Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » ­Архив эпизодов » Извини, дорогой, так получилось (с)


Извини, дорогой, так получилось (с)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://d.radikal.ru/d07/2005/c8/611ed65ae962.jpg

Действующие лица:

Аррен, Сейлор Сатурн.

Время, место, погода, обстановка:

07 июля 1997. Ночь. Поместье Мар.

Бой, сюжетная нагрузка и необходимость мастера:

Кухонные баталии не приемлют вмешательства со стороны. Мастер не нужен!

Пролог:

Ночь. Голод. Кухня. Лунный свет.

Случайный взгляд. Два человека.

Судьба иль Рок? Ответа нет.

+4

2

Конь с недовольным фырканьем мотнул головой, осуждая ночную скачку. В чем-то он был, безусловно, прав. Дважды животное едва не переломало ноги, в полутьме споткнувшись о неровную брусчатку мостовой. Но седоку не было дела до страдания копытного транспорта. В темно-синих очах, ночью абсолютно черных для стороннего наблюдателя, сквозила глухая усталость и равнодушие. Под глазами залегли тени, лицо заострилось, а бледная кожа, казалось, начала просвечивать. Любой мог бы сказать, что этот человек не отдыхал уже многие, многие дни, проведя их без сна, или попросту был болен.

И будут правы.

В последнее время шепот Голосов непрестанно ввинчивался в разум Аррена ржавым болтом. Как тогда, когда дворянин только начинал свой путь мага, повелевающего силами Смерти, еще не взял под контроль собственный Дар. В те годы единственным спасением оставалось забытье, в которое умное тело выкидывало своего нерадивого хозяина, без его на то разрешения. Но, как ему казалось, Мар преодолел кризис.

Очевидно, нет.

Запланированное путешествие пришлось отложить. А ведь подкупленные люди в среде старьевщиков и держателей ломбардов сообщили о некой партии книг, что могут представлять интерес для некроманта. Увы, в таком состоянии, когда мужчина мог в любой момент свалиться с коня, о каких-либо покупках не могло быть и речи. А уж о длительном путешествии, которое ему предстояло, тем более.

Губы едва заметно дрогнули, обозначая недовольство мага.

И ведь Аррен даже не предупредил Учителя, оставив лишь записку. Обрадовался возможности. Рванул вперед. Как по-детски. Для того, кто годами совершенствовал барьеры собственной воли – непозволительно импульсивный поступок. Не уверительно, что Голоса раз за разом берут верх.
Поместье встретило мужчину тишиной и темными провалами окон. Его не ждали. И верно, с чего бы вдруг? Заведя лошадь в конюшню, расседлав животное и поставив то в стойло, Аррен обратил внимание, что обитателей стало больше.

«К учителю кто-то приехал? Или он купил еще животных для моих экспериментов?»

С одной стороны, Мару было лестно, что человек, занимавшийся его воспитанием долгие годы, прекрасно понимает нужды молодого некроманта. Но с другой… Он ведь прекрасно знает, что Арренну до сих пор не удавалось поднять ничего больше дворового пса! Куда уж тут лошадь потянуть! Человека и то проще! Ведь основная проблема – правильная, последовательная напитка мертвого тела энергией, с одновременным внедрением нужных плетений! И чем больше масса будущего некроконструкта, тем сложнее.

«И это все при моей «маленькой» проблеме!»

Сложно сосредоточится, если тебе в голову ввинчиваются сотни голосов, терзая разум. Просто невозможно! А плетения Магии Смерти требуют скрупулёзности, тщательности и усидчивости. Они не допускают даже малейшего огреха! Нет, будь собственный источник Аррена чудовищно силен, то он мог бы одним стихийным выбросом поднимать кладбища, пусть неуправляемых мертвяков без поводка, но полноценных!

Вновь пытаясь в уме решить уравнение с теоретической защитой своего разума от Голосов, Мар оказался на кухне. Ведомый инстинктивным голодом, что посылал приказы телу в обход разума, мужчина зажег лучину и принялся копаться в массивном буфете, где слуги хранили хлеб.

«Надо будет спуститься в погреб. В леднике должно быть масло», - размышлял Аррен, откусывая от целого батона белого хлеба шмат, нисколько не заботясь о том, что приличным людям следовало бы сначала его нарезать. Но сейчас разум был занят, а тело работало отдельно, повинуясь инстинктам.

- Квас… Квас… Где-то же тут должен быть? – бормотал он себе под нос, принюхиваясь к бочкам у стены, где хранились напитки.

Вот только в какой-то момент, Голоса, неожиданно, смолкли, а сам Аррен ощутил чье-то присутствие. Так он и застыл с батоном в зубах, крошками на лице и кружкой кваса, очень скоро начавшей переполняться и капать на деревянные полы, так как Мар забыл закрыть краник на бочке. Брызги уже успели испачкать черный, очевидно, весьма поношенный, но еще крепкий дорожный плащ, полностью укутывающий фигуру дворянина. Лишь капюшон был откинут. В таком виде Аррен мог сойти за профессионального вора, а никак не владельца поместья.

Тем неожиданнее для мужчины была эта встреча.   

А все потому, на кухне появилось новое действующее лицо.

Отредактировано Аррен (2020-05-24 21:14:02)

+4

3

...Столице так шел багряный. Пустынные улицы, бескрайняя тишина, и карминовый цвет, которым окрасились некогда белоснежные стены домов. Странного цвета улицы, на которых пепел смешался с кровью. И горящий дворец. И тишина. Не слышно ни криков, ни ветра...
Хотару резко, как будто от толчка, открыла глаза. Передышка в пару дней, когда можно было немного расслабиться и попытаться выспаться, закончилась. После приезда в город Сны стали слишком тревожными. Нельзя сказать, что ведения были слишком не приятными или излишне кровавыми, вовсе нет. Бывали и хуже. Но вот ощущение от них было какое-то слишком тревожащее, не дающее вот так просто заснуть.
Вот и сегодняшнее ведение было таким... тоскливым? Жутким?
Хотару зажмурилась и на миг закрыла лицо ладонями. За окном вскрикнула какая-то ночная птица, ветер прошелестел в кронах деревьев. Реальность жила, дышала, звучала. Жизнь, на той или на этой стороне, всегда, в той или иной мере звучит. Тишина наступает лишь в то мгновение, когда наступает время конца. Это страшно, потому что конец, это конец. Завершение истории. Это прекрасно, потому что завершение одной истории, не означает конец любых историй. Хотару отняла руки от лица и открыла глаза. Она не любила такую тишину, которая была в ведении, честно сказать, она ее боялась. Не могла точно объяснить, откуда этот страх взялся, такой стылый и обреченный, как будто она уже с таким сталкивалась.
Резко сев на постели, выдохнула, господин Лис совершенно не прозрачно намекал, что Хотару что-то о себе не знает, что она что-то важное о себе забыла. Только вот понять бы, где искать следы того, что было забыто? В свете этого Сна, эти следы могут понадобиться достаточно скоро. А еще лучше полный объем того, что было забыто.
Особый щелчок пальцами и загорается свечка, Хотару нашаривает домашние мягкие туфли без задников и встает, немного ежась от ночной прохлады. Стоит спуститься на кухню, согреть молока, возможно перекусить, помнится оставались еще медовые булочки с вечера. Фиолетовый, как любимые незабудки, расшитый по подолу и рукавам ночными бабочками, халат укутывает плотной шелковистой тяжестью. Хотару берет свечку и выходит из комнаты.
В доме так тихо, что невольно побуждает идти как можно бесшумнее. Глупости, конечно, но тишина здесь уютна и ее нарушить совершенно не хочется. Хотару слабо улыбается. Наверное стоит подогреть молоко и пойти к себе в комнату, записать Сон в тетрадь, и все же попытаться уснуть. В последнее время она слишком плохо и мало спит, а это не дело, к тому же Эсме чем дальше, тем сильнее нервничает. И если та вызовет отца, будет не слишком хорошо. Во всех смыслах.
Хотя, если здесь появится отец, можно будет задать пару вопросов, хотя что-то подсказывало, что у него Хотару ответов не найдет. Но он может подсказать направление поисков, вдруг что-то подобное уже случалось и в книгах описывалось?
Неспешное течение мыслей прервал какой-то непонятный шум, не такой, чтобы сразу поднимать крик, но достаточно странный, чтобы прислушаться.
Хотя, шумят, вроде бы, на кухне, возможно кто-то так же, как и она, решил подкрепиться? Вполне возможно, что это Эсме, та в последние годы достаточно часто вставала среди ночи, чтобы выпить горячего чая или молока.
Что же, с тем, что кто-то решил подкрепиться, она угадала, правда на Эсме незнакомец совершенно не походил, если, конечно, та, каким-то магическим образом, не поменяла пол и не выпила зелье омоложения.
- Чт... Кто вы такой? - Вопрос, конечно, более чем нелепый, и Эсме, наверняка, прочитает потом полноценную лекцию о том, что при подобных случаях, лучше всего действовать, а не задавать глупые вопросы. Например, не плохо было бы запустить в незнакомца чем-то оглушающим или парализующим, а потом уже задавать вопросы.
Но Хотару, к сожалению, не имела привычки таскать с собой подобные амулеты, а некоторая заторможенность после Сна, оставляла удручающе мало пространства для маневра. Конечно, можно было заорать, но не факт, что к ней успеют раньше, чем незнакомец проявит агрессию. А под рукой, на полке, стояли только пиалы, хотя если их разбить. Или кинуть в мужчину, вполне возможно, получится отвлечь внимание, или, наоборот, привлечь нужное внимание.
- Я настоятельно рекомендую закрыть бочонок и удалиться туда откуда вы пришли. - Хотару внимательно оглядела незнакомца, тот походил скорее на путника, который случайно завернул в первый попавшийся дом, чем на того, кто здесь должен находится. С другой стороны, разумные бывают достаточно странными, Хотару осторожно потянулась к пиалам.

+4

4

Аррен моргнул.

Незнакомая девушка, по-домашнему одетая в халат и явно неслучайно оказавшаяся в его доме. Совсем юная, хотя внешность и бывает обманчива, а тусклое пламя свечи лишь добавляло ее образу тайны, скрывая мелкие детали в сумраке. Мар нахмурился, а на его лице отразилась работа мысли. Шестеренки в голове едва ворочались, скрипя ржавыми зубцами. Переутомление давало о себе знать.

Чарка с квасом была поставлена на бочку. Рядом лег надкушенный батон. Уверенным движением краник прервал поток кваса, изливающийся на пол.

Молчание затягивалось. Где-то на краю сознания билась мысль о том, что надо бы что-то ответить. Это, по крайней мере, не вежливо, стоять и глазеть на женщину, полностью игнорируя ее слова.

Но, почему-то, сейчас, в голове было пусто. Чего-то не хватало.

Понимание тараном ударило в ворота сознания.

Впервые, за долгие годы, пусто. Тихо. Голоса, столь долго сопровождавшие его повсюду, смолкли, оставив Аррена наедине с самим собой. Нет, что-то там, на грани слышимости, все еще было. Он не потерял Дара, но это если прислушиваться. Сколько молодой некромант мечтал об этом? Сколько желал хоть на секунду избавиться от сводящих с ума Голосов Мертвых?

И сейчас, когда это случилось, мужчина растерялся.

- А… почему?.. – потеряно спросил он. Это, разумеется, не было обращением к девушке, о существовании которой, Аррен успел забыть, утонув в океане переживаний. 

На секунду некромант усомнился в реальности происходящего.

Вскинув руку, он обратился к Дару. В темно-синих глазах вспыхнуло бледно-голубое сияние, а в помещении резко похолодало, когда грань между миром живых и мертвыми истончилась. Пальцы на автомате выводили в воздухе руны. Сияющие знаки оставались висеть в воздухе, причудливой вязью. Шепот жителей изнанки наполнил комнату. Свечка, что принесла девушка, погасла от порыва потустороннего ветра.

Никогда еще Дар не отзывался так легко. Всегда приходилось продираться, преодолевать, борясь с головной болью и безумием Голосов.
Но сейчас давления не было.

Сияние потухло. Рука бессильно повисла плетью. Усталость отошла на второй план. Потеряла ценность. Синие глаза уставились на хрупкую фигуру незнакомой девушки в фиолетовом халате. Сейчас, без давления Голосов, сознание стало кристально чистым. Плавное течение мыслей. Морозное прикосновение Дара.

- Тыыы!!! – с потусторонним скрежетом, сорвались с его губ слова. Легкая голубая дымка окутывала Мара. Понимание и переизбыток эмоций пошатнули контроль над собственной силой, отчего та стала непроизвольно просачиваться в пространство.

«Учитель нашел ее? Правда нашел?!»

Ведь нет иной причины. Не может быть! С тех пор, как Аль Азиф показал ему Имя, Аррен искал. Но королевство Кинмоку огромно. А ведь есть еще и другие планеты! С какой вероятностью ему удастся повстречать ЕЕ? Один на миллиард? Триллион? Мар давно перестал надеяться.

В невменяемом состоянии мужчина сделал шаг вперед, навстречу девушке. Он совершенно не понимал, что хочет сделать. Просто хотел ЧЕГО-ТО! Без вектора и четкой формы. Его лицо забыло, какого это – улыбаться. Память давно выбросила яркие воспоминания. Они отвлекали, сбивали концентрацию, поэтому Аррен безжалостно вырезал все, что могло ему помешать. Когда некромант в последний раз смеялся? Наверное, тогда, когда танцевал среди мертвых бабочек много лет назад.   

Но сейчас, все его существо переполняло чистое и незамутненное счастье.

+3

5

Благодаря причудливой игре света и теней, в сумраке, незнакомец больше всего напоминал покойника. Свежего, которого не так давно вроде бы убили, а потом, почти сразу, подняли и заставили работать. Наверное как-то так могут выглядеть гули, которых еще не коснулось изменение, запыленные, трагически-измученные, с сохранившейся душой, но не в состоянии понять, почему нет возможности отдохнуть. Забыться тем вечным сном, который так расхваливают некоторые.
Возможно, если бы Хотару все еще не находилась под впечатлением от Сна, то вполне могла бы испугаться и поднять шум. Хотя ничем таким, от мужчины не тянуло. Чтобы пытаться его сразу сжечь, без попыток уговорить уйти по хорошему, не понимая излишней суеты. Хотару сейчас меньше всего жаждала внимания, паники и криков. Ей вполне хватало того, что ночь в доме была полна шорохов и скрипов, после оглушающей, липкой тишины Ведения, даже звук льющегося на пол кваса доставлял дискомфорт. К счастью незнакомец перекрыл кран.
Правда, если судить по лицу, на котором отражалась вселенская усталость и только, вежливая просьба Хотару если и была услышана, то только сосредоточила внимание на ней. Славно. Кажется в более странную ситуацию она еще не попадала.
- Возможно потому, что я не хочу поднимать крик и звать охрану? - Чуть приподняв брови все же ответила, хотя, если судить по интонациям, вопрос был задан скорее "в воздух" и являлся риторическим. Странно. Мужчина мог показаться зачарованным, отсюда отсутствие мимики и столь странный рисунок движения, но он разговаривал. И находился на кухне, причиняя страшные раны хлебу и квасу, а вовсе не пытался кого-то убить или что-то украсть.
Нет. Мужчина был явно не зачарован. Маги редко когда попадают в столь неприятное положение. Хотя кто этих магов-классиков знает, конечно, сила, что клубилась вокруг мужчины совершенно не походила на ощущения от классических стихий. Этот тихий шепот, спокойная прохлада, они были ей знакомы, правда, как в последнее время бывало часто, Хотару не могла сказать, откуда знакомы. Впрочем, это было совершенно не важно.
Сейчас было важно то, что на кухне она оказалась в компании явно плохо владеющего собой, или того хуже, сумасшедшего, мага. Полноценного, с активным и развитым даром. Кольнула острая досада, что хеншин остался на прикроватной тумбочке.
Бесполезная сейчас свеча, вместе с подсвечником, полетели в мага. Вряд ли это доставит тому хоть какое-то неудобство, но был крохотный шанс, что серебряный подсвечник в лоб, все же будет не плохим отвлекающим маневром. Как и полетевшие следом пиалы.
Жаль, что сила целителя плохой помощник в опрокидывании шкафов вообще и кухонной утвари в частности, на головы не адекватным магам. Интересно, почему такая странная реакция на нее? И бродяга-маг? Такое вообще бывает?
Не спуская с мага глаз, Хотару старательно и очень осторожно, чтобы не запутаться в подоле, и ни на что не наступить, и не рухнуть, пятилась.
Вместе с последней пиалой, которая полетела в мага, промелькнула странная мысль. Ведь граф вроде бы был магом, а в день ее приезда уехал по каким-то невероятно срочным и нужным делам.
- Граф?! - Странно, а почему все еще никто не примчался на шум?

+2

6

Дзынь. Тяжелый подсвечник, встретившись со лбом мужчины, отрикошетил и со зловещим звоном покатился по каменному полу прочь от места боевых действий.

Кажется, Аррен увидел свет. Возможно, даже в конце туннеля. Завалившись на спину, он бездумно уставился в потолок. В голове все перемешалось. Счастье все еще переполняло его. В любое другое время подобное с собой обращение мужчина бы не стерпел. Несмотря на трепетно взращиваемый самоконтроль, он частенько давал трещину, изливаясь в пространство ледяным гневом.

Но сейчас Мар был счастлив. Он бы так и лежал, погрузившись в тишину, окутывающую разум. Но к реальности вернуться, все же, пришлось. Нападение прекратилось и к нему, кажется, обратились. Голос ТОЙ САМОЙ пробился сквозь мутный туман, возвращая мага в реальный мир.

- Граф? – растерянность в его голосе отчетливо давала понять о том, что человек немного не в себе. – А… - дошел до него смысл вопроса. – Верно. Я граф Аррен Мар, - скорее для себя, чем для девушки произнес некромант, все еще лежащий на полу. 

Приняв вертикальное положение, Аррен приложил ладонь ко лбу. Только первый снаряд достиг его тела, но и урон от него вышел максимальным. Почувствовав влагу на пальцах, мужчина осторожно слизнул ее.

«Солененькая».

Вкус собственной крови прояснил сознание. Дар тут же был взят под контроль. В спешке. Словно спохватившись. Все еще пребывающий в легкой эйфории Аррен с долей смущения подумал, что знакомство с той, кого он давно искал прошло… не лучшим образом.

И это еще мягко говоря!

В помещении повисло неловкое молчание. По крайней мере, Аррен не представлял, как начать диалог, когда он едва ли не бросился на девушку. Внешняя отрешенность помогала держать лицо, но совершенно не помогала наладить общение с кем бы то ни было!

Столь социально неприспособленного человека, как Аррен Мар, стоило еще поискать.

- А ты…? Вы…? – пошатываясь, мужчина стал подниматься и в это же время пытался подобрать слова, чтобы сгладить первое впечатление.

«Придурок», - прокомментировала рациональная часть сознания и Аррен не мог с ней не согласиться.

Что он может сказать этой девушке?

«Я знаю только твое имя, но это не важно? Будь со мной и вместе мы поднимем лучший некроконструкт!»? Так? Аррен Мар искал Хотару Томоэ и вот он ее нашел, но совершенно не представляет – что дальше. Будь ситуация иной, можно было хотя бы подобрать слова, подготовится. Только Судьбе обычное знакомство показалось скучным, и теперь некроманту придется на ходу придумывать, как уговорить ее остаться и принять таким, какой он есть…

«Погодите. Но ведь она уже здесь. В моем доме. Так? Значит, Учитель обо всем договорился?»

Для начала следовало хотя бы выяснить – как Хотару здесь оказалась, собрать данные, а потом уже паниковать, лихорадочно разбираясь в причинах и следствиях.

- Простите за столь ужасное знакомство, - взял себя в руки Аррен. – Поездку пришлось отменить. Прибыл поздно. Устал. Не спал последние пару дней. Был несколько не в себе, - попытался оправдаться мужчина, но звучало откровенно жалко.

+3

7

Хм, вышло, конечно, крайне неловко. И, пожалуй, обстоятельства личного знакомства с женихом стоит опустить, в письме, который она напишет родителям, отчитываясь о том, какое впечатление на нее произвела столица и как все продвигается с графом. Хотя, в свое оправдание, Хотару могла сказать, что жених был сейчас похож на кого угодно, но только не на графа. С другой стороны, если он долго был в дороге, выглядеть свежо и опрятно было бы достаточно странно.
Хотару глубоко вздохнула, еще раз, мимоходом, удивилась, что никто не всполошился. Все-таки звук бьющейся посуды по среди ночи это достаточно громкий и странный шум, который должен был привлечь внимание. Но, вполне возможно, в данной ситуации, это было даже не плохо. По крайней мере можно надеяться, что граф так же будет не расположен распространятся об этом происшествии.
- Я Хотару Томоэ, дочь графа Томоэ. - Еще раз глубоко вздохнув, Хотару старательно обходя осколки и черепки, бывшие некогда отличными пиалами, направилась к графу. Организм у магов, конечно, крепкий и ко многому привычный, но все-таки рана головы может оказаться достаточно коварной. Хотя, основную цель, все же, он достиг, не смотря на легкую заторможенность, граф уже больше походил на вполне адекватного человека. Пусть и смертельно уставшего, но уже способного держать свои силы под контролем. Что было просто великолепно, обезумевший маг, или находящийся во власти своей стихии, мог наворотить очень много дел. Слишком много.
Дойдя до графа, Хотару осторожно дотронулась до его лица:
- Что вы, во всем этом не только ваша вина. Сядьте и дайте осмотреть вашу голову. - Крови было много, впрочем, это и не удивительно. Но, вроде речь была вполне связной, взгляд осмысленным и граф, в целом, хоть и выглядел потрепано, но на смертельно раненого похож не был, а значит, вполне вероятно, она справиться своими силами. Без привлечения более опытных целителей. Хотару чуть потерла кончики пальцев, которыми прикасалась к графу, прислушиваясь к себе и своему дару и направилась к мойке.
- Вы тоже меня простите, я совершенно не ожидала кого-то увидеть на кухне в столь поздний час. - Чистое полотенце отыскалось в шкафчике рядом с мойкой, глубокую чашу Хотару взяла из буфета, и набрав воды вернулась к графу. - К тому же, вы сейчас не слишком похожи на тот портрет, который отец показывал мне, когда рассказал о помолвке. Хотя, при данных обстоятельствах, скорее надо было бы беспокоится, если бы портрет точно отображал вашу внешность.
Поставив чашу с водой на стол и намочив полотенце, стала осторожно стирать кровь с лица графа. Нет, залечить рану можно было сразу, и та не была на столько серьезной, чтобы доставить ей большие неприятности. Но Хотару прекрасно осознавала то, что сразу после Сна, она могла не совсем точно рассчитывать свои силы, все-таки ведения выматывали, хотя скорее морально, чем физически. Да и с чистой раной работать было все-таки проще.
- Хотя точнее сказать, я могла ожидать встретить здесь свою компаньонку, но не вас. Сожалею, что ваша поездка сорвалась, но не стоило так спешить домой. - Хотару мягко улыбнулась. - Не спорю, как юной девушке, мне такое, в некоторой степени, приятно. Но все же, Кинмоку сейчас не самое спокойное место, особенно в темное время суток. К тому же, сразу по прибытию, мне сообщили, что ваша поездка чрезвычайно важна и может несколько затянуться.
Осторожное прикосновение к ране, прохладное, и вместе с тем, бесконечно теплое, течение силы и вот, лоб совершенно чист. Хотару тихо выдохнула, сумерки творят чудеса, вряд ли бы при свете Нагаре она могла вести себя на столько свободно. Хотя, сама ситуация была крайне странной, а инстинкты целителя толкали под руку, да и не стоило начинать знакомство с женихом, точнее продолжать, с конфликта.
- Как вы смотрите на то, чтобы выпить горячего молока с булочками? С ужина остались чудесные сладкие булочки, и, кажется, еще был пирог с мясом. - Хотару оглядела кухню, еще стоило бы убрать беспорядок.

+3

8

Пока девушка обрабатывала рану, Аррен пребывал в прострации, почти медитативном состоянии. Благо, Хотару была слишком занята, чтобы обращать внимание на неожиданно притихшего жениха.

Жениха!

«Проклятье, Учитель, а Вы не могли об этом сообщить заранее?!»

Иногда его воспитатель, отказавшийся от своего имени давным-давно, вел себя как настоящий придурок! Наверняка хотел сделать сюрприз! Помолвка! Когда этот хитрый жук вообще успел и собирался ли сообщить Мару столь важную новость? И ведь подобные договоренности не заключаются в один день! Сколько прошло с того момента, как они с отцом Хотару договорились? Месяц? Два? Год?!

«Не удивлюсь, реши Учитель столкнуть ничего не понимающего меня и Хотару лбами лишь из за своего поганого желания посмотреть - что будет!», - что, собственно и произошло. Но Учитель точно хотел бы понаблюдать со стороны и, наверняка, будет жалеть об упущенной возможности.

Так. Погодите.

Прикрыв глаза, Аррен сосредоточился. Пока девушка была отвлечена его ранением, он вновь коснулся Дара. Слегка. Никаких внешних проявлений, никаких колебаний энергий, могущих насторожить. В любое другое время даже того не понадобилось, но рядом с Хотару было так тихо, что Голоса просто не могли пробиться сквозь пелену пассивной ауры девушки.

«Никогда бы не подумал, что мне придется насильно возвращать Их шепот».

И Аррен был прав. Учитель действительно находился поблизости. Если точнее, уже удалялся прочь, видимо, решив, что самое интересное позади. Это объясняло, почему никто так и не прибежал на шум. Он просто никого не пустил, заворачивая, дабы не мешать представлению.
Веко нервно дернулось.

«Какой… нехороший человек», - не удивительно, что Голоса рядом с ним переходят на панический визг. Собственно, так Аррен и определял наличие рядом Учителя – по интенсивности верещания духов. И работало это только с ним. Этакая отличительная особенность, свойственная лишь ему. Ну, теперь еще и Хотару, рядом с который Голоса замолкали. Ее, как и Учителя, в пределах поместья, Мар сумеет отыскать без проблем.
- Благодарю, - едва заметная улыбка появилась на губах. – С удовольствием приму ваше предложение.

Целитель. Это было… неожиданно. Тепло ее силы пронизало его существо всего на мгновение, но этого было достаточно, чтобы почувствовать. Нечто родное. Нечто, доступное для понимания только ему, Аррену. Вот только сейчас оно ускользало от сознания, призывно махнув хвостом и растворилось в тенях, оставив мага в растерянности.

«Что общего у целителя и некроманта?»

- Тогда я приберусь, а вы пока накроете на стол, - предложил Аррен.

Где швабра, совок и ведром мужчина знал. Сняв походный плащ и оставшись в длинном камзоле плотной темной ткани с едва заметной серебристой окантовкой на рукавах, он отправился за инструментом. Сама уборка много времени не заняла. Большая часть пиалов была сделана из прочного стекла. Оно даже не треснуло от удара о пол. Но парочку, пришлось смести в совок и отправить в ведро, благо они были пустыми. Чуть хуже дела обстояли с пролитым квасом. Но и тут тряпка легко справилась со всеми проблемами.

Минут пятнадцать Аррену потребовалось для приведения кухни в относительный порядок. Все остальное сделают слуги уже при свете дня.
Напоследок мужчина развел огонь в камине. Все-таки сидеть при свечах хоть и романтично, но не слишком комфортно. Ночь несла с собой прохладу, а Хотару в одном халате. Ему не хотелось, чтобы она простудилась.

- И так… - начал разговор граф, когда они расселись на лавках за тяжелым дубовым столом друг на против друга. – Я хочу еще раз извиниться за свое поведение. Наша встреча оказалась несколько… неожиданной. К моему стыду, из-за исследований я оказался немного оторван от реальности, потому даже не знал, что была заключена помолвка, - врать и притворяться, что все идет так, как должно быть, Аррен не собирался. Несмотря на свою социальную несостоятельность, даже ему было очевидно – начинать длительные отношения (а с невестой по-другому быть и не должно) с недосказанности, очевидно, плохая идея.

- Или договор еще не был заключен? – Мар бросил пристальный взгляд на Хотару. – Из-за спешных сборов, мне не удалось поговорить с Учителем. Поэтому, он не успел мне ничего рассказать. И уж тем более сообщить о вашем приезде. Не говоря уже об остальных «мелочах».

+3

9

- Хорошо. - Проследив, как Аррен встает, Хотару качнула головой. Пожалуй, своей целительский дар она любила больше, чем дар предвиденья. Порой он выматывал не меньше, а то и больше, самых страшных Снов, но видения показывали смерть и разруху, а целительство позволяло ощущать биение жизни на кончиках пальцев. Это пьянило и позволяло легче относится к Снам, каким тяжелыми и страшными они бы не были.
Прежде чем развести огонь в маленькой плите, Хотару относит чашу с окровавленной водой в мойку и тщательно моет руки, и только потом разводит огонь и отправляется в ледник за молоком.
Тишина, пока Хотару накрывает на стол, достает плетенную корзинку с булочками, остатки пирога, а так же мягкий козий сыр и хлеб, моет чашу и смывает кровавые разводы с полотенца, уютна. Что достаточно неожиданно, но, все же, приятно. Она привыкла к тому, что слишком мало разумных умеет хорошо молчать, почему-то тишина в компании, чаще всего пугает и заставляет сотрясать воздух пустыми разговорами.
Нет, она любит разговоры, любит домашние вечера, когда кто-то читает какую-нибудь книгу в слух, пока остальные занимаются чем-то, что не требует предельной концентрации или просто наслаждаются компанией. Но все же, тишина разделенная с кем-то может быть не менее приятной и, порой, информативной, чем разговор. К тому же пустые разговоры, чаще всего навевают тоску.
Когда кухня приведена в относительный порядок, а молоко разлито по кружкам, Хотару садится напротив Аррена и наконец-то внимательно на него смотрит. Цепкие нити видения начинают медленно таять, растворяться под напором реальности, кухня наполнена ароматом еды, молока и горящего дерева, и восприятие медленно возвращается к норме.
Хотя свет камина и свечей достаточно не плохо разгоняют темноту, но резкие тени все равно подчеркивают следы усталости, которая печатью лежит на лице Аррена. Впрочем, самое странное, не смотря на легкое удивление и некоторую растерянность, которые можно заметить в глазах, никак не отражаются на лице. Кажется, Аррен вполне может поспорить с невозмутимостью Эсме.
Впрочем, он все же выглядит куда как живее и спокойнее, чем на портрете, который показывал отец. Видимо художник оказался не слишком талантливым, потому как человек на портрете выглядел куда старше и уж точно более сухим, если не сказать черствым, с некоторой печатью жесткости на лице. Правда, не стоит забывать, что ночь и темнота многое скрадывает, да и сама ситуация мало похожа на обыденную, но и возможность проявить не лучшие черты характера была достаточно большая.
- О. - Хотару чуть приподнимает брови и запивает удивление глотком молока. Интересно, что за исследования, она сама узнала о помолвке год назад, а переговоры длились явно еще дольше. Но, если судить по некоторым из ее дядьев, наука может затянуть очень сильно, особенно если ты младший сын и тебе не надо заботиться о чем-то кроме этой самой науки.
- Исследования могут сильно затянуть, вне зависимости от того, находитесь ли вы в начале своего пути или же уже добились каких-то результатов. - Хотару едва заметно улыбается. - Я пока могу представить подобное увлечение лишь примерно, так как нахожусь еще только на пороге, но у меня было достаточно примеров перед глазами, чтобы понять, на сколько захватывающе это может быть. Ваши извинения приняты.
Возможно кивок вышел немного, самую малость, излишне торжественным, впрочем улыбка на губах позволяет думать, что Хотару не стремиться никого задеть.
- Я сама узнала о помолвке примерно год назад, накануне своего пятнадцатилетия. Правда, не могу сказать, сколько длились переговоры, но помолвка пока предварительная, этот визит был задуман, как возможность предварительного знакомства. Нет ничего хуже, после подписания контракта, или того хуже, свадьбы, понять, что кроме вражды и неприятия супругов ничего не связывает. - Внимательный взгляд прямо в глаза, легкое пожатие плеч. - По крайней мере, такого мнения придерживается моя семья.
Небольшая пауза, ровно такая, чтобы съесть кусочек булочки и сделать глоток молока:
- К сожалению, когда я прибыла сюда, из объяснений о вашем отъезде, создалось впечатление, что вы знаете о помолвке и о том, что я должна остановиться у вас. Надеюсь, вас не стеснит мое пребывание здесь. - Хотару чуть склонила голову к правому плечу. - Не будет ли излишне самонадеянно уточнить у вас, о каких именно "мелочах" вы говорите?

+4

10

«Год. Значит, сами переговоры шли от двух до трех лет. Значит Учитель нашел ее почти сразу, как Аль Азиф показал имя. Тогда почему ничего не сказал? Ни разу не обмолвился? И не спишешь на его обычное желание «развлечься» за чужой счет. В некоторых вопросах Учитель убийственно серьезен».

- «Мелочи»… – он не мог ей рассказать, что в древней книге Магии Смерти появилось ее имя, как человека, который может частью его Судьбы. Не сейчас, по крайней мере. Как и о специфике Дара. Вдруг у них не получится? Вдруг он оттолкнет девушку от себя? Почувствовав блаженную тишину, Мар просто не был способен заставить себя отказаться от этого. И дело тут не в теоретических выгодах, не в перспективах освоения ремесла, нет.

Просто впервые за долгое время Аррен почувствовал себя целым. Не раздираемым до безумия Голосами некромантом, а обычным человеком.

Как ему отпустить девушку, рядом с которой, даже от одного ее присутствия, становится так комфортно?! 

- Сами переговоры, пожалуй, можно назвать «мелочами». Не в обиду будет сказано, - наконец, ответил Аррен. – Не поймите превратно. Я не против помолвки, и уж тем более, не против вас в качестве своей невесты. Если уж говорить честно, за своими исследованиями вряд ли я когда-нибудь сам озаботился поиском будущей жены. И если и сержусь, то только на Учителя, провернувшего все за моей спиной.

Мужчина отхлебнул из кружки кваса, смочив пересохшее горло. Он давно отвык от долгого общения. Мертвым не нужны слова. Только мысль, закаленная волей. Этого хватало. И чем сильнее воля, чем ярче мысль и четче посыл, тем явственнее результат.

- Меня нисколько не стеснит ваше присутствие. Даже рад, что в качестве невесты выступает человек, куда более рассудительный, чем я сам. Не каждый может спокойно общаться с тем, кто едва ли не напал на тебя совсем недавно. Не говоря уже об исцелении.

Откусив кусок булочки, Аррен ненадолго задумался. Лучше всего у него получалось общаться с мертвыми, чем с живыми. Люди слишком эмоциональный и непостоянны. Мар их не понимал. Не мог понять. Устремления человека, его потаенные желания, то, что движет им.
Обычно, с этим проблем не возникало. Ему было просто-напросто плевать на их мнение и суждения. Вот только сейчас маг оказался в ситуации, в которой ему ПРИДЕТСЯ считаться с кем-то.

- И на «ты». Сложно пытаться узнать друг друга и понять, сможем ли ужиться вместе, если будем вести себя как на светском рауте.

Если отбросить отвлекающие факторы, Хотару Аррену нравилась. Спокойная, рассудительная. Она прекрасно владела собой. Не паниковала. Действовала решительно. Пожалуй, таким и должен быть целитель, если вспомнить о ее даре. И это только то, что увидел сам Мар за время их недолгого знакомства. Только такой человек мог бы адекватно воспринять заигрывания графа с Магией Смерти.

«Осталось понять – действительно ли она такая или то следствие воспитания и умения держать лицо», - Аррен судил по себе, ведь долгие тренировки воли и общение с мертвецами практически убили всю внешнюю эмоциональность. Его Дар не любит слабость.

Но внешнее – одно дело. Совсем другое – что скрывается под покровом напускного спокойствия?

- Не расскажешь немного о себе? – начало знакомства, пусть немного неудачное, но положено. Он успел составить предварительное мнение. Так почему бы не услышать, что Хотару думает о себе сама?

+3

11

Смешок, который так и просится наружу, все-таки остается внутри, после небольшого усилия. Действительно, для ученого, коим, по всей видимости, является Аррен, весь мир может быть мелочью, почти не стоящей внимания, потому что главное это собственно сами исследования. А уж помолвка явно меньше целого мира и куда менее интересна, потому как переговоры, в общем-то, не смотря на дипломатические игры это достаточно обыденная вещь. У которой нужно учитывать массу нюансов и быть внимательным ко множеству мелочей, что порой бывает очень не просто.
- Не могу сказать, что приравнивание помолвки к "мелочи", меня совершенно не задевает, - Хотару греет руки о кружку с молоком, не спеша делать глоток, - это было бы откровенной ложью. Все же, как для девушки достаточно высокого статуса, помолвка и брак играет достаточно значимую роль в моей будущей жизни. К тому же, я еще достаточно юна, чтобы подобное все-таки несколько задевало. Но, все же, думаю, я могу вас понять.
К тому же, в какой-то мере Хотару была бы рада, если бы отец отложил бы решение с помолвкой до какого-то более не определенного времени. Да, она прекрасно осознает выгоды хорошего брака, как для семьи Томоэ, так и для самой себя. Да, в академию принимали всех, были бы способности, возможности и желание, но одно дело высокородный и холостой юноша, и совсем другое дело девушка. Конечно, у нее блестящие рекомендации и сильный дар, но, к сожалению, "общественное мнение", может создавать, особенно на первых парах, достаточно много препятствий. Конечно, они все преодолимы, при желании и должном упорстве. А упорства Хотару было не занимать.
Но, в общем-то, все это было совершенно не важно, потому что некоторая опаска перед помолвкой заключалась в том, что кроме всеми одобряемого и уважаемого дара целителя, который совершенно точно никого не отпугнет, был еще и дар предвиденья. А вот предсказателей все-таки боялись, особенно тез, кто пророчил беды и несчастья.
Даже Эсме, которая знает ее с младых ногтей, и может в полной мере называться ее подругой, очень настораживалась, когда речь заходила о Снах. А что будет, когда про это придется заговорить с женихом? И как рассказать так, чтобы не вызвать отторжения? Дома родные привыкли к этому, да и то, не все были в восторге, а здесь, совершенно незнакомый человек.
С другой стороны, у нее перед глазами был пример, что и договорной брак, который устроили родители, может быть весьма счастливым. Хотя и печальных историй хватало.
- О, не могу сказать, что повела бы себя так же спокойно, если бы действительно испугалась. - Хотару тихо рассмеялась. - К тому же, вряд ли ваше поведение можно расценить, как полноценное нападение. Оно, конечно, до определенной степени было угрожающим, но сейчас вы выглядите в достаточной степени адекватным, для того, чтобы иметь возможность наладить диалог. К тому же, как выяснилось, мы помолвлены, а значит, вполне вероятно, что нам придется как-то взаимодействовать всю оставшуюся жизнь. А это значит, что было бы величайшей глупостью не воспользоваться возможностью наладить диалог. И, по возможности, выяснить, как не повторить ситуацию с угрозой.
Хотару чуть пожала плечами, сейчас, когда они оба выбиты из колеи, а сумрак скрадывает рамки этикета, есть возможность действительно поговорить более откровенно, чем если бы разговор был бы отложен на утро. А упускать такую прекрасную возможность, особенно когда собеседник расположен к диалогу, непозволительная глупость. Да, через какое-то время они успокоятся и тела запросят отдыха, но до того времени, еще многое можно обсудить.
- К тому же, нельзя терять голову, особенно в напряженных ситуациях, первое, чему учат, когда начинают знакомить с магией. Для целителя это так же важно, как и для таких магов, как вы, кто владеет более разрушающей силой.
Да и после Снов, мало что может, в действительности, напугать в реальности. По крайней мере сильно напугать. Особенно сразу после того, как видение отпускает в реальность.
- О, кажется я многое пропустила на раутах, оказывается там может быть много забавнее, чем мне казалось. - Хотару отпивает молока и весело улыбается. - Но вы... ты прав, при всех достоинствах, подобная вежливость, может скрыть излишне много. Ты не слишком любишь эту куртуазность высшего света?
Не большая пауза, ровно такая, чтобы доесть булочку и примериться ко второй, и дать себе время подумать. Рассказать о себе, одновременно просто, потому что сколько раз это было проделано, под присмотром родителей и учителей, выверенные, обтекаемые фразы, которые говорят достаточно и, вместе с тем не говорят ничего. И все-таки сложно. Если они собираются все-таки подтвердить помолвку и, в последствии, заключить брак, то подобная дистанция может быть воспринята плохо, особенно в такую ночь, как эта.
- Рассказать о себе? - Хотару чуть хмурится. - Я надеюсь успеть выучится на целителя, прежде, чем эти мои способности понадобятся на Кинмоку в полном объеме. Не могу сказать, что мечтаю вылечить всех и каждого, кто будет нуждаться в моей помощи, но когда придет время, я буду рада помочь тем, что будет в моих силах. Люблю книги, в моей семье ценятся знания, как таковые, и в этом я полностью соответствую своей фамилии. Хотя, если честно, больше всего, я люблю книги о путешествиях. И о прошлом. Прошлое завораживает, и оно так красиво переплетается с настоящим, как корни дерева сплетаются в единый ствол. А вы... Что за исследования ты проводишь? И, задавай вопросы, пожалуйста. Светские привычки сложно отставить в сторону, а отделываться общими фразами не хочется.

Отредактировано Сейлор Сатурн (2020-05-29 14:25:17)

+4

12

Он промолчал, когда Хотару упомянула его предполагаемую «разрушительную силу». Несмотря на то, что Магия Смерти вполне способна нести разрушение, Аррен предпочел сосредоточится на созидательной части. Относительно «созидательной», конечно. Ритуалистика и руны. Четкие схемы и линии. Предсказуемый результат. Готовые колдовские чары Аль Азиф мог предоставить в любом количестве, под любые цели. Но Мару не нравилось почивать на всем готовеньком. Он изучал некромантию с тех пор, как Учитель забрал его из того маленького дома, в котором юноша жил вместе со старушкой-няней. Это было годы назад. Почти десять лет, если память графу не изменяет.

Но почему же тогда он до сих пор способен поднять лишь кошку или небольшую собаку, да общаться с духами? Ведь Аль Азиф – бесценный источник информации по Магии Смерти! За десять лет можно добиться куда большего! Та же Академия, в которую так желает поступить Хотару, обучает целителей за куда меньший срок. А ведь лечение человека не легче, чем его поднятие в виде зомби.

И Голоса с небольшим резервом – не оправдание.

Ответ прост – Аррен старался ПОНЯТЬ, что из себя представляет его Дар и как его использовать. Не заучить наизусть несколько схем, не повторять отшлифованные поколениями чары, а именно понять, вникнуть в суть производимых действий.

Это было сложно. Очень сложно. Даже имея изначальные данные. Пройти путь от начала до конца – куда сложнее, чем следовать проторенным дорогам.

В этом и состояла суть исследований, которые Аррен вел. Накопление знаний, понимание, а потом адаптация под себя. Полная. Абсолютная. Пожалуй, его схемами и приемами вряд ли кто сумеет воспользоваться кроме его самого. Уж больно те были специфичны.

- Высшее общество – аквариум с акулами. Чтобы выжить в нем, следует обучаться с самого детства, - отвечая на сказанное ранее, проговорил мужчина. – Мне тяжело понять принципы, по которым оно работает. Сложно действовать в условиях, когда ты изначально в проигрышном положении. Предпочитаю тишину собственного подвала, шумным и ярким сборищам расфуфыренных людей. Появляюсь там лишь по большим праздникам, чтобы не забыли о моем существовании.

Не похоже, что для девочки Томоэ так называемое Высшее Общество представляет хоть какой-то интерес. Судя по ее рассказу, она больше похожа на самого Аррена, только ее интересы простираются в сторону целительства. Хотя ей и не чужда романтика. Тайны прошлого, путешествия по дальним землям… Мар считал себя более практичным в этом плане, но Хотару – девушка. Ей и должны быть свойственны подобные увлечения.
Это делало образ девушки более живым и цельным.

- Анатомия, - коротко ответил Аррен. Если не произносить «Некромантия» в слух, то не так уж и страшно звучат его опыты. – Ритуалистика и анатомия, - пожалуй, даже сам граф видел несколько способов использовать свой Дар так, чтобы он сошел за целительский. Все-таки некромантия – это та же работа с плотью, но немного не так, как работают маги-лекари. Та же высшая нежить – скорее химера, чем анимированный труп, вроде зомби. – Мой Дар слишком специфичен. Его сложно приспособить для мирных целей. Но именно в эту сторону я и веду свои исследования.

По сути, поднятие производится в три этапа – приготовления, куда входят схемы и ритуалы. Второй этап – работа с плотью, ее формирование для нужд некроманта. И третий – духовный, где магу приходится укрощать или договариваться с мертвыми.

- Я понял, что ты собираешься поступать в Академию и стать целителем. Но, Хотару, почему ты говоришь так, будто мы на пороге чего-то ужасного? – от него не ускользнули все эти оговорки. «Успеть выучиться», «будет нуждаться», «придет время». Это не слова желающей помочь людям девушки-подростка. Так мог бы сказать опытный военный врач, которого готовят перекинуть на новое поле боя. Аррен имел дело с такими в больницах, что поставляли ему мертвецов для опытов, и очень хорошо знал о чем говорит. – Прости, может я поторопился с выводами. Все-таки и вправду весьма оторван от мира и плохо понимаю положение дел в стране, - тут же пошел на попятный Мар. Возможно, ему не стоит лезть во все это?

+4

13

- Ты рос в дали от светской мишуры? - Интересно, на сколько далеко. Все-таки даже ее родители, не смотря на любовь к уединенной и размеренной жизни провинциального поместья все же поддерживали знакомства и не отказывались полностью от светской жизни. Иногда даже выбирались в столицу, чтобы посетить какие-то важные мероприятия.
Сама Хотару столичные светские мероприятия еще не посещала, разве что пара детских праздников и несколько чаепитий, но это было достаточно давно. Но вряд ли они отличались чем-то принципиальным от мероприятий провинции, разве что уровнем самого мероприятия и тех, кто присутствовал.
- Высший свет и рауты могут быть до определенной степени полезны, как говорила моя бабушка, которая весьма любила всю эту столичную шумиху, правильно пущенный слух во время чаепития, может совершить государственный переворот в соседнем государстве к вечеру. Этикет и словесное кружево, полное иносказаний и намеков, может быть по истине прекрасно. Хотя, определенная опасность, конечно, присутствует.
Хотару откусила кусочек булочки. Осторожный, увлеченный своим делом ученый, который, все же, не на столько оторван от мира. Что же, возможно именно такому человеку можно спокойно рассказать о видениях. И то, что он в достаточной степени далек от высшего света, так же хорошо. При всем своем блеске и красоте, мир тех, кто относил себя к сливкам общества был тем еще лабиринтом стереотипов, рамок и переменчивого мнения.
Хотя область исследований. Хотару отпила еще молока. Интересный выбор, особенно при учете, что когда Аррен призывал свою силу, было ощущение некоторого сродства, узнавания.
- Это крайне интересные направления и сочетание. Никогда не задумывалась о том, что они могут быть тесно связаны, хотя ритуалистика, по сути дела, связана со всем, как в физическом мире, так и в духовном. Но область соприкосновения этих направлений, все же, достаточно тонка?
А еще ритуалисты по своей сути страшные люди, потому как для правильного и эффективного ритуала, нужно разбираться во многих смежных областях. А смежные области для данного направления очень обширны. Можно сказать даже, чрезвычайно. И в общем-то ритуалистов, которые выжили и оказывались мастерами своего дела, можно было по праву называть сумасшедшими. Или где-то очень близко к тому.
Интересно, конечно, что за дар, но спрашивать подробности сейчас все-таки было рано.
- Не стоит извиняться. На сколько я знаю, беспорядки в столице начались после твоего отъезда, бунтуют демоны, восстают рабы. Монстры подбираются все ближе к воротам города. - Хотару внимательно всмотрелась в молоко, как будто там могли прятаться ответы на вопросы, которые приходили к ней после видений и снов-не-снов. - И в городе не спокойно. Просыпаются старые легенды, возникают новые, прежний порядок устраивает лишь тех, кто прячется в своих крохотных мирках. Среди спокойствия и мнимой безмятежности. История учит, что такое уже бывало, и это предшествовало большим переменам. А перемены редко приходят мирно и спокойно, не так ли?
Подняв взгляд от чашки, Хотару посмотрела на огонь в камине. Танец пламени завораживал и, вместе с тем, приносил с собой воспоминание об ощущении пепла на губах. Даже проскользнуло ощущение стянутости кожи рук под коркой из крови и пепла. Мерзкое ощущение, заставившее непроизвольно передернуть плечами. Не хотелось бы его ощутить в реальности, но, к сожалению, ее видения сбывались, в той или иной мере, но всегда.
- Конечно, перемены, даже при определенных волнениях, могут не нести в себе угрозы большой крови. Пока что это так и есть. - С трудом оторвавшись от разглядывания огня Хотару прямо посмотрела в глаза Аррену. - К сожалению, у нас осталось не так уж много времени, пока все спокойно и не переросло в кошмар. Я бы хотела быть не правой или ошибиться в данной оценке, но, к сожалению, имея дар, который нашептывает о грядущих бедах, сложно ошибиться.

+4

14

- До четырнадцати я жил со старушкой-няней, не покидая нашего небольшого дома, - неопределённо пожал плечами Аррен. Он не гордился, но и не стыдился, времени, проведенным в отрыве от социума детством. Да, его вряд ли кто-то называл бы счастливым. Были причины. Только вот и несчастным мужчина себя не ощущал. В конце концов, именно тогда и сформировалась основа его личности. Хорошо ли то, или плохо – сложно судить. Сложись все иначе и Аррен стал бы другим человеком. – Лишь после смерти отца, Учитель пришел за мной и привел в этот дом. До того момента я даже не подозревал, что являюсь аристократом.

Пожалуй, он мог бы согласиться с мнением Хотару на счет Высшего Общества. Единственно, что следовало сделать уточнение – обычно плетением интриг занимались женщины. Матери. Жены. Дочери. Или мужчины, но через своих женщин. Лично участвовать в распускании слухов многие считали зазорным. Светские рауты – традиционно женское поле боя.

- Ритуалистика – костыли для немощных, - отозвался Аррен, делая очередной глоток из кружки. – Это глупо отрицать. Она для тех, чей Дар слаб, либо слишком специфичен, - а еще для тех, чья сила основывается именно на комплексных воздействиях и связана с многоуровневыми системами. Химерологи, алхимики… некроманты. Те, кому недостаточно произнести заклинание, кому требуется нечто куда большее, чем чары. – В моем случае верно и то, и другое, - не стал вдаваться в подробности мужчина.

Он уже и забыл, как полыхал Даром некоторое время назад. К тому же, если подобного уровня силы для какого-нибудь мага огня достаточно, чтобы называться сильным, то некроманту требуется куда большее. Мало кому вообще требуется СТОЛЬКО силы. Но им и не нужно каждый раз разрывать границу между Миром Живых и Миром Мертвых.

Даже не так. Тут более уместно будет – «открывать Врата». Пробиться за Грань Изнанки может любой, хватило бы дури, но вот закрыть образовавшийся прорыв получится у единиц.

- Вот оно как. Пророк, значит, – задумчиво постучал ногтем о столешницу Аррен, глядя в кружку. Ему не требовался ответ. Хотару фактически сама это признала.

Это что-то меняло в его отношении к ней? Нет. Будущее – слишком зыбкая материя, чтобы полагаться на видения или предсказания. А боли и страданий такой Дар приносит не меньше, чем Шепот Изнанки. 

- Сочувствую, - встретился взглядом с Хотару Аррен. Он не специалист в чтении других людей. Ему тяжело их понять. Вот только в фиалковых глазах некромант видел то, что терзало его самого. Иногда Дар может стать проклятьем. И все же девочка-подросток не казалась сломленной, грузом, что свалился на ее хрупкие плечи. Это вызывало уважение. Не могло быть иначе. Особенно для того, кто вынужден жить с чем-то подобным и сам.

- Я оценил твою откровенность, - серьезно произнес мужчина.

Какая-то нерациональная часть, поддавшись порыву, призывала хватать девчушку и тащить ее в свой темный подвал, показывать, что страшный-ужасный некромант-самоучка может сделать своими руками. Не напугать или, не дай демоны, пустить на эксперименты.
Нет. Похвастаться. И показать, что она не одна сумела взять свой Дар под контроль. Что она просто – не одна.

Аррен выдохнул. Он уже давно не маленький мальчик, чтобы потакать детским порывам. Тем более, вряд ли это будет правильно воспринято юной девушкой, одетой лишь в халатик. И уж явно не поспособствует налаживанию контакта с невестой.

Да, Хотару была откровенна. Да, подобное доверие требует ответного шага. Но не стоит бросаться в омут, поддавшись эмоциям.

- И считаю, что доверие должно оплачено доверием. Откровенность за откровенность, - она могла держать свой Дар в тайне. Помолвка всего лишь бумажка, так и не подписанная ни одной из сторон. Хотару просто не требовалось быть настолько честной с, по сути, чужим человеком. Вернее, умолчать о некоторых деталях, было бы уместно. Как Аррен о своем Даре. 

- Но это не кухонный разговор, - подвел итог своем словам граф Мар. – К тому же, лучше раз увидеть, чем сотню – услышать. А ночь – не слишком подходящее время подобных откровений, - поднявшись со своем места, Аррен плавно обогнул стол, приблизившись к Хотару и, чуть склонившись в поклоне, протянул ей ладонь. – Леди, разрешите проводить Вас до покоев. Ночь полна ужасов и мне бы не хотелось, чтобы Вы заблудились, - легкая улыбка на его губах, стоила для такого человека, как Мар, много. Очень много.

+3

15

- О, тогда даже те не многие мероприятия, которые ты посещаешь, наверняка подобны плаванью в штормовом океане на простой лодке. - Отец о таком факте в биографии Аррена даже не намекнул, не то чтобы Хотару это было столь важно, к тому же тем, кто пошел по пути целенаправленного развития дара, многое прощалось. Но все же, подобные подробности могли многое прояснить. С другой стороны, любые подробности, это сковывание себя рамками. Иногда это хорошо, иногда нет, но на возможность составить свое собственное мнение может повлиять и влияет любая толика информации.
- Возможно, тебе даже повезло. - Тонкие пальцы прошлись по краю кружки. - Ведь кроме определенной власти и привилегий, есть ответственность и правила, гласные и не гласные, против которых идти все же не стоит. Хотя, не представляю, каких усилий требуется, чтобы наверстать те знания, которые большинство получает в детстве, просто наблюдая за родителями и знакомыми.
С другой стороны, если Аррену близка ритуалистика, то проблем со скрупулезностью и дотошностью быть не должно. Хотя, конечно, это все равно требует значительных усилий. И терпения. А светское общество тот еще аквариум с хищными монстрами, которые не упустят возможности побольнее ужалить или сожрать того, кто проявит слабость.
- Хм, не могу с тобой согласиться. Да, чаще всего ритуалистику выбирают те, у кого не достаточно мощный дар или же он, в той или иной мере, специфичен. И, безусловно, то, что для мага классического направления окажется проще щелчка пальцами, ритуалисту придется приложить усилие, но там, где нужен долгосрочный результат или же тонкое воздействие, именно ритуалистам нет равных. К тому же, опытный ритуалист может быть не менее, а то и более опасен, чем классический маг. Потому что мало кто воспринимает ритуальную магию всерьез, особенно в последнее время.
К тому же, если смотреть на вещи вообще и мир в целом, широко, то жизнь наполнена ритуалами так же, как дом нерадивой хозяйки клопами. И если маг опытен, умен и осознает это, то договориться с миром, чтобы получить нужный результат, может быть куда как проще, чем магу стихийному.
- Вряд ли меня можно назвать Пророком. - После того, как остатки молока допиты, Хотару в задумчивости вертит кружку в пальцах. Серьезность и понимание Аррена приятны. Мало кто может понять, на сколько сильно порой устаешь от шепота бед, как тяжело осознавать себя в реальности после видений, не всех и не всегда, но все же. - Я слышу шепот лишь бед и несчастий, будущих потерь. Но ткачихи не склоняют свой рот к моим ушам, и не подталкивают произносить слова, которые взволнуют разумных.
Наверное, будь у нее возможность выражать то, что видит в виде пророчеств, было бы легче. Потому что не всегда хватало слов, чтобы описать масштабы или нюансы, которые она скорее ощущала, чем видела, так, чтобы поняли. Пророчество, туманное и полное иносказаний, уже несло в себе все то, что было нужно. С другой стороны, пророки были ограничены в своей возможности сказать больше, чем уже произнесено, а у нее была возможность пытаться объяснить и описать, не оглядываясь на подобные ограничения.
- Хорошо, тогда я подожду до того момента, когда время придет. - Хотару склонила голову и тихо рассмеялась и приняла предложенную руку. - На самом деле, день куда страшнее. Ночь честна в своей темноте, а день, под своим ярким светом, прячет неприглядные тайны. Но я буду рада, если вы меня проводите.

+2


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » ­Архив эпизодов » Извини, дорогой, так получилось (с)