
Или, все же, можно?
"Да она мне эту бутылку о голову разобьет, и потом еще с балкона скинет.
В последний раз она была сама не своя, и кто знает, какой мой поступок пробудит в ней фурию..."

Медлить было нельзя, а прошлое лежало тяжеленным булыжником и все продолжало тянуть на дно. Кристиан недолгое время просидел в своих покоях, перебирая множество колечек, бусин и ожерелий в ящике подле кровати, вспоминая, что так же однажды подбирал особое украшение для демона. Здесь было очень много всего, и у каждой побрякушки или золотого колечка была своя история.
По правде, каждую из них Кристиан не решился бы рассказать. Да и кому они, по сути, интересны, эти истории? Едва ли найдется во дворце один человек, который послушает принца не из почтения и уважения к титулу, а потому, что ему действительно интересны истории. Кроме...Оливии.
"Она думает об этом всем, и ей тоже страшно. Не будь дураком. Иди к ней и разберись во всем, как делал это всегда. Ты же во всем виноват. И ты сильнее, вот и справляйся".
Его голова должна была вот-вот лопнуть, если не начать что-то делать.
А потому Кристиан не стал тянуть - просто побрел куда-то, на удачу, стискивая в руках какой-то сверток, содержащий внутри явно не простые безделушки или очередные сигналы бедствия от кочевых племен. Дворец был необычайно тих в это время, но оно и понятно - редко кто, кроме ночного караула или внезапных слуг станет бродить по замку в такое время. И у принца даже появились определенные идеи на этот счет...Но первостепенная задача ждала его за до боли знакомыми дверьми...
... но появился Кристиан совсем не из-за дверей.
Он возник в оконном проеме, перед которым, что-то читая, стояла Какью.
- Я не напугал тебя, сестра? - тотчас же спросил молодой монарх, и очаровательно улыбнулся девушке, оглядев ее с ног до головы. Что-то сразу же смутило его взор, и это далеко не здоровый цвет кожи лица сестрички. Присев на подоконнике, принц нахмурился и еще раз пристально посмотрел на Оливию. - Прости, что меня так долго не было, я...решал некоторые вопросы. Как ты себя чувствуешь? Он сильно не тревожит тебя в эти дни?
Лучший вариант, конечно, засыпать сестрицу вопросами, пока она не начала гневаться.
Дразнить беременных - опасная штука, это Кристиан знал на собственном примере, а головой своей очень сильно дорожил.

+2

3

День выдался насыщенным, впрочем, как все последние дни. Но сегодня она устала как-то особенно. Что-то вдруг на нее навалилось огромная куча дел, словно до этого она слишком долго отсутствовала, а тут вдруг оказалась в самой гуще событий.

Утро началось рано, как теперь начиналось всегда: Какью встречала рассвет нагаре, стоя у окна, встречая новый день ясным взором, полным благодарности, любви и надежды, что и этот день принесет мир и процветание Кинмоку. Затем, одевшись, она легко сбежала в столовую, где позавтракала. После переместилась в кабинет, куда нагрянули чуть ли не сразу (если не до ее прихода) советники.
- Ваше Высочество, в отсутствие принца Кристиана эти обязанности легли на вас… мы не хотели бы вас беспокоить, но дело не терпит отлагательств... - они каждый раз будто извинялись, что беспокоят ее, удивленно таращась словно на чудо какое-то типа ожившего мертвеца, если не прихода Мессии. Оливия не могла привыкнуть к такому обращению, но вдаваться в объяснения и разборки не было времени: вопросы государственной важности требовали немедленного на ее взгляд внимания, чем какие-то пояснения советникам.
- Что за принц Кристиан? О ком вы? - удивленно улыбаясь спросила Оливия только один раз. Советники переглянулись между собой с огромными распахнутыми глазами, но боязливо ответили:
- Ваш брат, Ваше Высочество.
Они боялись осложнений у Какью после болезни, но еще больше они боялись навести гнев наследника престола на себя, поэтому не ответить не могли.
- Может быть, вам показаться лекарям? - робко предложил один из относительно молодых советников, на что Какью лишь рассмеялась и махнула рукой, мол, пошутили и хватит.
Больше никто разговоров о том, что у нее есть брат, никто не заводил, однако тут или там кто-то все время так или иначе упоминал некоего Кристиана.
“Кто это?” - задавалась вопросом Оливия, совершенно не понимая о ком идет речь.

Коротко перекусив после приема советников и ответа на их вопросы метеор отправилась в Зейтуну - ее ждали больные, подвергшиеся нападениям демонов на окраине города. До вечера не покладая рук девушка лечила, поправляла местных лекарей, подсказывала и рассказывала, что лучше делать при каких ранениях (мелкие нюансы, облегчающие и укорачивающие работу). Только к позднему ужину девушка вернулась, и вот, приняв ванну и переодевшись, освежившаяся, вернулась в кабинет досмотреть новости дня.

Оливия как раз читала о пустыне, когда какой-то незнакомый голос зазвучал где-то перед ней из… окна?
Какью подняла голову, распахнутыми широко глазами моргая и пристально глядя на невесть откуда взявшегося собеседника. Тот в свою очередь продолжил вести диалог как ни в чем не бывало, сев на подоконник.
Метеор инстинктивно отошла на шаг назад, прижав документы к себе.
- Здравствуйте, - осторожно поздоровалась девушка, вглядываясь в незнакомца.
Желтые глаза, красные волосы, как у нее, красивое лицо, подтянутое стройное телосложение. Но почему он обращался к ней “сестра”?
Принцесса медленно отошла к столу, не прерывая зрительного контакта, будто перед ней был дикий зверь, положила бумаги, и встав спиной к столу, как бы закрывая его собой, сделала шаг вперед, чтобы лучше видеть нежданного гостя.
- Вы, возможно, спутали меня с кем-то. Давайте познакомимся? - девушка ласково улыбнулась, протягивая руки открытыми ладонями и делая еще шаг навстречу.
Медленно. Осторожно. Стараясь не напугать.
- Я принцесса Какью, единственный ребенок в семье. У меня нет брата, - принцесса кивала, как бы помогая вспомнить, где он, кого он ищет и кто перед ним. - Может быть, я могу помочь вам найти ту, кого вы ищите? Как ее зовут? Как она выглядит?
Оливия оказалась на безопасном расстоянии, но ближе на шаг, чем когда молодой человек так вальяжно и спокойно уселся на подоконнике.
- Думаю, та, к кому вы обращаетесь, непременно вас поймет и простит. Всегда все можно объяснить. Скажите, как вас зовут? Кто вы? - девушка улыбалась с выражением на лице: “простите, я не знаю, о ком речь, но сделаю все, чтобы вам помочь”, все также протягивая руки к незнакомцу открытыми ладонями вверх, показывая, что полностью открыта перед ним и не собирается делать ничего плохого. - Только слезьте, пожалуйста, с подоконника. Я боюсь не успеть поймать вас, если вы вдруг решите спрыгнуть, - девушка мягко улыбнулась, выражение лица потеплело. - Хотя если вы можете левитировать, то, конечно, никаких проблем, сидите, как вам удобно.
В голове никак не всплывали мысли о советниках, которые несколько дней назад заикались о некоем брате по имени Кристиан, но так и не объяснили, кто это. Сейчас все, что Оливия чувствовала, что перед ней опасный, но словно раненый зверь, которому требовалась забота и любовь, чем недоверие и вскрытие его головы.

+4

4

Выражение лица у Оливии, конечно, было странное. Кристиан ожидал чего угодно, но не такого приема и не такого выражения на лице сестрицы.
"Чего? Я забыл накинуть иллюзию?..Рога видны?.." - заметались испуганные мысли в его голове. Он даже ненароком перевел взгляд в сторону ближайшего зеркала - такое точно хранилось в покоях сестры. Но нет, зеркало показывало идеально сотворенное заклинание, и никаких признаков посторонних элементов. Так почему Оливия глядит так, будто перед ней дикое животное или сумасшедший, врывающийся по ночам в девичьи спальни и творящий там совсем не красивые дела?
- Эээ, Оливия, ты решила пошутить?
Кристиан нахмурился - такие шутки были совсем не в духе его милой сестры.
Правда, на почве беременности все могло измениться, и сестричка вполне могла затеять какую-то игру. Но только вот лицо ее было слишком...натуральным. Не думал Кристиан, что у сестры имеются такие выдающиеся актерские способности, и она станет такое шоу придумать. Зачем, в конце-то концов?
"Да ну, не может же она серьезно...
Или может?"

Кристиан так и не слез с подоконника, наблюдая за движениями сестры. В духе Оливии было бы либо огорошить холодным приветствием либо скинуть с окна, но... Ничего из этого не произошло. У принца складывалось впечатление, что с ним разговаривают, как с сумасшедшим, поскольку знают, что он в любой момент может озвереть и наброситься на культурных здравомыслящих людей.
- Я знаю, что ты принцесса, а я твой младший брат, Кристиан. Сестра, ты чего? - и все же, принц никак не мог понять, в чем тут фокус. Судя по виду девушки, она не шутки шутила, а была совершенно серьезной.
"А-а, я понял...Я слышал, что на фоне беременности женщин часто преследуют какие-то помутнения рассудка и они будто бы становятся более рассеянными... Может, в том и виновата рассеянность?.. Или у нее что-то с головой...Ушиблась или что-нибудь не то съела. Хах, точно!
А я-то тут себе понапридумывал!"

Непривычно было слышать от Оливии обращение на "вы" - так она делала лишь в исключительных случаях или при чужих. Когда они были вдвоем, то девушка использовала простое "ты", и никто из них даже не думал о том, что надо делать иначе. Тут же веяло таким холодом и одновременно дружелюбием, что Кристиану невольно стало не по себе. Он опустил ноги на пол, прислонившись к оконной раме, и легонько поцокал языком.
- Ты как всегда беспокоишься о других больше, чем о себе. А вдруг я маньяк и пришел сюда перерезать половину дворца? - Кристиан коварно ухмыльнулся, жестом большого пальца показав область у шеи. - Да шучу я. Признавайся, ты приняла какое-то зелье, чтобы быть максимально убедительной и решила подшутить? Или...Тебе, может, нехорошо?
Принц обеспокоенно поглядел на девушку. Не нравилось ему все это и то, что пыталась изображать из себя Оливия. Поверить в то, что ей попросту отшибло память, как небезызвестным сенши, у него совсем не получалось. Потому что с его сестрой уж точно не может ничего такого произойти.
Или может?..
"Да нет...Это шутка. Розыгрыш. Она решила пошутить, чтобы разрядить обстановку...Точно!"

+3

5

Можно было бы спросить, откуда он знает, как ее зовут, но с другой стороны, второе имя принцессы знали все жители Зейтуны, тут нечему было удивляться.
Девушка улыбнулась теплее и более уверенно. Значит, местный. Уже хорошо. Хоть не пришелец.
- Думаю, чувство юмора - хорошая черта правителя, но я редко к ней обращаюсь, - принцесса поправила спавший на глаза локон волос, заправив его за ухо. - Если вам удобно звать меня Оливией, пусть так будет. Прекрасно, что вы знаете, кто я! - Какью хлопнула в ладоши, просияв. Значит, гость не сумасшедший. Хотя, по его утверждению, что он ее младший брат, все-таки стоило усомниться в полном здравии его ума.
Она хотела сказать, что, возможно, похожа на его сестру, но знакомое имя заставило ее замереть. Взгляд застыл, руки замерли в неоконченном движении по дороге в своему телу.
- Нет, постойте! - засмеялась девушка, закачав указательным пальцем правой руки. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, подумала, не уловила мысль, усмехнулась, покачала головой и, отвернувшись от молодого человека направилась к столу. - Если бы у меня был брат я бы знала о нем. Помнила бы, - девушка оперлась руками на стол, переваривая услышанное, сделала пару глубоких вдохов, выпрямила спину, снова улыбнулась, возвращая себе самообладание, и вернулась к собеседнику.
- Если вы маньяк и пришли перерезать половину дворца вы бы начали не с меня, правительницы и защитницы этой планеты. Да и даже имей вы такую цель, как минимум не заводили бы бесед.
Ее забавляли его жесты, движения. Кристиан? Так он себя назвал? Был забавным малым. Возможно, она даже хотела бы, чтобы он оказался ее младшим братом, если бы это было возможно.
- Нет, я не принимала никаких зелий. Зачем мне? Я здорова и прекрасно себя чувствую, разве что устала немного - день был трудный, знаете ли, - Оливия устало улыбнулась. - Благодарю за заботу. Кристиан? Вы очень милы. Может быть, вы хотите чего-нибудь? Чаю? Воды? Может, вы голодны? Я сейчас же распоряжусь! - Какью выжидательно посмотрела на собеседника.
- А! Я поняла! - наконец она вспомнила: глаза распахнулись, лицо просияло, а руки прижались к груди. - Вас послали мои советники, которые пытались разыграть меня на днях? Они пытались сказать, что у меня есть младший брат, кто-то даже показывал картину, где рядом со мной и отцом сидит какой-то мальчик, очень… похожий…
Оливия не договорила, наконец понимая, что всему должно быть логичное объяснение. Для такой шутки советники были слишком серьезными, да и шутка затянулась.
Не могла же она забыть родного, да еще младшего брата!
- Нет. Этого не может быть, - махнув рукой, девушка усмехнулась. - Это все очень затянувшийся розыгрыш. Неплохой, но уже не забавный. Если бы у меня был брат, я бы знала о вас, помнила. Хотя бы о том, что он у меня есть. И позвольте спросить, если вы мой брат, как вы утверждаете, Кристиан, то почему раньше мы с вами не встречались?
Хотя второй кабинет рядом с ее вполне вызывал логичные вопросы, для кого он, но один раз ошибившись дверью на днях и обнаружив его пустым, принцесса подумала, что наверное здесь совещаются советники. Никакого брата нет.
Метеор вскинула брови, вопросительно глядя на ночного гостя.
- Вы знаете, что это мой кабинет? Если вы тот, кем называете себе, расскажите что-то, что может знать только мой брат? - это был невозможный вопрос. Никого у нее не было ближе себя. Никому Оливия не доверяла тайн. Тем более, что их не было. Вся ее жизнь была посвящена служению во благо КинМоку и ее жителям. Ее защитники метеоры знали то же, что все, кто был рядом. Как можно было знать то, чего не знала даже сама Оливия? Вопрос-ловушка, как минимум для одного. Вопрос, для кого из них.
Какью стояла посреди кабинета вполоборота к Кристиану, так как собиралась позвать Гиер, чтобы она что-то принесла для гостя принцессы. Но теперь, кажется, ей самой нужна была вода. А лучше сразу водопад, чтобы встать под него и смыть с себя фарс, что разыгрывался сейчас с ее участием. Подумать только, младший брат, о котором столько лет не было ни слуху ни духу!

+5

6

"Ты слишком мало знаешь о маньяках, моя милая наивная сестричка!
Заболтал бы я тебя, усыпил бдительность, а потом - хоп! - да и вытащил кинжальчик из-под рубашки...что бы ты тогда сказала, дорогая?"

Чем больше говорила Какью, не изменяя своей привычке строить длинные речи, тем больше Кристиан убеждался в том, что девушка вроде бы не шутит. Какой смысл был ей продолжать весь этот фарс? Разве что напугать своего братишку до ужаса или просто позабавиться на фоне переживаемых стрессов.
"Если во всем виноват этот мелкий паршивец, то я за себя не отвечаю.
И не посмотрю, что ты еще не родился на свет - накажу уже сейчас!"

Нет, конечно, отправлять свое дитя прямо в пасть жадного Салливана Кристиан и не думал, но что-то во всей этой ситуации напрягало. С чего вдруг Оливия все резко забыла и стала считать его чужим? Это было похоже на искусно наложенное заклятие забвения, но...зачем это принцессе? Или это кто-нибудь сделал специально, чтобы насорить королевской династии, отомстить за какие-то дела, не угодные кому-то там? Он должен обязательно выяснить это, если не от Оливии, то от кого-нибудь еще!
Но у кого спросить? Судя пол речам девушки, для советников и слуг все было по-прежнему. Значит, они списывали все это на болезнь принцессы и ни о чем осведомлены не были...
- О, боги, цветочек, ты меня пугаешь, - Кристиан снова нахмурился и, приложив ладонь к подбородку еще раз внимательно рассмотрел сестру. Внешне она ничем не отличалась от той версии себя, которая жаждала придушить отца своего ребенка. Разве что кожа больше налилась румянцем, и косточки стали не так сильно проступать. - Да что с тобой случилось?
Медленно приблизившись, он положил ладонь ей на плечо, слегка сжав.
Оливия напоминала сейчас испуганную лань, которая вроде бы знает, что в родном укрытии ей нечего бояться, но продолжает смотреть на миролюбивые кроны деревьев огромными глазами с пушистыми ресницами. Такое поведение точно нельзя назвать нормальным и здоровым, учитывая все то, что было в прошлом...
Точно.
Как это всегда и бывает, Оливия задавала исключительно верные вопросы. Разгадка крылась именно в их общем прошлом, о котором следовало бы напомнить прямо сейчас.
Что-то легкое и славное из глубин их золотого детства, лишенного материнской заботы.
"Она любила тебя? Неужели ты не думал о том, что она втайне тебя ненавидит и винит в смерти матери?" - вспомнились принцу слова из недавнего путешествия. Он тряхнул головой, отметая тревогу прочь. Все, во что он верил, оказалось ложью, но...Сестра.
Нет, она была настоящей.
- Одуванчик, - его лицо словно бы озарилось изнутри, а глаза стали какими-то влажно блестящими. - Мы играли в саду однажды и я свалился в фонтан. Ты полезла вытаскивать меня и потом, втайне от нянек повела на кухню отпаивать чаем, приговаривая, что вырастешь лучшим целителем галактики и разобьешь на каком-нибудь острове огромный сад с оливами и розами. Отчего-то потому, когда твои волосы высохли, они страшно пушились и...когда отец зашел к нам перед сном, он так назвал тебя. Одуванчик. Потом это прозвище прилипло к тебе, и ты не могла избавиться от него вплоть до совершеннолетия. И еще...
Он взял ее ладонь и коснулся губами мизинца.
- Вот так по-секретному папа целовал нас. Перед сном. Никто не знал, что в особые часы, когда у Его Величества было настроение, он пробирался по скрытой двери к нам и...
Не переставая улыбаться, Кристиан выпрямился и, прикрыв глаза, запел:
- Над твоей головкой сонной
Свод уборный, свод зеленый...
Ручки, ножки протяни.
Усни… Усни…

Милый маленький обряд, совершаемый отцом втайне от всех - не должно королю уделять столь трепетное внимание детям - навсегда отпечатался в памяти молодого монарха. Что же, сейчас то самое время, когда нужно было вспомнить о светлой части собственного прошлого.
Кристиан выжидательно посмотрел на сестру, не произнося больше ни слова.
Порою тишина говорила куда больше любых фраз.

+5

7

Цветочек? Да что с этим юношей? Так ее называл… кто? В голове расплывчато звучал чей-то голос, такой родной, нежный, ласковый… любящий…
Но воспоминание ускользало, как туман, который не поймаешь в руках, не задержишь ни на миг хотя бы кончиком пальца.
Оливия зажмурилась, взявшись за голову правой рукой. Неуловимый намек на какое-то знакомое ощущение как пронесся песчинкой пепла, так и растворился в недрах сознания.
Что со мной?” - Какью открыла глаза, когда мужская рука легла на плечо и сжала его. Отняв руку от головы, девушка сосредоточенно и внимательно долго смотрела на незнакомца, разглядывая мельчайшие детали, черточки его лица.
Красивый ровный лоб, брови-бритвы, нос, скулы, щеки. Тонкие губы, вокруг которых ни одной складочки-морщинки, и глаза. Опасные ядовитые глаза, сейчас глядящие на нее с тревогой и озабоченностью. - “Если это мой брат, как я могла его забыть? Почему?” - эти вопросы не давали покоя.
Когда Кристиан рассказывал о ее прозвище Какью лишь напряженно слушала, пытаясь осознать каждое сказанное принцем слово, нахмурив лоб.
- Ну да, логично. Если меня потом все дразнили Одуванчиком, то вы легко могли об этом узнать от кого угодно, - девушка пожала плечами. Прозвище - не аргумент, что это ее брат.
Но когда молодой человек взял ее за левую руку и, поцеловав мизинец, рассказал, а потом и запел колыбельную, девушка замерла. Как только последние слова колыбельной стихли Оливия почувствовала, как ноги ей изменяют, и мягко осела на ковер. Правая рука оперлась на пол; левая, если он ее не отпустил, оставалась у Кристиана поднятой вверх.
Нет. Эту колыбельную отец пел только ей. И никому об этом из слуг он рассказать не мог: не так часто он баловал свою крошку Какью этим знаком внимания.
Метеор молчала, уперевшись взглядом в узор на ковре. Иногда она открывала рот, но ни звука не издавала.
Поверить в то, что рядом с ней стоит родной брат, все еще было невозможно. Эти факты можно было откуда угодно прознать и каким угодно способом. Может, он демон, залезающий в голову телепат? Выведал, что ему надо было, нашел, и ударил. Ничем не подкрепленные знания. Никакими фактами.
Точно. Он же сам сказал, что может быть маньяком, пришедшим перерезать половину дворца. А начать с меня самое лучшее - я же знаю все ходы, все лестницы и ловушки, где какие расположены в случае нападения кого бы то ни было!” - смекнула Какью. Мгновенно вырвав руку из рук Кристиана, девушка вскочила, отпрыгнув к стене, перевоплотилась в воина и поставила внутренний блок, чтобы никто не мог залезть в голову.
- Я не знаю, что ты за демон и зачем пришел, но я тебя остановлю! У моего народа нет никого, кроме меня! Кто, если не я, о нем позаботится? - принцесса уверенно смотрела в глаза Кристиана, делая шаг за шагом навстречу к нему. - Кинмоку достаточно настрадалось. Чего ты хочешь? Свободы для демонов? - выражение лица стало грустным и жалостливым. - Я только этого и пытаюсь добиться! Веришь ты мне или нет, но я делаю все, что в моих силах, чтобы дать вам волю, - она готова была расплакаться от сочувствия к бедному созданию, что стояло перед ней. - Только не надо мне врать, пожалуйста. - Принцесса перевоплотилась тут же обратно в свой обычный облик, показывая, что верит в его доброе сердце, подняла руки открытыми ладонями к молодому человеку и осторожно и медленно поднесла правую ладонь к лицу Кристиана. - Если тебе некуда пойти, оставайся в замке. Чтобы никто тебя не обижал я возьму тебя под свою защиту. Назову тебя своим братом, если ты так того хочешь. Только расскажи мне правду, - она смотрела на него с безмерной любовью и вселенской печалью. - И покажи свой настоящий облик. Пожалуйста.
Она просила. Все, чего она просила от этого мира, честности и справедливости. Потому что любви в ней было на всю планету, а честными, увы, все живые создания с разумом, приближенным к человеческому, отказывались быть.
- Не убегай, - предчувствуя, что после всего случившегося перед ним молодой человек может и сбежать. - Прошу, останься. Я ни в коем случае тебя не прогоняю, - она готова была его заключить в объятия, прижать к себе и подарить ему всю любовь, на какую только способна принцесса Какью. Пора было прекращать мучить демонов рабством, и ночной гость ясно дал это понять.
Улыбка Оливии сейчас вполне могла бы подрабатывать вместо нагаре - столько тепла в ней было.

+5

8

"А-а-а...Ну ты серьезно?"
Кристиан едва глаза не закатил, увидев, как изменилась тактика поведения сестрицы. Нет, уж такого он совершенно н ожидал после некоторых вполне откровенных воспоминаний об их совместном прошлом. Но Какью мало того, что продолжала не узнавать брата, так еще и приняла его неизвестно, за кого.
"Отлично, теперь ты видишь меня насквозь".
Никто точно не мог знать, где все это время был принц и что такого он узнал, путешествуя по лабиринтам прошлого, но Оливия...Эти ее речи вызывали нечто вроде внутренней паники.  Девушка, казалось, видела Кристиана насквозь, ведь в ее словах, по сути, была чистейшая истина.
Но Кристиан все равно не собирался так просто поддаваться всем этим поначалу забавным штуковинам. По правде говоря, его это начинало злить - шутки затянулись.
Какой-то частью ума принц понимал - Какью не шутит и вполне серьезно демонстрирует свои намерения. Но в бездну это все! Если она не верит в истории из детства, то архивным доказательствам точно должна поверить. И никаких запугиваний с истинным обликом не потребуется.
"Вот еще, буду я тебе все показывать да рассказывать...Я еще сам не окончательно привык к тому, кто я, и тревожить тебя этим, милая сестричка, не вижу смысла!
К тому же...пускай для тебя я останусь милым братом. Милым человеческим братом.
Тогда будет только веселее в будущем!"

- Никуда я не убегу, - выдохнул Кристиан, потирая переносицу и пытаясь быстро набросать план действий. Почему вдруг все стало настолько сложно? Какью отшибло память и она выкинула из головы все, что было между ними. Но как же их общее дитя? С этим-то что делать?
"Да твою мать, что ж столько проблем на мою башку сваливаются!"
- Мне не нужна ничья защита, сестренка, но с меня довольно этого... Лучшая защита - твоя память.
Несмотря на то, что Оливия поставила ментальный блок, и проникнуть в ее сознание Кристиан не сумел бы при всем желании,  способов все показать и рассказать даже без этого была масса. Монарх схватил сестру за руку и потащил в сторону соседней двери, открывая ту щелчком пальцев.
Соседний кабинет встретил их недружелюбным свечением мрачных магических огней. Оставив сестру где-то по центру помещения, Кристиан рванул к столу и, немного покопавшись в закрытых доселе на ключ ящиках, выудил оттуда какой-то толстый фолиант, выглядевший очень старым и внушительным. По таким книгам обучаются лучшие маги и ученые столицы, но в их случаях у фолианта была другая миссия.
- Обрати внимание на картину слева от тебя, пожалуйста, - углубившись в пролистывание книги, Кристиан не глядел на Оливию, но давать указания мог и со стороны. - Раньше это помещение было...своеобразным архивом, а картину повесил тут еще отец. Он хотел, чтобы мы были настоящей семьей. Всегда.
Кристиану было десять, а Оливии пятнадцать - настоящая молодая госпожа. Они оба были одеты в алые королевские цвета, и на их головах покоились золотые тиары. По центру на величественном троне, разрушенном при нападении Галаксии, расположился сам король - взгляд его был уставшим, но ясным. Ведь в десятилетнем возрасте Кристиан еще и не подумывал о том, что нужно было ускорить процесс получения трона.
Но манипулировать начал еще раньше, и очень активно.
- Вот. Гляди.
Кристиан поманил принцессу пальцем, раскрыв книгу на нужной странице.
- Эта вещь хранилась у каждого правителя, что-то вроде...личной летописи. До поры до времени записи в ней вел отец, потом она перешла ко мне. Читай.
Аккуратным почерком на открытой странице старой книги были выведены потрясающие в своей простоте строки - даты рождения обоих детей, скомканные переживания о смерти супруги, появление долгожданного наследника...
Почерк обрывался на новой странице, где датой стояло лето двухлетней давности.
Новое начало. Принц Кристиан, хранитель амулета власти. Восстановление планеты, важные встречи, иноземные контакты и магические контракты. Цифры, слова, имена...Во всем этом легко можно было запутаться, но не поверить? О, Оливия точно должна была довериться своему уму.
Если не его словам, то хотя бы рукописи, которая не сгорит.

+3

9

Какью выдохнула, отняв руку от лица гостя, когда он сказал, что никуда не убежит. Уже хорошо. Можно налаживать диалог дальше.
Дальше после короткой речи о защите Кристиан схватил ее руку и потащил прочь из ее кабинета. Изумленная Оливия покорно последовала за настойчивым гостем. Соседняя дверь открылась по щелчку пальцев. Здесь было не так уютно, как в кабинете принцессы: мрачные огни, темная мебель, угнетающих цветов стены. Молодой человек выпустил руку девушки и подошел к столу. Открыв какой-то ящик в столе, достал оттуда книгу и стал что-то искать, тем временем предложив девушке посмотреть на картину слева…
Оливия замерла, глядя на полотно.
Этого не может быть”, - хотя все говорило о том, что так и есть.
У нее есть брат. Младший.
Мы рядом… с отцом… вдвоем…” - принцесса как завороженная подошла ближе, подняв руку и проводя в нескольких сантиметрах от поверхности картины по лицам нарисованных на ней людей.
Кристиан окликнул ее, подзывая к столу, чтобы она посмотрела какую-то книгу. Какью медленно приблизилась к молодому человеку, и, вздохнув, обратила взгляд на страницы раскрытой книги.
Кристиан, младший сын, наследник трона… Королева умерла при родах второго ребенка… правление отца… нападение Галаксии… передача амулета власти принцу… Кристиану…
Какью осторожно нашла рядом стоящее кресло и опустилась в него, оперевшись на стол.
- Ясно, - одно слово, которым она могла ответить на сложившуюся ситуацию.
И как это понимать? Что все это значит? Когда она потеряла память о брате? При каких обстоятельствах? Для чего было лишать ее, даже не наследную принцессу и правительницу Кинмоку, памяти о младшем брате, который так и так правит? Она замышляла что-то против брата, чтобы свергнуть его с трона, он об этом узнал и лишил ее памяти? Глупо. Тогда зачем было ему появляться перед ней и убеждать, рассказывать о том, что он ее брат? Нелогично. Возможно, узнал кто-то из друзей брата, что она что-то замыслила против него, и поэтому лишил ее памяти. Да, это уже ближе к сути. Но если у них были хорошие отношения?
- Кристиан… - едва слышно обратилась метеор к принцу, глядя невидящим взглядом куда-то в одну точку. - Какие… у нас были отношения? - девушка медленно подняла глаза. Ей было страшно. Если она замышляла что-то против него, союзники брата об этом узнали и что-то сделали с ее памятью, но не успели рассказать об этом своему правителю, поэтому он и рассказывает ей сейчас, что она его старшая сестра.
Старшая сестра.
Нет, она не могла его не любить. Он же ее брат! Она не была способна на такую подлость как интриги против родного человека!
- Я… мы были дружны? - Какью не решалась задать вопрос, который будто застрял в горле. - Я же… любила тебя?
Почему-то не возникало сомнений, что брат-то ее точно любил. Он же сам пришел к ней, сам пытался убедить ее, что она его сестра! Человек, который не испытывает хоть каких-то положительных эмоций не мог быть таким внимательным, заботливым и уверенным.
Оливия была растеряна. Было ощущение, будто она вот-вот готова была оставить это тело на самовольную жизнь без ее участливого сознания, которое сейчас полностью вышло из строя, атрофировавшись полученной информацией.
У меня. есть. брат.” - советники были правы. Она что, действительно болеет чем-то серьезным?
- Я… больна? - пальцы вцепились в деревяшку стола, сжимаясь в кулак. - Скажи мне правду, если ты мой брат. Чем я больна и как давно? Я тебя каждый день не помню? Но я же помню, что было вчера, и месяц назад… - речь становилась сбивчивой и переходила в шепот. В этой ситуации надо было разобраться. Нельзя было позволить, чтобы в правящей семье возникли размолвки. Надо во всем разобраться.
- Или я чем-то болела, и у выздоровления был какой-то побочный эффект? - накатывала истерика. Голос начал срываться. - Я помню, что несколько месяцев не участвовала в жизни планеты, ничего не могла делать, в лучшем случае ходила гулять, когда хорошо себя чувствовала. Что со мной произошло? - девушка начала задыхаться. Прижав кулак к груди, второй рукой она чуть ли не ломая себе пальцы сжала край стола, пытаясь совладать с собой и хоть что-то понять. Нужно логическое объяснение. Просто понять, что с ней не так.
“Я же хожу, владею всеми своими способностями, помогаю восстанавливать планету, вижусь со своими метеорами, помню о земных сенши, которые прибыв на планету потеряли память и почему-то я так и не дала распоряжения им ее вернуть…” - все должно было быть очень просто. Всему должно было быть объяснение, которое дать мог только тот, кто помнил и знал все об их отношениях и прошлой совместной жизни.

Брат.

+4

10

Конечно, Кристиан отчасти понимал, что сейчас чувствует принцесса. Он крайне редко ставил себя на чужое место, но…
Сейчас ему буквально пришлось это сделать. Что было бы с ним, если бы к нему пришел незнакомый человек и сказал «О, привет, я твоя сестричка, будем дружить?». И притом, так уверенно, точно зная вес своих слов… Кристиан бы такое терпеть не стал, а Какью вот держалась молодцом. Ограничилась падением в ближайшее кресло.
«Не понимаю, почему она вдруг забыла меня?
Теперь я точно вижу, что это не розыгрыш и не шутка, она точно потеряла память обо всем, что связано со мной…
Но как? Бездна ее забери, как?
Неужели недруги? Или..может, ты зачем-то решилась сделать так сама, чтобы…А, если так, зачем же ты так все усложнила!»

Кристиан ненароком прикусил губу – каждое слово Оливии пробуждало в нем что-то очень болезненное и неприятное. Каково было слышать, что тебя просто-напросто выкинули из памяти, растоптав даже мельчайшее воспоминание о тебе? Определенно, это было невероятно больно и обидно, и даже в нынешнем положении принц ощущал себя не в своей тарелке. Посмотреть с другой стороны – так это даже выгодно выходило, но вот по-человечески…
Ему не понять. Он не был человеком – никогда, ведь до рождения был обещан роду демоническому. Стоило ли рассказывать об этом Оливии?
Кристиан не знал. Сомневался и, наверное, это хорошо было по его лицу, так всегда подвластному переменам настроения. Сейчас незримая туча отбрасывала тень на его прекрасное лицо, и золотые огни в глазах становились все мрачнее и мрачнее.
Пока от прежнего дружелюбного взгляда не осталось и следа.
- Да, Оливия. Мы – семья, - коротко сказал Его Высочество, не глядя на принцессу и уйдя, казалось бы, с головой в свои тяжелые размышления. Слишком много проблем, слишком много решений, которые предстоит принять. – В настоящей семье все друг друга любят. Мы были настоящей семьей.
«Но вскоре, чувствую, мы перестанем ею быть», - мысленно добавил монарх. «Проклятье, может, уйти обратно в пустыню?»
Бежать от проблем – удел трусов и неудачников. Кристиан себя ни к тем, ни к другим не причислял, и потому взял себя в руки почти сразу, как только закончила говорить принцесса. Ей было сложно, но и она не знала о том, что происходило с ее…возлюбленным.
- Болезнь точила твое тело и твой разум, сестра, -  произнес принц, решив, что тревожить Оливию мыслями о том, что та беременна, не стоит. По крайней мере, сейчас. – Я и лучшие лекари королевства пытались помочь тебе. И у нас начинало получаться. Вместе.
Молодой правитель подошел к девушке близко настолько, что ему стало понятно ее дыхание, неспокойное, частое.
И всему виной вновь он.
Отчего только ему так часто случается невовремя появляться в  чьей-то жизни?..
- Я навещал тебя почти каждый день, запретив кому-либо тревожить тебя по пустякам, стараясь не загружать тебя дополнительными обязанностями, - Кристиан слабо улыбнулся. – Хотя ты – та еще упрямица. И не всегда поддавалась мне.
«Надо бы как-то проверить насчет ребенка…
Не могла же она забыть о том, что беременна от меня? Или…могла?»

Он легко взял ее ладонь в свою, подержал несколько секунд, согревая повышенной температурой своего  тела. Кристиан знал,  что с каждым днем различия между ними будут только увеличиваться, и вскоре они станут совершенно противоположными.
Но пока…
- Есть ли еще что-то, что ты хочешь узнать? – заглянув в алые глаза сестры, спросил Кристиан, мысленно уже придумывая кару для того, кто сотворил с сестрой невесть что.

+3

11

Были? Почему он говорит о нас в прошедшем времени?” - Какью подняла взгляд, буквально хватая взгляд брата и притягивая его глаза к себе.
- Почему ты говоришь о нашей семье в прошедшем времени? Мы же все также семья, как прежде? - она схватила его за край одежды, сжав ткань в кулак. - Ты ненавидишь меня за то, что я не помню тебя? - нет, он не мог так просто из-за такой банальной ситуации, в которой она даже не виновата, возненавидеть ее. Он же ее брат. Родной человек. Семья… какими бы ни были члены семьи, ты всегда все им прощаешь, принимаешь их такими, какие они есть, потому что никого и ничего дороже семьи в твоей жизни нет.
Глаза в ужасе распахнулись.
- Я что-то сделала… что заставило тебя ненавидеть меня? Ты же мой младший брат, я не могла… не могла ничего тебе сделать.
Нет, я же не такая! Я же не могла…” - нет, нет, нет, нееет. Принцесса Оливия всегда была ко всем милостива, добросердечна, благодушна, добра, внимательна и заботлива. Она не могла навредить своему брату, тем более младшему!
- Что значит начинало получаться вместе? Кристиан… прошу… - на глаза наворачивались слезы. - Скажи мне все, как было, не скрывай правды! Я могу придумать невесть что. Твои речи слишком… пространственны, - она разжала кулак, выпустив из рук безжалостно смятую ткань, и встала на неверные ноги, которые готовы были изменить ей в любое мгновение. Чтобы не осесть, она оперлась на стол одной рукой, второй схватившись за голову. - Что я забыла еще? Чего я не знаю? Что ты от меня скрываешь?
Брат взял ее за руку. Его ладонь, такая горячая, словно вливала частичку его энергии, жизни.
- Я работаю уже несколько дней. И отлично себя чувствую, хорошо, как давно не чувствовала. Как я выздоровела? Мое забвение тебя - это побочный эффект исцеления? Почему я тоже ничего об этом не помню? - Какью сжала руку наследного принца.
Что теперь с ней будет? Он сошлет ее куда подальше как сумасшедшую большую сестрицу? Но если они семья, она ему нужна в помощи восстановления Кинмоку, тем более что ее дар целителя сейчас необходим как никогда для тех, кто участвует в восстановлении планеты. Да и сама она как воин-хиллер вполне может ходить в походы, чтобы помогать бойцам.
Оливия отпустила руку Кристиана, отвернувшись. Не в силах больше пытать себя и брата она обессиленно упала обратно в кресло.
- Что со мной теперь будет? - логичный вопрос. Честный и открытый. Он наследный принц, в его силах уничтожить ее, сославшись на болезнь, в его силах ее оставить во дворце, в его силах отправить ее в самые горячие точки, где взбунтовались демоны, чтобы их усмирить. Послать на смерть, сослать в самый далекий угол планеты, чтобы о ней все забыли, оставить при себе, используя для своего блага, для блага Кинмоку.
Все, чем она жила - была эта планета, ее дом, ее семья. Но она прекрасно знала, что людям не нужны правители - им все равно, кто ими правит, если царит мир, благодать и изобилие.
“Значит, это он поставил планету на ноги, пока мы с метеорами сражались с Галаксией…” - она прикрыла глаза.
Слишком.
Слишком много всего. На нее одну.
А каково брату узнать, что она его не помнит?
- Значит, раз я не помню этого момента, это ты поставил планету на ноги, пока мы с метеорами с Галаксией сражались? - Какью открыла глаза, посмотрев на брата. - Спасибо. Что бы ни случилось со мной дальше, главное, что дом в надежных руках. Ты будешь чудесным королем для своих подданных, Кристиан.
Оливия улыбнулась. Ей так хотелось согреть брата этой улыбкой, сказать, что все хорошо, что она ему верит, доверяет и примет любое его решение. А еще сказать, что она рядом.
Протянутая рука к брату. Примет или оттолкнет?
- Я хочу знать все, что с нами случилось, что я не помню.

+2

12

"Боги.
Я опять заставляю ее плакать."

Именно сейчас Кристиану, что готовился заявить о себе открыто всему миру, переступить через все принятые законы и обычаи, ему, будущему великому Повелителю демонов захотелось скрыться. Уверенный в себе до одури, порой жестко не принимающий собственных ошибок, он снова был сражен этими ясными алыми глазами. После всего, что было...разве можно выбросить все вот так просто?
- Я не ненавижу тебя, дорогая моя, - он наблюдал за ее передвижениями, тщательно скрывая хаос, что сковывал его сердце с каждой секундой.
Как же было трудно не сорваться и не выпорхнуть в окно, вновь исчезнув на пару дней в пустыне. А там видеть причудливые миражи, грезить о лучшем мире, придумывать что-то, способное изменить всю планету. Дробить черепа пустынных тварей, сжигать грешных разбойников, забавляться и называть ветер своим братом. Да все, что угодно, но не этот разговор, выворачивающий душу наизнанку!
Кристиану хотелось действовать и веселиться, но он знал, что без должного финала этой части его истории так и не наступит грядущее светлое будущее.
- Понимаешь...
Недолго думая, он, все-так, решился приблизиться и опустился на колени перед Оливией, принимая ее ладонь.
Лишь единственное существо в этой Вселенной видело наследного принца в таком состоянии самой настоящей покорности, готовности принять правду и раскаяться.
Да только не о раскаянии думал он, нет.
- Видимо, в дело твоего исцеления вмешался кто-то очень, очень нехороший. В нашу последнюю встречу...я немного вспылил и сказал, что ты можешь гулять где угодно без охраны. До той поры я заботился о том, чтобы ты находилась под присмотром, поскольку очень беспокоился за тебя, - пока принц рассказывал, на языке его становилось все суше и суше, и вот уже не обойтись вскоре без судорожного сглатывания тугого комка в горле. - Судя по всему, этим решил кто-то воспользоваться. Я не исключаю, что кто-то даже напал на тебя и стер часть воспоминаний. Но пока не могу понять, зачем и почему именно обо мне.
"Да не бреши, Кристиан, ты отлично знаешь, почему.
И если такой вариант верен, то Оливия могла сама бежать на поиск помощи и пытаться выкинуть меня из головы любыми способами...Я не думал, что она может пойти так далеко и сделать все это.
Но вопрос остается открытым - кто такое совершил?"

- Я клянусь, что найду виновных, узнаю, почему у тебя пропали воспоминания, - ему ведь и впрямь было интересно, а кому еще Оливия поведала о трагедии своего бедного сердечка и кто оказался посвященным в грязные делишки королевской четы. Ведь оставлять свидетелей в живых категорически нельзя. Это непременно возвратится сторицей, дай лишь время. - Однако я чувствую, что в целом ты стала чувствовать себя намного лучше. Видимо, лекарства, наконец, стали помогать.
"Или же ты что-то сделала с нашим ребенком, что он перестал высасывать из тебя все силы...
Боги, неужели ты успела наделать столько глупостей, пока меня не было? А еще уверяла, что тебе не нужна охрана...Глупая, глупая, глупая сестрица!"

Кристиан не поднимался с колен, но взгляд его был направлен куда-то в сторону тонких пальчиков принцессы. Он опасался смотреть ей в глаза, поскольку боялся, что она заприметит тот хаос, что сияет в них.
- Я действительно сделал довольно много до того, как ты прилетела с Земли. А потом, день за днем, мы учились заново понимать друг друга, ведь довольно долгое время не виделись, - в целом, принц даже душой не кривил, не солгал девушке. Все так и было - они друг друга узнавали. И вовсе не обязательно сейчас калечить ее душу природой тех самых узнаваний. А то того и гляди упадет в обморок прямо здесь. - Все, чем ты занималась - мы делали это вместе, хотя твои воины, эта троица, откровенно меня недолюбливает. Уж не знаю, почему.
Кристиан усмехнулся и поднял, наконец, абсолютно открытый и чистый взгляд на сестру.
- Мы с тобой разные, но, все же, родные. Но некоторые перемены должны будут произойти совсем скоро. Важно, чтобы ты поддержала меня в них. Ты ведь поддержишь, сестра?
Он чуть крепче сжал ее ладонь.

+3

13

Какью внимательно наблюдала за принцем, слушая каждое его слово. Как она могла забыть своего младшего брата? Он выглядел сейчас таким… беспомощным. Нет, не испуганным - наследник такой роскоши себе позволить не мог, но известие о том, что сестра его не помнит, по видимости, он услышал впервые.
Значит, до этого времени мы не виделись… Где же ты был?” - никто из советников и словом не обмолвился, что Его Высочество отсутствует. С другой стороны, с какой радости они должны уведомлять об этом принцессу, которая ничего не помнит о родном брате? А метеоры? Ведь она с ними виделась - и никто ничего не сказал о Кристиане! Неужели вокруг одни предатели? Или у них какой-то общий сговор? Но ради чего? Почему? Если бы это было дело рук наследника, он бы не разыгрывал сейчас всю эту сопливую мелодраму перед Какью. Или разыгрывал бы?
Надо его внимательно послушать”, - девушка сконцентрировалась, мягко сжимая руку молодого человека и цепко вслушиваясь в каждое произнесенное им слово.
Вспылил? Но если до этого ты так обо мне нежно заботился, что послужило спусковым механизмом, чтобы ты настолько перестал дорожить мной?” - логичный, очень логичный вопрос, который хотелось задать принцу. Но надо выслушать до конца, не перебивая. Вдруг что-то интересное дальше откроется?
- Ты не смотришь мне в глаза, брат. Я чувствую, что тебя что-то тревожит и гнетет, но ты упорно не хочешь мне об этом сказать. Что ж… я не буду спрашивать что, если не хочешь рассказывать. Но чем я болела? Что за лекарства, которые так долго пришлось искать, чтобы я выздоровела? Это ты можешь мне сказать?
Нет, этот упрямый мальчишка не скажет ей всего. Какие-то общие фразы, окольные описания фактов… Придется самой пытаться что-то разузнать.
- Чем искать виновных в случившемся не лучше ли будет вложить силы в настоящее? Я видела документы: Зейтуна более менее восстановлена прилично, но окраина столицы и за ее пределами творится ужас. Давай просто поскорее восстановим дом? Со своими воинами я поговорю. Если они не проявляли должного уважения к своему правителю, это, конечно, прискорбный факт. Приношу свои извинения, если их отношение расстроило Вас, Ваше Высочество, - она легонько чмокнула его в макушку. И наконец их взгляды встретились. Только теперь принц мог видеть в глазах сестры лишь сочувствие и нежность. Перед ней был маленький ребенок, на плечи которого свалилась огромная непосильная ноша, да еще и собственная сестра память о нем потеряла. Конечно ему было трудно рассказывать какие-то личные факты из их общей жизни.
Оливия ласково улыбалась, будто старая добрая няня убаюкивает любимого подопечного в кровати, напевая ему колыбельную. Бедный маленький братик, так нуждающийся в поддержке семьи, которая некоторое время назад заявила, что никакой семьи у нее нет. Принцесса нагнулась и обняла младшего братика за шею.
- Если эти перемены будут на благо планеты и нашего народа, конечно, я всегда тебя поддержу. Ты не один, - безграничная всеобъемлющая любовь.
Я защищу тебя.
- У меня только последний вопрос. Почему ты вспылил? Если мы долгое время налаживали отношения и учились взаимопониманию, что случилось, что ты вот так по воле эмоций оставил меня без присмотра? Я что-то сделала? Ты можешь не бояться и сказать мне все, как есть. Я все приму. Честно ранит меньше, чем неведение. Ты опять все хочешь взвалить на свои плечи, но если мы семья, то позволь и мне поддержать тебя, - девушка отстранилась, приподнимая обеими руками лицо принца за щеки.
Это последняя попытка. Не скажет сам - она устроит расследование, и пусть потом не спрашивает, с чего она вдруг стала такой любопытной.

+3

14

Какой человек станет лгать этому цветочку? Кому вообще придет в голову солгать той, кто является образцом невинности и той девичьей прелести, которую порою зовут слишком наивной? Да, таковой оливия была до того, что сделал с ней брат, и теперь у нгео это попросту не укладывалось в голове.
Но был один маленький факт, позволявший ему некоторые вольности в отношении сестры. Некоторую ложь. Некоторую недосказанность.
И нет, это не было кровное родство.
Кристиан не был человеком. Как оказалось, с самого начала, но...Боги, как же сложно принять себя!
Он пытался это делать довольно долгое время, не переставая думать о том, что совершит и к каким результатам приведут его действия. Мысленно, разумеется, он продумывал все в лучшем свете. А во всем, что касалось новых магических сил, следовал за интуицией.
Сейчас принц магией не пользовался, однако интуиция не молчала.
Интуиция подсказывала, что надо бы поскорее завершать этот разговор и оставить Какью обдумывать все это. В конце концов, он вывалил на нее целую жизнь, и бедняжке точно нужно будет подумать, как к этому всему относиться и что делать дальше.
"У нее великое множество вопросов, и я не могу сейчас ответить а все.
Ведь если она потеряла память, тое й будет ужасно больно узнать, что мы были не просто брат и сестра, а еще она была беременна и я обошелся с ней грубо в последнюю нашу встречу.
Что бы сказать тебе, Какью, чтобы твое сердце успокоилось перед надвигающейся бурей?"

Кристиан улыбнулся - то ли самому себе, а то ли принцессе и ее открытому, доброму лицу и таким же жестам. О, как давно он не чувствовал ее пальцев, касающихся именно так... Сколько воспоминаний разом пробудились, стоило только девушке проявить инициативу и перестать так сильно пугаться!
"Ну, почему это все так сложно?
Зачем?
Зачем ты что-то сделала с собой? Дай угадаю - это кара мне за все, что было. Ты никак не могла простить, забыть, склеить разбитое... И решилась на такое.
Но не будет ли тебе теперь еще больнее?"

Его Высочество чуть приподнялся, наклонившись над принцессой и удержал ее запястья, заставляя пальчики все так же лежать на щеках.
- Потому, Одуванчик, что твой брат не терпит, когда кто-то идет против его воли, - Кристиан говорил спокойно, как обычно обращался с самыми добрыми намерениями к кому бы то ни было. Но столь ласковый тон не могли слышать придворные, знакомые и другие лица...Нет, только близкие. - Ты чувствовала себя не очень хорошо, но тебе страстно хотелось больше свободы...от всего. Тебе не нравилось, что я приставил к тебе дополнительную охрану и запрещал выходить из дворца потому что это могло быть опасно для твоей жизни. Мне однажды просто...В общем, я устал от твоих выпадов по этому поводу. Уж не знаю, считала ил ты меня деспотом и тираном, но, наверное, да. Я пытался делать что-то ради твоего блага, но тебе хотелось больше свободы. Вот я и вспылил, сказав, что ты вольна делать так, как пожелаешь, и что я больше не буду за тобой приглядывать. Ты уже взрослая принцесса.
Монарх поднес ладошку девушки к губам, оставляя почти невесомый поцелуй.
Теперь он смотрел на нее прямо и внимательно, как будто пытаясь понять, возымели ли эффект его слова.
- Восстановим...Конечно. Я хочу, чтобы тебе жилось здесь комфортно, - он, наконец, отпустил сестру и отошел чуть в сторону. - Каждому из нас. Но будет ли так?
Вопрос большой, учитывая, что творилось в душе принца и на планете в целом уже сейчас.

+4

15

Когда брат приподнялся, прижимая ее руки к своим щекам, и заглянул в ее глаза, Оливия не увидела никаких подводных камней. Кроме тех, что уже были ясны принцессе. Его тревожила она и новое положение, в котором они оказались (хотя второе будто бы меньше беспокоило в сложившейся ситуации). Кристиан что-то скрывал, но выпытывать у него сейчас было бессмысленно что именно. Какью наблюдала, внимательно слушая брата, как он поднес ее ладонь к губам и почти не касаясь поцеловал.
От детского прозвища почему-то внутренне передергивало, будто принц вторгался в какое-то совсем личное, сокровенное.
Я хотела свободы?” - значит ли это, что принц ограничивал ее в передвижениях? - “Ну он же четко произнес, что, видимо, я считала его деспотом и тираном. Только с чего?” - вопросы рождались один за другим. Хотелось все выспросить, все подробно разузнать, но что-то в облике Кристиана говорило о том, что он вымотан. - “Конечно вымотан - такие новости получить!
Какью не реагировала визуально никак, кроме внимательного взгляда, следящего за братом. Казалось, она глазами хочет услышать все, что творится внутри новоявленного брата.
- Я была плохой сестрой? - вопрос вырвался сам собой. Девушка, конечно, пожалела, что не подумав выпалила его на принца с бухты барахты, но он был логичным: если брат заботился о ней, следил за ее безопасностью, а она устроила ему скандал и довела до того, что он психанув признал, что она взрослая девочка. То, что рассказал Его Высочество, не походило на осознание и принятие, к которым он пришел самостоятельно - скорее Оливия каким-то образом надавила на брата, чтобы довести до такого решения. Вопрос - как? Надежда на то, что Кристиан ответит честно, была бесконечно слабой, но все-таки имела право жить. В конце концов не каждый день узнаешь, что у тебя есть родной брат, и каким-то образом вон как все повернулось: один день стоило не доглядеть за сестрой и она уже забыла о твоем существовании. Как ему должно было быть сейчас обидно!
- Прости меня.
Какью не знала, за что именно просит прощения, но чувствовала, что это необходимо сказать. Отпустив брата, когда он поднялся и отошел, девушка опустила руки.
- Мы не можем знать, что будет дальше и как, но в наших силах творить завтрашний день и стараться, чтобы он нес благо нашим жителям. Комфорт - понятие субъективное, - принцесса улыбнулась, отведя взгляд в сторону. - Кому-то комфортно жить под открытым небом, кому-то комфортно питаться людьми, кому-то комфортно обитать в подземельях. А еще есть вторая сторона - приспособляемость. - Оливия посмотрела на спину брата. - Живые существа приспосабливаются ко всему, когда включается инстинкт выживания.
Какью откинулась на спинку, прикрывая глаза и вдыхая аромат кабинета.
- Это твой кабинет? - алые глаза смотрели устало. День был тяжелый, как она до сих пор держалась после еще такой шокирующей новости вообще чудеса. “Надо досмотреть бумаги. Какие-то тревожные новости из пустыни”, - напомнила себе принцесса. - Здесь особенный аромат. Я его еще не слышала раньше, - девушка запнулась, смутившись. - Ну, в смысле, в последние дни, что я помню.
К чему были эти нелепые вопросы? Они оба были вымотаны что прошедшим днем, что произошедшим открытием вечера. Вряд ли брат хотел продолжать общаться с сестрой, что не помнит его абсолютно.
Наверное, не может уйти, пока я в его кабинете. Не доверяет. Вдруг я буду шариться по ящикам что-то искать. Хотя что я должна искать? Мы оба правители планеты, нам нечего друг от друга скрывать. Так ведь, брат?” - взгляд внимательных алых глаз обволакивал фигуру Кристиана. - “Все равно непривычное имя. Будто не могу распробовать какой-то новый продукт на вкус.”
- Наверное, я мешаю тебе пойти отдыхать своим присутствием здесь… - принцесса поднялась из кресла. - Не буду больше задерживать вас, Ваше Высочество, - девушка присела, склонив голову. - Благодарю, что уделили мне время.
Долгий взгляд в желтые глаза.
- Думаю, будет лучше для имиджа будущего короля, чтобы на людях я обращалась к вам на "вы".
Покорно склоненная голова в который по счету раз за последний час?

+3

16

"Ну, это уж тебе решать, была ли ты плохой или нет...
Да что толку теперь говорить о прошлом, которого ты не помнишь?.."

Однозначно - им нужно было идти дальше. Плюс одна проблема в событийной копилке принца Кристиана - ничего такого страшного! Справится, непременно.
"Да, только сестры с отшибленной памятью для полного счастья мне не хватало...Но что же, в этом есть и свои плюсы - например, закончится эта ее безумная ревность к каждому столбу и выедание мне мозгов."
Не то, чтобы сестра это так уж часто делала, но в последнее время ее характер стал касаться и без того вспыльчивому Кристиану попросту невыносимым. Ему даже в какой-то момент почудилось, что Оливия попросту копирует его поведение...Или то было просто влияние неспокойного чада?
Совершенно неосознанно принцесса решила подвести их разговор к завершению на весьма неприятной ноте.
"Она всегда говорила, что от меня пахнет хвоей и магией.
А теперь..."

Кристиан отвернулся, быстро соображая, что не стоит сейчас по этому поводу демагогий разводить. В конце концов, девушке нужно время, чтобы оправиться и привести собственные мысли в порядок. Лишнее давление ей сейчас не поможет абсолютно точно, и сделает лишь хуже...
- Ты можешь оставаться здесь сколько угодно, дорогая - негромко произнес Его Высочество, наконец, снова поворачиваясь к сестре. До сих пор в нем жила надежда на то, что Оливия не видит, как слегка подрагивают его плечи.
Каждое событие, происходившее в последнее время, казалось, ломал частичку внутреннего стержня, позволяющего проявлять силу и стойкость.
Какое из них могло бы стать последней каплей в чаше терпения и уравновешенности?
- Оливия, я... - он ступил было к ней, но притормозил себя на половине шага. Было много всего, что хотелось сказать забывшей обо всем принцессе - в том числе, напомнить ей о том пожаре ощущений, которые они дарили когда-то друг другу. Но укол здравого смысла вовремя остановил эмоциональный порыв молодого монарха. - Правда, не думай, что  совершила что-то дурное, нет. Если кто-то в чем-то виноват в том, что было - это я.  И не думай об этом, прошу. Раз волею богов ты ничего не помнишь - я постараюсь, чтобы твое настоящее было спокойным и счастливым, и чтобы забот в твоей жизни осталось минимальное количество. Но...
Он снова отвернулся, уже касаясь пальцами двери, и как-то странно усмехнулся себе под нос. К чему был этот жест, Кристиан так и не понял.
- Если твоя душа по-прежнему желает полной свободы, я никак не буду касаться этого твоего права. Вскоре придут перемены, а до них тебе следует набираться сил. Хотя бы ради самой себе. Ты же наша защитница, - окинув девушку взглядом, принц вновь улыбнулся - теперь уже по-доброму и почти искренне. Почему-то задача по успокоению собственной сестры вышла для него на первый план. - И да, как скажешь. Хотя как по мне, "вы" - это лишняя дистанция. Нужна ли она нам с тобою?
Оставив принцессу наедине с противоречивыми мыслями, Кристиан покинул кабинет и направился прочь.
Даже если Какью окликнула бы его - он бы все равно ничего не услышал. Скоротечным было его движение - совершенно под стать настроению.
Это нормально.
Это пройдет.

+1


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » флешбэк И родные оказываются чужими