Вверх страницы
Вниз страницы

Сейлор Мун: узники Кинмоку

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » альтернатива Зимняя увертюра


альтернатива Зимняя увертюра

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

https://d.radikal.ru/d08/2007/a3/0d3d27e7e783.gif

Действующие лица: Сол; Эрза.

Время, место, погода, обстановка: Токио. Февраль. Метель. Около 19:30.

Бой, сюжетная нагрузка и необходимость мастера: Нет.

Пролог: Предательство. Холод. Снег. Тусклый свет. Осталось лишь найти свой путь сквозь метель.

+2

2

Он говорил, что любит. Говорил!

Она бежала сквозь метель. Не оглядываясь. Не смотря по сторонам. Крупные хлопья снега обжигали щеки. Притихший город, казалось, утратил звуки. Яркие вывески, некогда переливающиеся многоцветными огнями, ныне выцвели, утратив яркость. Мир поблек. Перестал дышать. Осталась лишь она, свинцовое небо, давящее на плечи, и ее собственное тяжелое дыхание.

Он говорил. Они говорили!

Когда Сорано увидела их вместе в первый раз, входящими в «любовный» отель, она не поверила. Разве они могли ее обманывать? Разве Томоко не была ей подругой все эти годы? Разве Юкио не говорил, что любит?
Слова. Слова. Слова! Лживые. Бесстыдные.

Почему так больно?

Она попыталась разобраться. Проследить. Поймать. Спросить. Она хотела знать правду! Прибегнуть к словам. Тем самым, что медом лились в ее уши.

Но что она услышала? «Всего лишь секс?» Они не любят друг друга. Просто друзья. Просто секс… Они сидели в уютном кафе. Два дорогих ей человека. Когда-то дорогих. Сидели, смущенно отводя взгляд, неловко смеясь. Словно так и должно быть. Словно это нормально.

Но нет. Не нормально.

Она бы поняла, скажи они ей. Отошла бы в сторону. Разве хоть раз она отказывала своим друзьям? Тем, кого любила больше жизни? Разлучить их? Нет-нет! Она бы растоптала свое сердце в пыль, лишь бы не разрушить эту дружбу. Лишь бы сохранить то теплое чувство, что было между ними тремя. Оно согревало ее долгими зимними вечерами. Оно давало сил в жару. Толкало вперед. Позволяло становиться лучше. Глупая заучка. Ботаничка. Сколько раз она слышала эти слова от других людей?

Но у нее были те, кого она любила, а значит – все хорошо. Хорошо же?

Даже когда Юкио принял ее, непослушными пальцами протягивающую любовное письмо. Даже когда ответил на робкие девичьи чувства, она считала, что ничего между ними тремя не изменится. Пусть одному она выделит чуть больше места в своем сердце. Пусть. Разве это важно?

Оказалось – только для нее. Все. Абсолютно все было важно лишь ей одной. 

Ноги привели Сорано в парк. Петляя, она брела, не разбирая дороги, утопая в снегу. Шаг замедлился. Снежная буря, что продолжалась уже который день хорошенько замела тропки и чистить их никто не спешил. Синие джинсы промокли до щиколоток. Кроссовки можно было выжимать. Шапку давно унесло порывом ветра, что ныне трепал черные волосы. Серое замшевое пальто распахнулось, позволяя снежинкам прилипать к ворсу белого джемпера с высоким воротником. Пальцы зябли. Перчатки девушка забыла в том злополучном кафе, в котором она получила, наконец, ответы.

«Всего лишь секс», - слова набатом стучали в ее голове. Их кричал ветер, смеясь и воя.

Робких поцелуев оказалось недостаточно? Она была медлительна? Недоступна? Холодна? А как же – «Не торопись. Нам всего семнадцать». Он ведь сам сказал! Сам!

И спал с Томоко.

Кривая улыбка на синеющих губах. Со злости, она сжала кулаки и собрав оставшиеся силы вновь побежала. На этот раз не заботясь ни о чем. Просто бежала. Не глядя.

Вспышка. Удар. Ее опрокидывает на спину. В снег. Белая пелена вздымается, на секунду скрывая Сорано.
Ей уже не холодно. Не больно. Не телу. Краем глаза она замечает ветку, в которую врезалась с разбегу, давно свернув с дорожек и троп. Что-то теплое сочится по лицу. Не слезы. Она не плакала. Ни тогда, в кафе, ни потом. Просто не могла. Пальцы касаются кожи.

«Красная».
Подняв руку вверх, она смотрела на свою кровь, на падающий с небес снег, на серые тучи. И вместе с метелью из груди поднялась волна. От сердца в легкие. В горло.

- По-мо-ги-те, - прошептали губы.

А потом стало так больно ее растерзанной душе, что Сорано взвыла, стараясь перекричать ветер. 

[icon]https://b.radikal.ru/b13/2007/71/b7f920c20a91.png[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+3

3

[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]Она грела озябшие пальцы своим дыханием. Перчатки были при ней, но это все равно не помогало. Котори была довольно мерзлява, потому всегда ходила в полном обмундировании, пусть и зима в этом году выдалась мягкой и теплой. Она счастливо улыбалась от мокрых поцелуев снежинок, которые оставляли свой след на ее лице. Мочидзуки любила эту холодную пору. Время чудес и множества праздников. Ведь именно зимой так приятно полепить снеговика, поиграть в снежки, да даже просто подурачится. Это пора чудес и сплошного веселья, ведь даже взрослые поддаются игривому настрою.
Нет, Котори всего восемнадцать, потому она не может судить других. Ей просто хочется, чтобы весь мир улыбался, и она вместе с ним. Поддавшись хмельному веселью, девушка закружилась вокруг своей оси, смеясь и пытаясь поймать снежинки языком. О, конечно, она наверняка заболеет, но разве подобные мелочи смогут её остановить? Нет, нет. Всё это будет потом, а сейчас только кружение, только мельтешение в глазах.
Задыхаясь, девушка падает в сугроб, выпуская пар в небо. Она громко смеется и делает огромного снежного ангела, разгребая снег руками и ногами. А потом переводит дыхание, любуясь красотой окружающего мира. Подняв руку с часами, Котори видит, что время уже позднее, а потом с сожалением встает и начинает отряхиваться от снега, прикидывая как далеко она забрела от основной аллеи.
Леденящий душу вой перекричал ветер и заставил Мочидзуки вздрогнуть. Она недоуменно огляделась вокруг, точно зная, что дворовых животных здесь быть не может. С другой стороны, в такую погоду собака могла просто сорваться с поводка и убежать, а теперь, бедная, выла и пыталась достучаться до хозяина. Покрутив головой, Котори решила, что звук раздавался справа, потому и направила свои стопы туда, но каково же  было её удивление, когда вместо животного она увидела человека. Ахнув, девушка бросилась вперёд.
- Эй, эй, ты чего? — удивленно переспросила Котори, отодвигая чужие руки от лица. Девочка сидела в снегу и громко плакала. Сердце сжалось, когда Мочидзуки увидела следы крови на лице. - Ну не надо плакать, сейчас, подожди, — порывшись в карманах, Котори достает красивый розовый носовой платок, коллекционированием которых она занималась. Вложив в чужую кружевное великолепие, по окантовке которого изображены милые зайчики, Тори ободряющего улыбнулась. - Вот возьми, вытрись.
Ей было странно видеть, как кто-то может сидеть среди снега и плакать. В такую чудесную погоду надо только смеяться, да пить какао, весело рассказывая забавные истории из детства. Решив, что чужая болтовня сможет отвлечь, девушка стала увлеченно пересказывать все байки, связанные с зимней порою. Она никогда не умела утешать, да и в целом первый раз оказалась в подобной ситуации. С животными куда как проще, они если ласку чуют, так тут же подставляют голову под руку, вымаливая прикосновения. А тут девчонка.
- Меня, кстати, Котори зовут, но ты можешь звать меня Тори, — между делом сообщает девушка, стряхивая с чужой макушки снег. Уперев руки в бока, она с укоризной рассматривает плаксу. - Нос до свадьбы заживет, нечего лить слёзы из-за такой глупости! Вставай лучше, а то так и замерзнуть недолго.
Не слушая возражений, Тори хватает девчонку за руку и ставит ту на ноги. Покачав головой, начинает отряхивать снег, как ещё недавно делала с собой. Неодобрительно посмотрев на непокрытую голову и голые руки, которые уже покраснели из-за колючего мороза, Мочидзуки начинает рыться в своей сумке, доставая оттуда запасной огромный шарф. Она всегда с собой носит запасной, чтобы в случае крайней необходимости переодеться. Закутав плаксу поплотнее, чтобы та согрелась, Тори отступает на шаг, чтобы полюбоваться на плоды рук своих.
- Другое дело! Пошли в кафе, греться, а то так недолго отморозить себе все, что не стоит, — хохотнув, Тори протягивает руку, - заодно расскажешь, отчего слёзы льёшь да ветер заглушаешь.

+3

4

Она плакала? Кричала? Или скорее – выла? Закрыв лицо ладонями, не осознавая, не понимая, даже когда кончился воздух в легких, не в силах вздохнуть, захлебываясь. Сидя в снегу. Окоченевшая. Продрогшая. Дрожащая. Она не сразу осознала, что кто-то отнимает руки от ее лица.

Сорано вздрогнула, отдёргивая ладони, инстинктивно отодвигаясь. Словно чужое тепло обжигало кожу.
Сквозь слипшуюся от влаги челку она едва различила черты человека. Девушка. Волосы, светлые настолько, что казались белыми. Яркие голубые глаза. Раскрасневшиеся от мороза щеки. И улыбка. Светлая. Открытая. На какую сама Сорано не была способна.

Ни тогда. Ни сейчас.

Она послушно взяла платок, вытирая лицо. Механически, как марионетка, чьи нити давно сгнили и кукловод едва способен ей управлять.   

Холодно. Боль вышла вместе со звуком, опустошив легкие. Остался только холод. И пустота. Что-то в душе с противным хрустом треснуло и со звоном разлетелось на осколки, а потом вытекло со слезами, застывшими дорожками инея на щеках.

Имя? Не ее. Чужое. Фубуки поднимает взгляд.

- Сорано, - тихо отозвалась девушка, пустыми глазами смотря на незнакомку, никак не реагируя на прикосновения.

«Красивая».

Променял бы ее Юкио на Томоко, обладай Фубуки хоть частицей красоты этой девушки? О, она не строила иллюзий. Человек, которому она так опрометчиво вручила свое сердце, называл ее милой. Но это – слова. Те самые, что он говорил ей все это время. Пустые. Она была обычной и знала это. Не красавица. Не уродина. Серая мышка, каких тысячи. Но ведь главное то, что внутри? Разве нет?  Или все дело в том, что она, Сорано, не спешила раздвигать ноги? Ему ведь было все равно с кем. Лишь бы удовлетворить похоть.
Кому нужны чувства, когда верх берут животные инстинкты?

Жгучая горечь обожгла горло. Согнувшись, Фубуки зажала рот ладонью и стиснула зубы, борясь с подступающей тошнотой. Мерзко. Как же мерзко чувствовать себя оплеванной!

Конечно, всего этого не знала девочка, стоящая рядом. Яркая, светлая, незапятнанная, как первый снег. Чистая. Но даже если не так, даже если это всего лишь ширма, Сорано позволила себя увести. Взять за руку. Помочь подняться. Закутавшись в протянутый ей шарф, Фубуки вдохнула чужой запах.

«Приятный», - отстранено подумала она, едва переставляя непослушные ноги, пытаясь успеть за бодрым шагом Котори-сан.

По иронии, они оказались в том же кафе, из которого Фубуки и сбежала. Смущенная официантка, чуть запинаясь в традиционном приветствии, вместе с меню, положила на стол перчатки, когда девушки устроились. Те самые, что Сорано забыла здесь. Подняв голову, она поймала взгляд женщины. Та тут же склонилась в поклоне и поспешила удалиться, заверив, что появится лишь только им стоит сделать выбор.

«А… Она все знает».

И вправду. Они и не пытались понижать голос. Не удивительно, что персонал все слышал. Самое странное, что Сорано ничего не чувствовала. Ни стыда. Ни холода. Ни даже боли. Ничего. Уже ничего. Она просто сидела, сцепив пальцы на коленях и спрятав лицо в ткани шарфа. 

Жалость. Жалость ей сейчас нужна была меньше всего.

- Котори…сан, - едва слышно произнесла Фубуки, не глядя на девушку. Горло садило. – Почему так бывает, что любят одних, а спят с другими?

Она хотела знать – почему? Почему нельзя было просто сказать – «Давай останемся друзьями»? Разве она бы не поняла? Зачем все…это?!

[icon]https://b.radikal.ru/b13/2007/71/b7f920c20a91.png[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

Отредактировано Сол (2020-07-07 21:43:22)

+1

5

Тори шла вперёд, не видя преград на своём пути. Малышка Сорано казалась ей такой потерянной. Слишком грустной, слишком печальной для всего великолепия, что творилось вокруг. Потому она, стараясь отвлечь от грустных мыслей, не замолкала по пути к кафе. Она говорила всё, что придёт в голову, нахваливая ледяные скульптуры, снеговиков, пусть кривых и косых, зато забавных. Да даже метель, не уставая восхищаться окружающим. Ей было хорошо, и она хотела, чтобы новой знакомой было так же.
Добравшись до кафе Тори с удивлением отметила, что Сорано тут, по видимому, знают. Проводив недоумённым взглядом официантку, принёсшую не только меню, но и перчатки, девушка решила пока выкинуть из головы все загадки. Сейчас главным было другое. Переведя взгляд на новую знакомую, Мочидзуки вздрогнула от открывшегося вида. Ничего, сплошная пустота. Но разве так можно? Разве можно так себя вести в столь чудную погоду? Ей была интересна причина, о которой она узнала, как только Сорано задала свой вопрос.
- Почему? - вздрогнув, Тори отвела взгляд. Она посмотрела в панорамное окно, любуясь танцем снежинок. Вообще, Мочидзуки вряд ли бы могла правильно и верно ответить на этот вопрос. В конце концов, ей только восемнадцать, у неё нет седой бороды, мудрых глаз и всего того, что люди жаждут увидеть, спрашивая сакральные вопросы. Но, с другой стороны, кому как не ей лучше понять эту потерянную девочку, которая, видимо, пережила предательство.
Котори всегда была такой - яркой, весёлой. Никогда не замечала грязи, а шла подняв голову, смотря только вверх, видя самое светлое. Почему-то другие думали, что она слишком легкомысленна. Но Тори просто нравилось жить и она была без ума от жизни. Яркой, удивительной, таящей множество секретов. Потому и не обременяла себя долгими связями, быстро теряя интерес к одному, и находя его в другом. Возможно её поведение ранило, но девушка отмечала, что ни один бывший долго не томился в муках любви, тут же находя зазнобу по сердцу.
- Разве это любовь? - философски отмечает Мочидзуки, вызывая официантку. Она решила, что сделает заказ сама. Поманив пальчиком, чтобы пришедшая наклонилась, она прошептала на ухо свой заказ, подмигнув. Как только официантка покинула их скромную компанию, девушка вновь посмотрела на Сорано. - Ты из-за этого так убиваешься? Бака! Жизнь прекрасна и удивительна, а ты растрачиваешь её на такие пустяки. Впереди ещё так много дорог, которые необходимо пройти, препятствий, которые нужно будет преодолеть. Разве он последний? Неужели думаешь, что жизнь кончилась? Нет, нет.
Помотав головой, Тори яростно посмотрела на новую знакомую. Она уж было подумала, что Сорано изнасиловали, с учётом того, в каком состоянии Мочидзуки её нашла. А дело оказалось всего лишь в разбитом сердце. Глупости! Сегодня один, завтра другой. И перебор партнёров будет до тех пор, пока ты не встретишь кончик своей красной нити, что плотно обвил мизинец. Кивнув каким-то своим мыслям, Тори открыла свою сумку.
- Если это твой человек, то он не будет спать с кем-то другим, кроме тебя. Подождёт. Ведь вы, - достав маленькую катушку красных ниток, Тори откусывает небольшой кусочек. Затем она перегибается через стол и вытаскивает руку Сорано из под стола. Затем, ярко улыбаясь, заматывает кончик на мизинце, - соединены красной нитью, что ведёт по жизни. Ты видишь, чтобы была сейчас к кому-то привязана?
Крепко держа за руку, Тори смотрит в печальные глаза напротив. Она улыбается, легко и светло. Мочидзуки всегда верила в родство душ, потому старалась вселить уверенность в других. Нет ничего невозможного в этом мире, так почему Сорано решила, что кто-то может разрушить чужую мечту? Протянув руку, Котори легонько проводит по щеке девушки напротив, поправляя шарф.
- Нельзя одну неудачу принимать за аксиому. Тебе встретился какой-то мерзавец, а ты уже и нюни развесила. Вокруг так много хороших людей, стоит только оглядеться! - в довершении своих слов, Тори показывает вокруг. В кафе было не так много народу, но все они тактично делали вид, что не замечают яростных споров около окна. Улыбнувшись, Мочидзуки садится на место, а вэто время как раз возвращается официанта с ранее сделанным заказом.
На небольшом подносе стоит огромная кружка горячего какао с маршмеллоу. Самый замечательный напиток для зимнего времени года. В довесок Тори заказала ещё и шоколадные печенья, так как была жуткой сластёной. Зажмурившись, она подносит напиток к губам, вдыхая пряный аромат шоколада. Самое лучшее лакомство как для озябшего тела, так и для разбитого сердца.
- Кампай! - рассмеявшись, Котори смешливо вытаскивает одну из зефирок и отправляет в рот. - Зато ты бы не встретила меня, так что везде есть свои плюсы. Теперь перед тобой множество дверей, которые стоит открыть. Ведь стоит же?
[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

Отредактировано Эрза (2020-07-08 10:23:22)

+1

6

Могла ли понять свободно парящая в небесах птица, копающихся в грязи червей? Нет. Они – бесконечно далеки.

Фубуки даже не могла злиться на беловолосую девушку. Они просто живут в разных мирах. Услышишь ли ты голос с другого берега реки, когда меж вами сотни метров воды? Не унесет ли его ветер?  Пусть на самом деле страдания Сорано не стоят и выеденного яйца. Будь она старше, вряд ли стала бы так переживать. Во взрослом мире все иначе. Жизнь вертится вокруг работы. Твой мир ограничен офисным столом. Мысли, чувства, эмоции, уже припорошены пылью   

Но что делать, когда вся твоя жизнь до сегодняшнего дня строилась вокруг твоих друзей? Они были рядом десять лет. Десять долгих лет. С младшей школы и по сей день. Можно ли просто взять и выкинуть большую часть своей жизни? Забыть все светлые моменты, перечеркнутые одним небрежным мазком каллиграфической кисти? Когда лист прошлого оказался залит чернилами?

Откуда брать силы, чтобы начать все заново? И зачем? Чтобы очередной замок из песка был смыт приливной волной?

Она не ставила на себе крест. Не считала, будто это конец. Что жизнь подошла к завершению. Но пожирающий изнутри холод нельзя изгнать по щелчку пальцев.

Иногда глупое сердце просто сильнее мудрого разума.   

Сорано молча смотрела на алую нить на своем мизинце. Она никогда не верила в судьбу. Предопределенность, неслучайные встречи. Когда девочки из класса бегали по гадалкам, считали гороскопы и хихикали над предсказаниями в печенье, Фубуки – трудилась. Сажала зрение над учебниками и тетрадками, чтобы помочь дорогим людям. Резала пальцы о гитарные струны, чтобы не быть обузой в их клубе. Чтобы быть хоть на миллиметр ближе.

Но что стоят твои труды, когда их так легко спустить в канализацию?

- Я… Я так не могу, - вновь спрятав ладони под стол, она машинально теребила нить, все еще привязанную к ее мизинцу. – От прошлого нельзя избавиться. И я не могу забыть, выбросить из головы. Не сейчас. Не тогда, когда важная часть меня была вырезана тупыми ножницами, - ее тихий голос стал громче, приобретая остроту и звук.

Девушка перед ней права. И не права.

- Может он и не считал меня важной. Может она не была мне другом. Но для МЕНЯ они БЫЛИ! – в серых глазах сверкнула холодная сталь. На миг они ожили, чтобы вновь потухнуть.

Сорано всегда была серьезной девочкой. Иногда слишком серьезной. И до крайности упрямой. Она могла оправиться от многого. Могла идти против шквального ветра. Но лишь когда была цель. Стимул. Вера.
Вера, которая сегодня осыпалась песком сквозь пальцы.   

- Неудача, Котори-сан, это когда на групповом свидании мальчик, который тебе понравился, так и не посмотрел в твою сторону, - продолжила Сорано. Она так ничего и не заказала, тогда как ее собеседница с аппетитом уплетала зефир. – Не когда любимый человек и дорогая тебе подруга, которых ты знаешь почти всю сознательную жизнь, ходят по лав-отелям за твоей спиной.

В ее словах не было злости. Только горечь и лед. Даже боль ушла. Не может болеть растертое в труху сердце.

- Могли бы Вы, Котори-сан, так же легко отбросить то, что было для вас важно? Важно долгие-долгие годы? Что было смыслом Вашей жизни?
[icon]https://b.radikal.ru/b13/2007/71/b7f920c20a91.png[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

7

Внезапная отповедь заставила Тори отвлечься от какао. Она смотрела на Сорано долгим и внимательным взглядом, стараясь не упустить ни одной промелькнувшей эмоции. А потом, когда задаётся тот самый вопрос, которого Мочидзуки так опасалась, она отводит взгляд в сторону, задумчиво прислонившись губами к теплому бочку кружки.
- Сколько ещё таких предательств будет, — тихо прошептала Котори, наблюдая за кружащимися снежинками. Грустная улыбка осветила лицо, а в глазах была лишь тень прежней горечи.
Тогда тоже была зима, Мочидзуки это точно помнит. Снежинки целовали лицо, а по щекам текли горячие слёзы, которые тут же застывали льдинками. Руки бессознательно сжимались в кулаки, а горло рвали жуткие всхлипы. Она хотела бы остановится, но ей никак не удавалось. Злые слова, сказанные лучшим другом, отпечатались в душе несмываемым оттиском. Кажется тавро легкомысленной особы будет теперь гореть у неё на лбу. Но разве Тори виновата, что она — такая: весёлая, беззаботная? Что не способна ответить на чувства другого? Разве её вина в том, что она нравится? Разве из-за этого можно рвать дружбу, которую они строили долгие годы?
Оказалось, что можно. На следующие день Котаро даже не посмотрел в её сторону. А Мочидзуки думала, что наконец-то нашла того, кто понимает, кто похож на неё. Нет, такое было только до тех пор, пока в неё, в очередной раз, не влюбились. И опять… И снова… Котори никогда не скрывала, что собственный комфорт для неё важнее, чем что-либо ещё. Она не любила, когда ей усложняли жизнь. Не любила, когда что-то нарушало её покой. Говорила сразу, предупреждала и каждый раз наталкивалась на какие-то немыслимые обвинения. Ну что же…
- Не смогла бы, — с чарующей простотой ответила Тори на первую часть вопроса. - Сразу не смогла бы. Но я тебя об этом и не прошу, — поставив кружку с недопитым какао на стол, девушка опускает голову себе на сложенные руки. Она улыбается широко и легко, лукаво смотря на Сорано. - Но, эй, сколько тебе лет? Неужели больше тысячи? — рассмеявшись неуместной шутке, Тори прокашливается себе в кулачок.  - А если нет, то почему ты решила, что смысл жизни в трагедии?
Перегнувшись через стол, не заботясь о том, что кончик шарфа может попасть в напиток, Котори обняла лицо Сорано ладонями. Заставив посмотреть на себя, Мочидзуки улыбается самой светлой, самой широкой улыбкой, на которую только способна. Она помнила, что когда-то тоже была такой: несчастной, разбитой, и как ей тогда не хватало кого-то, кто был бы рядом, кто мог бы отвлечь, неся полную околесицу. Не заставить смеяться, нет, просто отвлечься.
- Сорано-чан, многие люди годы тратят, но так и не находят смысл жизни. А ты считаешь своим  людей, которые принесли тебе боль? — покачав головой, Тори выпускает чужое лицо из рук, чтобы вновь откинуться на спинку кресла. - Не такие уж они тебе и друзья, раз спелись за спиной. Разве близкие люди так поступают?
Ненадолго задумавшись, Мочидзуки обводит взглядом кафе, в котором поубавилось народу. Они слишком долго разговаривали, поглощённые своей беседой, в то время, как другие гости уже спешили домой, побыстрее оказаться под тёплым котацу. Решив для себя что-то, Котори резко встаёт из-за стола, а потом подходит к Сорано.
- Слушай, — наклонившись к девушка, шепчет на ухо Мочидзуки. - Горечь похожа на яд, она будет разъедать тебя. Сжигать изнутри. Ты будешь всё сильнее и сильнее погружаться в себя, забывая о том, что вокруг так много чудес, — серьёзным тоном говорит Тори, а потом обнимает Сорано, шепча той в макушку лишь одно слово. - Поплачь, легче станет.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

Отредактировано Эрза (2020-07-11 13:49:05)

+1

8

О чем тоскует птица? О предательстве? О Небе? О несбывшихся надеждах? О разрушенной дружбе иль несчастной любви?

Но разве несчастья предопределены? Предательство неизбежно?

Когда ее лицо оказывается в плену, она не может смотреть в эти синие глаза, отводя взгляд. Потому что несогласна. Сама суть Фубуки протестует. Ведь ее тоска не о предательстве, не о отброшенной любви, отданной на откуп постельным утехам. Все это она могла бы принять. Слишком сильна была ее любовь к друзьям.
Чего не могло простить сердце – того, что все было проделано за ее спиной.

И мир, который рисовала Котори пугал. Она не говорила прямо, но это чувствовалось, читалось между строк. Не привязывайся. Предательства неизбежны. Так стоит ли оно того? 

Но Сорано отказывается принимать такую реальность. Потому, что ей страшно. Страшно жить – не привязываясь. Расставаться легко, не оглядываясь. Забывать и выбрасывать, словно ни в чем нет ценности. Это ужасно – так жить. Беспечно глядеть в небо, блуждая легким шагом среди могил несбывшегося. Она так не могла. Она черпала силу из своих привязанностей. Они делали ее неуязвимой.

И даже утратив опору, Сорано не собиралась меняться.   

Так кто из них несчастен? Та, кто потеряла все? Или та, кто ничего не имеет?

Закрыв глаза, она отдается чужому теплу. Позволив себе расслабиться. Позволив обнять. Ей уже не было больно. И даже всепожирающий холод отступил. Но не было и слез. Вода уже вымыла горечь предательства, оставив лишь послевкусие.

Руки Сорано обвили талию Котори, обнимая, сильнее прижимаясь, в поисках тепла.

- Спасибо, Котори-сан, - глухо прошептала девушка, спрятав лицо на груди «беловолосой птицы».

Они стояли на двух полюсах. У четкой границы между черным и белым. Они бы никогда не встретились. Не должны были встретится. Слишком разные. Непохожие. Уже сейчас Сорано это понимала. Не случись того предательства, они бы даже не посмотрели друг на друга. Птица, живущая в небесах и червь не имеющий крыльев. Но на миг их взгляды встретились. Пусть лишь на мгновение.

И это мгновение навсегда врезалось в память.

Опомнившись, Сорано, наконец, отстранилась. На щеках вспыхнул едва заметный румянец. Стыдно. Как же стыдно! Она не думала, что способна на столь яркие проявления эмоций. Тем более – на публике, с практически незнакомой девочкой. Но это – помогло. Действительно – помогло. Рваная рана на душе еще не скоро затянется, но она уже не кровоточит. И это – самое главное.

И Сорано была благодарно.

- Еще раз – спасибо Вам, Котори-сан, - вскочив со своего места, поклонилась девушка, не зная куда деть взгляд. Она все еще испытывала жгучий стыд и смущение за свое поведение. – Я, наверно, отвлекла Вас? – никто не возместит ей потраченное на плаксу время. Но Фубуки, хотя бы, может извиниться. – Простите, - еще один поклон. Машинальный. Вбитый в подкорку. – Не хочу больше Вас стеснять. Мне еще… надо найти отель.

Возвращаться домой Сорано не хотела. Слишком многое там напоминало о ее бывших друзьях. Она не желала оставаться один на один с этими воспоминаниями. Не сейчас. Быть может завтра? Хорошо, что родители уехали навестить дальних родственников и никто ей ничего не скажет. 

- Я, наверное… пойду? – неуверенно сказала Сорано, стараясь не встречаться с Котори-сан взглядом. Просто беловолосая все еще стояла так, что обойти ее у девушки не было никакой возможности. И хотя единственное, чего хотела Фубуки – это сбежать, но не идти же напролом? 
   
[icon]https://b.radikal.ru/b13/2007/71/b7f920c20a91.png[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

9

Поглаживая лёгкими движениями чужую голову, Мочидзуки думала лишь о том, чтобы успокоить новую знакомую. Жалость, хоть и была, не являлась ключевым фактором. Иногда просто нужно, чтобы кто-то тебя обнял. Без слов. Просто позволил прижаться к груди и загородил от всего мир. Котори тихонько улыбалась, путаясь пальцами в чужих волосах. Ей было приятно, что Сорано так доверилась, что не стала сразу вырываться. Возможно девушка и ошибалась во всех своих предположениях, может быть она и несла полную чушь, но если это поможет новой знакомой чуть прийти в себя, чуть ожить, то Мочидзуки будет плевать на то, что о ней подумают. В конце концов, каждому из нас нужна поддержка.
Но идиллия длилась не долго, потому Тори легко выпустила из своих объятий смущенную знакомую. Она видела, что чужие щёки окрасил стыдливый румянец, но лишь улыбалась, качая головой. Мочидзуки сделала всё, чтобы другие, пусть и немногочисленные, гости не заметили чужих слёз. На благодарность Тори лишь махнула рукой, всё же она сама вызвалась, её никто не просил. Нет, девушка ни в коей мере не считала себя спасительницей, или рыцарем в сверкающих доспехах. Просто когда ей была нужна помощь подобного рода, никого не оказалось рядом, и пришлось со всем справляться самой.
- Отель? — удивлённо переспросила Тори, освобождая проход новой знакомой. Она не успела даже успокоить Сорано, что та никак не отвлекла её ни от каких дел. Самое главное и нужное девушка уже сделала, а всё остальное могло и подождать. В конце концов, судьба сама свела их. Задумавшись, Тори пропустила момент, когда брюнетка вышла из-за стола и направилась наружу.
Хмурясь, Мочидзуки спешно доставала кошелёк, чтобы расплатиться за так и не тронутое угощение. Её что-то смущало, что-то крутилось в голове, но она никак не могла поймать мысль за хвост, уловить нечто важное. Всё ещё хмурясь, девушка оставила несколько купюр на столе, кланяясь официантке, а затем её глаз зацепился за перчатки, так и оставленные на столе. Хлопнув себя по лбу, блондинка схватила чужие вещи и в спешном порядке покинула уютное заведение, успев лишь крикнуть благодарность.
Котори боялась, что Сорано уйдёт далеко. Костеря себя на все лады за недогадливость, девушка вырывается из тёплых недр помещения, почти врезаясь в спину новой знакомой. Переведя дух, Мочидзуки лишь откидывает волосы со лба, вдыхая свежий морозный воздух. Понимая, что навязываться последнее дело, девушка становится рядом, смотря по сторонам.
- Эй, послушай, — мнётся она, не зная как начать разговор. В руках зажаты чужие перчатки, но отдавать забытое Тори не спешит. Догадка осенила её внезапно, потому она не успела продумать план действий. Единственное в чём точно была уверена Мочидзуки, так это в том, что она не хочет оставлять Сорано. В каком-то отеле, одну, в этот тяжёлый день… Нет, Тори была свято убеждена, что лишь плечо друга сможет помочь справится с горем, с предательством, но… - Ты знаешь, где тут отели? — спросила Котори совсем не то, что намеревалась.
Втянув голову в плечи, девушка лишь замахала головой, ругаясь на себя. Не это совсем не это она хотела спросить. Она как никто другой знала, каково это — лишаться друга. Каково это видеть его изо дня в день. Встречаться во дворе, на площадке, особенно, если живёшь совсем рядом. В какой-то мере, Тори понимала стремление отгородится ото всех, спрятаться в скорлупу, не попадаться на глаза. Но отел был явно не лучшим местом для девушки, тем более в таком состоянии. Решившись, Тори кивнула сама себе.
- Послушай! — встав перед лицом Сорано, громко заговорила Котори. - Пошли лучше ко мне! У меня такая замечательная коллекция носовых платков есть, ты не поверишь. Я уверена, что ты никогда ничего подобного не видела, — схватив девушку за руки, Мочидзуки вкладывает забытые перчатки. Отвернувшись, она чуть смущённо продолжает, - я живу тут совсем рядом. Вон там, — махнув в сторону парка, произносит блондинка, закусывая губу, которую всегда жевала при сильном волнении.
- У меня есть одежда, тёплый чай, много томов манги… Можем посмотреть фильмы, если захочешь, — затараторила девушка, смущённо улыбаясь, - а ещё я не беру денег и у меня есть ванна… Пойдём?
Наверное впервые за долгое время сердце Мочидзуки так быстро билось, ожидая чужого ответа. Почему-то ей  хотелось, чтобы Сорано осталась с ней. Чтобы они вместе пошли к ней домой, надели забавные пижамы с зайчиками, а потом говорили всю ночь обо всём сразу, и ни о чём в отдельности. Подняв взгляд, Тори уверенно посмотрела в глаза собеседнице, ожидая ответ.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

10

Морозный воздух обжег горло. Холодные пальцы зимы пробежались по телу, словно тоже желая прикоснуться к тому теплу, что девушка взяла с собой из кафе. Той маленькой частице огня, подаренную ей другим человеком. Но этот маленький лепесток пламени не так-то просто потушить.

Захотелось что-то крикнуть. Крикнуть, во всю мощь легких. Пока хватит воздуху. Чтобы небо услышало. Чтобы окончательно избавиться от той тяжести, свинцовой пылью, осевшей на душе.

И все-таки она не позволила чувствам вырываться. Не так. Не сейчас. Голос пропал тогда, когда Сорано выла в парке. И сейчас ей больше нечего рассказать. И некому.  Трагедия ее жизни не стоила ни йены в глазах других людей. Так стоило ли делиться ею? Маленькая птичка уже принесла на своих крыльях облегчение, воспользовавшись трещиной на броне отчуждения, мягкими белыми перьями закрыв брешь.

Хотела ли она большего? Фубуки не могла сказать. У нее не было ответов.

На ней все еще был шарф Котори-сан и она опять забыла перчатки.

«Глупая», - от этой мысли почему-то стало смешно. И легко. Возможно, мир куда проще. И предательство – лишь зарубка на древе жизни. Ей все еще плохо, тяжело и обидно. Не уже совсем не так, как час назад.

- А…? – Сорано обернулась на голос.

Она не знала, что сказать. Улыбнуться? Расплакаться? Котори-сан не захотела оставлять ее одну. Даже несмотря на трусливую попытку сбежать из нежелания пользоваться добротой. И Фубуки растерялась. Она не могла оттолкнуть ту, что подарила ей частицу своего тепла. Просто не могла.

«Это нечестно, Котори-сан», - шмыгнула носом Сорано, нервно сжимая в кулачке перчатки.

Уйти? Сбежать? Но сейчас беловолосая девушка окончательно потушила все те искры самооправдания, которые могла придумать для себя Фубуки.

А еще, она действительно не знала ни одного отеля поблизости, кроме тех, куда ходили бывшие друзья. Но туда девушка не сунулась бы ни при каких обстоятельствах. Стоит только представить, что на этих самый простынях они… вытворяли, как тут же к горлу подступает ком, а на глазах вновь выступают слезы.

- Хорошо, Котори-сан, - стерев рукавом влагу в уголках глаз, Сорано улыбается девушке. – Но Вы уверены, что я никому не помешают? Или Вы живете одна?

Ей совсем не хотелось, чтобы ее такую раскисшую кто-то видел. Кроме Котори-сан, но той, похоже, все равно. Однако вряд ли такая молодая девушка живет одна.

С некоторым смятением, Сорано окинула новую знакомую взглядом. Раньше она не обращала внимания на детали, но сейчас задалась вопросом – а сколько же на самом деле лет беловолосой девушке? Она была миниатюрной, хрупкой и воздушной, отчего Фубуки, почему-то, решила, будто та или ровесница или младше ее самой. Но сейчас, задумавшись, потеряла уверенность в собственных выводах.

- А… А сколько Вам лет? – неуверенно помявшись, Сорано все-таки задала вопрос. Очень, очень тихо. Едва слышно. Потупившись и теребя в руках перчатки. – П-простите! – тут же воскликнула она. В тонком голосе послышались нотки паники. – Я правда… Ну… Это… - мямлила девушка, пытаясь придумать оправдание неуместному вопросу. Получалось очень не очень.   
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

Отредактировано Сол (2020-07-14 13:09:05)

+1

11

Легко рассмеявшись, Котори лишь радостно зажмурилась. Согласие Сорано будто выдало крылья, которых так не хватало. Помогло стать тем самым снежным ангелом, которым она хотела бы быть, да не получилось. Но сейчас... Сейчас совсем другой дело. Сейчас, когда новая знакомая постепенно оттаивает, постепенно дозволяет оказывать помощь... Это дорого стоит. Тем более, что Мочидзуки редко так цеплялась за людей. Ей всегда казалось, что быть настойчивой - плохо. Это вызывает лишь отторжение, но сегодня, видимо, день открытий. Новых. Удивительных.
- Мне всего восемнадцать, так что давай обойдёмся без уважительного обращения... Ко-то-ри-чан! Повторяй за мной, - громко произносит девушка, вновь протягивая руку, чтобы сжать чужую ладонь. - Не переживай, если бы ты кому-то помешала, то я бы этого "кого-то" мигом бы спугнула!
Изобразив самую страшную, по её мнению, морду, Тори вновь рассмеялась. Уже не смущаясь, не боясь отказа, она схватила девушку за ладонь, держа крепко-крепко, боясь, что вырвется. Постоянно оглядываясь на Сорано, блондина не переставая трещала, рассказывая о манге, которую не так давно прочитала, об актёре, что засветил своим голым торсом в одной дораме. Болтая без умолку, Тори внутренне собиралась перед одним очень важным рывком.
Самый короткий путь домой пролегал мимо отеля. А Тори очень уж не хотелось, чтобы Сорано вновь подумала, чтобы идти не в гости, а в холодную обидеть, где не будет рядом никого, кто готов будет поддержать. Потому она, подмигнув, свернула на тропинку, которая пусть и была чуть длиннее, но не в пример красивее. Деревья гнулись под гнётом облепившего их снега, дорога вилась меж скамеек и оград, что обрамляли красивые клумбы. Выдыхая пар через рот, Тори лишь на миг замолкла, чтобы тут же задать встречный вопрос.
- А тебе сколько лет, Сорано-чан? - неловко спросила девушка, смутившись от того, что первой стала обращаться к той в не столь уважительной манере. - Какое время года ты любишь? Я вот зиму обожаю.
Мечтательно зажмурившись, Тори с удовольствием подставляла лицо холодным поцелуям снежинок. Ветер же задул с утроенной силой, будто подгоняя девушек. Иногда Мочидзуки думала, что он живой, но никогда и ни с кем не делилась подобными мыслями. Она знала, насколько бывают жестоки люди, потому некоторые тайны оставляла при себе.
Дорожка внезапно кончилась, чтобы открыть обзор на огромный дом. Дёрнув за руку, чтобы Сорано не разевала рот, Тори перебежала дорогу, бдительно смотря по сторонам. Поднявшись на третий этаж, блондинка тут же достала ключи, чтобы открыть дверь. Включив свет, девушка пригласила Сорано внутрь.
- Тадаима! - весело крикнула Тори в пустоту, грустно улыбаясь. - Раздевайся, сейчас дам тапки.
[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

12

Под веселое щебетание Котори…чан, она шла за девушкой, неловко примериваясь к чужим шагам. Непривычное ощущение приязни, казалось бы, к совершенно постороннему человеку, бередило душу. Сорано могла только растерянно улыбаться, потому как слов не было. Улыбаться и кивать. Сбитая с толку своими же чувствами. Но шагать было легко, а голос беловолосой птички успокаивал. Раны на сердце затянутся. Не сегодня, но рано или поздно.

- А…? – рассеяно отозвалась Сорано. Но потом суть вопроса, наконец, дошла до ее утомленного переживаниями разума. – Мне семнадцать. Второй год старшей школы Наганума, - немного подумав, девушка добавила. – Это в Сибуе.

Казалось, это было в прошлой жизни. Где не было снега. Где холод не пытался забраться под одежду. Где уроки, встречи с друзьями, робкие поцелуи за школой. А потом все это оказалось перечеркнуто, разделившись на до и после этим зимним вечером. Но жизнь продолжается и теперь Фубуки идет вслед за едва знакомой девушкой. Просто потому, что струсила и не хочет остаться одна.

Она нуждалась в Котори. Нуждалась в ее тепле. Хотя бы сегодня.

Да, сначала Сорано считала, будто сможет пережить удар в одиночку. Стоит только немного отдохнуть. Побыть в одиночестве. Подумать. Но чем дальше она шагала за новой подругой, которую воспринимать как-то иначе разум отказывался, тем больше понимала – нет, сама не справится. Оставь Фубуки наедине с собой, горечь просто выест все то светлое и теплое, что успела зародиться в разбитом сердце после случайной встречи с беловолосой птичкой.       

Так стоит ли сопротивляться?

- Мне нравится осень, - немного подумав, ответила Сорано. – Когда желтые листья и небо плачет. Это… завораживает.

Смерть и увядание. Время, когда природа засыпает. Окукливается. Готовится пережить суровые морозные ночи. Но вместе с тем, самое прекрасное, что Фубуки когда-либо в жизни видела. Время, когда под ногами шуршит опавшая листва, а золото переплетается с алым. Дождь и ветер. Сорано была не из тех, кто смотрит под ноги и видит одну лишь грязь. И пусть ей не дано летать, но осенние бури и небо она любила больше всего на свете.

За размышлениями девушка и не заметила, как Котори привела ее к своему дому. Ничем особенным он не выделялся. Таких много разбросано по всему Токио. Хотя сама Сорано жила в Синагаве, в частном доме. Чем была не слишком довольна, так как до школы приходилось добираться долго. Благо была прямая железнодорожная ветка, но утром, в час пик сесть на поезд – то еще испытание.

В любом случае, многие жили в квартирах, так что, бывая у случайных знакомых, девушке было с чем сравнивать.

И вновь, стоило лишь отвлечься, как ее уже затащили в прихожую. Едва ли не буквально – затащили.

- Оджамашимасу, - осторожно пробормотала Сорано.

Стараясь не глазеть по сторонам, девушка принялась раздеваться. Пальто отправилось на вешалку, перчатки заблаговременно поселились в карманах. Шарф, который ей одолжила Котори, Фубуки аккуратно сложила и положила на полку, где лежали его собратья и шапки. И только после того, как сняв обувь, Сорано переступила порожек в коридор, девушка замялась.

Ощутив внезапный прилив робости, она сцепила пальцы в замок перед собой и, чуть вжав голову в плечи, потупила взгляд. Она уже и не помнила, когда в последний раз бывала у кого-то столь малознакомого, но даже тогда старшеклассница не испытывала стеснения, что сейчас ее едва ли не парализовало. 

[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

13

Быстро раздевшись, Мочидзуки обратила внимание на гостью. Та снова стояла, не зная куда себя деть. Закатив глаза, Тори схватила новую подружку за руку и повела внутрь, показывая свою небольшую квартирку. Первым делом она провела гостью в свою комнату, продемонстрировав её лишь мельком, всё равно ей ещё предстояло подготовить спальное место. Потом она показала, где находится ванная и туалет, всё же вода — лучшее средство для избавления от стресса. А потом уже отправилась на кухню, где усадила новую знакомую за стол.
- Будь, как дома. Тут всё равно никого нет, — произнесла Тори, ловко ставя чайник на плиту. Включив газ, девушка тут же начала открывать и закрывать шкафчики, вытаскивая то один чай, то другой. Она не могла определится с тем, чем хотелось бы ей угостить новую знакомую. После столь насыщенного вечера определённо нужно было что-то расслабляющее и, желательно, согревающее.
- Сорано-чан, прости, я не поинтересовалась твоими вкусами. Надеюсь у тебя нет аллергии на мяту? — смущённо поинтересовалась Тори, вдыхая освежающий аромат из небольшой баночки. Ей когда-то сказали, что лучшим место для чая будут небольшие непрозрачные тары, потому, если заглянуть за непрозрачную дверцу шкафчика, можно увидеть пузатые бочки, расписанные иероглифами с отметкой о том, что тут лежит.
- У меня, конечно, не чайная церемония, но я надеюсь, что тебе понравится, — мурлыкала девушка себе под нос, насыпая в небольшой чайничек разного вида травы. По кухне закружился освежающий аромат, приправленный ароматной фруктовой ноткой. Тори всегда любила вкусные чаи, потому не стеснялась смешивать всякое разное. Иногда, правда, выходило не очень, но эту смесь она готовила очень часто, потому лишь надеялась, что новая подружка оценит вкус.
Свист согревшегося чайника известил о готовности кипятка, потому Мочидзуки резво залила только собранный букет, дабы тут же вылить воду. А затем она наполнила чайничек вновь, уже оставив настаиваться. Порхая по маленькой кухонке, девушка не переставала щебетать, рассказывая какие-то байки. Она хотела втянуть Сорано в беседу, но ей этого никак не удавалось. Но птичка не оставляла надежду, потому её щебет вновь и вновь наполнял помещение. Стол плавно заставлялся разными ёмкостями, в которых, преимущественно, были сладости. Как показывает практика, именно сахаром и залечивали разбитое сердце девушки их возраста.
- Угощайся, — поставив на стол заварной чайничек, Тори улыбнулась. Она с гордостью смотрела на дело рук своих, а потом, спохватившись, достала свою самую любимую кружку, на которой был изображён сказочный зимний лес. Немного смущаясь, Котори пододвинула тару поближе к Сорано. - Если тебе вдруг что-то понадобится, то ты не стесняйся! Спрашивай. В конце концов, угодить гостю — моя прямая обязанность, — рассмеявшись, Котори отвесила церемонный поклон.

Комната Тори

https://pm1.narvii.com/5916/8ff9bdc6b5b8bc0febf5d62aa4cb0b63846c1315_hq.jpg

[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

Отредактировано Эрза (2020-07-15 22:17:02)

+1

14

Небольшая экскурсия позволила лучше узнать новую подругу. Например, комната Котори выглядела симпатично и небольшой творческий беспорядок совершенно не портил впечатление. Сорано даже хихикнула в кулачок, когда беловолосая птичка поспешно захлопнула дверь прямо перед ее носом. Эта поспешность помогла Фубуки слегка расслабиться и добавила пару штрихов к образу девушки.

Видимо, легкость характера проявляется не только в поведении, но и сказывается на повседневной жизни.

«Это мило», - отметила Сорано, не став тревожить Котори и заострять внимание на мелочах. Может та и не обидится, но смущать девушку школьница не хотела. Она только-только сама избавилась от неловкости, так зачем возвращаться к началу?

- Все хорошо, Котори…чан, - сказала Фубуки, когда двое устроились на кухне за кружкой ароматного чая. – Я редко хожу в гости. И не очень уютно чувствую себя на новом месте, - призналась девушка, грея руки о чашку. Пальцы все еще не отошли от холода, даже не смотря на теплое кафе. – Как и с новыми знакомствами, - продолжила она, чуть замявшись. – Я… не очень хороша в этом, - все же повинилась девушка. Вряд ли у воздушной и непосредственной Котори возникали когда-нибудь проблемы с общением. – Встреться мы при иных обстоятельствах, наверное, даже не подошла бы. И… Я просто не знаю – что сказать. Или – что спросить.

Сорано опустила взгляд в чашку, словно пыталась увидеть что-то недоступное там, на дне.

Ей всегда хватало тех людей. Она никогда не испытывала нужду сближаться с кем-то еще. Их было трое, а весь остальной мир – где-то там. Не важный. Не нужный. А сегодня этой границы не стало. Вернее, именно она оказалась за чертой, наедине с огромным и непонятным миром. С людьми, которым на нее плевать.

Кто знает, не встреть она Котори в том парке – как бы все обернулось?

- Мне, наверное, надо выговориться? – слова давались с трудом. Она и сама не была уверена. И пусть Сорано обрела точку опоры в виде беловолосой птицы, это еще ничего не значит. – Просто… это… сложно – подобрать слова, - делая паузы, словно собираясь с мыслями, продолжила она. – Не знаю – с чего начать.

С начала? Вряд ли Котори нужны подробности ее жизни. Они определенно тут лишние. Может потом. Эта девушка и так сделала слишком много, чтобы вываливать на нее все то, что было на душе Фубуки. Но о чем еще говорить, кроме как о себе, Сорано не представляла.

В своей погоне за одной ей понятной целью, она потеряла слишком много. Почти не знала о увлечениях современной молодежи. Не ходила в караоке. Не гуляла по кафе. Не интересовалась модой. Лишь изредка вбираясь за пределы зоны комфорта с Юукио и Томоко.

Может в том и дело, а не только в подростковых гормонах, и физическом влечении? Она была просто – скучна. Учеба. Клуб. Встреча с друзьями. Дом. И по новой. Серая посредственность, у которой попросту не за что зацепиться.

В отличие от яркой Томоко.

«Не уверительно, что такие как она и Котори привлекают внимание».

Людям не нравится подбирать ключики к другим людям. Это сложно. Муторно. И подчас – больно. А люди не любят боль.

И вместо того, чтобы рассказать о себе, выговорится, вытащить все иглы из своего израненного сердца, Сорано вдруг спросила:

- А какая тебе нравится музыка, Котори-чан?        
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

15

Она слушала то, что говорила Сорано, и слегка качала головой. Тонкие пальцы плотно обхватили кружку с ароматным напитком, а глаза были устремлены на новую подругу. По крайней мере, Мочидзуки хотела, чтобы она таковой стала. Водя пальчиком по горячему бочку, девушка внимательно вглядывалась в серые глаза. Пыталась уловить нотки печали, грусти, страха, любых эмоций. Предложение пойти в гости к ней, Котори, было спонтанным. И, видимо, Сорано не привыкла к таким быстрым переменам.
- Послушай, - опустив взгляд, девушка слегка прикусила нижнюю губу, а потом вновь посмотрела в чужие глаза, - тебе не обязательно делать то, что ты не хочешь. Мне было бы неловко о таком просить, поэтому не стоит делать то, к чему ты ещё не готова.
Именно так. Зачем заставлять себя делать то, что не нравится? Кому от этого станет лучше? Сорано? Сомнительно, она и так пережила за сегодняшний день слишком много, чтобы ещё и бередить незажившую рану. Ещё и не известно, как скоро рубец, нанесённый "друзьями", затянется, и затянется ли вообще. Нет, Тори хотела, чтобы новое знакомство принесло лишь счастье, новые эмоции, непременно светлые.
- Мне было бы приятно просто провести с тобой время. Ну, как с, - запнувшись, Тори покраснела, неумело пряча смущение за волосами, - подругой.
Неловко рассмеявшись, Мочидзуки глотнула чай, а потом высунула язык, потому что его тут же обжёг горячий напиток. Закашлявшись, девушка неловко прикрыла глаза, из которых выступили непрошенные слёзы. Быстро смахнув их кончиком пальцев, Тори улыбнулась. Ей была приятна компания новой знакомой. Тори редко кого-то приглашала в гости. Во-первых, не было настолько близких людей. А, во-вторых, она больше не позволяла себе ни с кем сближаться. Да и в школе все считали её слишком легкомысленной, чтобы строить дружбу. Настоящую, какую частенько показывали в аниме.
- Музыка? А! - стукнув себя по ладони кулаком, Тори вскочила с места, чтобы быстренько сбегать к себе в комнату. Вернувшись, она поставила на стол беспроводную колонку. - Я меломан. Но я тебе включу песню, которую очень сильно люблю.

Hirose Kohmi - Promise

Энергичный голос, напевающий про любовь, тут же заполнил комнату. Только сейчас Тори поняла, что, возможно, выбор песни был неудачным, но он уже был сделан. К тому же, бодрый женский голос должен был доказать Сорано, что главное не предательство, а то, что когда-то она была счастлива. Да, с тем недостойным молодым человеком, но каждый ошибается. Каждый имеет право на ошибку и на новую любовь.
Единственное, девушка надеялась, что Сорано найдёт себе кого-то другого, кто сможет согреть в своих объятиях среди снежной зимы. Обязательно найдёт! Тори была уверена, что жизнь не кончается на первой неудаче, нет! Всё лишь только начинается. Ведь красная нить, что всё ещё была привязана на пальце, никуда не делась, а значит время ещё просто не пришло. Осталось лишь только, чтобы новая знакомая поверила в это. Пусть не сразу, пусть потом. Главное не захлопывать своё сердце, как когда-то это сделала Котори.
На последних припевах, Мочидзуки не сдержалась и начала подпевать. Вечная любовь... Что-то было в этих магических словах для любого женского сердца. Когда-то тори тоже хотела такую, а потом... Потом всё забылось, припорошенное серебром только выпавшего снега. Вспоминая то предательство, Мочидзуки, наконец-то, смогла отпустить обиду. Выплеснуть всю горечь в заводной песне.
- Извини, - покраснев, Котори зажмурилась. - Я знаю, что мне на ухо медведь наступил, но сдержаться... было выше моих сил, - рассмеявшись, девушка захлопала в ладоши. - Теперь ты знаешь мою маленькую тайну, так что, - мрачным голосом, так не вяжущимся со смехом, произнесла Котори, приблизившись к Сорано вплотную, - тебе придётся со мной дружить! И давай обменяемся телефонами и электронной почтой?
Вот что-что, а юлить Котори не умела. Ходить вокруг да около, распускать глупые сплетни. Нет, она была другого склада. Весёлая, открытая и, до зубовного скрежета, честная. И проще один раз спросить правду, глядя в лицо собеседника, чем потом о чём-то жалеть, строить догадки. Нет, Тори хотела дружить с Сорано, потому вот таким "шантажом" попыталась высказать всё то, что было у неё на душе.
[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

Отредактировано Эрза (2020-07-17 19:35:49)

+1

16

Подругой? Она улыбнулась. Да. Именно то, что ей сейчас нужно. Не быть одной.

Вслушиваясь в музыку, которую Котори называла любимой, Сорано прикрыла глаза. Она была немного удивлена, что такая не похожая на японку девочка испытывает симпатию в первую очередь к творчеству родной страны. Но это было приятное удивление. Особенно на фоне того, что Фубуки предпочитала европейскую музыку. То, что они играли в клубе… Попытки исполнения популярных песен. Перепевка. Каверы. Робкие потуги в плане написания собственного творчества.

И песня, что включила Котори, вполне могла звучать на одной из репетиций. Легкость. Нежность. Любовь. Так неуместные сейчас, но почему-то так подходящие белокрылой птице. Как отражение Луны на воде. Недостижимая, но манящая мечта о вечной любви, которой нипочем любые трудности, которую не трогают переживания. Она просто есть. Рядом. Всегда. 

С удивлением, девушка заметила, что пытается подпевать. Вполголоса. Тихонечко мурлыкая мелодию. И когда музыка стихла, даже не сразу поняла это.

- Я… понимаю, - хихикнув, покраснела уже Сорано. – Пусть и состою в музыкальном клубе, у меня тоже получается не очень.

Это было даже мило – то, как Котори смутилась. Будто в том, чтобы петь – есть что-то постыдное. Нет, Фубуки, конечно, понимала. Она никогда не была на первых ролях, почти всегда исполняя роль ритм-гитариста и, когда требовалось, бэк-вокалиста. Уж больно ее голос был… не милым. Не таким, каким исполняют большинство песен современные поп-певцы, а именно этот репертуар в клубе был основным. Неформатным. Однако и Сорано иногда приходилось выходить из тени. И это было чрезвычайно смущающе!

А потом она привыкла.   

- Да… Да, конечно! – спохватилась девушка, вновь погрузившаяся в свои мысли отрешившая от всего. Выудив из кармана недорогой сматрфон, она с некоторым трепетом передала Котори свои данные. Настолько непривычно было заводить друзей вот так просто. 

Тут ее взгляд упал на колонку.

- Можно? – дрогнувшим голосом спросила Сорано. – Я тоже хочу, чтобы ты знала мою маленькую тайну. Это будет… честно.

И дождавшись согласия, девушка принялась копаться в плейлисте.

У нее действительно была маленькая тайна. Та, которую не знали даже ее друзья. То, в чем Сорано не могла признаться. Тайна не была постыдной. Или грязной. Она вообще не заслуживала быть тайной. Фубуки и сама не понимала – почему скрывает свое маленькое увлечение. Может, потому что образ серой мышки напрочь въелся во все ее существо? Ничем не выделяющийся человек. Всегда на вторых ролях. Разве ей позволено иметь «что-то», способное выделить из общего ряда?

Наверное, Сорано не хотела лишиться того единственного, что принадлежало только ей.

- Je ne rêve plus… - тихо начала она, запрокинув голову и закрыв глаза, стоило лишь отзвучать вступительной партии.

Je Suis Malade - Lara Fabian

Постепенно ее голос набирал силу.

Она помнила, как впервые услышала французских исполнителей. Как дрогнуло в тот момент сердце. И больше этот чудесный язык не покидал ее разума. Сорано даже убедила родителей оплатить репетитора. А также – не говорить ничего друзьям.

И вот теперь с каждой строчкой, с каждым вздохом и нотой, Фубуки выдавливала из себя все то, что осело пылью на ее душе.

Она больна. Ей больно. Она почти мертва. Там, внутри, больше ничего нет. Но сейчас, вместе с солеными дорожками слез, Сорано чувствовала, будто боль уходит. Не прячется до поры, а вместе с музыкой растворяется в воздухе, покидая легкие и само тело.

- Я хотела их удивить, - шмыгнула носом Фубуки, стерев рукавом с лица влагу, когда последние ноты упали в тишине. – На фестивале. Показать, что могу не только подпевать, но и сама из себя что-то представляю. Теперь, наверное, это уже не имеет смысла.
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

Отредактировано Сол (2020-07-18 20:40:28)

+1

17

Прижимая к груди телефон, в котором, наконец-то, оказались контакты Фубуки Сорано, Тори лишь довольно улыбалась. Первые шаги на пути к крепкой, по крайней мере на это надеялась Мочидзуки, дружбе были сделаны. При упоминании тайны, Тори навострила ушки, не надеясь, правда, что узнает что-то шокирующее. Всё же, думала девушка, Сорано не из тех людей, что прячут скелеты в шкафу. Потому лишь махнула рукой, когда новая знакомая попросила разрешения воспользоваться колонкой. О чём Тори не пожалела.
Прикрыв глаза, блондинка наслаждалась грустной мелодией, которая плыла по кухне. Голос же Сорано будто убаюкивал, пеленал и звал за собой одновременно. Заслушавшись, Тори пропустила момент, когда музыка закончилась,а в месте с ней и та магия, которую подарила Фубуки. Почему-то Тори казалось, что любые слова будут излишни, особенно, после тех песен, что спели две девушки. Но Сорано, видимо, хотелось выговорится.
- Ну меня ты точно удивила, — легко рассмеялась Мочидзуки, а потом серьёзно поглядела в глаза заплаканной девушки. - Брось! Я уверена, что ты даже без вокальных данных из себя что-то представляешь, и, честно говоря, сильно бы разочаровалась, если бы мои «друзья», — выделив последнее слово воздушными кавычками, Тори продолжила, - думали бы иначе.
Покачав головой в такт своим словам, Котори встала с места, собирая посуду. К сожалению, время в приятной компании слишком быстро текло, а Фубуки должна была ещё принять ванну, во избежание простуды. Кивнув своим мыслям, Мочидзуки, обращаясь скорее к себе, чем к Сорано, заметила:
- Если так думать, то в этой жизни ничего не будет иметь смысла, — ловко выхватив пустую чашку с чаем из чужих рук, Тори споро складывала всю грязную посуду в раковину. - Но мне кажется, Сорано-чан, что ты наслаждалась тем, что делаешь. И не только из-за возможного удивления друзей. Или я не права?
Сказав эти слова, девушка тут же направилась к себе в комнату. Хаотичный беспорядок был всегда. Тори, честно говоря, мало обращала внимания на всяческие условности. Ей было удобно, а это, как считала девушка, было самым главным. Тем более лёгкий беспорядок ещё никому не вредил. Отпихнув ногой розовую пижамную штанину, Котори проследовала к гардеробу, чтобы достать чистое полотенце и пару пижам. Как она уже успела заметить, Фубуки была чуть выше, чем сама Мочидзуки, потому она выбирала что-то безразмерное. Простая хлопковая ночнушка, кигуруми самых разных форматов, да лёгкие штаны, прикупленные девушкой на одной из распродаж. Решив, что выбора достаточно, Тори вернулась обратно к Сорано.
- Уф, извини, - запоздало до Котори дошло, что подобный уход мог бы показаться… невежливым. Слегка покраснев, девушка всунула в руки новой знакомой ворох вещей, что с таким усердием тащила. - Вырала всё, что может тебе подойти, так что не стесняйся. А так же, на правах гостьи, предлагаю тебе первой принять ванну.
Поманив Сорано за собой, Котори пошла в сторону указанного помещения. Включив свет и распахнув дверь, девушка тут же начала показывать, чем Фубуки может пользоваться без зазрения совести. Множество различных баночек и скляночек уставляли все горизонтальные поверхности небольшой ванной комнаты. Тори особенно советовала попробовать новую пену, которую лишь недавно приобрела. Чудесный земляничный аромат должен был поднимать настроение, по крайней мере так указывал лозунг на этикетке.
- Но если ты больше любишь бомбочки, то они находятся в левом нижнем ящике, — указав пальцем на нужное место, девушка, задумавшись, тут же достала мочалку, визуально похожую на огромное авокадо. - Вроде бы всё… Думаю, предлагать помыться вместе ещё рано?[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

Отредактировано Эрза (2020-07-21 14:22:16)

+1

18

Словно стряхнув остатки наваждения, навеянные музыкой, Сорано моргнула, недоуменно посмотрев на Котори. И только после этого до нее дошло, что к ней, вообще-то, обращаются.

- Права, - утвердительно кивнула девушка, возвращаясь в реальность. – Наверное, это единственное, что я делала для себя.

Сколько с тех пор утекло? Она потерять счет времени. Кажется, впервые Сорано прикоснулась к музыке, как таковой, в средней школе, когда Томоко увлеклась пением. И, как наиболее активный член их троицы – решила приобщить к своему новому увлечению друзей. Фубуки сопротивлялась дольше Юкио. Она и так была загружена учебой, чтобы отвлекаться на что-то столь непрактичное.

Однако…

- Когда в средней школе они вступили в музыкальный клуб, я подумала – «Зачем?». Ведь у них и так были проблемы с учебой. Особенно у Томоко. Она никогда не могла взять себя в руки и начать заниматься, отчего редко набирала выше семидесяти баллов, - говорила девушка, опустив голову, пока Котори убирала посуду.

В их компании именно Сорано налегала на учебу – чтобы подтягивать друзей, не давая им скатиться. Ведь тогда все каникулы им придется сидеть на дополнительных занятиях вместо того, чтобы проводить время всем вместе. Фубуки взяла на себя роль «гласа разума». Что удивительно, до какого-то момента ей это удавалось.
А потом…

Но в этот момент Сорано потеряла мысль, ведь Котори решила, что пришла пора водных процедур. Она и сама не заметила, как оказалась в ванной, с ворохом одежды в руках, растерянно озираясь вокруг. Воистину, белокрылая птичка была весьма напористой, что слегка обескураживало Фубуки, непривычную к столь активной заботе со стороны полузнакомого человека.

Даже если она раскрывает ей свою душу.

- Останься! – хватает за руку Котори девушка, стоило лишь только появиться намеку на ее уход. На пол падает одежда, которую все еще держала Сорано. – Я… Не хочу быть одна.

Не сейчас. Даже если придется обнажиться перед новой подругой, она была готова довериться той, кто решила помочь совершенно незнакомому человеку, случайно встреченному в парке. А ведь даже с Томоко последний раз они мылись в одной ванне года два назад. Тем не менее, нежелание быть одной задавило природную стеснительность.

- Останься… - все еще удерживая руку Котори, просит Сорано. Другая рука сжимается в кулачок на груди, а взгляд упирается в пол, потому что просто нет сил его поднять. – Хорошо…?

Когда-то именно поэтому она присоединилась к музыкальному клубу. Именно поэтому купила гитару, училась, резала пальцы о струны. У нее не было таланта, не было и огромного желания заниматься, но она не сдалась и не отступила. Потому, что Сорано не хотела остаться одна. Ей казалось, будто стоит позволить друзьям сделать хоть один шаг вперед, то она останется позади и больше никогда не сможет из догнать. Одна. Что может быть страшнее?

И сейчас, когда Котори стала тем спасательным кругом, в который Фубуки вцепилась и не желала отпускать.

- Я не буду против.

И в качестве подтверждения своих слов, пока еще не угас порыв, девушка начала раздеваться. В угол полетел джемпер, джинсы, носки, а вслед за ними – простой белый топик и трусики. Лифчика Сорано не носила. Увы, природа не наделила ее выдающимися формами. Впрочем, у большинства японок была такая же проблема, так что школьница не комплексовала.

До этого момента. И теперь, стояла посреди ванной комнаты, голая, стыдливо прикрывая грудь, и не зная куда деть взгляд.   
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

19

Напор чужих чувств оглушил Котори. Она не ожидала, что её глупое предложение воспримут столь… явно. Как и не ожидала того, что стеснительная Сорано начнёт раздеваться, не услышав ответа. Открыв рот, Мочидзуки только и могла, что глупо хлопать ресницами. Кажется прошли секунды, но человек не может так быстро раздеваться. Лишь только заметив, что новой подруге некомфортно, Тори отвернулась.
- Ох, не стоило так переживать, — быстро произносит блондинка, укоряя себя за неосмотрительность. - Конечно же я останусь с тобой, если от этого тебе будет проще. Надо было всего лишь попросить.
Вообще, Мочидзуки даже не думала, что её предложение будет принято положительно. От того и растерялась, не зная куда себя деть от смущения. Ругая себя на чём свет стоит, Тори тоже начала раздеваться, правда не столь торопливо, как Сорано. Вообще, у птички подобный опыт будет первым. До этого она дружила лишь с мальчиками, а с ними дружескую ванну вместе не примешь. Девушки же избегали Котори, по какой-то причине завидуя. Честно говоря, блондинка до сих пор недоумевала, от чего так. Правда, как-то бывший друг пытался ей объяснить, но он, почему-то, всё сводил к зависти. А Тори, в силу склада характера, не могла подобное принять. Она вообще мало внимания обращала на наносное. Главное — комфорт. Остальное же — дребень.
- Там в уголке есть табуретка, не стесняйся, я скоро, — пробормотала Котори, стягивая с себя свитер.
Честно говоря, девушка хотела потратить время на небольшую уборку. Всё же это ей был привычен беспорядок, в котором она ориентировалась, как рыба в воде. Но, если судить по другим, то в комнате, куда ты приводишь потенциальную подругу, непременно должен быть подарок. Все поверхности просто обязаны сверкать чистотой. А у неё… Ну… Подумаешь несколько вещей разбросаны. Стол завален дисками, мангой, рисунками.
Да и, по-хорошему, надо было бы перестелить постель. Благо её размеры позволяли уместится двум не крупным девушкам. Но отповедь Сорано заставила сердце дрогнуть. Поэтому придётся убираться потом. Ну или оставить всё как есть. Тори очень хотела подружится с новой знакомой, но выставлять себя в лучшем свете, чем есть на самом деле — не дело. Иначе потом проблем не оберешься.
Кивнув своим мыслям, птичка откидывает нижнее белье в сторону, а потом разворачивается к Сорано лицом. Улыбнувшись, она хватает банные принадлежности, а сама садится за спиной девушки.
- Извини, — тихо произносит Тори, откидывая чужие волосы в сторону. - Давай я помогу тебе расслабиться?
Не дожидаясь ответа, Мочидзуки выдавливает земляничный гель себе на руки, где тут же растирает до образования пены. Потом кладёт ладони на чужую спину и ласково начинает надавливать, стараясь снять чужое напряжение. Азам массажа она научилась на тренировке, куда ходил её бывший лучший друг. Тот частенько жаловался на скованность мышц, часами просиживая в лазарете. В один момент Тори это надоело, потому она начала внимательно наблюдать за тем, как спортсмены готовят себя к выступлениям, чтобы потом помочь своему другу. После ужасной ссоры, которая лишила её лучшего друга, птичка не думала, что старые знания пригодятся. Что ещё раз показывало, как мир чудесен и удивителен.
- Не зажимайся ты так, — тихонько смеётся Котори, с чуть большей силой надавливая на сведённые плечи. - Я пока не собираюсь тебя есть.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

20

Калейдоскоп чувств Сорано уже успел несколько раз провернуться. От чудовищной по силе радости, когда Котори так легко согласилась остаться с ней, до всепоглощающего ужаса, когда до разума дошел весь смысл собственного порыва. Она ведь никогда не была такой напористой. Всегда ведомая. Всегда на шаг позади.
Так что же сломалось? Или… встало на место?

Словно во сне Фубуки устроилась на низкой табуретке. Запутавшаяся в собственном мироощущении, она пришла в себя только когда чужие пальцы коснулись ее плеч. Девушка едва не взвизгнула от неожиданности, едва успев зажать ладошкой рот. Не сделай она этого – получилось бы крайне… неудобно перед новой подругой. А вот в чем именно заключалось бы неудобство – Сорано не могла и сама сказать. То ли в страхе отпугнуть Котори странной реакцией на прикосновения. То ли в нетипичной реакции собственного организма.

Пробежавшие по спине мурашки не были неприятны, как и чувства, даруемые касаниями пальцев. И это сбивало с толку.

- Я… Да. Сейчас, - глубоко вздохнув, Сорано постаралась расслабиться.

И, неожиданно, потерялась в новых ощущениях.

Было ли дело в том, что она уже вышла из того возраста, когда нагота воспринимается чем-то естественным. Дети на такое внимание не обращают. Но она-то уже не ребенок. Для нее – оказаться без одежды рядом с кем-то, значит открыться. Значит – доверять. И тем острее воспринималось все, что происходит. Как слова, так и прикосновения.

А может она просто устала. Устала от непомерной тяжести стальных листов, которыми отгородилась от всего мира. Раньше хотя бы у друзей был ключик от ее крепости. А сейчас? Кому она могла верить? Кого пустить в сердце, не ожидая подлого удара?

Или нужно просто выйти самой?

- У тебя хорошо… получается, - с легкой хрипотцой, наконец выбравшись из паутины чувств, говорит Сорано. – Много практики? – без задней мысли спросила она. А потом спохватившись: - И-извини. Наверное, это личное, - тут же пошла на попятный девушка. Ведь сегодня именно она изливает душу. Не ей.

В любом случае, Фубуки оставалось только помыть голову, сполоснуться и можно было лезть ванную. Это только в варварской Европе сразу окунались в купальню. Как и большинство японцев, Сорано считала, что их нация куда более чистоплотна. Сначала – омовения, потом – расслабление в воде. Правда, тут была скорее дань экономии и прижимистости, но это не отменяет и других причин. Правда же?   

Однако быстро намылив и смыв шампунь с волос, оставался еще один человек, которому следовало поступить так же. И в этот момент начали вылезать наружу немного эгоистичные желания самой Сорано.

- А можно я помогу? Помыть голову? Я не умею делать массаж, то хоть так… - прикрываясь благородными порывами пролепетала Сорано.

На самом деле ее уже давно привлекали белые пряди Котори. Буквально манили. Они никогда не видела подобного цвета. Особенно – если они не крашеные. И тем сильнее разгоралось желание к ним прикоснуться. А сейчас – самый подходящий момент. 
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

21

- Личное? - переспросила Мочидзуки, чтобы тут же рассмеяться. - Разве я не предложила тебе стать подругой? А друзья отвечают на вопросы, разве нет? Иначе как можно стать ближе с тем, кто отгорожен от тебя сплошной стеной?
Задавая все вопросы, ответы на которые Котори не ждала, девушка продолжала разминать чужие плечи. Она оценила похвалу, но, к сожалению, отсутствие практики показывало, что всё не так хорошо, как было раньше. Вот если бы вернуться на год назад, вот тогда бы… В прочем, прошлое остаётся в прошлом, нельзя им жить. Воспоминания нужны для светлой памяти и лёгкой грусти, а никак уж не для ненависти.
- Когда-то у меня был… друг, - запнувшись, продолжила птичка, не переставая водить руками по напряжённым мышцам. - Не в том плане, что с ним что-то случилось, нет-нет, с ним всё в порядке. Просто мы больше не общаемся, - с толикой грусти продолжила свой рассказ блондина. - Он занимался и, думаю, продолжает сейчас заниматься спортом.
Ненадолго погрузившись в воспоминания, Котори лишь на миг ослабляет хватку. Хорошие то были дни. Весёлые. Не было ни грусти, ни печали. Мочидзуки радовалась каждой их беседе, всегда удивляясь тому, как же подкован её друг. Ничто не омрачало дружбы… По крайней мере, так казалось Котори. Тряхнув головой, она отгоняет не прошенные воспоминания прочь.
- Он всегда жаловался на то, что ему больно после занятий. Привирал, конечно же, - хихикнув, заметила Мочидзуки. - Зато это дало мне повод быть с ним почаще на всех его тренировках, не вызывая подозрений. Вот так я и научилась тому, что умею, - неловко закончила свой рассказ девушка.
Отпустив Сорано от себя, чтобы та, наконец, смогла вымыть голову, птичка занялась куда более насущными делами. Она стала набирать ванну, попутно размышляя над тем, что лучше подойдёт для Фубуки. С одной стороны, той определённо было необходимо расслабиться, но, оглянувшись на подругу, Тори решила, что массаж сделал своё дело. Потому нужно было что-то успокаивающее, настраивающее на позитивный лад. Раздумывать долго не пришлось, ведь только недавно Мочидзуки купила новые виды бомбочек для ванны. А там, как раз, была одна для расслабления и умиротворения.
Нет, не стоит думать, будто Котори верит любому маркетинговому ходу, о, девушка прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что покупает и за какие деньги. Но вера в чудеса ещё никому не вредила, если, конечно же, вовремя обратиться ко врачу. А за  здоровьем Котори следила очень тщательно. Потому, решившись, Мочидзуки раскрывает новую упаковку и закидывает в горячую воду лавандового цвета шарик. Он тут же начинает пениться и окрашивать набранную жидкость в прелестный сиреневый оттенок.
- Ты хочешь помыть мне голову? - удивлённо спрашивает Тори, отвлекаясь от происходящего в воде бурления. Заметив, что Фубуки вновь смущает, девушка лишь лучезарно улыбается. - Я не против. Но будет ли тебе удобно? Они, знаешь, довольно длинные.
Стянув резинку для волос, которая всё время скрепляла белое великолепие, Мочидзуки идёт в сторону Сорано, чтобы сесть перед той на табуретку. Откинув голову назад, девушка тихонько вдыхает. Она очень любила, когда кто-то возился с её волосами. Поэтому была завсегдатай всякого рода парикмахерских.
- Только придётся ещё и бальзамом промыть, - тихонько отмечает Тори, - иначе потом ни за что не расчешусь.
А потом она довольно смеётся.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

22

У нее был друг. У Котори. Не то чтобы Сорано была удивлена данному факту. Скорее она бы озадачилась обратному. Эта девушка легко умела находить общий язык с людьми. Ее легкость и непосредственность привлекали внимание. Кто еще, обнаружив в парке плачущего человека, поддержит его? Пригласит к себе? Без задней мысли просто потому, что это правильно? И хотя Фубуки участь подобранного котенка-из-коробки слегка напрягала, но она не могла не проникнуться искренней симпатией к человеку, способному на проявление доброты.

Но то, как беловолосая птица говорила о том, другом человеке, наводила на определенные мысли. И были они о том, что не все так просто в этой истории. Однако Фубуки не могла позволить себе лезть в чужую душу. Не сейчас. Может позже? Когда Тори сама решит поделиться своими переживаниями?

Школьница, как оказалось, легко могла раскрыться сама, но продираться сквозь броню на сердце другого человека оказалась не готова.

- Х-хочу, - сбросив оцепенение отозвалась Сорано, не зная куда деть взгляд. – Они красивые. 

И в самом деле. Губы девушки слегка подрагивали от волнения, когда она впервые прикоснулась к белым прядям. Они были мягкими. Как едва сформировавшиеся перья птенца. Когда-то в младшей школе она была дежурной по живому уголку. А там были птенчики. Цыплята. Маленькая девочка на всю жизнь запомнила ощущения от прикосновения к этим смешным комочкам.

И вот сейчас ее посетило очень похожее чувство.

Сорано не удержались и позволила себе пропустить сквозь пальцы молочный водопад. Она немного завидовала. Сама Фубуки хоть носила волосы до талии, но они были сухие и жесткие от природы. Не помогали ни шампуни, ни кондиционеры, ни бальзамы.

- Как ты не устаешь поддерживать их в таком чудесном состоянии? – с восхищением вырвалось у девушки, когда она, наконец, приступила к непосредственно помывке. – У меня волосы не такие длинные, но даже так на них уходит неприлично много времени!

Вставать приходится почти на час раньше, чем она могла бы. А ведь дорога до школы и так занимала времени. Не раз Сорано посещала мысль подстричься. Она считала, что ей пойдет каре. Единственное, что удерживало девушку от подобного шага, то, что Юкио нравились длинные волосы.

Но теперь-то ей ничего не мешает, верно?

Тщательно смывая шампунь, Сорано внезапно поняла, что ее больше не беспокоят мысли о прежних друзьях. Да, сердце до сих пор ныло, но при этом не было ощущения, будто в него вонзают раскалённые иглы. Раны казались старыми рубцами. Не гнилыми. Чистыми. Давно зажившими. Быть может они еще откроются. Даже наверняка. Стоит лишь увидеть лица тех людей вживую. Сорано не была уверена, что достаточно сильна, чтобы выдержать это испытание.

Может быть воспоминание о том, как молочные пряди протекают сквозь ее пальцы, окажется тем самым спасательным кругом, в котором Фубуки так нуждается?

Но все имеет свойство заканчиваться. Сорано с некоторым сожалением отодвинулась от Котори. Она и так возилась непозволительно долго. На грани, которые позволяли правила приличия. Хотя были они уместны сейчас? Но так или иначе, шампунь, бальзам и просто желание Фубуки растянуть момент исчерпали себя.
Пора было переходить к последнему пункту запланированных мероприятий.

- Это… неловко.

Да. Это было неловко. Куда более смущающе, чем она могла себе представить – оказаться в одной ванной с другой девушкой. И снова серые глаза старались смотреть на что угодно, лишь бы не встретится взглядом с Котори. И это несмотря на пену! Хотя как раз к своей и чужой наготе Сорано успела привыкнуть. Казалось бы. Но, похоже, что ее тело и разум решили поиграть в какие-то свои странные игры. Очень странные и будоражащие кровь игры, об истинных причинах и целях которых думать не хотелось.

И чтобы хоть как-то защититься от прорывающихся из глубины ее естества желаний, девушка приняла максимально закрытую позу – села, подтянув ноги к груди, обняв их руками и положила подбородок на колени. Скосив глаза в сторону, Сорано посчитала, что так ей будет комфортно.

Однако, эта скованность, вновь поднявшая голову, не должна была разрушить ту приятную атмосферу, возникшую в ходе совместного омовения. 

- Котори-чан, а ты где-то учишься? – поэтому Сорано не позволила себе окончательно замкнуться.
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

Отредактировано Сол (2020-08-04 10:58:14)

+1

23

Котори наслаждалась ласковыми касаниями к своей голове. Вообще, девушка любила, когда за её богатством ухаживали. Частенько она ходила по разного рода новым салоном, не уставая тратить иены на процедуры по улучшению структуры волос. И хотя ей многие говорили, что это лишь мёртвые частицы, но она-то знала, что с каждым походом её причёски становились всё лучше и лучше. Единственное на что она была не готова идти, так это на стрижку. Ей хватило одного раза, чтобы понять, что короткие стрижки ей, во-первых, не идут, а во-вторых, Мочидзуки обожала свои белокурые волосы.
- Устаю? — удивлённо промурлыкала Котори, крепко зажмурившись, - С чего мне уставать? Я люблю свои волосы, люблю, когда они блестят. Знаешь, Сорано-чан, есть поговорка, — задумавшись на секунду, Котори продолжила, - Если найдёшь что-то, что тебе по душе, то никогда не будешь уставать от этого. Не согласна?
Чуть развернувшись, птичка широко улыбнулась. Она была ещё не готова рассказывать новой подруге о том, что каждый вечер по тридцать минут расчёсывает своё богатство. Да, Тори может и не досыпает, всё же она больше сова, чем жаворонок, но она слишком любит за собой ухаживать. Потому в ванной комнате, где они сейчас находились, было так много всего по уходу за волосами.
- Вообще, знаешь, у меня есть множество разных увлечений. Как я уже говорила, я люблю собирать носовые платки, — смутившись, Тори отвела взгляд в сторону. Когда-то друг говорил, что её увлечение — детская забава. И негоже девушке её лет подобным заниматься. Тори никогда этого не понимала. Ведь главное в этой жизни получать удовольствие. А всякие правила приличия были созданы закомплексованными дядьками, которых в детстве чем-то обделяли. - А второе вон, — кивнув на полочки, которых было великое множество, девушка продолжила, - всё самое новое. Люблю гоняться за новинками, иногда попадается нечто интересное. Думаю для тебя тоже можно что-то посмотреть.
К сожалению всему приходит конец. И если бы это было что-то неприятное, Тори бы радовалась, но, к сожалению, ласкающие движения чужих рук на голове прекратились непозволительно быстро. Для Мочидзуки. Но, как подумала блондинка, она и так слишком многого требовала от Сорано, потому не стала ничего говорить. Может быть однажды, когда они станут чуть ближе, Тори расскажет, что получила громадное удовольствие от того, как Фубуки возилась с её волосами. А может быть, мельком подумала девушка, даже уговорит её ещё раз помочь. Но, кажется, это было перебором.
- Неловко? — встревоженно переспросила птичка. Те мысли, что только что вились в её голове, тут же испарились под натиском суровой реальности. Вообще, Мочидзуки не хотела доставлять новой подруге никаких хлопот. Всё же, именно птичка навязала свою компанию, а никак не наоборот. Потому она, поднявшись, опустила голову, чтобы не встречаться взглядом с Сорано.
- Извини, я... — прошептала девушка, - не хотела доставлять тебе неудобств.
Она хотела было уже покинуть ванную комнату, потому что не могла смотреть на то, как Фубуки сжалась. Но её остановили две вещи: первой была просьба самой Сорано, чтобы Мочидзуки её не покидала, а второй — вопрос, который та задала. Застыв в движении, птичка остановилась и внимательно посмотрела на новую подругу. И поняла для себя одну простую вещь: лучше один раз спросить, чтобы потом не было недомолвок, чем решать за другого, правильно ли она интерпретировала ситуацию. Может быть Сорано-чан имела ввиду что-то другое, а не то, о чём подумала Тори.
- Я учусь в третьем классе старшей школы Хорикоси, — мягко начала девушка, взирая со всей высоты своего роста на Сорано. Тори вообще забыла о том, что находится в ванной, потому мало обращала на то, что было голой. Для неё внешняя оболочка мало что значила. Главное — душа. А Сорано ей нравилась. - Знаешь как звучит наш девиз? — рассмеявшись, девушка лукаво посмотрела на Фубуки, а потом, прочистив горло, пафосно изрекла. - Жить подобно солнцу!
Звонкий смех отразился от стен. Котори, которой было очень хорошо с Сорано, не сдержала эмоции. В конце концов, её всегда забавлял тот факт, что школьные правила соответствовали собственному кредо девушки. И она была рада учиться там. Ох, даже и вспоминать не стоит, сколько труда вложила Тори для того, чтобы попасть именно туда, куда хотела. Потому и училась с особым усердием. Ведь главное верно расставить себе приоритеты, а потом идти, точно зная, что мир не ужасен, а, наоборот, удивителен и прекрасен.
- А ты? — не сдержавшись, девушка подошла к Сорано ближе, присев перед той на корточки. - Сорано-чан, если тебя что-то не устраивает, если я перегибаю палку, ты только скажи. Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя неловко, неуютно или вообще подумала, что попала в руки к жуткому созданию, — шутливо, но в тоже самое время, серьёзно, произнесла Котори. - Иди первой, а то вода остынет. А я могу подождать за дверью, если тебе станет лучше.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

24

«Хирикоси? Это в Накано?» - подумала Сорано. Она что-то слышала об этой школе раньше, но не могла вспомнить. В любом случае, сейчас это было не особо важно.

- Я не… - нахмурилась Фубуки поднимая взгляд. Нет. Неправильно начала. – Мне… тяжело выражать свои мысли прямо, - она никогда не была хороша в том, чтобы выражать свои чувства. Может поэтому и оказалась сейчас здесь. – Это куда сложнее, чем решать тесты и писать формулы на доске.

Учеба имела четкие рамки правильно-неправильно. На все существовал свой ответ. На любой, даже самый каверзный вопрос. Но никто не учил подростков уживаться с самими собой. Социализация? Общение? Ведь для этого создавалась школа? Вот только учебное заведение – это группа лиц, насильно помещенных в одну комнату, ради одного дела. Должны ли они сразу начинать конструктивное взаимодействие? Нет. Их никто этому не учил. Лишь присматривали. Им приходится искать свое место самим. Пытаться налаживать связи. Или превращаться в изгоев. Никому не нужных. Презираемых.

Многие так и не находят себе места. Судя по статистике самоубийств среди школьников.

Потому что умение говорить, еще не значит - уметь РАЗГОВАРИВАТЬ.   

- Котори-чан, мое «неловко», это не «плохо», - все же продолжила Сорано, после минутного молчания. – Я не умею заводить друзей. Не знаю, когда нужно смеяться. Какие вопросы задавать. Те, кто были со мной все это время – прошли вместе весь путь из детства. Не будь их, возможно, я стала бы одной из тех заучек с задней парты, к которым подходят только ради того, чтобы списать домашнее задание.

Сколько таких несчастных девочек и мальчиков она видела за свою жизнь? Они могли считать, будто одиночество – это хорошо и правильно. Или просто пытаться не замечать действительности. Будто все идет как должно. Но это не так. Совсем-совсем не так. Одиночество еще никогда не приносило успокоения никому. Человек – социальное существо. В кого он превратится наедине с собой? Без того, кому можно открыть душу?

Раньше, Сорано не задумывалась, что сложись все немного иначе, и она могла оказаться на их месте.
Неприступная. Никому не нужная. Одинокая.

- Ты не жуткая. Ты хорошая, - говорит девушка.

Ей нравилась Котори. Ее легкость, непосредственность, и в то же время такт. Она могла бы быть куда назойливее, но умела вовремя остановиться, чтобы не вызвать раздражение. Это подкупало. Особенно, если она и вправду такая, какой кажется.

- Идем, - решительность на краткий миг вновь подняла голову, как и тогда, когда Фубуки остановила Котори, не дав ей уйти. Сейчас Сорано с не меньшей смелостью поднялась на ноги, сцапала ладонь белокрылой птички и потянула за собой к ванне.

И, конечно, подобный настрой не мог не закончиться фиаско.

В какой-то момент, когда одна нога девушки была уже за бортиком купальни, вторая решила, что хозяйка слишком спешит и попыталась дать заднюю. В общем, Сорано банально поскользнулась. Пытаясь удержаться на той конечности, что стояла в воде, Фубуки непроизвольно крутанулась на пятке. При этом она как-то забыла о Тори, которую тянула за собой. Зато законы физики о ней отлично помнили. Масса незадачливой темноволосой школьницы, помноженная на вращение и ускорение свободного падения, пришлись очень кстати, когда вторая, куда более легкая, девушка влетела в объятия первой.

Водяные брызги разлетелись по ванной комнате.   

- Итэ-тэ-тэ-тэ… - хорошо хоть ванна оказалась достаточно широкой и глубокой, чтобы принять два тела сразу, да и о бортик Сорано стукнулась не затылком, а лишь спиной.

- Ой, - ну а еще она инстинктивно прижала к себе Котори, во время падения. Ту самую Котори, которая сейчас была сильно не одета. – Ой. Ой. Ой. Ик, - личико Сорано залилось краской, а ее саму парализовало, отчего отпускать подругу она как-то не спешила.   
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

Отредактировано Сол (2020-08-04 10:58:54)

+1

25

Котори лишь облегчённо выдохнула, услышав ответ Сорано-чан. Да, они, как оказалось, были в равных условиях. И если новая подруга была готова признаться в том, что заводить друзей не умеет, то Мочидзуки — нет. Она вообще не понимала, как должен был работать подобный принцип. По её мнению достаточно было быть собой, а всё остальное уже зависит от другого. Не раз и не два она слышала поговорку о том, что насильно мил не будешь. Потому и не старалась показать себя кем-то другим. Она была именно такой, какой представлялась и не понимала стенания других, когда, вдруг, человек кардинально менялся. Зачем? На этот вопрос у девушки не было ответа.
Дальнейшие события лишь больно отозвались в вытянутой руке, которую птичка инстинктивно выставила перед собой. Рёбра сжали с такой силой, что Тори подумала, что задохнётся. Но, увидев покрасневшую Сорано, не смогла сдержать звонкого смеха. Только она быстро прекратила, потому что воздуха стало не хватать, а запястье отозвалось болью. Приблизив своё лицо к лицу Сорано, девушка, отчего-то шёпотом, сказала:
- Можешь меня отпустить? А то задохнусь.
И, в подтверждении своих слов, начала сипло дышать, явно переигрывая. Ей была непривычна подобная близость хоть с кем-то, но случившееся не вызвало в ней никаких плохих эмоций. Лишь веселье, приправленное сверху перчинкой смущения. Всё же девушка впервые кого-то привела к себе в дом, впервые с кем-то разделила священное таинство совместного мытья, а тут такое…
Получив возможность дышать, Тори приблизила повреждённую руку к своему лицу. Хмурясь, она начала ощупывать её, но любое прикосновение заставляло её шипеть. Думать о том, что могла просто напросто сломать руку девушка не хотела. Иначе, как ей думалось, она не смогла бы шевелить пальцами. Задумчиво проделав последнее действие, она обратила внимание на Сорано.
- О, ты не ушиблась? - смущённо спросила девушка, пряча повреждённую конечность за спину. Не дай Ками-сама, Фубуки начнёт себя винить. - Знаешь, мне давно пора было выложить пол не скользящими дельфинчиками.
И, рассмеявшись, Тори уже хотела было отплыть в сторону, всё же чужое тело в прямой досягаемости, несколько выбивало из колеи. Но не успела сделать и одного движения, как тоже подскользнулась. В последний момент вспомнив о повреждённой руке, Тори выставила другую, посчитав, что если уж быть покалеченной, то сразу по всем фронтам. И плотно зажмурила глаза. Но, к великому удивлению, не почувствовала боли, а, отчего-то, только что-то нежное и мягкое.
Открыв глаза, девушка поняла, что вместо сокращения расстояния, оказалась ещё ближе. Буквально на расстоянии поцелуя. А тем самым мягким и нежным были чужие губы. Моргнув пару раз, девушка только тогда осознала своё положение в пространстве, а потом, ойкнув, тут же отпрянула в сторону, чтобы с головой погрузиться в воду.[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

26

«Близкоблизкоблизкоблизкоблизкоблизко!» - заметались мысли, когда личико птички оказалось в каких-то сантиметрах от ее собственного. Сорано едва сумела понять – чего от нее хотят и только после продолжительного умственного труда сумела разжать руки и отпустить Котори.

- П-п-п-пости! Я-я-я в п-п-порядке! – заикаясь, зачастила девушка. Уши горели. И не только от стыда.
Она-то не пострадала. Физически – точно. Но вот морально… Хотя и назвать негативным этот опыт язык не поворачивался. Несмотря на парализующий эффект от накатившего смущения, школьница не могла сказать, что ей не понравилось чувствовать Котори так… близко.

– У тебя все хорошо? – с беспокойством спросила Фубуки, когда заметила, что ее новая подруга как-то подозрительно быстро спрятала руку за спину. Будто не хотела, чтобы Сорано ее увидела. Она уже подалась вперед, желая вывести Тори на чистую воду и осмотреть…

…когда та поскользнулась уже сама.

В первое мгновение Сорано даже не поняла – что произошло. Вот Котори разрывает дистанцию, а в следующую секунду оказывается рядом. Близко. Еще ближе, чем была. Настолько, что Фубуки видит свое отражение в синих глазах подруги. Ошарашенное, сбитое с толку, отражение человека, до которого только в следующим миг начало доходить – мягкое и воздушное прикосновение к ее губам было ничем иным, как губами, но чужими.

Если бы из макушки Сорано мог пойти пар, как в глупых мультиках, то сейчас это обязательно бы случилось. Девушка почувствовала себя микросхемой, плата которой решила перегореть от чрезмерно высокого напряжения. Пусть касание чужих губ было мимолетном и едва ли ощутимым, но оно было. Было!

«П-поцелуй..» - повернулись ржавые шестеренки мыслей. «Поцелуй с девушкой».

- Ээээт-то… - издала неопределенный звук Сорано.

Она не знала, что сказать. Просто не знала. А даже если бы и знала – не смогла. Лишь ладонь вынырнула из воды, чтобы коснуться собственных губ и застыть в таком положении. Фубуки только и могла что глупо моргать глазами, пялясь на прячущуюся под водой Котори.

Казалось бы, ей не должно было быть приятно. Ведь пусть и такой мимолетный, случайный, но поцелуй с другой девушкой – противоестественен по своей природе. Плевать, что многие близкие подружки позволяют себе поцелуи в щеки или крепкие объятия! Для Сорано, до этого момента целовавшейся лишь с Юкио, но более ни с кем, это было сродни грому, посреди ясного неба.

Потому, что каким-то невероятным образом, ее тело было совсем не против произошедшего.

В голове что-то со скрипом щелкнуло, хрустнуло и сломалось. Все события сегодняшнего дня – расставания, встречи, боль, горе, дружба, предательство и любовь – все смешалось, перекрутилось и вспыхнуло, сгорев. Мутный взгляд с нездоровым интересом остановился на «белом пятне» под водой.

И стоило только Котори выплыть, Сорано подалась вперед.

- Хочу… понять… - словно в трансе прошептала она, обвивая талию птички, прижимаясь к ней и, пока та не успела хоть как-то среагировать, впилась в губы поцелуем. Девушка была достаточно осторожна, чтобы не повредить, предположительно, поврежденную руку Тори, но весьма настойчива в своих желаниях. Сорано просто последовала за едва уловимым чувством, почти инстинктивным. Разум не успел удержать тело, а после уже и не хотел.

Ей не должны были нравиться девушки. Не могли. Она никогда не смотрела на особей своего пола, как на парней. Как на Юкио. Но пара случайностей, Котори и вот какая-то стена в сознании рухнула, открыв для Фубуки нечто, о чем она даже не подозревала.

Сейчас Сорано хотела понять – действительно ли ей это нравится? И ей нравилось. 

Лишь мгновения спустя она осознала – ЧТО сделала. Вода выплеснулась на пол за пределы ванны, когда девушка в ужасе отпрянула.

- Пости! Я..! – зажмурившись, Сорано сжалась в дальнем конце купальни. – Не знаю, что на меня нашло! – она и вправду не могла объяснить порыв. Да, Котори ей нравилась – потрясающая внешность вкупе с легким характером оказались невероятно притягательными. Но это не была любовь. Точно не она! И даже влечением это чувство назвать слишком рано. Ведь осознание возможной заинтересованности в других девушках пришло только сейчас.

И теперь, поддавшись глупому порыву, Сорано испортила отношения с человеком, который был к ней добр! Тяжесть осознания собственных поступков рухнула на плечи девушки, смяв и раздавив ту под своим весом.   
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

27

Она не успела ничего понять. А, может, просто не хотела. Но стоило только Мочидзуки оказаться над поверхностью воды, как та тут же была вновь прижата к чужому обнажённому телу. А потом чужие губы нашли её. Ошалев от происходящего, Тори даже не пыталась вырваться, лишь удивлённо смотрела на закрытые глаза Фубуки. Осознание поцелуя дошло не сразу, а когда птичка поняла, чем они сейчас занимаются, то… Просто махнула рукой, позволив Сорано делать то, что та хочет.
И дело было не в том, что Котори поддерживала подобные увлечения. Нет, она знала о существовании однополых пар, но никогда не смотрела на девушек с подобной стороны. Говоря откровенно, даже не все юноши заставляли её сердце биться в груди чаще, чем после пробежки. Но Тори отдавал себе отчёт в том, что сейчас у Сорано сложное время. Её бросили, растоптали чувства, а потом одни неловкие события наложились на другие и получилось то, что получилось. Котори была почти уверена в том, что Фубуки происходящее тоже было в новинку. Птичка сомневалась в том, что новая подруга стала бы её обманывать. Не тот тип человека. По крайней мере, именно на это надеялась птичка.
Наверное, Тори необходимо было бы проявить хоть какое-то участие, но… Сердце молчало. А Мочидзуки, какой бы ветреной не была, не играла с чужими чувствами. Она считала это низким. Мерзким. Недостойным. Потому заочно презирала людей, которые обидели Сорано. Будь те настоящими друзьями, разве они смогли бы надругаться на чувствами своей подруги? Котори подобного не понимала. Потому и не делала того, что шло в разрез с её убеждениями. Вот если бы Фубуки заставляла сердце птички биться быстро-быстро, тогда весь нерастраченный жар тут же пошёл бы в дело, но сердце билось ровно. Даже не сбиваясь с ритма.
- Всё в порядке, - произнесла блондинка, как только ей позволили нормально дышать. Улыбнувшись чуть подрагивающими, припухшими губами, Тори махнула больной рукой, чуть скривившись. - Я всё понимаю…
Кивнув Фубуки, блондинка начала выбираться из ванны, соблюдая предельную осторожность. Ей казалось, что на сегодня хватит попадать в неловкие ситуации, но от девушки в этом плане ничего не зависело. Если мироздание решит свести две нити вместе, то уж оно-то постарается, чтобы исполнить свои планы. Не заботясь о том, понравится ли это сводимым, или нет.
- Думаю тебе нужно закончить купание одной, - улыбаясь произносит Тори, не смотря на Фубуки. - А мне… Мне надо подготовить кровать. Да, кровать.
Отчетливо кивнув, девушка заворачивается в огромное махровое полотенце, и выскальзывает из ванной. Прижавшись к двери спиной, девушка прижимает повреждённую руку к щеке, ощущая жар, к ней приливший. Не зная, как себя вести, Тори слегка бьется головой о деревянную панель, надеясь, что Сорано не обратит на это никакого внимания.
- Надеюсь хоть в этот раз обойдется. Ведь правда? - прошептала Котори.
Постояв ещё секунду около двери, девушка прислушалась к доносящимся из ванной звукам, а потом направилась в комнату расстилать постель. Действуя на автомате, она готовила спальное место, даже не думая о том, чтобы постелить Сорано отдельно. В конце концов, Тори была точно уверена, что произошедшее в ванной было лишь случайностью. Глупым стечением обстоятельств.
А то, что у Котори, отчего-то, горят щёки, а губы просто пересохли — ерунда. Она просто перегрелась, переволновалась. Коснувшись дрожащей рукой губ, Котори уставилась в пустоту, пытаясь осознать себя в этом огромном мире.
А потом, тряхнув головой, отогнала все мрачные мысли прочь. В конце концов, тысячи девушек целуют друг друга, проявляя таким образом симпатию. И общество в этом не видит ничего такого, так почему Мочидзуки должна переживать по этому поводу? У Фубуки просто выдался сложный день, она запуталась, напряжение достигло апогея. Да ещё и Котори постоянно подливала масла в огонь, стараясь вырвать новую подругу из зыбучего чувства горечи и утраты. И, кажется, у неё это получилось. Но какой ценой?..
Услышав, что дверь ванной открылась, Тори поспешила на встречу Сорано. Уже зная, какой та иногда бывает, девушка лишь широко улыбается, позабыв даже о пульсирующей боли в руке.
- С лёгким паром! Надеюсь, тебе понравилось?
Задав этот вопрос, Котори поздно захлопнула рот. Слишком двусмысленный был вопрос. Но она же… Она не поцелуй имела ввиду! Или именно его?..[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]

+1

28

«Нет, не понимаешь!» - хотела крикнуть Сорано. Но не крикнула. Лишь молча уставившись на Котори.  Она так же безмолвно проводила девушку взглядом. Лишь после того, как белокрылая птичка скрылась за дверью, Фубуки позволила себе сползти по стене в ванну, погрузившись с головой.

«Дура! Дурадурадура!!!» - вопила она на себя. «Мелкая похотливая дрянь! Позволила себе… это! Чтобы проверить! Проверила?!»

Буль-буль-буль.

Пузырьки были единственным, что показалось на поверхности, когда Сорано закричала. Но за пределами ванной ее бы никто не услышал. Вода прекрасно заглушила звук.

Лишь выпустив весь воздух из легких, девушка всплыла. Но пылающие щеки и чувство стыда, волной накатившее на нее, никак не удавалось побороть. Сорано закрыла ладонями лицо, пытаясь унять бушевавшие в груди эмоции. Получалось… скверно.

Она не влюбилась. Сейчас столь сильное чувство просто не могло пробиться к ее сердцу. Но вот то, что Сорано потянуло к другой девушке – уже показательно, пусть только в физическом плане. Пока лишь в физическом. А что будет дальше? Фубуки попросту не могла отрицать, что целоваться с Котори ей понравилось. Но не это приводило в замешательство. Совсем другое беспокоило девушку. Ведь признаться себе в том, что поцелуй с другой девочкой тебе понравился БОЛЬШЕ, чем с тем, кого ты любила уже долгое время – куда как нелегко.

«Соберись!» - шлепнув себя по щекам ладонями, Сорано попыталась собраться в «кучку». Не могла же она вечно торчать в ванной, прячась от новой подруги? И подруги ли еще? Девушка и сама не знала, как бы отреагировала, случись с ней что-то подобное. Но была надежда на легкомысленность Котори, которая могла и не воспринять выверт сознания Сорано серьезно.

Кое-как взяв себя в руки, Фубуки выбралась из ванной. Она даже нашла силы вытереться и облачиться в одежду, что ранее принесла Котори.

Выглянув за дверь, Сорано сразу же наткнулась на широко улыбающуюся птичку. Не заметив на ее лице признаков фальши или напряжения, девушка позволила себе выдохнуть. По крайней мере, если она и обидела подругу, то не смертельно. Потом надо будет обязательно извиниться и загладить вину. Однако сейчас вспоминать о произошедшем, не хотелось…

- Да! Очень!

…и именно поэтому она ответила именно так, чтобы все стало еще более двусмысленным. Как только до Сорано дошла неоднозначность как вопроса, так и того – КАК она сама ответила, девушка вновь начала заливаться краской. Ноги стали ватными и Фубуки тут же оказалась на корточках, пряча личико за ладонями.

- Стыдно! – пискнула она. – Я не это имела ввиду! Вернее, не ЭТО, а другое. Уууууу!!! – взвыла Сорано, в панике взлохмачивая влажные волосы. Обычно, она не была столь эмоциональна, но что-то в ней сломалось совсем недавно. Будто прорвало плотину чувств, и эту реку Фубуки просто не была в состоянии хоть как-то укротить. Течение уносило ее все дальше и дальше.

Вопрос только в том – куда?

- Прости! – вскакивая на ноги, говорит Сорано, прижимая ладони к груди. – Но, если не скажу, так и буду маяться! – она не хотела, чтобы между ними остались недоговоренности. А они, безусловно, лишь сделают их общение еще более неловким, чем оно могла бы быть! – Просто, когда ты поскользнулась и… мы… - тут девушка замялась, начав мямлить, что-то невразумительное, стуча друг о друга указательными пальцами. – В общем! – встрепенулась Сорано. – Я захотела проверить! И поняла, что девушки мне тоже нравятся! Как парни! Вот!

Собственно, она не знала, зачем вообще вывалила на Котори всю эту совсем не нужную птичке информацию, но и промолчать – значит утаить, а с некоторых пор к секретам Фубуки имела стойкое неприятие.

- Не ты! – тут же попыталась уточнить девушка, но вовремя сообразила, что звучит оно как-то не очень. – То есть, ты мне нравишься, но не так! Ааааа!!! – вцепившись в свои волосы, Сорано начала раскачиваться из стороны в сторону. Умная, начитанная девочка, сейчас не могла подобрать нужных слов, чтобы выразить свои чувства.   
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

+1

29

[nick]Мочидзуки Котори[/nick][status]Неунывающая пташка[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/32/39/96/886111.png[/icon]
Котори казалось, что произошедшее можно было бы и оставить в прошлом. По крайней мере так было до того, как она открыла рот. Множество мыслей пронеслось у неё в голове в этот момент. Она даже задумалась, а не было ли это вывертом сознания? Ведь все знают, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Нет, Мочидзуки не была пьяна в буквальном смысле. Произошедшее в ванной сбило её с толку, заставило смотреть на вещи под другим углом. Голова кружилась, мысли путались... Птичка не знала, хотела ли она, чтобы всё забылось, хотела бы, чтобы она не встречала Сорано?.. Она не знала. Или не хотела знать.
При ответе новой подруги брови невольно взмыли вверх. Новые откровения потрясли птичку. Тори никак уж не ожидала подобного. И теперь даже не знала как реагировать. С одной стороны именно блондинка была виновата в очередной двусмысленной ситуации, а с другой... С другой ответ Фубуки так же подразумевал не то, что они хотели сказать. А может быть именно то? Тори не знала. Она запуталась. Даже её хвалёная легкомысленность не спасла бы.
- Просто проверить?.. - задумчиво повторила Тори, рассматривая новую подругу с каким-то прищуром. В груди возникло раздражение. И девушка не знала, что её обидело больше: то, что она выступила эдаким подопытным кроликом, или то, что... Мысль прервалась. Нет, она не будет об этом думать. - Девушки?
Нахмурившись, Тори отвела взгляд в сторону. В уме проносилась тысяча и одна мысль. Раньше Мочидзуки всё списывала на разбитое сердце, но... В её представлении, если ты только что расстался с довольно близким человеком, то тебе будет очень больно. Так больно, что будет казаться, будто кто-то вынул душу, разодрал сердце на клочки, а затем растёр его в пыль. Скомкал, уничтожил. Но, тут же одёрнула она себя, ведь бывает и так, что боль толкает на разного рода эксперименты. Чтобы попытаться понять, как жить, как быть. Как продолжить существовать в этом мире без того единственного, вокруг которого крутилось всё твоё существование.
- Не так?.. - эхом отозвалась Тори, внимательно следя за новой подругой. Мучения Фубуки были столь забавными, столь милыми, что птичка не удержалась и рассмеялась. Она смеялась долго, смеялась громко. Возможно это должно было обидеть Сорано, но Тори ничего не могла с собой поделать. Неловкость ситуации зашкаливала, а напряжению необходимо было куда-то деться. Или новой, только зарождавшейся, дружбе пришёл бы конец. Из-за непонимания, из-за недомолвок, из-за разности восприятия. А Тори Фубуки всё же нравилась. Не в том смысле, конечно.
- Эй, эй, успокойся, - Котори подошла вплотную к подруге и обняла ту. Возможно в свете новых признаний это было и опрометчиво, но Мочидзуки просто не знала, как по другому успокоить Сорано. - Всё хорошо. Не переживай. Я всё понимаю, - в голосе была убеждённость, но в сердце была полная неразбериха. Она не понимала, не могла понять. Для неё мир всегда был просто и удивителен, а в подобные ситуации она никогда раньше не попадала.
- Скажи... - запнувшись, Тори лишь прикрыла глаза, прижимая Фубуки сильнее к себе. Она не знала, имеет ли право спрашивать подобное, не знала, можно ли в подобной ситуации сохранять контроль, не знала, может ли вообще обнимать ту, что только призналась, что ей нравятся девушки.
"Но не ты..."
- Скажи, ты уверена? Ну, что тебе нравятся девушки? - неловко продолжила Тори, отбрасывая мысль в глубину сознания. - Как ты это поняла? Ведь ты же встречалась с мальчиком, нет? - рассудительно начала Мочидзуки, не выпуская Сорано из своих объятий. Сердце билось ровно, не сбиваясь с ритма. Что ещё раз доказывало, что Тори не повстречала того, кто заставит её сердце биться часто-часто, заставляя думать об этом человеке, мечтать о том, чтобы он оказался в объятиях. - Или... - закусив губу, девушка не знала, имеет ли она права задавать подобный вопрос. С другой стороны этот вечер оказался вечером откровений, потому есть ли смысл стесняться? Подумав так, Тори выдохнула вторую часть вопроса, надеясь, что Сорано будет милосердной и не сделает ей ничего плохого. - Или у тебя уже был подобный... опыт?

0

30

Сорано позволила себе затихнуть в объятиях Котори. Закрыть глаза.

Слишком много чувств. Слишком неуместны они казались. Слишком много этого «слишком». Девушке чудилось, будто она свалилась в бурную горную реку и ее все несет, несет, несет куда-то. На пути то и дело всплывают камни, о склизкие выступы которых не позволяют ни удержаться, ни даже зацепиться. А немилосердное течение уносит тебя все дальше. Швыряет из стороны в сторону. Из одной крайности в другую.

И в конце концов не остается ничего, кроме как подчиниться. Сдаться. Позволить себя утащить под воду, чтобы более никогда не появиться на поверхности. Утонуть. Задохнуться. Лишь бы не видеть яркого солнца чужих обжигающих чувств. Злых. Жестоких.

Но когда Фубуки вновь открывает глаза, смятение никуда не исчезает. Нет ни глубины, ни тишины, ни покоя. Они лишь выдумка воспаленного сознания. Нереальная сказочка для тихони. И даже она сама начинает сомневаться в том, что желает именно этого.

- Я… никогда не задумывалась об этом. Раньше, - смущенно призналась Сорано, выпутываясь из объятий белокрылой и делая шаг назад. Она считала неуместным обсуждать свою ориентацию вот так, обнимая ту, кто, теоретически, могла стать источником того странно чувства, будоражащего разум и тяжелым пламенем оседающем внизу живота.

Впрочем, себе врать Фубуки не собиралась. Она УЖЕ позволила себе слабость рассматривать Котори, как… интерес. По крайней мере, пока чисто в качестве объекта влечения. И так как девушка не знала – как на зарождающуюся дружбу повлияют ее откровения, она предпочла удерживать некую дистанцию.

Не способная полностью отвечать за свои поступки, Сорано боялась. Боялась себя и того, что может натворить под влиянием эмоций.

- У меня не было опыта. И с Юкио мы лишь целовались! – тут девушка нахмурилась, понимая, что спрашивали ее совсем не об этом. – Кроме него я ни с кем не встречалась, - все же завершила она свою мысль. – Но, когда мы с тобой случайно п-п-поцеловались!.. – сумела все же выговорить это слово Фубуки. Почему-то, когда она говорила о бывшем парне, то таких трудностей не возникало. -…я поняла, что мне не неприятно. И захотела проверить. Вот.

Она и сама, честно говоря, не совсем осознавала – что открыла для себя столь радикальным способом. Возможно, это был сиюминутный порыв. А может – преданное мальчиком сердце, решило обратить свой взор в диаметрально противоположную сторону.

Или…

- Я иногда заглядывалась на девочек в школе, - неожиданно для себя призналась Сорано. – Меня ведь никогда не замечали. Серая мышка в очках никому была не интересна. Наверное, сейчас бы меня даже не узнали, - контактные линзы и чуть иная прическа творили чудеса. Да, яркой красавицей ей не быть, но Фубуки, видя свое отражение в зеркале, начинала робко считать себя, хотя бы, симпатичной. 

И вот сейчас, когда чувства вырвались на волю, девушка не могла не признаться в том, что смотрела на других представительниц своего пола не только из зависти.

- Может поэтому меня старались избегать? – пришла к однозначному выводу Сорано. – Мало кому из девочек понравится, если на нее ТАК смотрит другая девушка. Раньше я не понимала, но сейчас…

Она не могла знать, к чему приведет попытка разобраться в себе. Новые, неожиданные открытия – пугали. Пугали тем, что несмотря на косы взгляды, Фубуки не сможет перестать. Даже если это оттолкнет кого-то. Даже если это будет Котори.

- Я тебе не противна? – с грустной улыбкой она поднимает взгляд на белокрылую птичку. – Это ведь ненормально – когда девушке нравятся девушки… 
[icon]https://a.radikal.ru/a36/2007/4c/0417c804b7a9.jpg[/icon][nick]Фубуки Сорано[/nick][status]кагоме-кагоме[/status]

0


Вы здесь » Сейлор Мун: узники Кинмоку » Архив прошлое, альт » альтернатива Зимняя увертюра